Опубликовано

Машина сила (I)

Образ

(секреты: как встретить спутника жизни  и создать свое поместье)

«Вселенная изобильна и у нас всегда есть ее изобилие — во всем!»

Мария Дъяченко

– Наша драгоценная Маша из «Милёнок», которую читатели книг серии «Звенящие кедры России» знают по знаменитому видео-сериалу «Родовые поместья», созданному творческим дуэтом Вадима Карабинского и Ларисы Рядновой, она – сибирячка!

Её чаи,  собственноручно собранные из целебные трав, можно приобрести в сети магазинов «Звенящие кедры России». Продавцы экологической продукции еще не встречали ни одного покупателя, который бы мысленно не поблагодарил бы Машу за прекрасную и добрую энергетику этих напитков. Что же такое известно ей, какую энергию несет ее продукция — судите сами. Наша встреча состоялась в начале августа в ее родовом поместье.

– Человек сначала создает образ.

Он хочет найти землю (свой земельный участок для обустройства – ред.), и только потом свою половинку.

Ход мыслей может быть и обратным: сначала мы создаем образ своей половинки, встречаем её, а только потом — вместе с ней начинаем создавать образ поместья и само поместье. Женщины, которые хотят поселения, хотят свой дом «любой ценой», — они, на мой взгляд, встречаются с  проблемой. Человек, захваченный мыслью о том, что он ждет встречи с половинкой, — он уже сам к этой встрече готовится. Он едет на брачные слеты, фестивали, участвует в строительных лагерях…

В 1998 году, когда мы прочитали книгу, стали следить за развитием событий, мы думали — где же нам организовать свое поселение? Мы с сестрой делали попытки организовать поселение в Томской области, — там сейчас есть поселение «Солнечная поляна», где проводит курсы Зепп Хольцер*. У сестры сейчас свое поместье на краю нашей родовой деревни Басандайки** — два гектара и семь ребятишек… Мой пример – в своих поисках я сначала взяла участок в поселении «Родовое» Тульской области.

Так вот про образ половинки. Я приехала в Москву, нашла работу, стала ездить на свой участок — я его нашла по интернету. Поселение было уже организованно крупное. А мне хотелось сразу переезжать на землю и жить там, когда уже собралось много людей… Я думала, что если есть большое поселение, то жизнь и творчество там закипят сразу! Тогда был «Ковчег» и «Родовое», самые крупные. Приезжаю получить свидетельство о собственности — земли пустые… Никого нет, а участки в собственности… Об этом все, конечно, теперь уже знают, — как только человек начинает ездить по поселениям искать себе место, он с этим обязательно сталкивается, — где земли уже зарегистрированы в частной собственности, там много проблем и долгих разногласий.

Несколько раз приехав на свой участок я подумала, а как же я буду все это осваивать? Мне же нужна моя половинка!? Сначала ведь думала, что сделаю все сама, но образ поместья почему-то не складывался. Перечитывая книги Мегре, я нашла ответ, — «сначала нужна половинка!».

Как-то я увидела еще одно объявление: «Организую поездку единомышленников, хочу создать поселение в прекрасном месте». Я им позвонила, и согласилась на поездку. Хотя эта женщина так впоследствии и осталась на своей даче.

Виталий также искал себе поместье, ездил по поселениям, случайно мы оба и попали в эту поездку. Он уже десять лет, как приехал в Москву из Самарканда (Узбекистан). До своих 34-х лет он не видел смысла в создании семьи, по тем примерам, которые его окружали. Сложность построения семейных отношений в городе, — разводы, теснота проживания с родственниками, проблема обеспечения питанием, проблема воспитания ребенка, — да просто грязная экология! Когда он прочитал «Анастасию», то понял, что именно по такой модели можно создавать семью. У него намерения включились — у меня намерения включились, и вот мы – притянулись!

Мы познакомились с ним в этой поездке, потом несколько раз пересекались в Москве, потом я его пригласила на первый слет знакомств в «Родовом», с идеей, чтобы он смог бы встретить там свою половинку. Там было много разных парней, которые пафосно представлялись, было видно, как они старались выбирать девушек.

Виталий же — полная мне противоположность — кучерявый такой, смотрящий в небо, мечтательный, неторопливый. Когда его впервые увидела, он меня не впечатлил. Я думала о качествах моей половинки — доброта, надежность, порядочность, — но это все проявляется позже. Нельзя судить о человеке по первому впечатлению.

И вот на слете мы подходим к стойке регистрации, нам предложили на выбор — либо «красное сердечко» для написания своего имени, если мы в поиске половинки, либо «зеленый листик» — если мы уже никого не ищем. Виталий мечтательно так произнес — «зеленый листик», что меня удивило. В итоге нам дали по «красному сердечку». Я участвовала во всех хороводах, играх, состязаниях. Они все рассчитаны на поиск, но прочувствование своей половинки. Вероника Гаврилёнок***- специалист по праздникам, проводила все эти мероприятия. Мы многое из ее фильмов сейчас используем – в хороводах, в играх.

Представлялись в основном парни, так как девушки в основном стеснялись. Я, конечно, к каждому из них присматривалась – все в нарядных рубахах, кто дом в «Ковчеге» строит, кто еще в поисках своего поселения. Среди девушек было много невест с детками, да я и сама такая. Детки часто помогают найти половинку. Хоть трое у тебя ребятишек – все равно твоя половинка где-то ходит. Нужно ее встретить!

Играю в игры, а сама наблюдаю за Виталием. Он где-то под березкой в тенечке смотрит за действием, а сам нигде не участвует. Девчонки потом плели веночки и бросали их в пруд. Я тоже бросила свой веночек на самую середину пруда. Тут и Виталик начал раздеваться. Я спрашиваю его, мол, что же, и ты поплывёшь за веночками? Он говорит: «Да, поплыву». Обратно он приплыл с моим веночком. Причем на нем еще горела свеча!

Смысл кидания веночков был таким: парни вечером должны угадывать, чей это веночек. То есть когда мы забрасывали, они не видели, и должны были их собрать. Но Виталий — хитрый, он подглядел. Он определенно поплыл за моим веночком. На обратном пути, как-то все ушли вперед, а мы с ним отстали ото всех.  Он несет мой веночек в руках и вдруг говорит мне: «С тобой, прекрасная богиня, хочу я создавать любви пространство на века!». Сказать, что это было неожиданно – это ничего не сказать. Был шок. Я фразой из книги ответила, хотя мой ум еще не успел включиться… Но это и замечательно, потому что события дальше развивались и стремительно, и без включения счетчика — ума. Потому что, если включать ум, то очень много у нас условностей, — а что мы будем делать, как мы будем это делать, на что мы будем жить в поместье?

– Да, к сожалению слова сопротивления также имеют своё материальное воплощение. Видимо надо так следить за своим языком, чтобы не сказать этих лишних слов. Это как в волшебной сказке, наверное…

– Поэтому я ничего не успела сказать, только сразу в ответ Виталию сами возникли слова из книги: «Тебе я помогать готова в сотворении великом!».

Этими словами ответила не совсем я, а какая-то часть меня. Другая часть меня – это страхи о том, что может что-то не получится. Сейчас этих страхов почти не осталось, потому что мы всегда повторяем, что Вселенная всё для нас приготовила, всё для нашего блага. Это стало подобием мантры****, это как живой работающий образ.

– Вот это еще раз доказывает, что существует тонкая субстанция, которую мы своей душой как бы выращиваем…

– Мы всегда повторяем, что средств, — назовем их «средствами»  — всегда будет достаточно для нас — Вселенная изобильна и у нас всегда есть ее изобилие — и в средствах, и в финансах, и во всем. Поэтому когда люди к нам приезжают сейчас, они видят такое изобилие, а я им говорю, ребята — у всех будет такое изобилие, надо только настроиться! И половинка будет и — самая лучшая, — надо только правильно настроиться. Той части меня, которая боялась, уже практически не осталось за прошедшие четыре года.

Итак, мы с Виталиком стали вместе ездить, землю искать. Виталику в «Родовом» показалось большое пространство, мало людей. Искали еще, приехали сюда в «Миленки». Нам здесь так понравились Владимир Александрович, Таня Александрова, — всего пять семей. Мы были шестые. Участок мы взяли летом, когда нас приняли с удовольствием. Потом у нас был обряд венчания в сентябре. Виталик уже создавал план участка, лучше ведь сориентироваться, когда он уже есть в реальности. Пришло понимание, что дома строить большие необязательно: маленькие легче содержать, легче отопить.

– И построить легче…

Да, а летом мы все время на улице. Некоторые нацеливаются на большие дома, им приходится останавливать свою мысль на том, что приходится еще долго жить в городах, выплачивая кредит за большой дом, а это большой жизненный тормоз для переезда в поместье. Нужно просто переезжать, жить и решать эти задачи, а не те.

– Маша, интересно было бы заострить взимание на произошедшей обрядовости венчания. Вероятнее всего этот обряд можно отнести к «явлению без посредников», но с живыми свидетелями. Является ли он языческим?

– Он больше ведический, первоистоковый. Язычество, если рассматривать его как поклонение идолам, здесь нет – как нет и самого поклонения. Ты творишь обряд на своем участке, ты – что, поклоняешься своему участку? Можно поклоняться мужу, или жене, невеста — жениху. Надел венок***** – ты его «повенчал». То, что мы прочитали, — мы в это и верили. Поэтому мы так и делали. Я знаю очень много семей, которые познакомились на слетах, а потом переехали в свои поселения. И не все они открыты такому обряду, почему-то стесняются…

– Думаю, потому, что это и сокровенное и на публику одновременно, — возможно должен быть соблюден некий душевный баланс.

– Да! Каждая семья решает, проводить такой обряд или нет. У нас с Виталием даже мысли не было сделать как-то по-другому. Мы сразу хотели здесь провести обряд венчания. Получилось — и с друзьями, и как-то сокровенно. Остаются мысли и образы, которые вновь возникают, когда мы думаем о том, что наши дочь или сын тоже когда-нибудь будут проводить такой же обряд.

В детстве своего ребенка я создам ему прекрасный образ! Вот, я катаю в коляске Василису и пою: «Василисушка встретит прекрасного молодца…, и с ним создаст прекрасное пространство». Я ведь свой опыт использую, и то, что меня когда-то осенило в книгах, а там образы описаны самые наикрасивейшие, которые в нас отклик нашли. Все начиналось у нас с Виталием романтично. Потом все начало развиваться само по себе. Я из Сибири, у меня никаких миллионов не было. И у него ничего такого не было. Мы своими небольшими накоплениями скинулись, купили подержанную машину и стали приезжать в поместье. В зиму закупили станкомер, солому, глина на участке — своя. И с весны начали строить. Зимой мы уже зимовали, родился Родомир. И все начало складываться лучшим образом.

Виталий ездил в Москву к брату на строительные работы. Две недели работал, две недели в поместье. А сейчас он с этого приработка пока ушел, потому что родилась Василиса и мы решили, что нам нужно свои проекты доделывать, которые называются «баня» и «навес для трав». Баня у нас будет гостевым домиком. Гостевой домик, не общий домик, за любую постройку должен отвечать какой-то конкретный человек. Общая баня в «Ковчеге» себя, конечно, хорошо зарекомендовала. Но это не факт, что она нужна, как общественная собственность. Как только что-то нужно, оно должно само без пробуксовки реализовываться. Мы про общие бани и про общие мастерские говорим уже четыре года, но еще ничего не создали. Значит оно и не настолько нужно. Здесь в поместье ты понимаешь, что каждому делу ты отдаешь свое время и энергию. И излишняя суета по поводу каких-то проектов ни к чему.

Важнее показать образ поместья, где взрослые детки ходят летом, собирают чай, и этот чай действительно ценен, потому что они в благости собирают травы, такая у них энергетика — это ценно. Тогда они остальное время могут заниматься тем, чем захотят. Они, правда, и сбором трав занимаются с удовольствием потому, что если не делать это с удовольствием, это будет не так вкусно…

– Вопрос о взаимоотношениях в паре, причем не о духовных, а скорее о детородных… Как прорабатывается это сейчас в поселении?

– На собственном опыте я могу сказать, что я выросла в городе в эпоху — сначала — запретов, когда мамы с девочками об этом вообще не говорили, а в подростковом возрасте об отношениях мужчины и женщины мы узнавали «из подворотни». И когда мать обычно говорит такую фразу, что делай что хочешь, но только не принеси «в подоле». Это в восемнадцать-двадцать лет. Это вызывало любопытство. Но здесь на земле это четко понимаешь — в нашем детстве отсутствовал полноценный образ. Нас не воспитали наши мамы и папы, так, что с детства ты взращиваешь себя, холишь, лелеешь, учишься всему, чтобы потом создать семью, встретить своего единственного мужчину. Девушка, выросшая в городе, где пропагандируется порочность, воспринимает это, как «среду обитания» для себя и воспринимает пропаганду как «взрослое удовольствие», которое ожидает ее в будущем.

Мне потребовалось года четыре, что бы понять, что сохранение сексуальной энергии, это есть самое важное «успокоение», усмирение наших энергий. Чтобы справиться с нашими привычками ментального обжорства. Нам надо их гасить. Гасить отрицательные эмоции жадности: хочу больше денег, хочу новую машину. Очень важно научиться усмирять негативные энергии. Мне потребовалось много времени, чтобы эту энергию в себе усмирять. И то, может быть, не до конца. Я все время сопротивлялась, говорила Виталику, что, мол, врачи говорят, что это полезно, что чем чаще, тем лучше.

Мы общаемся в «клубе богинь» нашего поселения, там мы обсуждаем эти моменты. У нас есть в поселении семья, которая  уже шесть лет мечтает о сотворении малыша, и между ними отсутствует физическая близость. Я к этому прихожу сейчас после рождения Василисы, которая была сотворена, которая сама пришла, мы планировали немного позже, но Василиса сама выбрала место и время когда ей прийти. Но вот следующего малыша мы решили сотворить осознанно, то есть близость между нами будет только для сотворения. Когда мы с ним созреем. Когда придет осознанность. Уже год после сотворения Василисы между нами отсутствовала близость. Это сложно. Только Виталику может быть легко. Мы вместе растем.

– Какое нужно иметь мужество, чтоб к этому прийти! Как надо управлять своей слабостью! Идти «на поводу» друг у друга, это — слабость, это своего рода «преступление» перед детьми, нашим будущим…

– Мы растрачиваем нашу энергию, когда в семье присутствует низшие энергии: удовольствие покушать, удовольствие любовных утех без осознания сотворения

– Вы в своей лаборатории нашли выход?

– Выход – работа над собой. А в паре – совместная работа.

– А как убедить свою вторую половинку?

– Самому меняться!

Проработки здесь те же самые, что и в городе: еда, с которой нам здесь легче справляться. Взаимоотношения, которые здесь обостряются в естественной среде обитания: все конфликты, которые были раньше там, сидя в офисе, а потом в кафе и поздно, в постели, не разрешались, а только накапливались… Взаимная неприязнь, раздражение, придирки — они здесь выливаются фонтаном! Я знаю, что все поселенцы с этим встречаются, перед семьей, переехавшей сюда, встают проблемы, но они открыты – они не загоняются в угол, не являются причиной депрессии, безысходности. Мы приезжаем сюда «невыросшими» личностями, разболтанными, «разобранными» по частям… Книги Анастасии емкие. У нее там маленький кусочек, который мне Виталий постоянно перечитывает о том, что близость между мужчиной и женщиной достигнет наивысшего развития и полноты ощущений, если ты справишься со своими повседневными слабостями. И этой полноты тебе хватит на большую часть жизни. То есть, сотворить одного, два или три ребенка, и этой близости, которая у тебя будет раз в пять лет, или в три года, тебе ее хватит на последующие три года. Так размышляем мы и в нашем «клубе богинь».

– А ведь это так просто — это как воды попить! Знания об этом так просты и естественны. Мы их не видим, не выполняем — мы слабые неполноценные существа!

– Очень слабые. Приходишь в магазин, какой-нибудь ерунды иногда купишь… но уже все реже и реже. Это все работает – новая энергия работает на практике. И на это требуется время. Нам нужно пространство, чтобы оно нам помогло с нашими же слабостями справляться. То есть, когда ты находишься в своем пространстве, ты не думаешь о вредных веществах, которые соблазняют. И точно так же сексуальное: в городе ты везде с этим сталкиваешься, ты просто на это раскрученный. Все мы в городе такие.

– Там приходится просто оборону держать.

– А здесь, когда ты приходишь на праздник, все такие благостные, супружеские пары! У хлопцев и девиц расписные рубахи, свой стиль. Жена пошила красивую одежду, украсила ее по-своему, у пары — мужа и жены — одинаковая родовая вышивка.

– Получается, что каждая семья – это свой «кооператив», который надо защищать, оберегать, выращивать.

– Когда ты видишь такие семьи, они уже начинают светиться чем-то, каким-то притягательным светом, тогда ты хочешь на них равняться. Мы стараемся равняться на семью, которая усмирила в себе все эти энергии. Продолжение в следующем номере ЭСО

Беседовала Лана Томская

______________________________________________________________________________________________________________________

* Зепп Хольцер – «аграрный гуру, фермер-революционер, борец с корпорациями и просто «волшебник» от сельского хозяйства. Он смог превратить высокогорное хозяйство родителей Краметерхоф в цветущий райский сад». Алексей Жуков, журнал «Белорусское сельское хозяйство».

** Басандайкаодна из томских легенд гласит о намерении местного царя (племя эуштинских татар) Басандая, выдать дочь Тому за большого сибирского хана наперекор ее привязанности к молодому Ушаю. Трагедией закончилась жизнь Томи – бросилась она в воды реки, которая была названа ее именем. По реке Томь назвали город Томск. Именем Басандайка называются также – река, село и так другие окрестности.

*** Вероника Гаврилёнок — ведущая, директор института Народного Праздника Академии РА. Окончила Белорусский Университет Культуры (2001). Создала свой театр-студию «Родник», в котором поставила спектакль «Сотворение» и «Ведруссы» (2004). В 2006 году в течение пяти месяцев посвятила тому, что ездила по стране и проводила праздники в разных городах России и Украины (была ведущей на 10 брачных слётах, в группе «Сотворение» в Киеве и в Минске, на «Колядках» в Одессе, в поселении «Ковчег»). Автор и режиссер серии фильмов «В лучах праздника».
Все мероприятия, проводимые Вероникой Гаврилёнок, направлены на лучшее узнавание и  раскрытие разных сторон личности. Игры  направлены на развитие творческих способностей, интуиции, силы и скорости мысли, памяти, ловкости, гибкости, внимания, острословия, выносливости, чувствительности и т.д. В результате участники на протяжении слета лучше узнают друг друга. Вся атмосфера мероприятия помогает найти того человека, ради которого вы приезжаете на слет.

**** Ма́нтра (санскр. «орудие осуществления психического акта») — священный гимн. Мантры имеют ведическое индуистское происхождение, лишь позднее они были адаптированы в буддизме и джайнизме. Обычно мантра представляет собой сочетание нескольких звуков или слов на санскрите. При этом каждое слово, слог или даже отдельный звук мантры может иметь глубокий религиозный смысл (например, одна из наиболее известных мантр — сакральный звук Ом в некоторых религиозно-философских учениях принято считать комбинацией трех звуков (А, У и М), каждый из которых, в свою очередь, имеет разнообразные смыслы и толкования).

***** Вено́к — (словарь Даля) «м. в песнях также вен, плетеница из ботвы, листвы, зелени с цветами; такая-ж круглая плетеница, ободом, обручем. Завивать венки́, закручивать березовые венки, как делают девки, когда крестят кукушку, на семик, или когда гадают. Вено́чек умалит. также хороводная игра или пляска, вьюн».

— Некоторые находят этимологию от слова «славяне» – «словены» – «вены» – наиболее древнее название аутентичных (местных) племен.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *