Опубликовано

ЧЕЛЯБИНСК: НЕПРИЯТНОСТИ СЫПЛЮТСЯ СВЕРХУ

ИЗ АТМОСФЕРЫ

Керосиновая беда Челябинска

Полеты боевых самолетов над Челябинском могут привести не только к трагедии в случае аварии, но и к росту онкологических заболеваний

Ровно год назад, судья Курчатовского районного суда Лариса Икаева приступила к рассмотрению гражданского дела № 2-538/2012 по искам жителей Челябинска, Челябинского регионального общественного фонда «За природу» к администрации Курчатовского района Челябинска, войсковой части № 69806, Министерству обороны Российской Федерации. Истцы через суд требуют признать незаконными и нарушающими права жителей Челябинска действия Министерства обороны по размещению и формированию авиационной базы из трех авиационных эскадрилий фронтовых бомбардировщиков с крылом изменяемой стреловидности, предназначенных для нанесения ракетно-бомбовых ударов, 24-СУ-24М, 12-СУ-24М с базированием на челябинском аэродроме Шагол. Активисты намерены обязать Министерство обороны РФ запретить полеты с аэродрома Шагол самолетов авиационных эскадрилий 24-СУ-24М, 12-СУ-24М войсковой части № 69806.

Су-24 — «Фехтовальщик» и «Ночной пират»

Потерпевшие при поддержке члена российской сети юристов-экологов «Экоюрис» Анны Ильиной, представляющей их интересы, уже заявили в судебном заседании, что, поскольку ближайшие к взлетной полосе дома находятся на расстоянии всего около полутора километров и значительное количество жилых домов, в которых проживают тысячи жителей города, расположено непосредственно в створе взлетно-посадочной полосы, под линией взлета и посадки военных самолетов, больше известных на Западе под угрожающими названиями «Фехтовальщик» и «Ночной пират», действия МО РФ и в/ч № 69806 противоречат требованиям норм Воздушного кодекса и Федеральным правилам использования воздушного пространства. А также, по мнению заявителей, из-за расположения военного аэродрома в городской черте полностью исключена возможность взлета и посадки военных самолетов не над жилыми домами граждан. Практически исключены полеты военных самолетов на безопасной высоте над жилыми домами города Челябинска, находящимися в створе взлетно-посадочной полосы аэродрома. И в случае неисправности самолета избежать падения на жилые дома граждан, по сути, невозможно…

Летчики военной части № 69806 совершают полеты с территории аэродрома «Шагол» практически ежедневно, длительно; полеты осуществляются как в дневное, так и в ночное время, а также в будние и выходные дни; полеты проводятся как одиночные, так и групповые — до шести самолетов одновременно, взлет и посадка самолетов проводятся на низких высотах и непосредственно над жилыми домами челябинцев. Полеты штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков совершаются над жилой застройкой четырех административных районов Челябинска, в том числе над 25 детскими дошкольными учреждениями вместимостью более 6000 детей, 13 школами вместимостью более 15 000 учащихся, а также над учреждениями здравоохранения…

ЧВВАКУШ — вчерашний день авиации

1 октября 2011 года Челябинскому высшему военному училищу штурманов должно было исполниться 75 лет. Поразительно, но информация о ликвидации одного из старейших в России училищ ВВС должна была явно вызвать у многих челябинцев чувство облегчения. Регулярные полеты над миллионным городом устаревших

учебно-штурманских тренировочных самолетов ТУ-134Ш внушали населению вполне обоснованное беспокойство.

Хотя мало кто из горожан, конечно же, знал о том, что давным-давно было принято государственное решение о нецелесообразности доработки даже не военных, а пассажирских самолетов ТУ-134 по шумовым характеристикам до стандартов Совета Международной организации гражданской авиации ИКАО. В «правовом государстве» сложилась парадоксальная ситуация применения различных стандартов по оснащению воздушных судов оборудованием, повышающим безопасность полетов, на международных и внутренних авиалиниях…

К тому же, как выяснилось, авиационная промышленность России еще и серийно выпускала устаревшие системы предупреждения столкновений с землей и оснащала ими большинство наших пассажирских самолетов, в том числе и наш старенький Ту-134. Действовавшие все эти годы в нашей стране правила для полетов, оказывается, даже не требовали установки на устаревшие модели самолетов новейших систем предупреждения столкновений воздушных судов в воздухе и с землей, внедрения средств точной зональной навигации, снижения шумовых характеристик на местности, соблюдения других важнейших стандартов ИКАО.

Старенькие «тушки» летали над мирным Челябинском еще десять лет, хотя вице-премьер РФ Илья Клебанов еще в самом начале 2000-х годов объявил, что полеты российского самолета Ту-134 будут однозначно приостановлены. Но, конечно же, не из-за участившихся за последнее время их аварий, а исключительно по причине введения требований по шуму от Международной организации гражданской авиации. В основном речь, разумеется, шла о полетах в Центральную Европу и Северную Америку самолетов ТУ-154. Над Челябинском же по молчаливому согласию сторон можно было летать и напрочь списанным Клебановым раритетам…:

О том, что для защиты окружающей среды Международной организацией гражданской авиации (ИКАО) были введены ограничения не только на шум гражданских самолетов, но и на эмиссию (выбросы) вредных (токсических) веществ от авиационных двигателей в Челябинской области, мало кто, похоже, догадывался до начавшегося на этой неделе судебного процесса.

Прошедшая еще в 1998 году 32-я сессия Ассамблеи ИКАО в своей Резолюции А32-11 подтвердила свое стремление к дальнейшему ужесточению политики в области охраны окружающей среды от воздействия авиации. И именно тогда стало понятно, что наиболее массовые отечественные двигатели для гражданской авиации при существующих эмиссионных характеристиках уже не смогут эксплуатироваться на международных авиалиниях, что наступает время, когда наши самолеты не будут принимать в зарубежных аэропортах, а еще раньше их перестанут покупать, потому что они опасны для здоровья людей…

Заботящиеся о своем здоровье иностранцы давно уже поняли, что самолет, как и любая система, использующая энергию окисления углеводородного топлива, выбрасывает в атмосферу продукты этого процесса, которые изменяют естественный состав атмосферы и рассматриваются во всем мире как загрязнители. Помимо двуокиси углерода, паров воды, азота, а также некоторых других естественных компонентов атмосферного воздуха, продукты горения авиационного керосина содержат окись углерода, различные углеводороды (метан CH4, ацетилен C2H6, этан C2H4, пропан C3H8, бензол C6H6, толуол C6H5CH3 и др.), альдегиды (формальдегид HCHO, акролеин СH2=CH-CHO, уксусный альдегид CH3CHO и др.), окислы азота NO и NO2, окислы серы, частицы сажи, создающие дымный шлейф за соплом двигателя, и ряд других составляющих, образующихся из имеющихся в керосине примесей.

Судья Курчатовского районного суда Лариса Владимировна Икаева сегодня в рамках судебного процесса на полном серьезе вынуждена будет выяснять: вредны ли для здоровья мирных челябинцев отходы «жизнедеятельности» непрерывно пролетающей над их головами косяками штурмовой и бомбардировочной фронтовой авиации…

Опасная для здоровья «линза»

Штатный режим, долгие годы исследуемый экспертами ИКАО в авиации, — это равномерное сжигание самолетами миллионов тонн токсичного топлива в год. Но в военной авиации нашей страны, оказывается, достаточно широко использовался экстремальный метод слива топлива в полете, когда надо было, к примеру, совершить экстренную посадку либо когда самолет взлетал с полной заправкой, а затем возникала вдруг безотлагательная потребность приземлиться. Тогда летчики просто-напросто включали соответствующий режим, и избыточное топливо перед посадкой сливалось в атмосферу…

Мало кто знает, что сегодня сотни военных аэродромов, на которых десятки лет интенсивно эксплуатировалась и все еще эксплуатируется военная авиация, признаны территориями, серьезно загрязненными керосином. Большие хранилища, цистерны и магистрали с авиационным топливом с годами неизбежно подверглись разрушению в результате коррозии. В результате военными экологами выявлены многочисленные подземные керосиновые линзы. Площадь многих составляет десятки квадратных километров. Именно поэтому территория старейшего в России бывшего Челябинского военного училища штурманов в Шаголе должна быть незамедлительно и тщательно исследована независимыми экологами и токсикологами. Возможный прорыв подобного подземного керосинового озера в питьевую гидрографическую систему Южного Урала сегодня, скорее всего, к сожалению, зависит исключительно от характера подземных почв. И в случае крупномасштабного сброса нефтепродуктов из линзы в подземные воды вся система городского водоснабжения миллионного города будет попросту парализована…

Жизнь под глиссадой

Но терпение челябинцев лопнуло, только когда в конце 2010 года было объявлено, что в Челябинск на аэродром бывшего училища штурманов «Шагол» из поселка Джида в Бурятии будет передислоцирована 6980-я гвардейская Оршанская Краснознаменная ордена Суворова первого разряда авиационная база. Первая партия бомбардировщиков СУ-24 прибыла на Южный Урал 9 сентября 2010 года, а к первому ноября перебазировался уже весь гарнизон.

Министерство обороны РФ своим решением от 18 июля 2010 года № Д-011 поставило задачу перед командованием ВВС и ПВО сформировать в Челябинске мощную авиационную базу из трех авиационных эскадрилий 24-СУ-24М, 12-СУ-24М с базированием на аэродроме «Шагол». Проделано это было по-военному стремительно и, естественно, как обычно, без учета мнения горожан, да и без согласования с органами местного самоуправления. С тех пор на территории бывшего аэродрома Челябинского училища штурманов, как утверждают истцы, базируются все больше различные представляющие несомненную опасность для здоровья горожан боевые самолеты.

Челябинский военный аэродром училища штурманов создавался в тридцатые годы прошлого века в сосновом лесу за городом. Но интенсивно разросшийся Челябинск давно «поглотил» аэродром по всем направлениям полета. Из-за высоких скоростей сверхзвукового «Сухого» ему, чтобы сесть, необходима 20-километровая глиссада (от французского glissade, буквально — «скольжение, прямолинейная траектория снижения самолета» — коридор подлета). Да и взлетать с вдруг оказавшегося уже в городской черте фронтового аэродрома «сушки» и МИГи могут только строго в определенном направлении. Поэтому полеты всех взлетающих и заходящих на посадку штурмовиков и фронтовых бомбардировщиков неизбежно проходят на относительно небольшой высоте над жилым сектором Металлургического, Калининского, Тракторозаводского и Ленинского районов Челябинска.

Региональное управление Роспотребнадзора провело замеры уровня шума от полетов бомбардировщиков над городскими кварталами и выяснило, что «эквивалентный и максимальный уровни звука, издаваемого самолетными двигателями, не соответствуют требованиям санитарных норм». Полеты сверхзвуковой фронтовой авиации над Челябинском действительно сопровождаются сильнейшим ревом двигателей, превышающим предельно допустимые значения, установленные как действующим законодательством для жилой территории города, так и для жилых помещений. Соответственно, по поручению губернатора Михаила Юревича при министерстве по радиационной и экологической безопасности Челябинской области была создана рабочая группа, в задачи которой в том числе входит инструментальный контроль уровня шума, издаваемого военной авиацией.

В Законодательном собрании прошло рабочее совещание по вопросу снижения негативного влияния на санитарно-эпидемиологическое благополучие (как будто оно существует) населения Челябинска полетов военных самолетов над территорией города. Депутаты дружно подтвердили, что решить проблемы, указанные в многочисленных обращениях челябинцев, позволит лишь изменение дислокации в/ч № 69806 на загородные аэродромы «Баландино» или «Упрун».

Подготовил похожее заключение о прекращении полетов военных самолетов над мирным городом и уполномоченный по правам человека в Челябинской области Алексей Севастьянов: «Условия проживания в домах, расположенных по маршруту полетов, значительно ухудшились, о чем неоднократно сообщалось в местных СМИ.

Население опасается, что в результате сброса топлива их здоровью может грозить существенный вред, как это было в городе Жуковском, где в результате аналогичной ситуации увеличился рост онкологических заболеваний, а в случае аварийной ситуации пилоты не смогут увести самолет за линию застройки, что может повлечь за собой большое количество жертв, а такой вред невозможно компенсировать…»

В секрете от своего народа

Эксперты не скрывают, что летающие над Челябинском бомбардировщики Су-24 считаются достаточно сложной в пилотировании машиной и имеют высокий уровень аварийности. Только при проведении летных испытаний было потеряно 14 Су-24 и Су-24М. А уже после принятия самолета на вооружение ежегодно происходило пять-шесть аварий и катастроф. В 1998 году, выступая в Госдуме, заместитель главнокомандующего ВВС РФ Виктор Кот заявил, что «Су-24 на сегодняшний день являются наиболее аварийными летательными аппаратами в боевой авиации».

«Если, по Вашему мнению, безопасность слишком дорого обходится, значит Вы не знаете, что такое авиационное происшествие» (из Руководства по предотвращению авиационных происшествий, документ ИКАО DOC 9482-AN/923).

Один из истцов, пенсионер Александр Цыганов, утверждает, что при пролете бомбардировщиков над близлежащими домами в районе магазина «Юрюзань» опасно дрожат стекла во всех окнах. По его словам, только 16 января этого года над его домом на небольшой высоте пролетело 144 военных самолета. Иногда за час пролетает до 16 бомбардировщиков. «А топливные баки у «бомбера» — 12 тысяч литров. Упадет — все в огне будет. Ведь за все годы разбилось уже не менее 200 самолетов всех модификаций «Сухого». А главное с кем собираются воевать челябинские военлеты? Неужели с Казахстаном. Ведь дальность их полетов сильно ограничена…

Другой истец, инвалид третьей группы Владимир Бусыгин, перенесший уже три инфаркта, напрямую связывает свои смертельно опасные недуги с круглосуточными полетами над его домом штурмовой и бомбардировочной авиации: «Начались учения — и спать стало просто невозможно. Через десять дней непрерывного круглосуточного рева авиационных двигателей у меня и приключился третий инфаркт миокарда…»

К сожалению, экспертам Бюро судебно-медицинской экспертизы Челябинской области уже приходилось сталкиваться с тяжелейшей, так называемой комплексной авиационной травмой. Сравнительно недавно под Челябинском погиб экипаж заходившего на посадку военно-транспортного самолета АН-12. В рекордно короткие для таких ситуаций сроки в газетах были даже опубликованы официальные результаты расследования причин авиакатастрофы АН-12 под Челябинском. Вот только многие сомневались: насколько им можно доверять? Один из самых опытных экспертов России челябинец Александр Власов тогда с горечью заявил: «Экспертиза авиационной катастрофы относится к одному из самых сложных видов исследований. Свою лепту в эту сложность вносит практически неизбежная и непримиримая конфронтация летной инспекции с представителями заводов-изготовителей деталей и узлов самолета. Любыми правдами и неправдами летная инспекция пытается провести в расследовании линию невиновности экипажа, а завод — доказать полную техническую состоятельность пострадавшего воздушного судна. В свою очередь наземная служба управления полетами старается скрыть неполадки в организации воздушного движения. Если катастрофа произошла по причине плохой информированности экипажа о неблагоприятных условиях в районе взлета или посадки, диспетчерская часть сделает все возможное, чтобы скрыть истинные причины аварии. В таких условиях эксперт может быть поставлен в ситуацию предоставления противоборствующими сторонами некачественной и противоречивой информации, которая не позволяет прийти к правильным выводам. Парадокс же совместной работы комиссии, состоящей из представителей разных специальностей, состоит в том, чтобы найти «крайнего», спрятавшись за ошибками которого можно избежать серьезного наказания. Впрочем, и при разборе врачебных ошибок нередко складывается впечатление, что в смерти больного виноват патологоанатом».

Чрезмерная закрытость силовых структур от населения — одна из главных причин того, почему штатские не доверяют военным. Прикрываясь военной тайной и служебной необходимостью, сегодня можно легко уходить от ответственности и находиться вне критики. Директор челябинского научно-исследовательского института судебных экспертиз «Стэлз» Александр Юрьевич Власов как-то, рассказывая о том, как проводятся расследования авиакатастроф в России, открыл, наверное, самую большую военную тайну: «согласно пункту 73 специального Правительственного распоряжения, «информация относительно авиационных происшествий ни при каких обстоятельствах не может предоставляться или обсуждаться с посторонними лицами». При этом по закону экспертные группы не входят в состав комиссии по расследованию авиационных происшествий. А значит, относятся к тем самым «посторонним лицам», от которых члены комиссии ожидают только выводов, но «ни при каких обстоятельствах» не станут им помогать. С учетом того что в нашей стране за последние 25 лет ежегодно происходит не менее 20 авиакатастроф, этот вопрос приобретает особую актуальность».

Владимир ФИЛИЧКИН, filichkin@mail.ru, 15 февраля 2013 г.

ИЗ КОСМОСА

Взрыв в Челябинске оказался вторжением крупнейшего за последние годы метеорного тела в атмосферу Земли

Падение суперболида в Челябинске 15 февраля в 9.30 стало самым мощным явлением подобного рода за последние 12 лет, а размер этого небесного тела, скорее всего, составлял около четырёх метров, — предполагает директор Астрономической обсерватории Иркутского государственного университета, проректор ИГУ, доктор физико-математических наук Сергей Арктурович Язев.

<У меня пока мало достоверной информации от специалистов, чтобы сделать окончательные выводы. Но, тем не менее, основываясь на поступающих данных, могу сказать, что произошло очередное вторжение метеорита в атмосферу Земли>, — заявил Язев.

Собеседник отмечает, что большинство эффектов, наблюдавшихся очевидцами, соответствуют тем явлениям, которые были вызваны падением Витимского болида в сентябре 2002 года — его изучали учёные СО РАН и ИГУ с участием С.А.Язева. Поэтому, вероятно, новый метеорит также имел размер порядка нескольких метров.

<В Челябинске наблюдали типичную картину: полет яркого болида, инверсионный след на небе, вспышка, мощный двойной удар. То есть физика этого явления выглядит достаточно традиционной: небесное тело распалось на большой высоте, разрушение было взрывообразным из-за гигантской кинетической энергии>, — комментирует Сергей Арктурович. — <Термин метеорит пока лучше не применять. Метеоритом принято называть упавший фрагмент космического тела на поверхности Земли. Пока не найдены обломки (а их может и не быть), явление лучше называть болидом. Или даже суперболидом>.

По его словам, масса трёхметрового каменного метеорита примерно 50 тонн. <Эта глыба несётся со скоростью 20 километров в секунду и вдруг попадает в воздушную среду. Во-первых, поверхность небесного тела стремительно нагревается до очень высоких температур, лопается, дробится, а на него действует набегающий воздушный поток с указанной скоростью, который сам любой камень разносит в пыль. Два этих эффекта приводят к тому, что вся энергия движения порождает взрывообразное разрушение, формирующее мощнейшую ударную волну. Она идёт к Земле с большой высоты, и, когда достигает поверхности, ломает ветки, валит деревья, если речь идет о тайге, как это было 10 лет назад во время падения Витимского болида. Челябинский болид прошел над густонаселенными районами. Результат действия ударной волны: выбитые окна, погнутые рамы, упавшая, видимо, некачественно построенная, стена. Так все и произошло>, — рассказал Язев.

Исследователь уточнил, что подобные явления встречаются нечасто, но только за последние 12 лет это уже четвёртое событие такого класса над территорией России. <Судя по произведённому эффекту, это, пожалуй, самое мощное>, — заявил он.

<Небесное тело летело, наверное, миллиарды лет вокруг Солнца, а теперь его траектория пересеклась с Землёй. И мы увидели над Челябинском полет и последующий взрыв небесного пришельца>, — объясняет учёный.

По словам ученого секретаря Института оптики атмосферы им. В. Е. Зуева Ольги Владимировны Тихомировой, при сгорании метеорита в верхних слоях атмосферы образуется не много загрязняющих веществ, по сравнению с промышленными и бытовыми выбросами. Какие именно элементы попали в воздух, можно будет сказать, после изучения упавших на Землю обломков небесного тела. Ольга Владимировна считает, что, скорее всего, продукты горения в приземном слое атмосферы надолго не задержатся, а выпадут вместе с осадками в ближайшее время.

Нужно также отметить, что в ночь с 15 на 16 февраля вблизи от Земли пройдет карликовый астероид 2012DA14, который можно будет наблюдать, например, на сайте NASA. Но как подчёркивает С.А. Язев, 2012DA14 никак не связан с явлением в Челябинске и не представляет опасности.

Специалисты из Алтае-Саянского филиала Геофизической службы СО РАН рассказали, что пока ими не было обнаружено ничего необычного. <На первый взгляд мы не увидели в магнитном поле никаких изменений, в ионосфере были возмущения, но сказать однозначно, что это из-за метеорита, мы не можем. Глубокий анализ мы ещё не проводили, но из того, что мы видим, пока всё рамках нормы>, — прокомментировала ситуацию сотрудник лаборатории солнечно-земной физики Алтае-Саянского филиала ГС СО РАН, кандидат физико-математических наук Белинская Анастасия Юрьевна.

http://newsbabr.com/?IDE=112301

МОСКВА, 16 фев — РИА Новости. Специалисты НАСА оценили мощность взрыва, произошедшего при падении челябинского болида, в 300 килотонн в тротиловом эквиваленте, что примерно в 20 раз больше мощности бомбы, взорванной над Хиросимой. Ранее российские эксперты сообщали, что мощность взрыва составила десятки килотонн

<Количество энергии, выделившей при взрыве, составило около 300 килотонн, взрыв произошел на высоте около 20-25 километров>, — сообщил на пресс-конференции Билл Кук, специалист метеоритного подразделения Центра космических полетов имени Маршалла НАСА.

По его оценкам, диаметр космического тела составлял около 15 метров, а скорость — около 18 километров в секунду. Он летел под небольшим углом — около 20 градусов, благодаря этому событие наблюдалось достаточно долго.

<Это самый мощный болид с 1908 года, со времен Тунгусской катастрофы>, — отметил Кук. Ученый еще раз подчеркнул, что астероид 2012 DA14 и упавший в Челябинске болид никак не связаны — у них разные траектории и скорости.

В пятницу утром жители ряда регионов Урала наблюдали полет болида — огненного шара с дымным хвостом. Падение завершилось яркой вспышкой и мощным взрывом. В Челябинске, который был близок к эпицентру, ударной волной были повреждены здания, выбиты около 100 тысяч квадратных метров стекол, около 1,2 тысячи человек обратились за медицинской помощью.

http://news.mail.ru/inregions/ural/74/incident/12011206/

Космическая слава Челябинска

По два метеорита за день — такое и впрямь нечасто бывает. Обсудили, чего же ждать планете Земля от нового астероида с нашим гостем — у нас в студии был генеральный директор Центра планетарной защиты Земли от астероидно-кометной опасности Анатолий Зайцев.

Макеева: Преступно оголена планета Земля перед кометами и астероидами, как наблюдали сегодня жители Челябинска. Это наша страна не имеет соответствующей защиты?

Зайцев: Ни одна страна возможности отразить не имеет, хотя технологические возможности существуют. По сути — это очередной звоночек нам из космоса, сигнал о том, что пора заниматься серьезной астероидно-кометной опасностью.

Казнин: А до этого не занимались?

Зайцев: В основном, теоретически, больше на энтузиазме занимаемся. Реально же нужно создать специальную международную систему, поскольку угроза эта для всего земного шара. Здесь можно использовать все современные технологии человечества, ракетно-космические, ядерные и прочие.

Казнин: Сколько нужно денег для этого?

Зайцев: Немного. Это не дороже, чем слетать на Луну. Американцы в свое время истратили 20 млн. долларов на то, чтобы слетать на Луну.

Казнин: Несколько десятков миллиардов долларов это может стоить?

Зайцев: По крайней мере, первые эшелоны, которые мы предлагаем, — эшелоны оперативного реагирования. Большинство этих объектов, которые вьются вокруг орбиты Земли, имеют размер от десятков метров. Например, 50 м — размер Тунгусского метеорита, как раз подобный объект пролетает сейчас над нами на расстоянии 27 тыс. км…

Макеева: Но не должен упасть.

Зайцев: Конечно, законы механики не позволяют отклоняться просто так и маневрировать по своей воле.

Макеева: В Челябинске, думаю, этому уже не верят. Минобороны говорит, что были уверены, что ничего подобного не произойдет, сгорит в слоях атмосферы.

Зайцев: Думаю, что ни Минобороны, никто просто не знал. Я, честно говоря, некомпетентен по этой проблеме, потому что я сегодня целый день бегаю и даю интервью. Детали не очень представляю.

Макеева: Но вы знаете научный подход.

Зайцев: Вы хотите сказать, что кто-то знал заранее, что летит этот объект? Никто не знал.

Макеева: Анонимные источники Минобороны сообщили <Известиям>, что они знали о метеорите, но были уверены, что до Челябинска не долетит, Земли не коснется, поэтому и не предупреждали.

Зайцев: Я думаю, что это чьи-то фантазии. Минобороны специально этой проблемой не занимается. Конечно, у них есть средство контроля космического пространства, и оптическое, и прочее. Но давайте подождем некоторое время, думаю, опровержение будет.

Макеева: Если бы потратили десятки миллиардов, то можно было бы определить?

Зайцев: Если бы потратили, то было бы возможно. Чтобы это было возможно, нужно создать космический аппарат с телескопом и вывести его в космос.

Разместить в определенном месте космического пространства и наблюдать со стороны пространство вокруг Земли. Почему это нужно? Астрономы работают только по ночам, а то, что днем летит из космоса, они не видят. Может быть, как раз в данном случае было подобное. Возможно, шел с освещенной стороны, и они его проморгали. А чтобы исключить случаи пропуска опасных объектов, нужно создать космический сегмент наблюдения. Создать это возможно, есть разработки и в нашей стране, и за рубежом. Вопрос в том, что надо принять решение и создать систему обнаружения.

Макеева: А на МКС такая система есть?

Зайцев: У МКС свои задачи, она в основном на Землю ориентирована.

Макеева: А Лунная база, о которой говорили в последнее время?

Зайцев: У Лунной базы может быть задача наблюдения за окружающим космическим пространством.

Макеева: Или должно быть много спутников с телескопами?

Зайцев: Есть разные варианты. Например, вы сейчас прекрасно видите, не поворачивая головы, что происходит вокруг меня. То же самое нужно сделать и в космосе — подальше от Земли, например, на той же орбите, но миллионов за десять от нее, установить космический аппарат, и он будет прекрасно видеть все, что делается в конусе. И даже то, что со стороны Солнца летит. Задача решаема. Первая задача — обнаружить. Дальше варианта два: если системы перехвата не создана, то хотя бы рассчитать траекторию объекта, просчитать движение в атмосфере, определить эллипс рассеивания. Наш центр разрабатывает подобную систему для МЧС. МЧС этой проблемой несколько лет назад заинтересовалась. Определяем район падения, ожидаемую зону поражения, и МЧС принимает решение эвакуировать.

Казнин: Если бы все это работало, то в Челябинске заранее предупредили бы жителей?

Зайцев: Конечно. Жители укрылись бы в каких-то бомбоубежищах.

Макеева: Официальный представитель МЧС Ирина Россиус рассказала, что не МЧС должны заниматься оповещением. По закону, этим занимается регион. Если бы ученые и МЧС знали бы, регион должен был бы оповестить — сложная система.

Зайцев: Проблема <кто больше виноват> возникает из-за того, что нет ответственного. Ответственным должен быть международный центр, к которому будет стекаться вся информация. Затем она будет попадать в нужное время в нужное место — и в МЧС, и правительству, и в другие структуры. А сейчас ни в одной стране нет такой службы, поэтому  и ругают МЧС, Минобороны и других сейчас бесполезно.

Макеева: А как это — нет ни в одной стране? Ни в одной стране не признают наличие такой опасности?

Зайцев: Признают. Например, американцы признали, но они понимают, что систему нужно создавать общими усилиями. Приезжал в свое время несколько лет назад один из конгрессменов к нашему бывшему руководителю <Роскосмоса>, предлагал некоторые совместные работы. Они понимают, что самим это не реализовать. Не только сложно, но нельзя. Американцы нацелились на одно: обнаружить наиболее опасный объект — астероиды размером одного километра и выше. Их проще всего обнаружить. Они подключили астрономические обсерватории, выделили небольшое финансирование, даже военные свой телескоп подарили. В течение последних 10-15 лет они сканируют небесную сферу и около 90% астероидов-убийц обнаружили. Такая практическая задача ими решается. Кроме того, они запускают космический аппарат к астероидам, кометам, изучают эти объекты. Был в свое время эксперимент по бомбардировке ядра кометы Темпель-1. Подлетели к ядру кометы, от основного носителя космического аппарата отделился ударник со специальной системой наведения и ударился в ядро этой кометы. Почему сложно договориться на международном уровне о создании такой системы? Потому что подобные технологии могут быть применены и в военной технике. Поэтому нужны договоренности. Мы пытаемся объяснить, что прежде, чем создавать такую систему, нужно разработать международное правовое обеспечение.

Макеева: Допустим, челябинцы бы знали, что на них может упасть небольшое космическое тело. Что они могли бы сделать?

Зайцев: Если отклонить его было бы невозможно, то вариант — спрятаться в убежище. Наверное, некоторые из них еще сохранились, в свое время для ядерной войны они создавались.

Макеева: Эвакуироваться и больше ничего они не могли бы сделать?

Зайцев: Если угроза действительно серьезная, например, может быть разрушен город…

Казнин: А такое может быть?

Зайцев: В любой момент! Абсолютно в любой момент на наши головы может свалиться булыжник:

Казнин: …который уничтожит город, а системы предупреждения нет вообще?

Зайцев: Естественно! И государство, и цивилизацию даже может уничтожить. По оценкам астрономов, вблизи орбиты Земли движется около двух миллионов астероидов размером от 50 м до нескольких километров. Большинство крупных, конечно, уже обнаружено. А небольшие, размером в десятки-сотни метров, пока никто не знает. Из двух миллионов за 15 лет наблюдений обнаружено около 10 тыс. всего.

Казнин: А сколько из них упало?

Зайцев: Падают они регулярно. В этом столетии уже были подобные события. В 2003-м в Индии подобный же случай был: горящие обломки выжгли деревню.

Один человек погиб, были обожженные раненые. В 2006-м в горах Норвегии: был взрыв, равный по мощности Херосимской бомбе. В 2002-м в Сибири, в бассейне реки Витим было тоже падение объекта. Зона поражения — около 100 кв.км. Регулярно падают, от этого никуда не денешься. Надо создавать систему защиты.

Казнин: Или Брюс Уиллис заложит заряд…

Зайцев: Брюс Уиллис — это фантастика. Это решается автоматическими космическими аппаратами. Я 40 лет занимался разработкой подобных объектов, почему и пропагандирую, и пытаюсь предложить эту систему.

15 февраля 2013, http://tvrain.ru/articles/glava_tsentra_planetarnoj_zaschity_v_ljuboj_moment_nam_na_golovu_mozhet_upast_ogromnyj_bulyzhnik-336865/

Александр Починок министр труда и социального развития (2000-2004)

История с падением метеорита заставляет нас сделать несколько выводов.

Вывод первый. Обратите внимание на то, что традиционные наши кликуши, такие как Владимир Вольфович, сразу стали искать мировую закулису, жидомасонский заговор, Америку, Обаму и так далее, смотри по списку. Урок — не следует природные явления приписывать рукам какого-то мирового заговора, не следует его искать, и нужно надеяться на свои силы.

Урок второй. Тоже очень печальный. Всех нас в школе, в институте учили гражданской обороне. Учили, как действовать в случае нападения вероятного противника. И уж в данном случае-то при следе, ну, для гражданского человека очень похожим на след от ракеты и вспышки, казалось бы, должна была быть автоматическая реакция всех людей. Тем не менее, мы знаем — почти тысяча пострадавших.

И никто, обратите внимание, никто не среагировал в соответствии с наставлениями пожилых преподавателей гражданской обороны, которые нам в школе что-то талдычили. Это очень печально. Значит, вся эта система обучения была неэффективна.

И, по крайней мере, если мы хотим учить навыкам ОБЖ, как это сейчас называется, гражданской обороны, как это при СССР называлось, учить явно надо по-другому, чтобы всё-таки мы реагировали так, как нужно реагировать, не дай Бог если что-то подобное случится

И третий, самый главный, вывод. Надо создавать систему раннего обнаружения, предупреждения и ликвидации подобных объектов. Да, сейчас нам повезло.

Отделались лёгким испугом. Но был бы немножко покрупнее этот метеорит — и миллионный город мог бы страшно пострадать, а не дай Бог и погибнуть. Мы знаем, что получается при ударе метеорита размером с Тунгусский. И мы знаем, что этого мусора во Вселенной полно. А последствия падения астероида на Землю, встречи с Землёй были бы совсем катастрофическими.

Да, сейчас учёные начнут говорить — нет у нас достаточных знаний, нет у нас уверенности, очень сложно, невозможно, не заметить, не увидеть. Но я с этим не согласен. Вот почему.

Во-первых, дело в том, что ситуация с вот этим мусором космическим, с метеоритами, с астероидами резко отличается от ситуации с любыми другими напастями на Земле. Да, при автомобильных авариях, при авиационных катастрофах, при дорожных катастрофах, техногенных гибнет очень много людей. Бывают страшные стихийные бедствия. Но существование земного шара не поставлено под угрозу. При такой космической катастрофе мы можем один раз с вероятностью 0,00000: 10 в какой-то безумной степени минус получить гибель земного шара. Но если вот эта ничтожная вероятность сработает, мы потеряем жизнь навсегда.

Вот эту жизнь на Земле. А это мы не должны допустить ни в коем случае.

Сейчас очень удачный период. Крупных космических программ нет ни у одной из великих держав. Соединённые Штаты поставили на повестку дня вопрос о возможном сокращении ядерных боеголовок, высвобождается ресурс. Не отработаны новые космические корабли, и их хотят готовить все страны. Именно поэтому совместная программа России, Соединённых Штатов Америки, Европейского союза могла бы оказаться крайне полезной.

Мы помним, что случилось с развитием науки при первой космической программе, что случилось при лунной программе, какой был толчок развития, мы помним, как позитивно сработала программа <Союз Аполлон>. Так и здесь вот такое объединение усилий по созданию: явно придётся создавать околоземные станции, станции, расположенные на более дальних подступах к Земле, выводить туда телескопы новые с расширенной базой, с гораздо лучшими возможностями. Возможно, если, опять-таки, расчёты покажут, что это нормально, поднимать туда ядерное оружие. Но предсказать, как это выглядит сейчас, мы не можем. Это проблема счёта. Надо рассчитывать, что нужно для того, чтоб обнаружить такие метеориты, чтобы обнаруживать астероиды, чтобы прогнозировать их: Что нужно, для того чтобы их уничтожать либо сбивать с пути. Это физические задачи и задачи механики.

Но ясно, что активизация исследований в этом направлении, причём, совместно всей Земли, это будет только на пользу. Это новый научный прорыв явно будет. И, вы знаете, да, фильмы-катастрофы хорошо, приятно смотреть, сидя в удобном кресле с поп-корном и, скажем, стаканом Кока-колы. Это хорошо. Но когда один раз что-то подобное случится наяву, уже будет поздно. Поэтому лучше готовиться заранее. Дай Бог чтобы этого никогда не было, но защититься от подобных напастей надо попробовать.

http://www.echo.msk.ru/programs/beseda/1012712-echo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *