Опубликовано

СОБЯНИН С КУЛЬБАЧЕВСКИМ ЖДУТ В МОСКВЕ ХИМИЧЕСКИХ ТЕРРОРИСТОВ

(22 апреля — Международный День Матушки-Земли по версии ООН)

МОСКОВСКИЕ ДЕЛЬЦЫ СЫСКАЛИ ХИМИЧЕСКИХ ТЕРРОРИСТОВ В ЗАУРАЛЬЕ

Отрывок из книги Л.А.Федорова «Химическое разоружение по-русски», Москва, НЛО, 2011, 978 стр.

«…господа из Зеленого креста имеют взгляды еще более широкие, чем можно себе представить. До тех пор, пока им платили за формирование положительного образа действий российских властей в разрезе химического разоружения, они последовательно так и поступали. А вот когда в начале 2005 года им поручили выдать критические слова в адрес тех же властей (началось задание раньше — в ноябре 2004 года представители палат Конгресса США выступили в Москве на форуме Зеленого креста с серьезными обвинениями в адрес властей России [497]), они включились в процесс и шустро настрочили и роскошно издали на неплохом русском языке негативный доклад о положении в г.Щучье в связи с проблемой уничтожения химоружия (сентябрь 2005 года)[688].

688. Смертельное оружие и социальные проблемы: исследование взаимодействия развития социальной инфраструктуры и демилитаризационных процессов в г.Щучье. Зеленый крест (США, Швейцария), Институт экономики города (Москва), сентябрь 2005 года, 52 стр.

Авторы:

Герман Ветров, директор направления, к.э.н., Институт экономики города,

д-р Пол Волкер, директор программы Legacy, Американское отделение Зеленого Креста,

Юлия Зайцева, заместитель директора направления, к.э.н., Институт экономики города,

Елена Коваленко, эксперт, Институт экономики города,

Игорь Колесников, руководитель проекта, к.т.н., Институт экономики города,

Финн Лонгинотто, сотрудник программы Legacy, Американское отделение Зеленого Креста,

д-р Стефан Робинсон, координатор программы Legacy, Швейцарское отделение Зеленого Креста,

Жанина де Гузман, сотрудник программы <Green Cross Legacy Program Associate>, Всемирный Зеленый Крест, США.

Источник:  http://www.urbaneconomics.ru/texts.php?folder_id=94&mat_id=41&page_id=6368

Технически задание было исполнено вполне удовлетворительно. Началось с того, что Зеленый крест России завез в Курганскую область представителей нанятой на центральной улице г.Москвы организации (ее члены называют себя Институтом экономики города, ИЭГ) и без запинок провел их по всем нужным начальственным кабинетам. Вот как это было описано впоследствии: <В марте 2005 г. рабочая группа в составе представителей американского, российского и швейцарского отделений Зеленого Креста и четырех сотрудников ИЭГ посетила Щучье, областной центр Курган и Челябинск — началась реализация первого этапа исследования. Необходимая информация собиралась во время посещений местных органов самоуправления, больниц, школ, путем проведения опроса среди официальных представителей власти и населения, а также изучения соответствующих документов и информационных материалов. Собранная информация была подвергнута тщательному анализу в Москве> [688]. В-общем получены были исчерпывающие данные, которые позволили сформулировать социально-экономическую картину положения дел в связи с осуществляемым в области химическим разоружением — хоть положительной, хоть отрицательной. Были использованы также результаты многолетних упражнений г-жи Масловой, называющей себя социологом и возглавляющей организацию под названием <Awareness>. Как следует из сообщений на форумах Зеленого креста, эту г-жу больше интересует не то, почему жителям Щучанского района плохо живется, а то, как к ним попадает негативная информация (оказывается, жители будто бы сами превращают хорошую и достоверную информацию властей об их (властей) хороших делах в информацию, будто бы негативную и неверную [494-499]).

Основные выводы, касающиеся водопровода, канализации и строительных дел, исполнители сформулировали сами — сделать это было нетрудно, поскольку задание дать негативную картину положения дел в Щучанском районе совпадало с реальностью, которую деятели Зеленого креста раньше старались не замечать.

А вот вывод, ради которого затевалась вся эта история, сформулировали уже заказчики задания (было бы смешно считать господ из столичного Института экономики города специалистами по химическому терроризму). И эти лица, когда хозяева их вытащили из засады и поручили критиковать, не только прикрыли разговоры о такой придуманной ими болезни у населения, как хемофобия (см., например, выступление И.И.Манило [492]), но и опустились до высшей наглости, обвинив несчастных и всеми обманутых жителей Щучанского района в пособничестве террористам: <обнищание населения может создать условия ДЛЯ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ОТРАВЛЯЮЩИХ ВЕЩЕСТВО ЗА ПРЕДЕЛЫ ОБЪЕКТА ПО УНИЧТОЖЕНИЮ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ИХ В ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХ ЦЕЛЯХ> [688].

Следует подчеркнуть, что совершили это подлое деяние крестоносцы совершенно напрасно — если кто и поднесет террористам на блюдечке артхимснаряд непосредственно со склада в пос.Плановый.., так это будут те самые лица, с коими Зеленый крест водит дружбу (<сотрудничает>) много лет и собирается продолжать это не всегда почтенное занятие и дальше…

Ну а дальше все пошло по намеченным рельсам. Разумеется, в Конгрессе США (а сомневаться в том, что крестоносцы выполняли задание именно этого самого Конгресса не приходится — там как раз искали очередной повод, с помощью которого можно было бы осенью 2005 года снова притормозить выделение России американских денег на возведение объекта уничтожения артхиморужия в Щучанском районе Курганской области) читают не русскоязычные доклады московских и не только писателей, а более привычную им прессу. Так вот, газета <The Financial Times> (Великобритания) в статье от 15 ноября 2005 года уже устами своего щелкопера коронную фразу Зеленого креста подправила в сторону усиления: <Вполне вероятно, что ДОВЕДЕННЫЕ ДО НИЩЕТЫ ОБИТАТЕЛИ, ВСТУПИВ В СГОВОР С ТЕРРОРИСТАМИ, ПОПЫТАЮТСЯ — за соответственную плату — СКОМПРОМЕТИРОВАТЬ БЕЗОПАСНОСТЬ СКЛАДА ОВ НЕРВНО-ПАРАЛИТИЧЕСКОГО ДЕЙСТВИЯ… или завода по уничтожению химического оружия>.

И они достигли своей цели. Во всяком случае уже в январе 2006 года генерал-депутат Н.М.Безбородов — самый чуткий барометр учета западных финансов в химическом разоружении России — в очередной раз провозгласил традиционный панический вопль, что <американцы заморозили предоставление финансовой помощи не только на возведение объекта в Щучьем, но и в целом на программу уничтожения химоружия в России> (<Независимая газета>, 13 января 2006 года). А еще более чуткий барометр, облеченный контрольными функциями, устами ракетного генерала А.Пискунова сообщил, что <Счетная палата РФ проводит комплексное экспертно-аналитическое мероприятие, связанное с анализом эффективности международного содействия и достоверности учета средств, выделяемых для решения проблем по уничтожению химического оружия> (Агентство национальных новостей, 12 апреля 2006 года).

Впрочем, Зеленый крест не был бы истовым слугой политического класса России, если бы не схитрил и на этот раз. Дело в том, что на каком-то этапе Зеленые кресты разделились — после выполненной весной 2005 года проводки всех исполнителей грязного дела по начальственным офисам Курганской области (это исполнил Зеленый крест России — <свой среди своих>688) остальную часть задания Конгресса США выполняли уже Зеленые кресты США и Швейцарии, а вот Зеленый крест России (его руководителя мы не называем — не стоит он того) благоразумно спрятался под корягу и тихонечко помалкивал в тряпочку. Почему? Потому что впереди был ноябрь 2005 года, и ему предстояла очередная миссия — на традиционным форуме-диалоге в Москве [498], как и в предыдущие годы [494-497], рассказывать многочисленным иноземным лицам байки на тему, как все-таки благостно идут дела в России на ниве химического разоружения. Чтобы те самые иноземные лица платили за это и дальше. И побольше.

Чтобы больше не возвращаться к этой проблеме, процитируем документ Зеленого креста [498], где бесхитростно и подробно описано, кто именно подрядился на форуме в Москве заплатить Зеленому кресту за труды по НЕобеспечению безопасности населения в процессе уничтожения химоружия; 1) представитель министерства обороны Великобритании James Harrison поведал о выделении денег на <финансирование местного офиса Зеленого креста в Кизнере>; 2) представительница посольства Канады в Москве Debra Price — на <финансирование деятельности офиса Зеленого креста в Ижевске>; 3) представитель Федерального департамента иностранных дел Швейцарии Andreas Friedrich — на <покрытие расходов на содержание трех из десяти офисов Зеленого креста — в Кирове, Пензе и Почепе> с целью <содействия одобрению планов уничтожения химоружия российским населением>…

В ответ на явленную щедрость деятели Зеленого креста всея Руси весьма подробно рассказывали о проделанной работе [498].

Разумеется, сидевшие в зале представители ИЭГ, а также Зеленого креста Швейцарии, не стали расстраивать международную общественность результатами своего не очень уместного в столь торжественном случае доклада [688]. Ну а соавтор того доклада из Зеленого креста США (они именуют себя Global Green) Paul Walker свел свое выступление в Москве к разговору об американском опыте химического разоружения, уйдя от разговора о российских реалиях [498].

Нелишне напомнить, что тремя годами ранее на этом же форуме этот самый общественник из США Paul Walker сыграл в четыре руки с американским экс-конгрессменом заказную музыкальную пьесу на тему <русские, если получаете наши деньги, не пора ли вам начать выполнять все условия американского конгресса, который начинает терять терпение…> [495].

Литература

495. Общественный форум-диалог Выполнение Россией Конвенции о запрещении химического оружия: состояние и перспективы к концу 2002 года, 11-12 ноября 2002 года. Сборник докладов. Зеленый крест, Москва, 2003 год, 180 стр.

497. Общественный форум-диалог Выполнение Россией Конвенции о запрещении химического оружия: состояние и перспективы к концу 2004 года, 10-11 ноября 2004 года. Зеленый крест, Москва, 2005 год, 256 стр.

498. Общественный форум-диалог Выполнение Россией Конвенции о запрещении химического оружия: состояние и перспективы к концу 2005 года, 1-2 ноября 2005 года. Зеленый крест, Москва, 2006 год, 224 стр.

ПОЛЕ ДЛЯ ХИМИЧЕСКИХ ТЕРРОРИСТОВ НА САМОМ ДЕЛЕ ИМЕЕТСЯ В МОСКВЕ

Российская объединенная демократическая партия <Яблоко>

7 февраля 2013 г., N 5174/М

Мэру Москвы С.С. Собянину

Глубокоуважаемый Сергей Семенович,

Обращаюсь к Вам в связи с реальной угрозой химической безопасности Москвы и необходимостью решения неоднократно ставившегося, но так и не нашедшего решения  вопроса о ликвидации закопанного на территории Москвы химического оружия.

В предвоенные годы правила работы с химическим оружием включали обязательное закапывание испортившихся и ненужных отравляющих веществ, а также отходов их производства. В Москве особенно существенные (документально подтвержденные) захоронения химического оружия и опасных отходов его производства

производились на территории военно-химического полигона, существовавшего в период 1918-1962 гг. на территории современного лесопарка Кузьминки. Здесь же, по архивным данным, в 1920-1930-х годах захоранивались отходы от опытов с легочной формой сибирской язвы (сохраняется вирулентной на протяжении не менее 100 лет). Захоронения химического оружия производились также на территориях военно-химического склада на Очаковском шоссе, военно-химического института на Богородском валу, головного промышленного института на шоссе Энтузиастов и др. (приложение 1)

При передаче около 900 га территории военно-химического полигона  в лесопарке Кузьминки городу экологического обследования не проводилось. А недавно Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы даже ликвидировал вывеску «Осторожно, токсичные отходы!», которая существовала в лесопарке на берегу озера (в нем происходило затопление химического оружия) с 1960-х годов.

По данным общегородского обследования 1994 г., в почве на территории лесопарка Кузьминки были обнаружены большие количеств мышьяка. А осенью 1998 г. в пробах почвы с берега озера на территории бывшего полигона квалифицированной лабораторией РАН был найден неразложившийся иприт. Производившиеся  в последующие годы обследования лесопарка  носили выборочный характер и не затронули территории захоронения химического оружия.

В настоящее время Российская Федерация заканчивает работы по уничтожению запасов химического оружия в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. Однако осталась нерешенной проблема ликвидации в России старого химического оружия (изготовленного до 1 января 1946 года и непригодного для боевого использования). Поставленная в Экологической доктрине Российской Федерации (утв. распоряжением Правительства РФ от 31 августа 2002 г. № 1225-р) задача «решить проблему старого химического оружия» не была выполнена.

В связи с изложенным представляется необходимым срочное проведение следующих мероприятий: 1) исключение территории лесопарка Кузьминки из природно-исторического парка Кузьминки-Люблино; 2) квалифицированное химическое и бактериологическое обследование территории бывшего военно-химического полигона в лесопарке Кузьминки на предмет обнаружения загрязнений токсичными веществами и спорами сибирской язвы; 3) обследование этой территории с помощью металлоискателей на предмет обнаружения закопанных химических снарядов и бомб, а также бочек и баллонов с токсичными веществами; 4) извлечение старого химического оружия из почвы бывшего полигона и отправление его в квалифицированные организации на предмет уничтожения; 5) санация и реабилитация территории лесопарка Кузьминки; 6) возвращение территории лесопарка Кузьминки в состав природно-исторического парка Кузьминки-Люблино.

Представляется необходимым обследование на предмет опасных химических загрязнений других территорий Москвы, которые ранее использовались для разработки и производства химического оружия и в которых также, по архивным документам, имеется закопанное химического оружия (Очаковское шоссе, Богородский вал, шоссе Энтузиастов, Угрешская ул., Дербеневская набережная, двор гостиницы Пекин — см. приложение).

Полагаю также, что во всех этих местах должны быть проведены исследования подземных вод.

О принятом решении прошу меня информировать.

С уважением,              Председатель партии С.С. Митрохин

Приложение 1

Перечень территорий города Москвы, на которых в прошлом разрабатывалосЬ, хранилось, испытывалось и производилось химическое оружие 1. Военно-химический полигон на территории лесопарка Кузьминки в границах ул.Верхние поля-Чагинская-Головачева-МКАД и часть территории за МКАД, а также территории военного института на ул.Головачева.

2. Головной операционный склад химического оружия (Очаковское шоссе, 1), обеспечивавший снабжение химическим оружием предвоенных войсковых учений.

3. Головной военный институт по разработке химического оружия (Богородский вал, 1-3) (до 1933 г. он одновременно занимался разработкой биологического оружия).

4. Головной промышленный институт по созданию технологий производства различных отравляющих веществ (шоссе Энтузиастов, 23) с опытным производством (ГСНИИОХТ).

5. Завод-институт на Триумфальной площади (ул.Б.Садовая, 5; ныне НИОПИК) (иприт и другие отравляющие вещества)

6. Угрешский химический завод  (завод-институт) (Угрешская ул.,2) (хлорацетофенон)

7. Дербеневский химический завод (мышьяксодержащие и др. отравляющие вещества) (Дербеневская ул., 20; ныне технопарк «Кожевники»).

Прим.: составлено на основании архивных данных Президентом Союза <За химическую безопасность>, д.х.н. Л.А.Федоровым

СОБЯНИН С КУЛЬБАЧЕВСКИМ ГОТОВЯТ В МОСКВЕ ПОЧВУ ДЛЯ ХИМИЧЕСКИХ ТЕРРОРИСТОВ

Итак, дельцы из Институт экономики города (Москва) за жирные западные бабки придумали, что несчастные жители Курганской области способны украсть по заданию террористов артиллерийские химические снаряды с охраняемого склада, которые в дальнейшем могут быть использованы плохими людьми в нехороших целях. И это притом, что на тот военно-химический склад в поселке Плановый (Щучанский р-н Курганской обл.) даже мухи залетают по международной визе.

Поэтому оставим в стороне абсолютно бессмысленные побрехушки дельцов из ИЭГ(Москва) и посмотрим, как обстоят дела с другим химическим оружием — не тем, что лежит на охраняемом военном складе в Зауралье, а тем, что просто закопано в земле в разных местах посреди города Москвы. Материал для этого вполне содержится в вышеприведенном письме С.С.Митрохина в адрес С.С.Собянина.

В целом информация о закопанных в Москве боеприпасах имеется. По ссылке warhistory.livejournal.com>2240052.html можно ознакомиться с подробным материалом на эту тему («Опасные находки. Боеприпасы на улицах Москвы»). Автор пишет, что в Москве за год находят порядка 200-300 снарядов и обсуждает адреса находок и судьбу найденных снарядов. Однако в этом тексте и в комментариях к нему и автор, и другие энтузиасты предупреждают, что надо держаться подальше от химических боеприпасов в Кузьминках.

Однако таких осторожных и разумных людей в столице не так уж много. Приведу пример иного способа действий.

В свое время один либерал, который хотел избраться в Думу от района Кузьминок, хотел взять за основу избирательной кампании разговор с людьми об опасной химической составляющей Кузьминок. Мы договорились встретиться около лесного озера в лесопарке Кузьминки, где происходило затопление химического оружия. Однако когда я приехал к нему в лесопарк Кузьминки, он уже раскопал несколько химических боеприпасов. Разумеется, я попросил его немедленно закопать опасные находки обратно и в дальнейшем в ходе избирательной кампании ограничиваться лишь словами об опасных вещах, закопанных в земле Кузьминок, но без предъявления конкретного железа. Он так и сделал, но выборы проиграл.

Есть и другой пример. На тему химического оружия, закопанного в лесопарке Кузьминки, имеется немало телевизионных репортажей. Причем в некоторых случаях корреспонденты побывали на поляне у лесного озера и на лодке посреди озера в сопровождении металлоискателей. И прибор этот визжал как заведенный. Потому что в этих объектах (на поляне и в озере)закопано и затоплено очень много химических боеприпасов.

Подчеркнем, что, в отличие от политика, захотевшего попасть в Думу, а также телевизионных корреспондентов, террористы не такие гуманные. Если они захотят для своих опасных целей заполучить химические боеприпасы, добыть их легче легкого. Для этого не надо залезать за забор военного института, где обитают кремлевские курсанты (это на улице Головачева). Достаточно придти в ту часть лесопарка Кузьминки, где гуляют люди (между улицами Верхние поля-Чагинска-Головачева), с металлоискателем и копнуть там, где он особенно шумно запищит.

Мы не призываем заглянуть в эти места в Кузьминках дельцов из Институт экономики города — эти бесплатно даже не чихнут.

А вот если химические террористы пойдут по опасному пути и достигнут своих грязных целей, у следственных органов неизбежно встанет вопрос, кто облегчил (обеспечил) им путь к добыче химического оружия.

Так вот, в Москве имеется три должностных лица, которые уже давно были ОБЯЗАНЫ освободить город от химической опасности и не позволить химическим террористам иметь столь легкую добычу.

Назовем их — С.С.Собянин, А.О.Кульбачевский и В.С.Степаненко.

1) Ответственное лицо номер один — это С.С.СОБЯНИН. Юридически Собянин уже с первых дней своего восшествия на московский престол был обязан освободить земли Москвы от закопанного химического оружия. По двум основаниям — в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия и в соответствии с требованиями Экологической доктрины Российской Федерации. А по-человечески потому, что он взялся отвечать за благополучие москвичей.

Разумеется, это должен был делать и сделать еще небезызвестный ЛУЖКОВ. Однако этот кадр и не собирался этого делать. Причина проста. Потому что при советской власти он возглавлял промышленное объединение, которое должно было разрабатывать приборы для обнаружения отравляющих веществ в окружающей среде. Так вот его дерьмовые приборы были по чувствительности в 1000 раз хуже, чем требовали гигиенические стандарты. Лужков был просто банкротом по части безопасности в области химического оружия.

2) Ответственное лицо номер два — это А.О.КУЛЬБАЧЕВСКИЙ. Это лицо персонально отвечает за то, чтобы окружающая среда Москвы была безопасна для людей. Так что его отношение к закопанному химическому оружию во многих местах Москвы — это прямое указание на то, что он просто не понимает, за что ему платят зарплату. Можно, конечно, вспомнить пресловутого Бочина, который до Кульбачевского тоже за что-то отвечал. Однако он был всего лишь на побегушках у мэра Москвы. Впрочем, когда и если возникнет проблема ответственности за облегчение деятельности химических террористов в Москве, отвечать должны будут оба — и Кульбачаевский, и Бочин.

3) Ответственное лицо номер три — это В.С.СТЕПАНЕНКО. Эта юристка много лет сидит в Московской Городской Думе на ниве экологии и о проблеме освобождения Москвы от закопанного химического оружия она знает и не понаслышке. Более того, поскольку эта юристка оказалась способной строчить тексты на темы опасных отходов (последнее изделие см. в http://e-notabene.ru/nb/article_297.html), она не может не знать, что отходы от военной деятельности — это тоже опасные отходы (для жителей Москвы опасные). Второго лица не называем — Степаненко верно служила Лужкову, столь же верно служит Собянину.

Итак, если группа Собянин-Кульбачевский-Степаненко — это государственные деятели, они освободят москвичей от опасности встречи с закопанным химическим оружием. Ну а если они всего лишь политиканы, тут уж ничего не поделаешь…

Разумеется, эти лица полагают, что химические террористы обитают только лишь в Японии. Ну это их личное дело.

Во всяком случае если химические террористы все же объявятся в Москве, группе Собянин(Лужков)-Кульбачевский(Бочин)-Степаненко не стоит заблуждаться — их место в юридическом пространстве сразу же обнаружится. Ничего хорошего их не ждет.

Л.А.Федоров, доктор химических наук

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *