Опубликовано

Кузнечиха

Алена Амелина, поэт-педагог. Это счастливое сочетание, помноженное на дар художника, обладает волшебством: даже таблица умножения превращается в увлекательную игру познания гармонии и красоты мира

Еще в школьные годы Алёна проявляла свои педагогические и организаторские способности. Окончила с отличием МИСИ по специальности – строительство ядерных установок. Часто с огромным удовольствием объясняла сокурсникам (после педагогов), то, что было им непонятно, но объясняла не заумно, а на пальцах, чтобы понятно было кому угодно. Сейчас всеми школьными предметами в расширенном диапазоне  занимается с 12-летним сыном; даёт ему базовые знания по минералогии, биоэнергетике, народному целительству, астрономии, законам мироздания, основам миропонимания нашей эпохи и пониманию важности творческого подхода ко всему.

Старшая дочь тоже выросла творческим человеком, отлично рисует, создаёт модели одежды. Подрастает внучка и тоже очень любит рисовать.

Первая книга – «Расписание работы СОЛНЫШКА» —  это природоведение в стихах: постепенный разворот событий в природе по каждому месяцу и времени года.

Вторая книга – «Забавная таблица умножения» в стихах.

Уникальность и простота этой книги очевидна. Она рассчитана на пытливый и дотошный детский ум, который обязательно всё собственноручно проверит и посчитает.

«Математику нельзя зубрить, её нужно почувствовать и понять, как применять те или иные принципы, зная много разных хитростей и закономерностей, которые в ней заложены природой. Если это понять и принять, то математика, как песня вольётся в Душу ребёнка и станет для него естественным и незаметным процессом, как дыхание. Ведь математика – это музыка Вселенной».

Новая книга «Смешинки и Серьёзинки»  доставит вам и вашим деткам много Ра-дости и уведёт за собой в чудесный мир поэзии и игры!

Истории самодостаточности

Часть I «Кузнечиха»

Часть II «Полнотворчество»

Алёна, плюс ко всем талантам, теперь у вас появилось желание обустроить своё родовое гнездо…

А. Амелина:

Может какие-то мои корни встрепенули сейчас мою душу…

Получилось так, что моя двоюродная прабабушка была председателем колхоза во времена революции. Моё детство было «мальчишеское»не то слово! Я была технарь и никогда не играла в куклы. Играла во многие спортивные игры, практически всегда была капитаном команды.

Как попало ремесло в руки?

А. Амелина: Совершенно неожиданно. Где-то в десять лет родители отправили меня в пионерский лагерь. Я записалась во всё, во что только можно было, абсолютно во все кружки. По два-три раза я сходила во все и поняла, что принцип мне понятен, а дальше мне оттуда взять нечего. Руководитель кружка по выжиганию на дереве еще делал что-то типа гравюр или эстампов. Он только мне это и доверил: дал мне штихели и показал, как делать гравюры. И тут я заболела, я поняла, что это мое, и я отсюда никуда не уйду! Я за ним, как хвостик, ходила. Он был такой большой, толстый и добрый. Инструменты выносить из корпуса не разрешали, а он мне разрешал. Я и в тихий час под одеялом потихоньку строгала…

Потом я периодически что-то делала, то гравюру, то геометрическую резьбу. Естественно, безо всяких специальных навыков. А потом, когда у меня дочка появилась, ей было около трех лет, я была уже инженером-строителем атомных станций. Да, тут пошла уже более глубокая резьба, геометрия. Но я поняла, что к инженерной специальности нужно какое-то еще ремесло. Кто знает, как жизнь повернется. Тогда я пошла в школу декоративно-прикладного искусства и закончила её с отличием. Потом не стала возвращаться в институт, я работала именно по резьбе около двух-трех лет.

Резьбу я освоила в 26 лет, а ковкой занялась только сейчас. Тоже очень интересно.

Как-то меня вместе с друзьями занесло в клуб «Анастасия», мы так там и остались. Во всех книжках есть что-то интересное, и то, чего я не знала. Но оказалось, что в том же направлении двигалась изначально и мы. Стилем написания первой книги я была просто поражена. Я потом долго разговаривала стихами. Когда мой брат долго-долго упирался, не хотел почитать, я ему просто подсунула её на ночь. Тогда он до самого утра её и читал, а когда встал, то начал говорить стихами. То есть, у нас с ним проза в стихах. Так собственно и получилось, что взрослые стихи пишу философско-мировоззренческие, и в последние годы перешла на детские…

Когда вы решили полностью, что надо прийти к земле, год назад?

А. Амелина: Три лета назад приехал ко мне друг моего друга, за чашкой чая мы разговорились. У него за Ульяновском оказалась ферма, земля и своя пилорама. Я поехала просто посмотреть. Во-первых, я хотела отдохнуть, я в июле как раз сдала в типографию первую свою книгу. Пока мы ехали, — я даже просто не знала, куда мы едем, — он вышел из машины, а я откинулась на спинку и говорю: «Господи, я — дома!». Это вырвалось нечаянно, я даже поймала себя на мысли, почему я так сказала…

Пока мы ехали, по дороге успели наговориться. Он хотел, чтобы деревня по быту сравнялась с благоустроенным бытом города: и чисто, экологично, как в деревне, чтобы город и деревня, они с одной стороны слились, а с другой стороны, чтобы не было захламлённости, и того негатива, что есть в городе. Во многом наши мысли сошлись, и идея его мне очень понравилась. Я походила по деревне, познакомилась с людьми, пообщалась. Это был Спасский район село Кузнечиха. Меня, вдруг пробило, что у меня и дед Иван Афанасьевич Кузнецов, и прадед Иван Афанасьевич Кузнецов. Моя прабабушка вышла замуж за зажиточного крестьянина, потом уехала в город, и через много лет в Москве уже моя бабушка нашла себе с тем же именем другого Ивана Афанасьевича Кузнецова. Так что у меня Кузнецовы в родне есть!

Плюс ко всему прочему, там оказалось городище Сувар, очень интересное ведическое место. Там есть музей, я познакомилась с директором музея, естественно, первым делом сходила туда. Переводчик нам переводила с тюркского: «су» — это вода, «ар» — это люди. А «в» куда девать, спрашиваю я, — она говорит, что «в» с тюркского не переводится. У меня закралось на этот счет сомнение, и я провела собственное расследование. У них там была статья, — я прочитала, дополнительно поговорила со своими знакомыми, которые занимаются языками и подобными расшифровками, еще у меня есть друг в Берлине. Он сам русский, но живет там и занимается древней культурой и языком. Состыковалась интересная вещь. В Суваре проходил шелковый путь, там проходили караваны, и были караван-сараи. Город назывался «город подобный солнцу». И вдруг меня осеняет, первая книжка у меня вышла «Расписание работы Солнышка». Я никак не могла долго понять, почему меня туда занесло, — я хочу туда, я соскучилась!

Я там была месяц, все что могла, облагородила, на всём участке руками выпалывала крапиву выше меня ростом. Там у меня есть маленький участок 27 соток со старым домиком, я купила его, чтобы «перекантоваться» до переезда на постоянное место в экопоселение Агнеевку….

Раз меня туда занесло, значит так надо!

Тем более, что я теперь тоже кузнечиха, после фестиваля «Поющий металл», который проходит у нас раз в два года (кстати – период обращения Марса вокруг Солнца).

Я там с молоточком семикилограммовым пританцовывала…

С Алёной общалась Лана Томская

Продолжение в следующем номере

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *