Опубликовано

Самый серьёзный вопрос… мимоходом

Позывные «семья-земля»!

Желание иметь свою землю небольшим всполыхом возникает в душе любого человека.

Но обстоятельства последнего времени нам показывают, что по России уже давно большим ходом идут не просто «всполыхи», а «горят кострищи», новые духовные факелы реализуемых намерений. Всё на уровне как бессознательного, так и на сознательном плане вполне.

Моя сосед

ка по подъезду как-то разговорилась со мной о моей «даче». И вот на что она «налетела». Говорю вполне иронично, так как сама от себя не ожидала, что всё так сложится в разговоре.

Интервью внештатного корреспондента газеты «ЭСО» корреспонденту газеты «Ежедневные новости «Подмосковья».

В 2007 году ты услышала про эту программу?

– Задолго до этого я сначала «чисто случайно» в 1997-ом прочитала книгу Владимира Мегре после психологической лекции, которая проходила в центре столицы… В этой книге говорилось про эти поместья. Каждый год писатель издавал новую книгу, и я слышала про эту идею о поместьях, что люди уже, начиная с 2000-х годов строились, создавали потихоньку поселения в России. Я ещё тогда не решалась, боролась с нуждой, которая обрушилась после окончания мединститута на голову вместе с «перестройкой». Было нечего есть и негде жить. Было много эзотерики и жуткое ощущение как прихватизировалась по частям огромная наша социалистическая страна…

Идея о родовых поместьях есть, но законодательной базы нет?

– Уже есть. Могу тебе сказать, что законодательная база на региональном уровне появилась в 2010-ом году в Белгородской области, а в Московской – пока нет, а надо. Такой же примерно закон добавился в Брянской области, и чуть позже несколько перефразированный на сельскую усадьбу – в Краснодарском крае, что-то подобное вроде «семейной усадьбы». А с 2003 года подобный закон (2 га) действует на Украине…

Каким образом вы получали свои участки?

– Мне просто повезло. На интуитивном уровне я чувствовала, что что-то создаётся. Это ощущение перешло в явь – я узнала, что в Московской области группа людей выкупила колхозные паи подмосковные и собирается организовать поселение по тем принципам, которые описаны в книге. Главное состояло в том, что ты вступаешь в НП и берёшь под ответственность не менее 1 га, и что ты должен строить свой Род, мысленно «собирать» своих прародителей, стремиться там, растить детей, сажать сады, облагораживать территорию. Этот участок посвящён твоему роду. По-другому, по книжке это называется «создать своё пространство любви».

Ты этот участок покупала или как?

– Эта земля выкупалась у колхоза в 2000-ом году. Цена тогда для Подмосковья была символическая, потому что, – знаешь же, в какой яме находилась страна в те годы! У людей тогда в стране были маленькие заработные платы. У меня лично, – я была менеджером, – хорошая зарплата с 1998 года. Я в это сообщество вступила не глядя – у меня была потребность быть в Родовом поместье, в своём пространстве. Один гектар стоил 1 000 $. Это всё не распадалось, поселение продолжало в замыслах существовать и даже потихоньку строиться. Но самая активность наступила с 2005-2006 годов, когда к партнерству присоединялось всё больше активных молодых людей, многодетные ребята пришли…

На всё остальное мы скидываемся, на общие дороги, построения.

Сейчас мы боремся со спекуляцией этой землёй. Мы понимаем, что стяжательство – не путь России. Пустующей земли в России так много, и «бегство в города» настолько нацию подавило, что обратить вспять этот процесс смогло бы только светлое позитивное и непреодолимое движение. На это большое явление сейчас явно обратили внимание депутаты ЛДПР и КПРФ, которые внесли проект в Государственную Думу. Этот проект будет по новым данным рассматриваться уже в июне 2014 года, проект закона «О Родовых поместьях» (трактуется как «О Родовых усадьбах»), который внесён уже в апреле 2013 года в Государственную Думу депутатами от фракции ЛДПР. Хотя у основной части чиновников, извини меня за выражение – потенциальных мздоимцев – такое впечатление, что землёй надо торговать, что идеология должна сохраняться основная: «купи-продай, наживись, уезжай заграницу».

Где-то есть ещё в других регионах такие же поместья?

– Ой, огромное множество!

По такому же принципу?

– Именно!

Чем отличается дачный посёлок от поместья? Вы тут собрались – единомышленники, не случайные люди?

– Да, абсолютно верно! Мы развиваем замечательные идеи, которые были описаны в книге, они нашли отклик в душах людей, нашего народа – от благоденствия матушки-земли, за счёт плодородия, за счёт подсказки самой приРОДы. Эта идея больше «горожанская», потому что горожане больше не хотят круглогодично пребывать в «химии» – нужна природная рекреация! Никакие дачи уже не устраивают. Хотя маленькое зёрнышко этой идеи как раз зародилось в том самом дачном движении. Как раз в этих книжках, между прочим, две или три главы посвящены дачникам, которые спасли землю – они своей душой, отношением к жизни, к живому, как описывается в книжках, усилили и защитили Россию от полного разгрома! Как это верно! Конечно, в первую очередь они спасли свои души. А мы являемся выросшими из движения дачников в большое – в движение гектарников.

Ваши родовые поместья ещё называют экопоселениями, я слышала, – это так?

– Понятие «экопоселение» не из книг Мегре пришло, а задолго до того на Западе возникло такое движение. Надо обязательно подчеркнуть здесь разницу: люди, у которых движение на землю началось после книг Мегре, не хотят, чтобы их сравнивали с теми другими экопоселениями, которые растут во всех странах мира сейчас по причине избыточной урбанизации. Об этом сейчас многие говорят. Мы тоже растём от избыточной урбанизации, но у нас своя РУССКАЯ ИДЕЯ. У нас национальная идея – родовая. У нас она даже больше от Столыпина генетически идёт, понимаешь? От желания быть хозяином, и от нашего мировоззрения. То есть, у нас в центре мировоззрения находится Бог в виде Рода. Род – в центре твоего мировоззрения. Это – тот бог, которого почитает вся твоя семья. Продление Рода, Род… Это касается людей, которые чтут род.

Какая общая площадь поселения?

– Около 280 га на 110 семей. Сейчас семей стало больше, потому что некоторые брали вначале более крупные участки, потом они их размежевали и уступили кому-то какие-то гектары. Люди у нас получают колоссальный опыт за последние семь лет, что я наблюдаю в поселении, – у нас создаётся ландшафтная архитектура, это такой дизайн территории, создаются системы прудов, хольцеровских гряд, биотопов. И это не так уж дорого, не дороже «трёх копеек», которые можно заработать по найму… Проект нашего развития комплексный, многосторонний, движение в поместья вообще неоднородного характера и ширится высокими темпами.

У вас там нет случайных людей, все такие вот идейные?

– Просто практически все – образованные люди, читатели. Так у нас всё делается цивилизовано, как в нормальном социуме: приходишь ты в сообщество, в клуб, – подпиши свой «документ о намерениях». У нас это выглядит так: человек заполняет анкету, чтобы соседи увидели намерения единомышленника, чтобы быть спокойными за будущее. Вот у нас, например, нельзя производить убой живности, хоть мы и в сельскую местность переехали. Это бы травмировало психику обычного горожанина. У нас психология такая «городская»: происходит обычное перепрофилирование (переход от одного образа жизни к другому) и это хорошо! У нас нет никакого слепого поклонения ничему, – все люди развитые, успешные, самодостаточные. Кто-то дело ведёт, у кого-то бизнес, есть простые люди: учителя, пенсионеры. Но они приходят, озарённые идеями, а это – главное. Когда такие люди приходят, у них средства лишь на приобретение своего участка и на домик (цены у партнёрства просто минимальные), мы их всех принимаем, потому что они приносят энергию своей мечты, и эта энергия наполняет наше общее будущее. У нас деньгами человеческие отношения не меряются. Совсем не обязательно быть материально богатым.

У вас в поселении Родовых поместий есть правление, или как это называется?

– Конечно, организация имеет официально зарегистрированную юридическую форму: садовое некоммерческое партнерство (СНП). В этом году мы столкнулись с небольшой проблемой: нам пересчитали кадастровую стоимость, потому что на садоводство наложили тяжкий налог. Считается, что садоводческий участок по сельхозке, это – маленький участок. Мы сейчас все поднялись и принимаем меры. Допустим, если мне надо было за 2 га платить 7 000 руб налога за год, я это воспринимала как коммунальный платёж, сейчас же кадастровая стоимость увеличилось в 15-ть раз. Это выглядит как уничтожение… Садоводство, это земля сельскохозяйственного назначения. Это в первую очередь – «сельхозка», то, что даёт кислород, питание и «климатические факторы», которые лечебные. Земля же, в первую очередь, – это ни в коем случае не бизнес! Потребительское отношение к почве пришло к нам из советского прошлого. Земля нам дана для производства продуктов питания, ради полноценного самообеспечения и отдыха. Движение на землю больше относится к министерству сельского хозяйства, к Союзу Садоводов, чем к жилищно-коммунальному комплексу, чем к коттеджному строительству и «отжиму» какой-то индивидуальной прибыли. Это явление даже более культурное, чем это можно было бы себе представить. Поэтому мы сейчас решаем важный для нас пункт, готовим документы. Мы имеем проект закона на региональном уровне, закон «О Родовых поместьях» для Подмосковья, подготовленный разработчиком проекта Федерального закона – Василием Петровым. Мы надеемся, что его примут в таком передовом по всем показателям регионе, как Московская область.

Проект есть. А вы с кем по нему общались, до правительства доходили?

– Благодаря дружному народному движению к поместьям по всей стране, уже появляются регионы-лидеры. Активные поселенцы используют свои профессиональные возможности. Вот наши юристы совместно с депутатами написали этот закон, а другие способствовали образованию Родной партии – написали её программу. Эти же юристы являются членами каких-то поселений, тоже строят такие же Родовые поместья, как и мы.

Твоя газета, Света, освещает идеи оттуда, из поместий?

– Конечно, когда видишь, чем можешь помочь движению, делаешь всё возможное. Я же не просто так взяла участок. Не просто прихожу и восхищаюсь природой, ко мне приходит сила. Я пью воду из колодца, много черпаю из этого всего вдохновения! Поэтому было решено основать печатный орган, помогать своим творчеством, созданием образов. Образ очень важен, чтобы подбадривать движение, и каждый человек это генерирует…

Ты не одна издаёшь, тебе помогают?

– Да, конечно. У меня вся семья этим занимается. Один в семье у меня стенографирует, другой ещё чем-то помогает. Так же есть друзья из других поселений, которые помогают силой мысли и своими статьями. Они делают интервью, фотоотчёты о том, что происходит в их поселениях.

Когда ты говоришь семья, ты имеешь в виду свою семью или друзей из поселения?

– Я имею в виду мою настоящую семью, самую близкую.

У вас там 280 га, и у каждого по 1 гектару. Что там у вас на этом гектаре: домик, что ещё удивительное?

– Нет, у каждой семьи, – надо подчеркнуть, что не у человека, – а у семьи. Если мы пребываем на земле-матушке, то в нас возрождается родоплеменное сознание. Семья – это маленькая община, ячейка общества. Мы все лучшие социалистические моменты, я так полагаю, сохранили. И это даст своё отражение на будущее. Мы так полагаем, что туда будет развиваться Россия. Вот такая новая социалистическая идея, то есть развивающая мелкую буржуазию, тех, кого задавили после НЭПа. Мой дед в 1929 году был кулаком. Это же – мелкий буржуа! Он был расстрелян в цветущем возрасте 40-ка лет, так как не понял, как это своё «семейное хозяйство» поменять на «колхоз». Его единственный портрет я восстановила в 2005 году, считаю, что в благодарность с тех пор он меня и ведёт. У него жизнь была простая, по реформе Столыпина очень семья поднялась, а вот после расстрела «пошла по миру».

Мы сейчас олицетворяем мелких буржуа, но уже в новой эпохе, в цифровой. Вот, что, наверное, самое удивительное!

На своём участке мы воссоздали русскую рубленую баньку из бревна.

Банька это хорошо, это очень модная тема.

– У меня два прудика, один поменьше, другой – прямо гигантский! Провожу опыты мелиорации, которые меня очень радуют. В засушливый год, например, пруд, который выше по склону, даёт элементарный капиллярный полив: вода течёт к деревьям и кустарникам, которые располагаются ниже по склону – без всякой электроэнергии – это, получается, по току сообщающихся сосудов. Применяем все «чудеса» физики! Создав огромный труд, мы просто вздохнули. Деревья так здорово сразу стали расти! И ещё дополнительный  капиллярный ток пошёл подпочвенный.

То есть, у вас все понемножку становятся агрономами, мелиораторами?

– Да. Мы становимся ландшафтниками, но у нас уклон к пермакультуре, то есть к самовосстановлению природы почти без вмешательства человека. У нас важно то, что нет никакой химии – гумусонакопительный метод обогащения земли. Нас очень полюбил знаменитый австрийский фермер Зепп Хольцер, удивительный человек, который в поселениях каждый год собирает людей и проводит семинары, ходит и по нашим участкам. Это такое действо, это такой процесс, вы не представляете! Он даёт консультации, он рассказывает о нас везде, и он нас зажигает любовью к своему хозяйству. Но он занимается только пермакультурой! Фермер это такое название, а реально – самый успешный в мире человек, живущий на данный момент в хозяйстве пермакультуры. Он учит создавать биотопы-гумусонакопители, такие природные резервуары, куда опадает листва с деревьев, где вы получаете неограниченное количество органического удобрения.

Это как силосные ямы?

– Не совсем. Силосные ямы это какие-то искусственные сооружения, а тут на красивом парковом ландшафте всё разумно устроено. Фантазия не ограничивается производственными догмами и методичками, поэтому человек со всей семьёй просто преобразуется. Я на своём примере за семь лет не устаю удивляться, как много всего нового происходит в пространстве, ничего не повторяется и всё радует. Этакий дендропарк усадебного типа!

Все у вас примерно живут в таком мире? А если кто-то захочет себе привезти какую-то селитру, что вы с ними сделаете? Или это невозможно?

– А что он сделает? Он отравит себе землю, там просто не будет природного равновесия! Потом землю надо будет лечить. Мы люди не злые. У нас такого нет, чтобы мы его «арестовали». У нас разум побеждает. Если случился такой форс-мажор, кто-то ошибся, «сжёг» себе землю, если он обратится к общему собранию за помощью, мы поможем, кто советом, а кто и делом. Потому что у нас есть договор пользования, мы не прямые собственники, и особо не стремимся к этому. У нас долевая собственность. Хотя в книгах Мегре написано, что семья должна быть собственником этого участка земли. Но, это же писалось, извините меня, в 1996 году, в «прихватизационное» время. Я по мировоззрению больше толстовец и считаю, что собственность безнравственна. Потому что та собственность, которая существовала при буржуазном строе, – а нас же откинули назад, ровно на 100 лет Россия сейчас искусственно отброшена, – она абсолютно безнравственна! Все СМИ, которые хулят Советский Союз – это абсолютно враждебные нам СМИ потому, что до той нравственности, что была и остаётся у Советских людей ни одна страна ещё не доходила. А мы – патриоты своей Родины. Мы хотим, чтобы это были Родовые поместья.

Я видела на сайте, что вы проводите совместные постройки, расскажи об этом.

– Мы совместно думаем о дизайне, нам нужно как-то общую дорогу сберечь, как коммуникацию. У нас есть семейные династии, опыт которых является, конечно, достоянием партнерства. В нашем поселении есть профессор-гидролог, преподаватель МГСУ. То есть, не только Хольцер читает нам лекции, но и профессор тоже.

У вас есть заборы?

– На данном этапе, поскольку мы вначале не видели, а потом поняли, что пока без установленной в договоре нормы забора мы обойтись не сможем, поскольку кабаны и зайцы каждый сезон уничтожают всё посадки.

Кабаны там есть?

– Дело в том, что мы находимся около крупнейшего топинамбурного центра. Там у нас топинамбурные поля, а топинамбурные поля – это жирные кабаны и вокруг жирная дичь и охотники. Поэтому забор высотой 1,5 метра у нас даже прописан в договоре.

Этот забор общий?

– Да, он объединяет несколько крупных полей.

Как ладите с местными жителями?

– Замечательно.

Не говорят вам, понаехали?

– Говорили. Представь себе, бабуськи, которые там ещё в деревнях проживают, возмущались, когда наши неопытные поселенцы пытались им о своих планах рассказать. Смешно на самом деле быть таким наивным с людьми проживши своим укладом всю жизнь, с людьми, которые веками живут (а теперь уже доживают) на земле по своим правилам.

Семьи с детьми, куда водят детей в школу?

– Пока в соседнюю школу. Сейчас стала развиваться прогрессивная форма – семейная форма образования (СФО). И газета ЭСО несколько раз писала об этом в своих выпусках. Она была всегда, но в таких условиях она отлично себя чувствует: ребёнок раз в полгода едет экстерном сдавать экзамены к прикреплённому учителю. Дети у нас очень развитые, учебники, рассчитанные на год, они прочитывают, осваивают за неделю. Они не мучаются в этих классах тягостно от одной главы до другой, никто их не «гнобит» уроками. Потому они не болеют в принципе. Каждый сам может вспомнить себя в детстве, что мог половину интересного учебника прочитать за ночь. А уж как у них своя мысль и философия развивается – это совсем завораживает! Растут настоящие люди!

У вас, в общем-то, своя субкультура, скажем так?

– Получается так, что люди на это способны. Это – лучшее! Это – экологическая культура. Это решает массу проблем и со здоровьем и с экологией.

Что вы хотите получить законом о Родовых поместьях?

– Нужно чтобы людям, стремящимся построить пространство своё, не препятствовали, должна быть послабляющая налоговая база, потому что это самая что ни на есть  «сельхозка», это малоэтажное строительство включено в национальный проект, также как и образование и медицина. Здесь нужно помогать самообеспечению людей продуктами питания, в частности, что способствует росту численности населения и помощи многодетным семьям. Проект здоровья снимает нагрузку на медицинские учреждения. Люди там закалённые, ничем не болеют. Ну не болеют люди, понимаешь! Люди у нас в прудах купаются, из баньки прыгают в свой пруд и зимой и летом.

То есть, у вас там ещё и моржи?

– Кто хочет, – конечно! Это и подразумевается, что ты, находясь в своём доме, в своей усадьбе, или в своём поместье, – где всё у тебя родное, – чувствуешь себя здоровым.

Вот если примут этот областной закон о Родовых поместьях, дальше собирается какая-то группа людей, которые затем находят свободную землю, и им идут на встречу…

– Необходимо, чтобы продукция, которая будет продаваться с этих земель, также не облагалась налогом, так же как это с небольших участков дач не облагается. Думаю, что наши граждане доросли и уже вполне достойны в такой великой стране владеть участками со льготой – по 1 га!

Но тут может встать вопрос, ведь могут предлагать использовать не очень хорошую землю…

– Наша идея заключается в том, что идею эту примет нация и в лице чиновников. В первую очередь задача в том, чтобы чиновники, следуя инициативе, сами организовывали такие поселения. Есть лидер в какой-то местности, он чиновник, или он депутат, он говорит, а возьму-ка я себе землю под будущее поселение в сто гектар, и со всеми своими знакомыми, «клубом» там поселимся и создадим поселение Родовых поместий. Ты не представляешь, это не утопия, а – революция сознания! Хотя, опять же, под этим  ракурсом идея была описана давно – в девяностые годы… А мы слишком уж далеко зашли от наших социалистических идеалов.

Чем должна завершиться эта революция, – все бросят города и поедут поселиться в Родовые поселения?

– Я сейчас объясню. Люди всё ещё находятся в ложном понимании, что предел всяческих мечтаний человека, это иметь миллион каких-то денежных бумажек. Им это навязано гангстерами, захватчиками, и потому вся нация в угнетении. Предела этим мечтаниям виртуальным – нет! Особенно страдает молодёжь.

Но предел поставлен самой природой, чтобы в центре нашего сознания находилась сама ПРИРОДА. А когда это так, то наше мировоззрение также становится правильно структурированным по природному подобию, становится как-бы «клеточным»… и тогда рождается шанс продлиться человеческой цивилизации ещё на многие тысячелетия. Потому что всё живое в природе состоит из содружественных клеток. По этому типу это всё и должно отобразится на историческом развитии России. Мы считаем, что люди поймут, что биоцентрическое мировоззрение, это – мировоззрение НАРОДНОЕ. Скажу по секрету, оно очень мешает и противоречит крупным корпорациям, олигархам. Это – «новое социалистическое» явление. Это моя личная точка зрения и никому я этого не навязываю. Это продолжение той социалистической идеи, которую мы не смогли поддержать и реформировать в 90-х годах. В обществе была стагнация, а В.Н. Мегре в то время «родил» эту идею развития в книжках. Уже в 1994-95 годах эта идея пришла, имела возможность прийти!

Большая часть людей у вас в поселении с высшим образованием?

– Да. Это особенность нашей страны, Россия самая образованная страна, я бы сказала, что у нас самая умная страна – вся! У нас с высшим образованием почти все, а со смекалкой – ещё больше. Есть ребята, которые создают многодетные коллективы, есть такие, которые усыновляют детей.

Кроме того, что вы слушаете лекции, у вас какая-то культмассовая жизнь проходит?

– Да. К нам вселенная настолько благосклонна, что всё происходит «волнами» самоогранизовано. Благодаря Владимиру Николаевичу Мегре, у нас ежегодно проводятся совместные фестивали международного уровня (у писателя своё такое же поместье во Владимирской области). Фестиваль уже три раза проходил в Москве на стадионе ЦСКА. В Белгороде он будет проходить в 2014 году, так этот регион считается передовым по очень многим показателям. Он – таковой и есть! Фестиваль традиционно называется «Звенящие кедры России» – по названию серии книг этого автора.

Как понимать словосочетание «звенящие кедры»?

– Это чисто сибирская легенда, которая имеет место быть там, в Сибири, где кедры доживают до 500 лет, начинают потрескивать, вибрировать, потому что кедр – это дерево-матка, это дерево которое даёт еду, у него вообще волшебная, целебная древесина. Не все деревья, а только кедр в этом возрасте начинают звенеть, об этом сами местные жители говорят, о том, что они «звенят». Эта история и была простым языком описана в книжках. Согласитесь – ведь очень символично для человека пройдя свой жизненный путь (я бы сказала – творческий путь), дожить до возраста своего глубокого и реализоваться как личность! А это дерево даёт нам как-бы существующий практический пример!

Ваше движение снизу идёт к законам, а не наоборот…

Вы подталкиваете законодателей, чтоб они зафиксировали эти явления?

– Да. Вдохновение и усилия людей увенчалось регистрацией политической партии – 5 сентября 2013 года зарегистрирована «Родная Партия»!

Вы там все в ней состоите?

– Нет. Только тот, кто хочет состоять. Партия в самом начале своего развития. У нас депутаты уже в принципе есть во многих округах. Я хочу сказать, что у меня была мечта с 14-ти лет, что вся моя семья дружно будет жить на каком-то пространстве в союзе с благами природы, и что мы будем дружные и счастливые от этого, что мы будем правильно чувствовать и развиваться. У меня такое было вИдение. Может, такое же было и у миллионов людей в России… Это моё вИдение совпало с тем, что это видение описал в своих книгах Владимир Николаевич. Получается что у нас это общее вИдение, наше мировоззрение, это тот Рай, который можно построить  в союзе с природой на земле, благодаря реализации образов, то есть мечты. К сожалению, то, что исторически было отторгнуто от народа – а сейчас стремится вернуть свои позиции, клеймят нашу обшую идею, стремятся надеть ей личину боготворчества… Я имею ввиду современную РПЦ. И правильно они видят в этом себе опаснейшую конкуренцию: мы, как и все мировое развитие, ставим жирную точку на старых методах информационного взаимодействия. Новое – это есть хорошо, очень хорошо забытое старое! Сейчас из пепла возрождается род человека.

Кто бы мне сказал об этом, я бы не поверила!

– Ты меня пойми, я же специфически к этому отношусь, как – популяризатор. Для меня это как картина, я как художник, рисующий картину. Непрерывно рисую своими эмоциями, своими словами, отношением и в прямом и в переносном смысле, газетой, наконец. Я рисую картину моей жизни.

Беседу вела Елена Яковлева.

Редакционная правка Светланы Винюковой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *