Опубликовано

НКО ВО ВРЕМЕНА ПУТИНА

НАБЕГ НА ПРАВА ЧЕЛОВЕКА

Полиция удерживает в офисе движения ЗПЧ Митрохина, Илью Пономарева и представителя Лукина

Вот уже пять часов лидер партии <ЯБЛОКО> Сергей Митрохин находится в офисе движения <За права человека>, которое московские власти выселяют из занимаемых ими помещений в центре Москвы.

Полиция объявила всех находящихся в здании правозащитной организации задержанными. Среди задержанных Сергей Митрохин, депутат Госдумы Илья Пономарев, представитель Уполномоченного по правам человека Ирина Вихрова, Лев Пономарев и его сотрудники. Никого из здания не выпускают, в том числе в туалет.

На место событий приехал Уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский.

К зданию в Малом Кисловском переулке приехали также адвокаты Николай Полозов и Виолетта Волкова, однако и их, несмотря на требование Митрохина, в помещение правозащитного центра не пропустили.

Представители собственника здания отняли у лидера <ЯБЛОКА> iPad, на который он их фотографировал. Полицейские стали свидетелями этого ограбления, однако никаких действий не предприняли. В настоящее время Сергей Митрохин пишет заявление об ограблении на имя начальника ОВД Пресненского района.

Корреспондент НТВ в свою очередь написал в полицию заявление о том, что Митрохин является соучастником преступления — сотрудница правозащитного центра оказала журналисту сопротивление, когда тот на нее напал.

Руководит действиями полиции представитель собственника здания, назвавшийся Александром Веригиным. Свою должность он называть отказался.

Пресс-служба партии Яблоко, yakovlev@yabloko.ru, 21 июня 2013 г.

Зачистка офиса «За права человека»: есть пострадавшие

В ночь на субботу полицейские штурмом взяли офис движения «За права человека» и избили его защитников. Как сообщают в твиттере очевидцы, избиты 72-летний председатель движения Лев Пономарев и активист «Белой ленты» Игорь Бакиров, всего пострадали не менее семи человек. В офисе остались документы организации и личные вещи сотрудников.

«Несколько людей выкинули на улицу, они на асфальте. Людей били по почкам», — пишет активист Роман Доброхотов. «ФСБ и ОМОН спустили Льва Пономарева и меня с лестницы офиса ЗПЧ. Повредил руку и ногу до крови. Жду скорую», — сообщил в твиттере лидер «Яблока» Сергей Митрохин.

Операция по выселению началась в пятницу днем. В офис в Малом Кисловском переулке прибыли сотрудники полиции и ФСБ, чоповцы и съемочная группа НТВ.

Они потребовали освободить помещение по требованию Москоимущества, которое отказалось продлить договор аренды. Пономарев заявил о незаконном захвате.

В офисе сменили замки, отключили электричество и воду.

Правозащитники отказались покидать помещение, большинство из них выдворили силой. Сам Пономарев оставался внутри, еще несколько активистов проникли в офис через окно. В течение многих часов они были блокированы в кабинете. В здание прошли Митрохин, депутат Госдумы Илья Пономарев и уполномоченный по правам человека в Москве Александр Музыкантский. Позднее приехал омбудсмен Владимир Лукин, но его не пропустили в здание. В субботу Лукин назвал действия властей по выселению офиса самоуправством.

Вечером в офис приехала следственная группа из ОВД «Пресненский» для проверки по двум заявлениям. Одна из сотрудниц правозащитной НКО заявила, что на нее напал корреспондент НТВ. Тот, в свою очередь, написал заявление о пропаже телекамеры. Между тем, по словам находившихся в здании активистов, камера лежала в комнате, блокированной силовиками.

Митрохин заявил о пропаже планшета iPad. По его словам, планшет изъяли сотрудники ФСБ в связи с тем, что он опубликовал в твиттере фото людей, руководивших захватом офиса.

Сразу же после ночного штурма лидер движения «Россия молодая» Максим Мищенко опубликовал документы движения «За права человека», которые правозащитники якобы пытались уничтожить при штурме, а румоловцы нашли «в мусорном контейнере в одном из соседних дворов». По мнению Мищенко, эти документы доказывают, что Пономарев и его соратники ведут подрывную деятельность на иностранные деньги.

Движение «За права человека» занимает офис в Малом Кисловском с конца 90-х годов, арендуя помещение у городских властей на льготных условиях. Договор аренды продлевается каждые три года, предыдущий срок истек в январе. Как пояснили сотрудники НКО, власти письменно подтвердили, что после устранения проблем с оформлением перепланировки аренда будет продлена. Уведомлений об отказе в продлении договора правозащитники не получали, никаких судебных решений по этому вопросу не выносилось.

Лев Пономарев, правозащитник

В офисе нас оставалось всего восемь человек. Ворвался ОМОН и действовал чудовищно жестоко. Омоновцы волокли меня по ступенькам, а люди в штатском били ногами. Не церемонились ни со мной, ни с кандидатом в мэры Москвы Митрохиным — у него рассечена нога.

http://www.newsru.com/russia/22jun2013/zapchel.html

Виолетта Волкова, адвокат

То, что в выселении участвовали сотрудники правоохранительных органов (вместо судебных приставов. — Ред.) — это как минимум статья о злоупотреблении служебными обязанностями. Кроме того, здесь пытались имитировать ограбление, чтобы вызвать следственную группу, опечатать здание и всех оттуда вытащить — это незаконное обвинение в совершении преступлении. Все, что происходило здесь сегодня, нарушает целый ряд статей Уголовного кодекса. Сотрудники ФСБ и ОМОНа это понимают, но чувствуют себя безнаказанными и ведут себя крайне нагло и хамски. Видимо, договоренность об этом штурме была принята на очень высоком уровне, не на уровне города.

http://www.novayagazeta.ru/news/66433.html

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека Мы будем обсуждать с юристами, как реагировать на то, что произошло. Меня московские власти и МВД не пропускали к месту событий, что является грубым нарушением федерального конституционного закона об уполномоченном. Вопрос об этом будет мною поставлен.

Как — я подумаю.

Прибывшие в Малый Кисловский переулок представители органов власти Москвы, МВД и, очевидно, каких-то других организаций пытались решить вопрос, являющийся спором двух сторон, односторонним образом, без вмешательства судебных властей и, следовательно, самоуправно.

http://www.interfax.ru/moscow/news.asp?id=314197

Заявление Amnesty Internetional по поводу выселения движения «За права человека»

В пятницу, 21 июня, произошел захват помещения, в котором располагается офис движения «За права человека «, возглавляемого известным правозащитником Львом Пономарёвым. Согласно имеющейся у Amnesty International информации, приблизительно в 16 часов в здание вошли сотрудники частной охранной фирмы в сопровождении, предположительно, сотрудников полиции и телекомпании НТВ.

С начала этого года шли переговоры по продлению аренды с владельцем здания, с департаментом жилищного хозяйства г. Москвы. Согласно заявлению Льва Пономарева, временно исполняющий обязанности мэра г. Москвы С.С. Собянин неофициально подтвердил продление аренды. Однако сегодня пришедшие сотрудники силовых структур известили Пономарева о том, что 3 месяца назад было вынесено решение об отказе в продлении договора аренды. Уведомление о вынесенном решении было якобы отправлено по почте, однако НКО никаких уведомлений не получало ни через курьера, ни по почте. Правозащитники намерены обжаловать действия властей в законном порядке. В настоящее время в офисе НКО отключили электричество и воду, но правозащитники не намерены покидать помещение и оспаривают законность действий пришедших в офис.

Схожая ситуация складывается вокруг Дома прав человека в г. Воронеж. В прошлом месяце молодежная правозащитная группа получила уведомление с требованием освободить помещение, занимаемое воронежским Домом прав человека, к августу 2013 года. Эти выселения могут указывать на то, что власти начали применять еще один способ оказания давления и воспрепятствовывания деятельности правозащитных НКО в России.

В этой связи Amnesty International продолжает высказывать глубокую обеспокоенность ухудшающейся ситуацией с правами человека в России и давлением, оказываемым на российское гражданское общество. Amnesty International призывает российские власти соблюсти свои международные обязательства в области прав человека, прекратить репрессивную тактику в отношении независимых НКО, а также признать важную роль, которую играют правозащитники в любом обществе, в том числе и российском, и создать для их деятельности благоприятный режим.

Грани.Ру, 22.06.2013,  http://grani.ru/Society/ngo/m.215972.html

ПИКЕТ В ПЕРМИ

Пермяки осуждены за пикет в день города

Сегодня (21 июня) в Ленинском районном суде г. Перми вынес решения по привлечению к административной ответственности гражданских активистов Алексея Житникова и Аделины Румянцевой за организацию и проведение несанкционированного пикета у скульптуры медведя и неповиновение законным требованиям полиции.

Судья Старкова определила Алексею Житникову административный штраф в размере 10 тысяч рублей за организацию и проведение несанкционированного пикета, а также 700 рублей за неповиновение законным требованиям сотрудника полиции.

Аделину Румянцеву за участие в несанкционированном пикете суд от наказания освободил в связи с незначительностью события.

После получения мотивированного судебного решения в полном объеме гражданские активисты планируют его обжаловать. Осуждённые опровергают сам факт проведения публичного мероприятия в форме пикета. Они заявляют, что сторона обвинения не предоставила доказательств, устанавливающих какие-либо факты

организации Житниковым какого-либо публичного мероприятия в указанном месте в указанное время.

Судом по непонятной причине не были приняты показания свидетелей, которые видели, что пикета не было. На видеозаписи, сделанной полицией, видно и слышно, что небольшая группа людей разговаривает около скульптуры медведя. Все доказательства полиции свелись к наличию у Румянцевой шарика с надписью <Свободу узникам Болотной>.

<Удивительно, что суд отдаёт предпочтение не многочисленным показаниям свидетелей, а показаниям сотрудникам полиции, которые противоречат их же видеозаписям>, — считает юрист Пермского регионального правозащитного центра Денис Николаев, — мотивировка данного решения будет ясна после прочтения постановления, изготовленного в окончательном виде.

Источник: lpopova00@gmail.com, 22 июня 2013 г.

АГЕНТЫ

В Благовещенске суд признал законным предостережение экологическому клубу об <иностранных агентах>

По мнению правозащитников, прокуратура не обосновала, в чем именно заключается политическая деятельность экологической организации. Кроме того, работники надзорного ведомства ссылаются на получение экоклубом иностранного пожертвования в размере 29,4 тысяч рублей — за год до вступления в силу закона об иностранных агентах.

Сегодня Благовещенский городской суд признал законным предостережение прокуратуры, которая считает Амурский экологический клуб «Улукиткан» «НКО, выполняющей функции иностранного агента».

Заместителя председателя суда Вадима Никитина не убедили доводы эколога Натальи Калининой о том, что требование прокурора Благовещенска о соблюдении её организацией закона, само не основано на законе.

— В суде меня поразили слова прокуроров. Они заявили, что мои права не нарушены, так как их предостережение не имеет юридической силы — не возлагает обязанностей, вынесено с профилактической целью, — рассказала председатель экоклуба Наталья Калинина.

В ответ на эти заверения, по словам Калининой, ей не раз пришлось зачитывать судье прокурорское предостережение: «Согласно ст.330.1 УК РФ злостное уклонение от исполнения обязанностей по предоставлению документов, необходимых для включения : в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, влечет уголовную ответственность.»

Экологу запомнились утверждения прокуроров о том, что закон позволяет им выносить предостережение «при наличии сведений о готовящихся противоправных действиях», под которые подпадает даже сама возможность руководства экоклуба «самостоятельно поддерживать международные контакты».

В суде эколог Калинина настаивала, что клуб «Улукиткан» действует только в интересах жителей Амурской области. В подтверждение она цитировала уставные задачи: организация содействует реализации прав коренных народов области на сохранение традиционных укладов жизни, устойчивое использование природных ресурсов на территории их проживания.

— В суд я пошла, так как эту деятельность прокуратура признала «политической». Без каких-то обоснований нашу работу подвели под один из критериев вхождения в реестр «иностранных агентов», — пояснила Наталья Калинина.

Кроме того, прокуратуру заинтересовал тот факт, что в 2011 году Фонд им. Генриха Белля (Германия) пожертвовал экоклубу 29,4 тысяч рублей на проект «Конкурс для журналистов и общественная акция, посвященные 25-й годовщине Чернобыльской аварии».

— В суде мы настаивали, что выводы прокуратуры противоречат статье 54 Конституции России. Закон об «иностранных агентах» принят Госдумой в июле 2012 года и обратной силы не имеет. Но судью, похоже, и этот довод не убедил, — пояснил корреспонденту Открытого информагентства правозащитник Виталий Черкасов, оказывающий клубу «Улукиткан» юридическую помощь по инициативе Ассоциации «Агора».

С мотивированным решением заместитель председателя суда Вадим Никитин ознакомит экологов через пять дней. С этого момента у клуба «Улукиткан» появится месяц для обжалования его решения в апелляционной инстанции.

4.06.2013, http://openinform.ru/news/pursuit/04.06.2013/28523/

«Иностранный агент»

Российские власти осуществляют агрессию против свободы науки. Мишенью ее стала автономная некоммерческая организация Аналитический Центр Юрия Левады (АНО Левада-Центр).

15 мая 2013 г. Савеловская межрайонная прокуратура г. Москвы направила ему <предостережение>, в котором говорится о нарушении им <Закона о некоммерческих организациях>:Левада-Центр получает <финансирование из-за рубежа> и посредством публикации своих исследований осуществляет <политическую деятельность>, выполняя таким образом <функции иностранного агента>.

Мы решительно осуждаем эту попытку российских властей опорочить Левада-Центр во главе с его директором профессором Львом Гудковым и выставить социологов <иностранными агентами>.

Именно поэтому мы, академики и представители интеллектуальной элиты Берлина, начали свою петицию на Change.org с требованием прекратить преследование Левада-центра по закону об <иностранных агентах>: http://chn.ge/11gweZ4.

Прокуратура порочит нормы, принятые в научном сообществе, и практику научного сотрудничества, составной частью которой является международный рынок информации. Тем самым она сводит к нулю притязания России на то, чтобы участвовать в качестве равноправного партнера в открытой мировой научной деятельности.

Под угрозой сегодня оказывается не только Левада-Центр, но вообще любая независимая социологическая исследовательская деятельность в России.

Действия властей представляют собой агрессию против свободы науки и свободы выражения мнений. Это является нарушением Конституции Российской Федерации и Европейской конвенции по правам человека.

Мы требуем от властей России немедленно прекратить их антиконституционные и противоречащие европейскому праву действия и не использовать клеймо <иностранный агент> в отношении Левада-Центра. Поддержите нас — подпишите нашу петицию:http://chn.ge/11gweZ4 !

Сообщество социологов, политологов, историков, г. Берлин

enwl.bellona@gmail.com, 1 июня 2013 г.

Григорий Охотин: Называться «иностранным агентом» нельзя

«К моему удивлению, огромное количество здравомыслящих людей не понимают сути кампании по «выявлению иностранных агентов». Наиболее распространенный вопрос от друзей и коллег: «А почему бы собственно и не зарегистрироваться как «иностранный агент»?

Суть кампании — не только и не столько в дискредитации. Лично меня такая «дискредитация» нисколько не пугает — аудитория НТВ и газеты «Известия» меня не интересует, потому что мой проект не политический и у самого меня нет политических и электоральных амбиций. В своей деятельности, которая важна вне зависимости от размера аудитории, мы опираемся на узкую группу образованных и прошаренных людей.

И для нас опасность этой кампании — не в «дискредитации» в умах тоталитарно настроенных людей (до них мы так и так достучимся только тогда, когда мейнстримом будем мы сами), а в «криминализации» нашей деятельности.

Называться «иностранным агентом» нельзя все равно, и дело не в риторике. Эта кампания направлена на закрытие ведущих общественных организаций, и это не домыслы, а простое знание «законов». Тот самый «закон Димы Яковлева», который вас всех так возмутил, направлен не против детей — они мало кого во власти волнуют — а против нас.

Согласно этому «закону», любая организация, чья деятельность признана политической и получает гранты из США, может быть закрыта прокуратурой за один день.

Итак, после признания деятельности политической — что необходимо для признания «иностранным агентом» — на следующий же день твоя организация может быть закрыта.

Второй самый распространенный вопрос: «А зачем вам иностранное финансирование и почему бы не отказаться от работы с американскими грантами»?

Ответ простой — а почему я должен отказываться? Если сегодня я откажусь от сотрудничества с американскими фондами, то завтра меня принудят отказаться от европейских денег, а послезавтра деньги можно будет получать только после визирования в третьем отделе администрации президента.

Все это уже проходили «независимые» политические партии в начале нулевых.

Эта кампания направлена на установление полного контроля за деятельностью НГО, а такой контроль полностью обессмысливает деятельность общественной организации.

Третий по частотности вопрос: «Ну да, это все неприятно, но как вы будете защищаться, это же правда»?

Отвечаю — это не правда, это ложь.

Мы действительно не занимаемся политической деятельностью. Это не отмазка для прокуратуры — это наша внутренняя глубоко продуманная позиция.

ОВД-Инфо — не оппозиционный проект. Право на свободу собраний касается всех — не только белоленточников, не только другороссов, но и тех, кто отстаивает свои социальные, гендерные, культурные права, тех, кто защищает свой лес или парк.

Право на свободу собраний касается «нашистов» — и мы пишем, когда их задерживают — и единороссов.

В своей деятельности мы никак не отдаем предпочтение той или иной политической силе — как мы стараемся держаться подальше от государственных организаций вроде Общественной палаты или ГУВД, так мы дистанцируемся и от Координационного совета или конкретных движений.

И это право — право на свободу собраний — вообще не касается национальной политики, будь эта политика государственной или партийной.

Это международное право, декларируемое и Россией на уровне ООН и Совета Европы.

Именно потому, что это вопрос международной повестки дня, подобные проекты готовы финансировать международные фонды.

Поверьте, вопрос внутрироссийской политической жизни волнует избирателей и политиков других стран очень и очень мало.

Не надо думать, что нас гнобят за оппозиционность.

Нас преследуют за то, что мы делаем явным и доказательным то, что итак всем известно — российские власти нарушают собственные законы и международные обязательства.

Это касается «Мемориала» в целом и нас в частности: то, что к Правозащитному Центру «Мемориал» прицепились из-за нас — случайность, лишь подчеркивающая направление кампании.

Наконец, путаница возникает из-за нашей советско-российской языковой, философской и политической неопытности.

Есть политика и политика. Мы не занимаемся политической деятельностью в плане «борьбы за власть» — мне одинакова неприятна любая власть, включая Координационный совет и будущего оппозиционного президента, до тех пор, пока она не соблюдает законы и правила игры, и помогать хоть кому-либо стать такой властью ни я лично, ни ОВД-Инфо никогда не будут, да и возможности такой нет.

Но при этом любое осознанное социальное действие является «политическим» — и не только целенаправленная общественная деятельность, как помощь больным муковисцидозом или больным детям, но и выбор той или иной одежды, создание среды бытования, публичное чтение поэзии, совместное посещение церкви, массовый просмотр кинофильмов — все это «политическое».

И в этом плане мы занимаемся «политической деятельностью», что открыто и манифестируем, считая своим основным предтечей не правозащитников и диссидентов, а философа Мишеля Фуко и его Группу информации по тюрьмам.

И гораздо реже люди спрашивают, а что, собственно делать. Ответ очень простой: победить.

Закон об иностранных агентах должен быть отменен, а общественные организации — оставлены в покое.

Ничего невозможного тут нет, а если мы все вместе не добьемся этого, то о других, значительно более сложных, целях других людей и организаций — например, о сохранение остатков свободных СМИ, контроле за выборами или смене власти мирным и законным путем — можно забыть сразу.

И не просто забыть — а даже о них никогда не говорить, ни на кухне, ни в Фейсбуке.

Право на существование общественных организаций — это первое условие демократии и единственное ее достижение в России.

Григорий Охотин, проект «ОВД-Инфо», Москва,http://hro.org/node/16493

А ЕЩЕ СУЩЕСТВУЕТ КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД. КТО БЫ МОГ ПОДУМАТЬ

Конституционный суд не усмотрел нарушений прав НКО

Фабула дела

В 2010 году <Беллона> прошла все судебные инстанции, вплоть до обращения в Высший Арбитражный суд Российской Федерации, оспаривая договор приватизации земельного участка на котором частично располагалась городская зеленая зона — Лопухинский сад. Сторонами по договору купли-продажи выступали с одной стороны инвестор, с другой — орган исполнительной власти, решивший, продать под застройку часть рекреационной зоны Санкт-Петербурга.

Экологические активисты полагали, что уменьшение территории зеленых насаждений общего пользования — способствует ухудшению и без того неблагоприятной экологической обстановки в городе и, как следствие, нарушению экологических прав граждан.

Однако судебные инстанции не согласились с доводами экологов. Суд не удовлетворил жалобу активистов по двум основаниям: признав законность самой сделки, т.е. продажу государственной собственности частным лицам. И вдобавок указал, что общественная организация ЭПЦ <Беллона> вообще не является заинтересованным лицом при подобном обращении в суд, которое фактически носит характер защиты публичных интересов и неопределенного круга лиц. В судебном решении говорилось, что требование жалобы отсутствует в ст. 12 Федерального закона от 10.01.2002 № 7-ФЗ <Об охране окружающей среды> в соотвествии с которой экологические НКО обращаются в суд.

Таким образом, по делу возникла очень интересная ситуация, с одной стороны — рассмотерение по существу, с другой — отклонение всех ходатайств заявителя, фактически по причине отсутствия заинтересованности в деле.

Доводы <Беллоны>

Полагая, что судебная мотивировка об <отсутствии заинтересованности> нарушает права НКО, <Беллона> обратилась в Конституционный Суд РФ. В жалобе организация просила признать ст. 12 Федерального закона РФ от 10.01.2002 № 7-ФЗ <Об охране окружающей среды>, в той мере, в которой она ограничивает экологические общественные организации в праве обращаться в судебные инстанции в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц в области экологии, не соответствующей ч. 1 ст. 30, ст. 42 и ч.1 ст. 46 Конституции РФ.

Доводы жалобы <Беллоны> сводились к тому, что общественные организации, которые в силу уставной деятельности участвуют в работе, направленной на охрану окружающей природной среды и защиту экологических прав граждан, не имеют правовых оснований для обращения в судебные инстанции с исками в защиту неопределенного круга лиц.

Позиция Конституционного Суда РФ

Высшая судебная инстанция, полагая, что раз дело было рассмотрено арбитражными судами по существу, то нарушений прав заявителя вроде как и нет. В определении Конституционного Суда РФ сделан акцент только на первую часть судебного решения, в соответствии с которой договор купли-продажи узаконен.

И абсолютно ничего не сказано о возможности или невозможности НКО обращаться в защиту неопределенного круга лиц в суд и тех обстоятельствах, в связи с которыми такая ситуация соответствует Конституции РФ, т.е. правовая неопределенность в вопросе так и осталась.

Послесловие

С учетом прессинга со стороны властей, который сейчас испытывают российские НКО, в том числе и экологические, определение Конституционного Суда РФ неудивительно. Суд не проанализировал доводы заявителя в части прав НКО подавать иски о защите прав и законных интересов в области экологии в интересах неопределенного круга лиц, оставляя решение вопроса на усмотрение независимой судебной системы.

А на практике хорошо известно, что без норм прямого действия суды выносят решения в зависимости от политической воли чиновников и инвесторов.

Отсутствие экологических организаций, как полноправной стороны в судебном процессе, приводит к тому, что экологическая ситуация в стране еще долго будет оставаться критической. Власть не учитывает, что экологические НКО — это механизм общественного контроля и участия граждан в принятии решений по проблемам окружающей природной среды, который гарантирован Конституцией РФ.

Нина Поправко, 13.06.2013 г., http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2013/1371119835.32

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *