Опубликовано

ПОРТРЕТ ПУТИНСКОЙ РОССИИ

СИДИМ В БОЛОТЕ

КРИМИНАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ НЕ БЫЛО

«Чрезвычайных происшествий не допущено»

Справка, свидетельствующая об отсутствии беспорядков на Болотной площади 6 мая 2012 года

В распоряжении The New Times оказался документ, который противоречит сути «Болотного дела» и подтверждает то, что на протяжении последних 11 месяцев пытаются объяснить властям и Следственному комитету  РФ все здравомыслящие люди: «Никаких массовых беспорядков на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года не было».

В «Справке по результатам обеспечения общественного порядка и безопасности в г. Москве 6 мая 2012 г.» заместитель начальника УООП ГУ МВД России по г. Москве полковник полиции Д.Ю. Дейниченко пишет: «В результате проведенных мероприятий органами внутренних дел г.Москвы задачи по обеспечению общественного порядка и безопасности выполнены в полном объеме,  чрезвычайных происшествий не допущено».

Светова Зоя, 10 апреля 2013 года

Скан документов см. по ссылке http://www.newtimes.ru/articles/detail/65169/

КРИМИНАЛ СЫСКАЛИ-ТАКИ

Машина винтит

Болотное дело шагает по стране. Продолжающиеся аресты участников митинга 6 мая — лишь самая заметная его часть. В последние месяцы в разных городах проходят обыски и допросы фигурантов, многие из них пока остаются в статусе свидетелей или подозреваемых. Мы составили хронику самых известных «наездов» на активистов, происшедших с ноября. На самом деле их больше. Не все случаи напрямую связаны с делом о Болотной или «Анатомией протеста» (которые, как известно, объединены). Но это только кажется.

Правозащитники не поспевают оказывать помощь всем попадающим в поле зрение сыщиков, потому что сами имеют кучу проблем — массовые прокурорские проверки НКО в связи с законом «об иностранных агентах». И тут тоже нельзя сказать, что это совсем другая история. Но о связи — позже.

Илья Пономарев уверен, что Болотное дело — это попытка расправиться с Левым фронтом. Некоторые упоминают «Солидарность» и другие организации. И впрямь, власть обычно искала конкретного козла отпущения. До недавнего времени (и на протяжении многих лет) это были лимоновцы. Но если посмотреть на таблицу обысков, то хорошо видно: атаке подвергаются совершенно разные люди.

Комментаторы теряются в попытках вычислить следующую жертву, отмечая в основном безумный характер выдвигаемых версий или абсурдность доказательств.

Я думаю, что это не так. Даже у сумасшедшего можно найти логику, если постараться увидеть мир его глазами. А государство скорее машина, чем человек.

Машине свойственна логика простая и железная. Трудно поставить себя на место машины, но можно постараться. Надо просто внимательно читать их слова.

Для Машины любая живая реальность — лишь набор определений и понятий. У нее нет фантазии, чтобы соединить слова со сложными образами, и каждое слово имеет один конкретный смысл. Другое дело, что заложил его в машину человек. Идеолог. Заложил при помощи фильма «Анатомия протеста». Для Машины фильм стал реальностью.

Как видит это дело Машина? Внешний враг, задумавший извести и поработить нашу Родину, искал тут пятую колонну. И нашел в лице Удальцова. Новоиспеченный эмиссар, в свою очередь, начал подыскивать тех, кто готов за деньги воплощать коварный план врага. В специальных лагерях Удальцов стал готовить этих людей.

Слово «лагерь» Машиной читается однозначно: «лагерь подготовки боевиков». Жаль, нет больше пионерлагерей, я бы посмотрел, как штурмует их бронированный спецназ!

Поэтому любые сборища людей по интересам (наблюдатели на выборах, защитники архитектуры, Хопра и т.д.) наверняка использовались Удальцовым и его приспешниками для подготовки восстаний. Там ищут в первую очередь.

Во вторую — среди участников протестных акций в других городах. Ну и что, если там ничего особого не происходило и народу на митингах и прочих акциях мало? Ведь сказано же в кино: «На Болотной были беспорядки, а в регионах их готовили». Возможно, следователи еще обвинят Удальцова в расхищении денег Гиви Таргамадзе: оставшегося капитала просто не хватило на подкуп достаточного количества народа в провинции. Потому и не вышло.

А кто будет третьим? Вот тут уместно процитировать интересный документ — «Постановление о разрешении производства обыска в жилище Д. Краюхина», вынесенное судьей Басманного суда Москвы Карповым по представлению руководителя следственной группы «Болотного дела» Габдуллина. В преамбуле его сказано: «установлено, что Удальцов С.С., Развозжаев Л.М., Лебедев К.В. совместно с неустановленными лицами в период 2012 года, действуя умышленно, осуществляли приготовление к организации массовых беспорядков, а именно планировали действия, направленные на организацию массовых беспорядков на территории различных городов Российской Федерации, в местах отбывания лишения свободы, а также блокирование железнодорожных путей и совершение на них противоправных действий».

«В местах отбывания лишения свободы»! Кажется, никто не обратил на это внимания, но раньше я таких слов в связи с Болотной не слышал. И вот в феврале возникает дело «о массовых беспорядках в копейской колонии» — по событиям, произошедшим еще в 20-х числах ноября. А в марте появляются первые арестованные. Пока вроде бы никакой связи с Болотным делом нет. Кроме «массовых беспорядков». Но среди последних подвергшихся обыскам и допросам — уже по Болотному делу — Наталья Звягина из Воронежа, Дмитрий Краюхин и Вероника Каткова из Орла. Все — члены ОНК или имеют отношение к контролю над тюрьмами. А кто у нас имеет доступ «на зону» кроме следователей и адвокатов? Общественная наблюдательная комиссия по контролю за соблюдением прав человека в местах заключения.

Да, ни один из них, кажется, с Копейском не связан.

Но, во-первых, волнения регулярно возникают у нас в самых разных тюрьмах. А во-вторых, «все они, правозащитники, одна шайка»! И это правда. Немного х, вот и приходится друг другу помогать.

Я думаю, скоро придет черед правозащитников. Ведь в другой «настольной книге чекиста» про них уже ясно написано: «иностранный агент». Усилия

Следственного комитета и надзирающих прокуроров сольются. И первыми станут члены ОНК, несущие «идеи Таргамадзе — Удальцова» в СИЗО и колонии.

Есть еще один нюанс в выборе жертв Машиной. В большинстве своем это пока либо «рядовые», либо провинциалы. Люди малоизвестные. Не рвущиеся к славе.

Пахари общественной нивы. Объяснить это можно, лишь поняв саму суть Машины и «Болотного процесса».

«Випы» в рядах оппозиции Машине не нужны. Так уж сложилось, что они сами отчасти приобрели незаметно ее черты, стали ее частью. Их не надо пожирать, достаточно лишь окончательно подорвать их и так пошатнувшееся в глазах общества лидерское звание. Дискредитировать. И для этого не нужно серьезных усилий.

Катя-Муму, водочка, пара мутных историй с мелкой денежкой, скандальчик с соратником, тихая матерщинка по адресу однопартийца… Это все не преступление и даже не тяжкий грех — все мы люди. Но ведь правда. И с претензиями на образ духовного вождя, морального лидера все эти мелочные грешки ну никак не вяжутся.

Кто-то из «персон», конечно, будет присутствовать в деле по традиции (куда ж без вождей?), но не они главная цель.

Иное дело незаметный, «обычный» человек, проявляющий неожиданную твердость в отстаивании своего права жить по своим, человеческим законам. Потому что Болотное дело — это не история про политику, экономику или борьбу за власть. Цель его — показать: люди продажны, они лишь прячут это под личиной честности и благородными декларациями. В сущности власть, того не сознавая, создает дело о себе самой и своих представлениях о жизни. Ей очень важно доказать: все такие, так устроен мир, все в нем ненадежно и никому нельзя верить. Человек, заботящийся об общем благе, — нонсенс, хорошие люди — сказка.

Это дело о двух мирах. Мире живых людей — сложных, чувствующих, желающих, любящих и ненавидящих, совершающих роковые ошибки и всю жизнь искупающих их, чтобы ощутить наконец счастье и легкость бытия. И мире машин — в котором нет добра и зла, а есть только конструкции и комбинации для достижения цели.

Мир, в котором правит конспирологическое чекистское сознание. Наверное, это больной мир — и правы говорящие о безумии следствия.

Дмитрий Борко, Грани.Ру, 4.04.2013,http://grani.ru/tags/may6/m.213308.html

ИНТЕРЕСУЮТСЯ ПУТИНСКОЙ АРИФМЕТИКОЙ

Обращение к президенту В.В. Путину о <миллиарде для НКО>

Сегодня, 11 апреля 2013 года, около 60 ведущих российских НКО обратились к президенту РФ В.В. Путину в связи с его высказываниями о финансировании российских НКО, сделанными в интервью немецкой телерадиокомпании ARD 5 апреля. Организации просят президента дать распоряжение безотлагательно опубликовать полные списки названных им в интервью 654 НКО с указанием сумм, полученных ими из иностранных источников за последние четыре месяца, и информацией о том, на какую деятельность эти средства были получены.

Вскоре на публичном ресурсе будет открыт дополнительный сбор подписей для организаций и граждан, желающих присоединиться к обращению.

Текст письма см. ниже.

Президенту Российской Федерации Путину В.В.

Уважаемый господин Президент!

В интервью немецкой телерадиокомпании ARD 5 апреля 2013 года Вы сказали: <В Российской Федерации действует 654 неправительственные организации, получающие, как выяснилось сейчас, деньги из-за рубежа: Только за четыре месяца после принятия нами соответствующего закона на счета этих организаций из-за границы поступило: 28 миллиардов 300 миллионов рублей — это почти миллиард долларов. 855 миллионов рублей — через дипломатические представительства.

Это организации, которые занимаются внутриполитической деятельностью. Разве наше общество не должно знать, кто и на что получает деньги?>

(http://президент.рф/новости/17808).

Мы также считаем, что общество имеет полное право знать о том, какие организации, в каких объемах и на что получают поддержку, в том числе из-за рубежа. Для этих целей мы, как и другие некоммерческие организации, размещаем в публичном доступе на сайте Министерства юстиции ежегодные отчеты о своей деятельности, включая полные данные о средствах, поступающих из-за рубежа. С этими данными может ознакомиться любой желающий

(http://unro.minjust.ru/NKOReports.aspx).

Но поскольку прозвучавшие в Вашем интервью цифры по меньшей мере в десятки раз превышают наши представления об объемах иностранной поддержки российским НКО, то нам и самим хотелось бы знать, что же это за организации, получающие такие деньги.

Мы отдаем себе отчет в том, что у Вас может быть иная информация из каких-то специальных источников. Учитывая общественный интерес к этому вопросу, убедительно просим Вас дать распоряжение безотлагательно опубликовать полные списки названных 654 НКО с указанием сумм, полученных ими за последние четыре месяца, и на какую деятельность эти средства были получены.

Арсений Рогинский, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество <Мемориал>;

Наталья Таубина, Фонд <Общественный вердикт> (Москва);

Игорь Каляпин, Межрегиональный комитет против пыток (Нижний Новгород);

Юрий Джибладзе, Центр развития демократии и прав человека (Москва);

Светлана Ганнушкина, Комитет <Гражданское содействие беженцам и вынужденным переселенцам> (Москва);

Борис Пустынцев, Правозащитная организация <Гражданский контроль> (Санкт-Петербург);

Александр Черкасов, Правозащитный центр <Мемориал> (Москва);

Лилия Шибанова, Ассоциация некоммерческих организаций в защиту прав избирателей <Голос> (Москва);

Святослав Забелин, Международный социально-экологический союз;

Алексей Симонов, Фонд защиты гласности (Москва);

Виктор Коган-Ясный, <Право на жизнь и гражданское достоинство> (Москва);

Наталья Жукова, Нижегородский областной Комитет солдатских матерей;

Лидия Графова, Международное общественное движение <Форум переселенческих организаций>;

Ольга Смитницкая, Калининградский региональный общественный фонд <Дом>;

Тамара Добрецова, Костромское областное общественное экологическое движение <Во имя жизни>;

Ирина Резникова, Костромская областная общественная организация <Комитет солдатских матерей>;

Игорь Кочетков, Российская ЛГБТ-сеть (Санкт-Петербург);

Анна Анисимова, Санкт-Петербургская ЛГБТ организация <Выход>;

Андрей Рудомаха, Экологическая Вахта по Северному Кавказу (Майкоп);

Александр Верховский, Информационно-аналитический центр <Сова> (Москва);

Ольга Сенова, <Друзья Балтики> (Санкт Петербург и Ленинградская область);

Геннадий Мингазов, РЭОО <Московский областной Зелёный крест>;

Елена Гришина, Центр общественной информации (Москва);

Асхат Каюмов, Экологический центр <Дронт> (Нижний Новгород);

Иван Павлов, Фонд Свободы Информации (Санкт-Петербург);

Сергей Вальков, Ивановское областное общество прав человека;

Мария Каневская, Ресурсный правозащитный центр (Санкт-Петербург);

Виктор Воронков, Центр независимых социологических исследований (Санкт-Петербург);

Дмитрий Краюхин, Информационно-аналитическое правозащитное агентство <ЦентрРус> (Орел);

Вероника Каткова, Орловская региональная ассоциация НКО <Голос> (Орел);

Михаил Плюснин, Вятская областная детская общественная организация <Вече> (Киров);

Григорий Свердлин, Санкт-Петербургская благотворительная общественная организация <Ночлежка>;

Габдулла Исакаев, Курганское областное общественное движение <За честные выборы>;

Галина Кузнецова, Комитет солдатских матерей Курганской области;

Людмила Базарова, региональное отделение общества <Мемориал> (Курган);

Николай Рыбаков, Экологический правозащитный Центр <Беллона> (Санкт-Петербург);

Галина Арапова, Центр защиты прав СМИ (Воронеж);

Александр Калих, Пермское отделение общества <Мемориал>;

Татьяна Дорутина, <Лига избирательниц> (Санкт-Петербург);

Роберт Латыпов, Центр поддержки демократических молодежных инициатив (Пермь);

Евгения Иванова, РОО <Сударыня> (Таганрог, Ростовская область);

Дмитрий Дубровский, АНО <Право знать> (Санкт-Петербург);

Алексей Козлов, Благотворительный фонд <За экологическую и социальную справедливость> (Воронеж);

Виктор Юкечев, Институт развития прессы — Сибирь (Новосибирск);

Дмитрий Макаров, Молодежное Правозащитное Движение (Воронеж);

Владимир Сливяк, <Экозащита!> (Москва-Калиниград);

Федор Крониковский, Экологическая группа <Тайга> (Приморский край);

Михаил Савва, Южный региональный ресурсный центр (Краснодар);

Айгуль Сембаева, СПбРОО <Немецко-Русский обмен> (Санкт-Петербург);

Людмила Альперн, Центр содействия реформе уголовного правосудия (Москва);

Ирина Фуфаева, объединение <Зеленый мир> (Нижний Новгород);

Леонид Гришин, Общественная переселенческая организация <Уральский дом> (Заречный, Свердловская область);

Марина Островская, СПбБОО <Перспективы> (Санкт-Петербург);

Наталия Певцова, Католический благотворительный центр <Каритас Санкт-Петербург>;

Наталья Тагильцева, Свердловская областная общественная организация <Нелегалов.Нет> (Екатеринбург);

Сергей Андреев, Алтайский краевой общественный фонд социальной поддержки и гражданских инициатив (Барнаул);

Евгений Гонтмахер, Комитет гражданских инициатив (Москва);

Анна Орлова, СПбБОО <Центр развития некоммерческих организаций> (Санкт-Петербург).

memorial.rus@gmail.com, 11 апреля 2013 г.

ДЕНЬЖАТА ВСЕ-ТАКИ СУЩЕСТВУЮТ

2001 г. В ноябре генерал В.П. Капашин заверил форум Зеленого креста в Москве: «Мы успешно сотрудничаем с Зеленым крестом и г-ном Барановским с 1997 г.

В местах хранения химического оружия действуют наши группы по работе с общественностью, в большинстве регионов они находятся вместе с аналогичными группами Зеленого креста». Со своей стороны представительница посольства Швейцарии в Москве Е. Трахтенберг сообщила о решении «внести вклад в строительство гражданского общества» в России путем финансирования информационных центров Зеленого креста в Брянской, Пензенской и Кировской обл. Полковники В.И. Корзанов, В.М. Панкратов и А.К. Смолянинов были счастливы.

2003 г. В ноябре на форуме Зеленого креста в Москве советник посольства Великобритании в Москве доложил, что с 1999 г. оно финансирует информационный центр Зеленого креста в Кизнере (Удмуртия). А представитель ведомства иностранных дел Швейцарии сообщил о выделении Зеленому кресту 3 млн. швейцарских франков на финансирование программ формирования «позитивного отношения местного российского населения к программе уничтожения химического оружия».

2004 г.В ноябре представитель МИД Канады доложил Зеленому кресту, что его страна «нашла средства по оказанию помощи в создании и поддержании нового информационного центра Зеленого креста в Ижевске», и выразил надежду, что этот центр внесет вклад в дело уничтожения химоружия в Удмуртии. В свою очередь дипломат из Швейцарии сообщил об осуществленных его правительством тратах в размере 2,2 млн. евро, которые покрывают «расходы 3-х из 10 информационно-аналитических центров Зеленого креста в России».

2005 г. В ноябре форуму Зеленого креста в Москве были названы получатели оплаты за труды по НЕобеспечению безопасности населения в процессе уничтожения химоружия России: 1) представитель Министерства обороны Великобритании James Harrison поведал о выделении денег на «финансирование местного офиса Зеленого креста в Кизнере»; 2) представительница посольства Канады в Москве Debra Price — на «финансирование деятельности офиса Зеленого креста в Ижевске»;

3) представитель Федерального департамента иностранных дел Швейцарии Andreas Friedrich — на «покрытие расходов на содержание трех из десяти офисов Зеленого креста — в Кирове, Пензе и Почепе» с целью «содействия одобрению планов уничтожения химоружия российским населением». Одобрили. 2006 г. В ноябре на форуме Зеленого креста в Москве представитель посольства Канады в Москве Mark Opgenorth высказал свою гордость «вкладом в размере 100000 долл. ежегодно в течение 4-х лет на содержание информационного офиса Зеленого креста по работе с населением  в Ижевске». Представитель МИД Швейцарии Andreas Friedrich сообщил, что с 1993 года ими израсходовано «около ста двадцати миллионов рублей в России через Зеленый крест, чтобы способствовать уничтожению химического оружия». 2007 г. В ноябре в Москве на конференции Зеленого креста представительница посольства Канады в Москве Colleen Pigeon сообщила, что Канада по-прежнему выделяет по 100 тыс. долларов в год на оплату деятельности центра Зеленого креста в Ижевске (Удмуртия). Представитель МИД Швейцарии заверил, что его ведомство будет по-прежнему финансировать деятельность отделений Зеленого креста в Кирове, Пензе и Почепе. Представительница МИД Нидерландов указала, что ее организация, как и прежде, финансирует «проекты, выполняемые с Зеленым крестом… для гражданского общества». Представительница посольства Финляндии в Москве Sari Rautio напомнила, что Финляндия с 2004 г. «финансирует деятельность Зеленого креста в России в области привлечения внимания и повышения информированности общественности».

Источник: трехтомник Л.А. Федорова «Химическое вооружение — война с собственным народом. Трагический российский опыт», 2009, РОДП <ЯБЛОКО> и  Союз за химическую безопасность, Москва. Том 1. <Долгий путь к химической войне> (392 стр.), том 2. <Военно-химический архипелаг> (240 стр.), том 3. <Экология химического оружия> (383 стр.). Таблиц — 46, рисунков — 8, библиография -1057 названий.

НЕ СПЕШАТ В АГЕНТЫ

Тем, кто не понял

Сначала медицинский факт: Владимир Путин принял как личный вызов себе отказ правозащитников, получающих финансовую помощь от международных фондов, регистрироваться в качестве иностранных агентов. Наблюдатели предсказывают, что те организации, которые не подчинятся этим требованиям, будут ликвидированы.

Решимость Путина сделать это подчеркивает его готовность верить и произносить несусветную чушь о получении около миллиарда долларов за три месяца неправительственными организациями.

Все чаще даже сторонники правозащитников высказываются в таком духе: «Борьба бесполезна, для сохранения себя согласитесь и зарегистрируйтесь «иностранными агентами».

Тем, кто не понял, почему правозащитники никогда не будут регистрироваться «иностранными агентами», объясняю.

Существует, по крайней мере, пять причин, почему Движение «За права человека» не будет проходить эту унизительную процедуру:

1. Очевидно, что в представлении обычного человека понятие «иностранный агент» несет негативную коннотацию. Поэтому российские граждане, которым требуется помощь правозащитников, будут опасаться обращаться в правозащитные организации и, значит, работа их станет менее эффективной.

2. Еще большее значение имеет другой аргумент. Дело в том, что основная работа нашего Движения заключается в общественном лоббировании интересов конкретного человека, обратившегося к нам. Многочисленными обращениями в госорганы мы побуждаем их действовать в интересах граждан. И к нам госорганы относятся вполне лояльно — во время отвечают и зачастую идут навстречу. Но если на бланке нашей организации будет написано: «зарегистрированы в качестве иностранного агента», найдется ли хоть один чиновник, который будет с нами взаимодействовать?

3. Современные правозащитники естественно считают себя продолжателями дела советских диссидентов-правозащитников. Многие из них за противостояние тоталитарному режиму также были названы иностранными агентами, не признавали это и зачастую платили за это жизнью. Можем ли мы совершить предательство по отношению к ним?

4. Зарегистрировавшись как «иностранный агент», я, бесспорно, нарушу те договорные отношения, которые у меня есть с иностранными фондами. Для тех, кто плохо знает суть отношений грантополучателя и грантодателя, коротко расскажу процедуру. Организация, специализирующаяся в какой-то сфере, например, Фонд «В защиту прав заключенных», пишет заявку на определенный проект, эта заявка участвует в конкурсе, и, если грантодателя устраивает деятельность, указанная в заявке, на нее выделяются деньги. При этом, никогда грантодатель не ставит никаких условий для предложенного проекта. Таким образом, грантодатель не является заказчиком работ (с точки зрения гражданского права «принципалом»), а организация, выполняющая проект, не является исполнителем (с точки зрения гражданского права представителем, то есть агентом). В этих обстоятельствах могу ли я позволить себе зарегистрироваться как «иностранный агент»?

5. И самое главное, моя организация и я знаем, что мы никакие не агенты. Можем ли мы лгать всем и самим себе?

P.S. Во всем мире под понятием «политическая деятельность» подразумевается борьба за власть и участие в выборах. На такую деятельность политические партии не могут брать деньги из иностранных источников, и это правильно.

В законе об «иностранных агентах» политической деятельностью почему-то называется влияние на общественное мнение и влияние на принимаемые госорганами решения — то есть то, что не просто может, а должна делать нормальная неправительственная организация.

Выполнение закона об «иностранных агентах» означает узаконивание этого ложного представления и объявление всей дальнейшей деятельности правозащитных организаций незаконной.

Лев Пономарев, 11 апреля 2013 года, http://www.echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/1051010-echo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *