Опубликовано

ЛЮБИТ ЛИ ОНА ТЕБЯ?

Буду знать!

По словам писателя, он «навечно обрёк себя на заботы о лесе»…

Публицистические очерки, путевые заметки о природе составили книгу Владимира Алексеевича Чивилихина «Любит ли она тебя?» (1968). Убежденный последователь Л. Леонова*, первая встреча с которым произошла ещё в 1957 году, Чивилихин разъясняет: «Наступило время, когда любить природу мало. Любит ли она тебя и что ты сделал для того, чтобы она тебя любила? – вот как стоит ныне вопрос». Важнейшие особенности творчества Чивилихина – документальность, подчеркнутая публицистичность.

В 1966 году Чивилихин был удостоен премии Ленинского комсомола за цикл повестей о Сибири: «Серебряные рельсы», «Про Клаву Иванову», «Ёлки-моталки». Одним из первых публицистов он обратился к проблеме экологии. В 1977 году писатель, вставший на защиту сибирского кедра, российского чернозёма и «светлого ока» Сибири – озера Байкал – стал лауреатом Государственной премии СФСР им. М.Горького за книгу «По городам и весям». А за исторический роман-эссе «Память», свой главный труд, Чивилихин, – супруга которого из рода героя романа, декабриста Николая Мозгалевского, – был награжден Государственной премией СССР.

Нам удалось пообщаться с Еленой Владимировной Чивилихиной, накануне 85-летия со дня рождения писателя.

Владимир Алексеевич Чивилихин родился в городе Мариинске (Кемеровская обл.), через год его перевезли в Тайгу, где он прожил восемнадцать лет, окончил школу и железнодорожный техникум. Он жил в Тайге и «жил» тайгой. Он собирал шишки, потом их менял на соль и ещё на что-то, потому что семья была большая – девять человек. Детство было невероятно трудное, голодное. Тайга всех кормила. Даже, когда он уехал в Москву, окончил с отличием МГУ, был распределён в «Комсомольскую правду», его всегда интересовала тайга. Ещё до знакомства с кедроградцами, он писал об облесении железнодорожных путей на севере, в тундре, как там выращивали ёлочки, как они погибали.

Тогда же ребята из Ленинградской лесотехнической академии ордена Ленина имени Кирова увлеклись идеей создания кедрового хозяйства. Среди этих студентов был Фотий Шипунов**. Он – из тайги, его братья были охотниками, для него проблема кедра существовала с пелёнок. Идея хозяйского отношения к кедру посетила именно Шипунова, и он заразил ею ребят из академии. Их было пятеро человек, первая поездка в кедровые леса была за счёт стипендии. Они уже были специалистами своего дела: Шипунов на пятом курсе, а Парфёнов, Новожилов, Ульянов – на четвёртом. А Владимир Алексеевич уже писал о кедровых лесах в «Комсомольской правде» так пересеклись их пути. Так началась их дружба, они задумали Кедроград.

Туда поехала молодёжь со всего Советского Союза, с Кавказа, Украины, из Сибири. Дел было невпроворот – не было ни домов, ни нормальных дорог, ближайший посёлок был в 18-ти километрах. Они видели, что происходит на практике: подчистую вырубались лесные площади, причём вырубались толстые брёвна кедра, оставались мелкие деревья, плодородную землю смывало дождями. Поэтому, когда встал вопрос создания хозяйства, где можно было комплексно использовать и пушнину, и панты марала***, они все загорелись… и инициировали государственный проект!

Елена Владимировна, расскажите про вашу поездку на Алтай.

Лесхозы, которым спускали огромный план по сбору древесины, было невыгодна идея Кедрограда, и с самого начала им стали мешать, постоянно меняя им земельный участок. Кедры вырубали больше – в 50 раз больше положенного. Кедр идёт на изготовление мебели, карандашей, но он шёл и на дрова, и на шпалы, и на телеграфные столбы… то есть, везде, где можно было использовать другую древесину: ель, лиственницу, пихту. Владимир Алексеевич этой проблемой жил, он этой проблемой занимался. Он ходил по всем кабинетам, говорил со всех трибун о кедре. А в Кедроград мы поехали отдыхать в 1963 году. Конечно, впечатлений очень много! Спали мы, например, в доме Виталия Парфёнова, где вообще дверь не закрывалась, потому что народ постоянно ходил, на медвежьих шкурах спали. Виталий по специальности занимался животным миром, отслеживал популяцию**** соболей, маралов, создавал музей. В 1968 году Кедроград дал большую прибыль, а леспромхозы и лесхозы оказались все убыточными. Уже в 1963 году они доказали, что комплексное ведение хозяйства рентабельно и выгодно и только так можно хозяйствовать. Ведь что такое рубка, к лесному массиву тянутся дороги, строятся дома, потом весь массив вырубается, всё: дороги, дома потом бросаются и переселяются в новые массивы лесов. Это настолько нерентабельно, настолько не по-хозяйски, по- варварски. И заставить работать так, как надо, по науке – не реально, хотя ребята разработали такой метод рубки, что лесосека чистой оставалась, земля оставалась в порядке.

Эту методику можно найти, почитать?

Да, и как восстанавливать кедр. У семян кедра нет крылышек для распространения. Он упал, и тут же моментально – полёвки, мыши, маралы, соболи набрасываются на упавший орех, кроме кедровки – птички, которая помогает кедру жить. Она набирает его и прячет в укромных местах. Эти орешки мышь не ест, гниль не берёт, они наклёвываются и дают молодой проросток кедра.

А почему их гниль не берет?

Вот – секрет! Видимо она обрабатывает орех каким-то своим ферментом. Благодаря кедровке сосна кедровая сибирская возобновляется! Если сажать орешками, то, как правило, всходов нет, потому что всё равно кто-то их съедает. Ребята стали орешки выращивать под плёнкой, а потом маленькие кедры рассаживать в нужных местах.

Интересно как совпало, – у нас Гагарин полетел в космос в 1961 году, когда создавался Кедроград. И позывной первого космонавта – «Кедр!» был не случайно. Наверное, общественная деятельность участников Кедрограда на это повлияла…

Когда Владимиру Алексеевичу вручали премию Ленинского комсомола, Парфёнов принес ему в подарок мешок кедровых орехов и шишек.

Парфёнов на себе Кедроград тянул до последнего. Потом он написал книгу «Комплекс в кедровом лесу». За эту книгу он тоже потом получил премию Ленинского комсомола. Вообще по Кедрограду написано более двухсот статей, защищено десятки кандидатских диссертаций.

…У нас на даче растёт много кедров, но они все пропали из-за глинистой почвы. У меня осталось только десять кедров из сорока посаженных. Кедр начинает плодоносить в сорок лет и Владимир Алексеевич увлекался прививкой кедра к сосне. Привитый кедр на сосне, начинает плодоносить в десять лет. Потому что сосна к этой почве привыкла, она хорошо тянет из неё всё, и кедр быстро начинает расти. У нас уже такой кедр дал шишки…

Вы слышали про смерч в Иваново?  Там был эпицентр, который позже коснулся Подмосковья. Этот кедр, привитый на сосне, упал, а ему было уже пятнадцать лет. Владимир пытался его как-то поднять, укрепить, но, видимо от перенапряжения, у него поднялось давление, и его не стало 9 июня 1984 года.

Кедр не виноват, виновато давление атмосферное. Ему было всего пятьдесят шесть лет…

В его яркой, насыщенной жизни было трудное детство, как у большинства советского народа. Его отец попал под поезд в 37-м… Хотя в это Владимир Алексеевич не верил, потому что отец был активным коммунистом. Семья осталась без кормильца – девять человек. Володя на подножке поезда ездил в населённый пункт, шишки менял на соль, сахар или картошку. Потом он окончил железнодорожный техникум, работал по специальности, мечтал всё время учиться, выбирал куда. И вот поступил в МГУ на факультет журналистики. Сдал всё «на пять», но его не приняли, потому что у него было всего семь классов образования. Обещали направить в любой другой ВУЗ Москвы, так как места уже были заняты детьми режиссеров, писателей. Те сдавали экзамены на тройки, а Володя приехал, чуть ли не в галошах. Тогда уже Володя был самостоятельный человек, – он написал министру образования письмо, описав свою ситуацию, как он год готовился к сдаче экзаменов, написал сто сочинений. Сто сочинений шикарнейших, – мы вместе их читали, и он их сжёг, а потом жалел. Он писал сочинения серьёзно, изучая всю литературу, критические статьи, статьи об авторах. Так он написал министру и уехал работать. А через недели две получает телеграмму от декана МГУ: «Приняты очно, приезжайте срочно!».

Вот, что значит сила пера!

Дело в том, что министр сам был железнодорожником и сам с таким же трудом пробивался к образованию. Ему был знаком этот путь. Долго ему не давали общежитие, ночевал на вокзалах. Он единственный, кто закончил с красным дипломом и с самого начала, с третьего курса получал именную Лермонтовскую стипендию. Он учился на одни пятёрки, был секретарём комсомольской организации, потом секретарём партийной организации. Вёл большую работу в университете. Из этого выпуска он один стал писателем, получившим государственную премию. Он её получил за вторую книгу «Память». Государственную премию он получил за сборник очерков о природе, – о Сибири, Байкале, загрязнении Волги – «О чём шумят русские леса», «Поющие пески», «Как вам дышится, горожане?», «Слово о кедре», «Земля-кормилица». Очерк назывался «Земля в беде». То есть, состояние у нас земли-кормилицы, это почище, чем состояние лесов. Это и овраги, и эрозия. Вот – эта целина… Все туда ездили её поднимать, огромные пространства обезлесенные: это страшное состояние земли.

Затем – книга «По городам и весям», он много занимался вопросами природы, получил государственную премию РСФСР, потом вышла «Память». «Память» вообще взбудоражила общество настолько, что были к нам постоянные телефонные звонки. Люди говорили, что таких книг не было и никогда больше не будет. Вот видите эти бесконечные папки, это всё письма. Тысячи писем на книгу «Память». В основном, – после ухода Владимира Алексеевича из жизни, вышло много статей и при его жизни. В книге он доказывает, что татаро-монгольского ига не было, он выступает против версии Гумилёва о том, что был симбиоз Великороссии с Золотой Ордой. Владимир Алексеевич доказывает, что это чепуха, что у Руси было своё средневековье. Что у России своё величие и своя история. Эта книга была, как гром среди ясного неба. До сих пор эту книгу помнят.

Я хочу рассказать вам о своей мечте!…

В основном, после ухода Владимира Алексеевича, речь во всех статьях шла о «Памяти», о проблемах, которые он там поднимал. А я для себя думала, что это для нашего общества тоже очень важный вопрос, взаимоотношения человека и природы. Но время проходит, и, вроде бы, проблемы уходят. Но есть вечные теории, так же как норманистская теория, или вечный спор, кто является автором «О полку Игореве», Владимир Алексеевич очень аргументировано доказывает, что сам Игорь является автором «Слова о полку Игореве», Гумилёвская теория пассионарности, – есть вечные теории… Как бы и сколько мы не жили, коммунизм у нас будет, капитализм у нас будет. Вот думаю, нашёлся бы человек, который на основании вот этого поднял бы те же самые вопросы, спустя двадцать пять лет! Насколько мы продвинулись, насколько мы поняли, насколько мы стали более серьёзно относиться к этим проблемам – ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА. Вот это у меня была такая мечта. Но тут появились вы, и я подумала, что в этой газете какой-то цикл сделать: двадцать пять лет спустя, или тридцать лет спустя, но поднять эти проблемы. Но здесь нужна очень большая работа. Например, я сейчас написала, а что сейчас творится? А ценно именно то ощущение, к которму мы пришли, насколько мы повзрослели, поумнели, поняли серьёзность этих проблем…

У вас не зря это возникло, потому что, когда мы знакомились с творчеством Чивилихина полтора года назад, возникла мысль, что, то о чём он тогда думал, сейчас реализуется! Могу вам это доказать. Всуе его идеи не пропали, идея сохранения пространства любви, уголка природы под названием —родовое поместье с кедром в центре, – эта идея прописана в книгах Владимира Николаевича Мегре.

Это прекрасно, что по гектару на семью, и усадьба засаживается кедром! Но одновременно, огромные большегрузные машины, груженные кедровыми брёвнами, я видела, уезжают в Китай… Создаётся гектар посадок и в этот же день вырубается тысяча гектар кедра и увозится в Китай. А из Китая к нам везут пластик – Россия как следует, не борется с отходами…

Это хорошо: восстанавливать кедр, но его надо восстанавливать не на одном гектаре, а на тысячах гектаров. И сейчас надо добиться запрета на вырубку кедра!

В связи с этим у меня вопрос, Елена Владимировна, у вас наверняка сохранились материалы по запрету рубки кедра до 1937-го, и была ли она запрещена в царское время?

По декрету Ленина в Сибири было пять заводов-изготовителей кедрового масла, потому что кедру относились как к плодовому дереву. А ведь тайга именно кедром жила.

В чём сложность кедровой проблемы? И не только кедровой, даже лесной проблемы. Считают, что существует годовой прирост. Если в год приросла какая-то величина, то значит, эту величину можно вырубать. Но это хитрость тех, кто выполняет план по вырубке и заготовке древесины. Хитрость в чём? Леса считают все. В тундре, а там кедровый стланник, он не идет в хозяйство, в промышленность, горы – тоже все. Водоохранные зоны, там леса I группы, их тоже брать нельзя. Прирост там есть, но рубить его нельзя. Заказники – нельзя, гольцы – нельзя. В результате, на самом деле, леса-то мало, того леса, который надо рубить для промышленности. А прикрываются тем, что прирост большой, значит можно такое количество рубить…

Кедр же медленно прирастает!

Да, а осина моментально прирастает, но это же разные вещи. А промышленность, которая гонит древесину за границу, они получают за это деньги большие  – и всё! Им выгоднее рубить, они не хотят заниматься ягодами, маралом, мёдом. Кстати, кедроградцы разработали уникальный метод добычи орехов. Раньше было так: сильный удар по стволу, а ствол от этого болеет и кедр погибает. То есть, это очень вредно. В каком сейчас состоянии кедровые леса, кедровые массивы, об этом бы надо написать в вашей статье, хотя бы в послесловии.

Однажды нам дали триста кедров. Я их раздала в нашем посёлке дачном, по крайней мере, у наших соседей кедры растут. Владимир Алексеевич сделал большую гряду, он её выдерживал в снегу, и все эти кедрики взошли. Когда он умер, в июне трава пошла. И сосед, чтобы мне помочь, перелез через забор, и выкосил территорию вместе с кедрами. Но у меня есть один кедр, ему лет тридцать, он должен дать скоро шишки. Он ни разу не терял вершинку. У остальных вершинка погибает, идут боковые ветки. Мучаются они у нас, видимо, из-за глинистой почвы, в хорошем состоянии у меня только три кедра.

Говорят, что они не выдерживают выхлопные газы.

Нет, у нас только машины к своим домам подъезжают. Несколько лет тому назад мне подарили привитый кедр на кедре. То есть, на молодом кедре привита старая ветка. В этом случае он тоже начинает рано плодоносить. Так вот, эта старая ветка погибла, и кедр такой зигзаг даёт, и такой пушистый. Ему уже три года. Мне его подарил, кажется, Владимир Витальевич Ганжа*****. Этот кедр был в горшочке.

Мегре в своей книге написал, что когда кедру исполняется пятьсот лет, он начинает как бы «звенеть», потрескивать от переполняющей его энергии. Старики называют его «звенящим кедром». Что вы скажете на этот счёт?

Я что-то об этом слышала!.. Мы видели этот древний массив, который сейчас, к сожалению, вырубают. В 140 лет кедр только начинает давать хороший урожай. Снизили возраст рубки до 120 лет. То есть, молодой кедр, который ещё не даёт полноценный урожай, сейчас рубят – это ли не преступление? И всё время возраст рубки сосны кедровой снижают. Он же до 500 лет может давать орехи: до 800 лет кедр живёт, а до 500 лет – усыпан орехами! Мы ходили в реликтовую****** тайгу, собирали эти шишки. Они же под листиками, под корягами, уже обглоданные зверюшками – мы их просеивали. И видели там эти огромные кедры… У них диаметр огромный, про «звон» я слышала от местных жителей тогда, но сама не видела. Это было в 1963-м году. Был случай, когда ко мне приезжала женщина–режиссёр, которая решила по книгам Чивилихина делать серию фильмов и забрала у меня вторую книжку… ещё до 1991 года.

Владимир Алексеевич считал, что нам недостаточно любить природу, – любит ли она тебя, отвечает ли она на твою любовь? То есть, это взаимная любовь. Это в какой-то степени философский вопрос. Одностороннюю любовь он не признавал. Вот одна из его довольно резких цитат: «Я не могу писать о красоте платка матери, когда палкой её бьют по голове». О природе тоже много писал Вася Песков, тот который написал о Лыковых «Таёжный тупик». Было время, мы дружили, но он с ним не согласен в том, что Вася писал описательно о любви к природе, а обратной связи не было. Он «не ставил проблемы». Хотя он пропагандировал уничтожение волков, и начали истреблять волков… И пошли болезни. Волк – он ведь санитар, он уничтожал больного оленя, больного зайца. И пошли такие эпидемии… Это получилась «любовь не взаимная» со стороны природы.

Как же мы люди любим свою природу, как же мы её бережём, защищаем, что мы для этого делаем вот именно сейчас? А сейчас леса отдали частникам, и они что хотят, то и делают. Хуже, чем нефть и хуже, чем газ. С лесами сейчас катастрофа. Вот, например, даже такая проблема: использовать всё, сучки, лапки. Скандинавы, у них другое: они леса превратили как бы в огород. То есть, они высаживают огромные площади леса, удобряют его, вспахивают его. Там химия сплошная, там не живёт ни соболь, ни медведь: это мёртвый лес. И они выращивают этот лес для промышленности. Притом так, что если работают на первой лесосеке, то на двадцатой лес вырастает до уровня спелости, его уже можно рубить. И на своей небольшой территории они берут огромное количество древесины.

Мы забыли, что существует лесная наука, и давно-давно была рекомендация, как надо ею пользоваться, чтоб лес был вечным. Такого леса как у нас нет нигде в мире! Америка свой кедр вырубила полностью. У них кедр был, но они его вырубили. Все остальные южные леса для промышленности негодные, заболоченные, прерывающиеся, отдельно растущие. Но таких массивов как у нас, нигде больше нет!

Лана Томская,

(в благодарную память об отце моём

от желанного и любимого ребёнка).

_____________________________________________________________________________________________*Роман Леонида Леонова «Русский лес» (1953)– итог многолетних творческих исканий писателя, наиболее полное выражение его нравственных и эстетических идеалов.

Сложная научно-хозяйственная проблема лесопользования – основа сюжета романа, а лес – его всеобъемлющий герой. Большой интерес к роману учёных и практиков-лесоводов показал, насколько жизненно важным был поставленный писателем вопрос, как вовремя он прозвучал и сколь многих задел за живое.

Деятельность основного героя романа, ученого-лесовода Ивана Вихрова, выращивающего деревья, позволяет писателю раскрыть полноту жизни человека социалистического общества, жизни, насыщенной трудом и большими идеалами. Образ Грацианского, человека с темным прошлым, карьериста, прямого антагониста нравственных идеалов, декларированных в романе и воплотившихся в семье Вихровых, – большая творческая удача талантливого мастера слова.

**Шипунов Фаттей Яковлевич (1933 –1994), учёный-эколог, историк, публицист, общественный деятель. Родился в с. Топольное Алтайского края. Окончил Ленинградскую лесотехническую академию и аспирантуру Института географии АН СССР. Возглавлял Общественный Комитет спасения Волги и общественно-политическую организацию «Россия Соборная», был членом руководства Фонда восстановления Храма Христа Спасителя. Автор книг «Организованность биосферы», «Оглянись на дом свой», «Великая замятня» и мн. др. статей по проблемам биосферы, экологии и охраны окружающей среды. В 1992 вышла в свет историко-публицистическая книга Шипунова «Истина Великой России», отразившая судьбу русской нации за весь XX в. В н. 80-х Шипунов решительно выступил против проекта поворота северных рек. Один из первых выступил с инициативой возвращения православным верующим мужского монастыря Оптина пустынь и женского монастыря Шамордино (Калужская обл.). Шипунов был одним из самых ярких и популярных деятелей патриотического движения 2-й пол. 80 – н. 90-х.

Незадолго до смерти подготавливал проект создания мощной всероссийской организации, способной объединить самые значительные русские силы.

Был найден мертвым на своей даче в окрестностях Шамординского монастыря, на территории которого его и похоронили.

***Марал в восточной Сибири изюбрь (Cervus maral) – по мнению некоторых зоологов — особый вид оленя, по другим — разновидность благородного оленя (Сervus elaphus).

**** Популя́ция (от лат. populatio – население) – это совокупность организмов одного вида, длительное время обитающих на одной территории.

*****Ганжа Владимир Витальевич – первый заместитель председателя центрального совета «Всероссийского общества охраны природы» (ЦС ВООП) с 2011 г., генеральный директор ООО ПК Экология (Кедроград) – www.kedrograd.ru – один из первых спонсоров издания книги «Анастасия» В.Н.Мегре, и первого «клуба читателей» в Москве на Карманицком переулке 1997-2003 гг.
******Рели́кты (лат. relictum – остаток) в биологии – живые организмы, сохранившиеся в современной биоте или в определённом регионе как остаток предковой группы, более широко распространённой или игравшей большую роль в экосистемах в прошедшие геологические эпохи. Реликт — остаточное проявление прошлого в наше время. (Из Википедии)
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *