Опубликовано

РОССИЯ: ВРЕМЯ ПУТИНА

(Путину до Джугашвили еще далеко, но он старается)

Дума приняла <шпионский> закон. Совет Федерации одобрил

Проект закона, изменяющего правовое регулирование вопросов государственной тайны и государственной измены одобрен депутатами Государственной Думы во втором и третьем чтениях. Неделю спустя Совет Федерации практически единогласно, лишь при одном воздержавшемся, одобрил ужесточение законодательства о шпионаже и госизмене.

31 октября Совет Федерации одобрил принятый Госдумой сразу во втором и третьем чтении законопроект о внесении поправок в Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс РФ, существенно расширяющий понятие государственной измены и шпионажа. Теперь изменниками Родины будут не только те, кто продает секретные сведения зарубежным странам. Недавно принятый закон об НКО, сотрудники которых скоро получат статусы иностранных агентов, может существенно поспособствовать пополнению рядов шпионов. Под обвинения могут попасть, например, гражданские активисты или журналисты, освещающие какое-либо происшествие на важном стратегическом объекте. Если их деятельность спецслужбы сочтут опасной, все они могут теперь получить тюремные сроки до 20 лет.

По новому закону государственная измена — это не только выдача гостайны иностранному государству, иностранной или международной организации.

Государственной изменой теперь будет считаться оказание <финансовой, материально-технической, консультационной или другой помощи, направленной против безопасности России>. Раньше граждане давали подписку о неразглашении при приеме на работу и автоматически именно они являлись носителями сведений, не подлежащих огласке. Теперь любой гражданин, беседующий с иностранцами о своей работе, отныне будет являться потенциальным преступником.

Под действие нового закона попадают и студенты, получившие секретные сведения во время учебы. А если люди имеют активную гражданскую позицию и критически обсуждают в Интернете происходящее в стране — это также может расцениваться спецслужбами как автоматическое предоставление информации иностранным заинтересованным лицам. Как и распространение любых других сведений, почерпнутых в сети Интернет, которые по новому закону можно легко трактовать как секретные. Обвинение может быть предъявлено любому человеку, деятельность которого спецслужбы сочтут опасной.

Ужесточение наказания последует не только за разглашение гостайны, но и за попытку получить секретные сведения, что существенно увеличивает количество причастных лиц и потенциальных жертв.

Правозащитники считают, что новый закон может стать карательным инструментом в руках ФСБ в борьбе с инакомыслием, а его применение — выборочным. По их мнению, принятые поправки в закон о госизмене позволяют арестовать человека без необходимости доказательства его вины и преднамеренности действий, только по запросу органов безопасности. Планомерное ужесточение российского законодательства существенно увеличивает возможности для запугивания гражданских активистов в нашей стране.

Евгения Власова, 01/11-2012, http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2012/1351773273.25

Верховный суд признал партию <Яблоко> и Движение <За права человека> радикальными организациямиВерховный суд признал законным прослушивание лидера свердловского <Яблока> и депутата екатеринбургской городской думы Максима Петлина, который привлек внимание спецслужб своим участием в мероприятиях движения <Солидарность>.

Максим Петлин оспаривал постановление облсуда, который позволил <прослушку> местному ФСБ. Верховный суд решил, что все было сделано по закону, так как в деятельности Петлина имеются признаки экстремизма. В частности, осуществление протестных акций, критика действующей власти на фоне финансово-экономического кризиса, а также пропагандистская работа с населением путем распространения соответствующих газет и листовок, организация экономических и правозащитных консультационных центров.

Петлин оспаривал в высшей судебной инстанции постановление Свердловского облсуда, в ноябре 2010 г. давшего санкцию на проведение в отношении него оперативно-розыскных мероприятий (прослушивание телефонных переговоров, снятие информации с технических каналов связи, наблюдение). В постановлении суда говорилось, что УФСБ по Свердловской области проверяет оперативную информацию <о подготовке и высказыванию Петлиным М.А. публичных призывов к осуществлению экстремистской деятельности>.

Верховный суд РФ признал решение нижестоящей инстанции законным. Как говорится в постановлении Галины Истоминой, в <Солидарность> входят сторонники <таких радикальных оппозиционных структур> как <Объединенный гражданский фронт> Гарри Каспарова, <Союза правых сил> (партия прекратила свое существование в 2008 году), правозащитного движения <За права человека>, РНДС Михаила Касьянова.

<Основной заявленной целью протестного движения является смена режима ‘Путина-Медведева, ликвидация монополизма в области политики, экономики и информации, демократизация страны. В качестве основного политического принципа провозглашен отказ от сотрудничества с нынешней властью>, — отмечает судья Верховного суда Галина Истомина.

Решение Верховного суда, которое явно станет прецедентом для всей судебной системы, основано только на участии Петлина в работе партии <Яблоко>, а следовательно может быть применено к любому члену нашей или другой оппозиционной партии. — прокоммнетировал председатель <Яблока> Сергей Митрохин. — <Яблоко> считает указанный судебный акт незаконным, инициирующим очередной виток преследований в отношении оппозиции.

14 декабря 2012, http://7×7-journal.ru/item/23446?r=pravacheloveka

Государство готово поделиться монополией на насилие, что при неработающих институтах и разделении в обществе грозит непредсказуемыми последствиями Частно-государственное партнерство, которое никак не удается наладить в инфраструктурной и других отраслях, вероятно, скоро заработает в силовой сфере.

Государство готово поделиться монополией на насилие, что в ситуации неработающих институтов и разделения в обществе грозит непредсказуемыми последствиями.

Замминистра внутренних дел Александр Горовой заявил, что МВД испытывает трудности в борьбе с уличной преступностью из-за сокращения личного состава в ходе реформы, и предложил расширить полномочия сотрудников частных охранных предприятий (ЧОП) — разрешить им самостоятельно досматривать и задерживать нарушителей. Он оговорился, что это право будет действовать только на территории охраняемых объектов. Чоповцы уже участвуют в охране общественного порядка в случае заключения соответствующих договоров с полицией — но обыскивать и задерживать могут только в присутствии полицейского.

В Госдуму внесен законопроект<Об участии граждан в охране общественного порядка> и сопутствующие поправки в отдельные законы; предлагается упорядочить формы сотрудничества граждан с правоохранителями, в том числе усилить полномочия дружинников — за невыполнение их требований вводится административный штраф.

Впрочем, вводятся штрафы и за превышение полномочий дружинниками. Народные дружины существуют сейчас на основании региональных законов, в последнее время исполнительная власть проявляет к дружинам повышенный интерес (недавно, например, ФМС предложила использовать их для борьбы с нелегальными мигрантами), так что принятие федерального закона вполне вероятно.

Повышен интерес и к казакам, которые участили акции по защите нравственности (как они ее понимают). В прошлом году Владимир Путин подписал Стратегию развития российского казачества до 2012 г.

Замещение сокращенного личного состава МВД частниками или общественниками — мотив лукавый. Полицейские силы в России и после реформы — среди самых больших в мире в расчете на 100 000 населения. Сокращение должно сопровождаться структурными преобразованиями — вероятно, они не удались, и теперь можно жаловаться на нехватку кадров. ЧОПов в стране около 24 000 с числом охранников более 650 000 — это ненамного меньше численности полиции. Установив с ними более тесную связь и добавив полномочий, государство получит частную квазиполицейскую структуру <на случай чего>. Если где и стоит подождать с приватизацией, то именно в этой сфере.

Привлечение граждан к защите порядка — вполне нормальный путь в условиях работающих институтов и высокого уровня доверия в обществе. Во многих странах существуют негосударственные и полупрофессиональные защитники порядка, которые работают в тесном контакте с полицией. Это сопровождается децентрализацией управления полицией, открытостью и контролем со стороны общества, а также прокуратуры, судов и т.д.

В России чрезвычайно низкий уровень доверия к полиции в частности и к власти в целом. Это совпадает с ростом рынка насилия: власть в последнее время увлеклась делением граждан на своих и врагов, порождает множество запретов для граждан, обеспечивать которые и придется казакам, дружинникам, охранникам, коммунальщикам, учителям и т. д.

Создавать неформальные отряды с силовыми полномочиями в такой обстановке — значит усиливать противостояние и недоверие в расколотом обществе.

Vedomosti.ru, 15.03.2013,  http://www.vedomosti.ru/opinion/news/10076881/privatizaciya_nasiliya#ixzz2NaF0q7Yy

Microsoft защитила НКО от полицейских претензий

Вчера НКО отмечали Международный день защиты прав человека и получили подарок от Microsoft. Корпорация до 1 января 2016 года продлила действие системы так называемой односторонней лицензии: она защитит НКО и небольшие СМИ от полицейских проверок лицензий на программное обеспечение.

Введенная в 2011 году система односторонней лицензии Microsoft предполагает, что правозащитные организации, а также независимые региональные СМИ могут скачать лицензию с сайта корпорации и предоставить ее полицейским, если те заинтересуются лицензионностью их ПО.

Проект должен был завершиться в 2012 году, но продлен до 1 января 2013 года, а сейчас — сразу на три года. Корпорацию похвалил президентский Совет по правам человека. Программа действует в 12 странах мира.

<Программа работала успешно. Судя по проявляемому к ней устойчивому интересу, она достаточно востребована, хотя мы не ведем учета всех, кто ею воспользовался>, — заявили РБК daily в пресс-службе Microsoft.

Как объяснил РБК daily медиадиректор SUP Антон Носик, для российских НКО особенно важна защищенность от проверок лицензионности: без нее у неугодных организаций компьютеры могли бы регулярно изымать.

Впервые скидку на свое ПО для российских СМИ Microsoft предоставила в 2008 году. Бывший секретарь Союза журналистов России Игорь Яковенко рассказал РБК daily, что тогда переговоры заняли восемь месяцев: в Microsoft предоставляют льготы правозащитникам и в США, но долго не могли понять, зачем в России они нужны и журналистам, считая, что СМИ — это просто бизнес.

По словам члена президентского Совета по правам человека и председателя <Агоры> Павла Чикова, в середине 2000-х давление по линии лицензионности ПО было проблемой для критиков власти: только <Агора> вела десять таких уголовных дел. Введение нынешней программы стало возможным в связи с большим резонансом от этих дел в США. На переговоры с Microsoft тогда летали в Америку российские правозащитники, в этом году новых переговоров не было. Павел Чиков уверен: в Microsoft поняли, что программа не приносит убытков, зато хорошо сказывается на ее имидже.

РосБизнесКонсалтинг. 11 декабря 2012, http://www.rbcdaily.ru/2012/12/11/society/562949985304485

По безнадежно пустым аэродромам

Прокуратура ведет бесполезную проверку подорвавших путинизм НПО

Название отсылает к книге военного историка Марка Солонина «На мирно спящих аэродромах», разоблачающей один из мифов советской историографии о начале Великой Отечественной войны. В одной из книг или интервью Виктор Суворов описал, как было бы замечательно, если бы сталинское руководство, зная от своей непревзойденной разведки точное время гитлеровского нападения, дало отмашку на превентивный удар, равный по сокрушительности израильской операции «Голубь» утром 5 июня 1967 года. Суворов предложил альтернативного начала ВОВ: немецкие летчики в лучах слепящего восходящего солнца один за одним заходят на бомбардировку пустых советских аэродромов, а в это время краснокрылые бомбовозы утюжат гигантские скопления живой силы и техники вермахта, склады снарядов и ГСМ, набитые вагонами железнодорожные узлы…

Приблизительно такие же грозно-бессмысленные действия, как удары по пустым аэродромам, авиация с которых уже нанесла удар по противнику, проводит сейчас столичная прокуратура, обрушиваясь с проверкой на десятки неправительственных организаций, включая представительства западных фондов. Инициатором этих проверок формально стала Генпрокуратура, а неформально (по досужим слухам) — управление внутренней политики администрации…

Прежде всего необходимо отметить, что такие проверки незаконны.

Впрочем, когда такие соображения останавливали ГП и АП? Дело в том, что контроль над деятельностью НПО осуществляет регистрирующий орган, то есть Минюст и его региональные главки. Есть график плановых проверок. Для внеплановых проверок нужны очень веские основания. А вот прокуратура может вести проверки, только когда налицо существенные признаки нарушения закона, например экстремизм. Феноменальны требования проверяющих предъявить копии уставных документов (которые спокойно лежат в кейсах НПО в этих самых минюстовских главках и которые перед этим были официально зарегистрированы и проч.). Все сведения об НПО лежат в налоговых инспекциях и выложены на сайтах организаций.

Возможно, прокурорская инициатива — ответ на фактический отказ Минюста выявлять «иностранных агентов». Так сказать, решили прищучить гражданское общество не мытьем, так катаньем, не в лоб — регистрацией агентом, так по лбу — выискивая огрехи в бумагах. Так в фирму, отказывающуюся платить дань, например, столичным зампрефектам, присылают налоговиков, пожарных и санэпиднадзор.

Но самое смешное, что вся эта возня уже не нужна и бессмысленна для власти. Речь не о том, что вовсе не получающие иностранные гранты НПО являются генераторами общественного возмущения, что после закона об агентах и статусные правозащитники, и западные спонсоры, как черт от ладана, шарахаются от любой тени политики. Проблема совсем в другом — аэродромы пусты, ибо все бомбовозы уже нанесли максимально возможный ущерб врагу. Если без иносказаний — все, что можно было сделать для моральной делегитимации путинизма, правозащитники уже сделали.

После выводов наблюдателей по итогам думских и президентских выборов уже никакие выборы в Российской Федерации, проходящие в рамках существующей политической системы, не будут признаны внесистемной оппозицией легитимными. Кстати, системная оппозиция тоже будет говорить об их незаконности. Другое дело, что не будет — пока — делать из своих заявлений далеко идущих выводов.

Декабрьский общественный взрыв 2011 года показал существование мощного социального пласта, отрицающего законность существующего режима. С другой стороны, значительное число людей дали понять, в том числе и публично, что они поддерживают режим вне зависимости от соблюдения им конституционно-демократических условностей. Такие честные авторитаристы.

Поэтому будет организован широкий контроль над последующими выборами или нет, они все равно не будут признаны ни честными, ни свободными. Уважение вернется к выборам и законодательным органам только в послереволюционную эпоху — после выборов Учредительного собрания или какого-нибудь Высшего всенародного совета.

В России уже существует слой революционной интеллигенции, целью которой является демонтаж режима. В наименьшей степени к этому слою принадлежат главные мишени нынешних проверок — правозащитные celebrities, как правило, по умолчанию исходящие из существования в нашей стране «просвещенного абсолютизма» и менее всего нацеленные на поддержку революционных направлений.

Правозащитные и примыкающие к ним экологические организации уже нанесли смертельную рану путинизму. Это было сделано в минувшее десятилетие, когда путинской мифологии авторитарной стабильности и меритократичности «партии власти» (то есть распространению на путинизм пушкинского мема «единственный европеец») был противопоставлен категорический императив «приоритета прав человека и гражданских свобод».

Правозащита из жупела всего антипатриотического и подрывного, как это подавалось пропагандой в раннепутинскую эпоху, превратилась в универсальный лозунг «низовой оппозиционности».

Появилась «патриотическая правозащита», «левая правозащита», даже «прокремлевская «правозащита». И каждый уважающий себя оппозиционер прежде всего упрекает власти в нарушении прав человека, и адепты путинизма упрекают Запад в нарушении прав человека. Словом, права человека стали такой же разменной монетой идеологических дискуссий, какой сто лет назад были права трудового народа. При этом случилось главное — сложилось общее признание первостепенной важности прав человека, что бы ни вкладывалось в это понятие.

Но поскольку все более-менее мыслящие люди представляют, какой набор гуманистических и демократических ценностей стоит за выражением «права человека и гражданина», то и дальше изображать путинизм их оплотом становится все проблематичнее для властей. 17 лет назад либерально настроенные люди могли себе и другим объяснить необходимость отхода от дистиллированной демократии — во имя противостояния коммунистическому реваншизму. Сейчас каждый человек в России воспринимает нарушения демократических процедур как простое стремление сохранить политический монополизм «жуликов, воров и детоубийц».

Путинизм проиграл идеологическую битву на поле «русского европеизма», присягнувшему на верность правам человека. Точно так же 40 лет назад Советский Союз проиграл идеологическую борьбу с Западом, начав выяснять, у кого больше прав человека. Пока коммунистические идеологи клеймили «права человека» мелкобуржуазными иллюзиями и доказывали безальтернативность диктатуры пролетариата, у них была не очень большая, но прочная база. Став на зыбкую почву выяснения, где лучше живется неграм и евреям, Суслов и его команда понеслись, как на салазках с горки, к признанию «общечеловеческих ценностей». Пока путинцы противопоставляли авторитарный порядок (прямо в духе бессмертного афоризма Муссолини «Фашизм — это ешь и молчи») «демократическому хаосу», у них была мощная поддержка. Когда начались выяснения, у кого больше сирот убивают, — это уже была интеллектуальная агония.

Но российские НПО, которые в «вонючие «нулевые», когда почти весь политический спектр присягал на верность Путину, гордо и одиноко несли факел демократической традиции, в позапрошлом году передали эстафету «белоленточному» движению и другим протестным течениям, а сами остались блюстителями стандартов правозащитных идеалов. Зажженный ими фитиль догорел до запала: А опомнившиеся власти в тупой мстительности топчут полоску пепла на месте бикфордова шнура.

Что же касается такой «подрывной» составляющей правозащитной деятельности, как отправка на Запад разоблачительных докладов, то теперь и США, и Европарламент в полной мере располагают представлениями и о практике нарушения гражданских прав и свобод в Российской Федерации, и о пакетах антиправовых законов, часть которых уже направлена на экспертизу в Венецианскую комиссию. Проблема только в том, что хорошие отношения с Кремлем, как и 35 лет назад, оказываются для президентов и премьеров демократических государств куда ценнее абстрактной верности демократическим принципам. Отношение к соблюдению Москвой прав человека, как и в 70-е годы, будет определяться тем, насколько Москва геополитически или финансово «провинилась» или, напротив, «осознала и исправилась». Вот, например, обгадились в деле Максима Кузьмина-Шатто — искупили, поддержав Вашингтон в Совбезе по Корее:

Поддержка либеральными лидерами протестного движения антиазиатской ксенофобии националистов — это куда больший моральный удар по правозащитникам, чем все статьи о продаже родины или фильмы о «печеньках».

Евгений Ихлов, 11.03.2013, http://www.kasparov.ru/material.php?id=513DA934B53A8

Режим пересёк красную черту

Заявление

Уголовное дело против Сергея Удальцова и других <героев> пропагандистского фильма НТВ означает, что режим пересёк красную черту, отделяющую систему, которая нарушает демократические принципы от репрессивной системы тоталитарного типа. Абсурдность обвинений, достойная сталинских показательных процессов — это демонстрация серьёзности намерений российских властей обрушить на мирную оппозицию всю мощь полицейских преследований.

Мы ответственно заявляем, что даже при подтверждении подлинности всех слов российских участников встречи, показанной в фильме <Анатомия протеста-2>, они не могут дать никаких оснований для их уголовного преследования.

Мы считаем, что тем, кто сегодня подключается к кампании клеветы на оппозицию должно быть стыдно — они помогают преследовать заведомо невиновных людей.

Несмотря на то, что всем очевиден высший политический заказ на псевдоюридическое преследование оппозиции, мы заявляем, что персональную ответственность за фабрикацию уголовных дел несёт руководство Следственного комитета во главе с Бастрыкиным. К сожалению, сегодня Александр Иванович начинает играть в отечественной юстиции ту же роль, что и печально прославившийся Андрей Януарьевич Вышинский.

Фабрикация преследований оппозиции создаёт необратимую ситуацию, опасно поднимает градус конфронтации в обществе.

Мы требуем немедленного освобождения политзаключенных, прекращения сфабрикованного преследования оппозиции и  отставки Бастрыкина!

Мы призываем парламентскую и внепарламентскую оппозицию, всё гражданское общество совместно выступить против гонений на активистов протестного движения.

Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения <За права человека>

Игорь Бакиров, координатор Движения <Белая лента>

Людмила Алексеева, председатель  Московской Хельсинкской группы

Сергей Ковалев, председатель Совета Музея и Общественного центра имени А.Сахарова

17 октября 2012 г.

2002sergeyv@mail.ru, 19 октября 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *