Опубликовано

ПОДВИГ ПУТИНА: В ГОД ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ — С ГРЯЗНЫМ БАЙКАЛОМ

WWF и Гринпис приветствуют сегодняшнее решение Арбитражного суда Иркутской области о введении конкурсного производства на Байкальском ЦБК.

Оно открывает российским властям дополнительную возможность положить конец проблеме загрязнения уникального озера Байкал.

Экологи уверены в том, что решение суда дает надежду на цивилизованное закрытие завода. Однако факт введения конкурсного управления сам по себе не дает полных оснований считать, что комбинат будет закрыт в ближайшее время.

Давно устаревший физически и морально, Байкальский ЦБК многие годы работал в ущерб бюджету страны. По сообщениям СМИ, чистый убыток комбината за девять месяцев 2012 г . составил 353,7 миллиона рублей, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2011 г . Сейчас БЦБК официально признан банкротом и его закрытие по здравому размышлению представляется лишь вопросом времени.

К сожалению, этот вопрос во многом зависит не от экономики, а от политической смелости власти. До сих пор российское правительство всячески затягивало решение проблемы под предлогом заботы о социально-экономическом благополучии г.Байкальска. Однако уже много лет существует немало реальных альтернативных проектов, которые могут не только обеспечить заработком персонал БЦБК, но и создать условия для динамичного социально-экономического развития города Байкальска и региона Южного Байкала в целом. В 2009 г . в городе прошел конкурс социального предпринимательства, результаты которого продемонстрировали убедительные перспективы альтернативного развития города, связанного с туризмом, переработкой вторсырья и другими экономически и экологически устойчивыми видами бизнеса.

Попытки решения проблемы с БЦБК предпринимались неоднократно за прошедшие десятилетия, но ни одна из них не увенчалась успехом. Сейчас этот комбинат и в России и за рубежом воспринимается как показатель дееспособности и ответственности российских властей. Поэтому сегодня руководство страны само должно быть заинтересовано в принятии конкретного и понятного решения.

Времени на его принятие осталось совсем немного.

В 2010 году Правительство РФ в лице российской официальной делегации на сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО обязалось решить проблему загрязнения от БЦБК в течение 30 месяцев. Это обязательство зафиксировано в официальных документах и срок его выполнения истекает в январе 2013 года.

Экологи ждут от правительства представления плана конкретных действий в отношении БЦБК и готовы оказать любую посильную помощь в его разработке и реализации. Если власти не выполнят обязательство, данное ЮНЕСКО, российские экологи будут настаивать на придании озеру статуса Всемирного наследия в опасности. Это позволит привлечь дополнительное внимание международного сообщества к проблеме и объединить усилия стран для оказания помощи России в решении проблемы Байкальского ЦБК.

enwl.bellona@gmail.com, 19 декабря  2012 г .,http://www.wwf.ru/resources/news/article/10601

БЦБК живее всех живых

14 января  2013 г . Москва. 3 года назад В. Путин подписал постановление разрешающее возобновить сброс промышленных стоков Байкальского ЦБК в уникальное озеро Байкал и складировать на его берегах отходы любого класса опасности.

«Грязная история»

ЦБК продолжается уже более 50-ти лет! Этот комбинат, напоминающий сегодня бутафорские «развалины», непостижимым образом оказывался «сильнее» любой власти — от Политбюро ЦК КПСС до Президента РФ.

С 1960 по 1990 год ЦК КПСС и Советы Министров СССР и РСФСР приняли немало постановлений и иных директивных документов, посвященных охране Байкала от сбросов и выбросов БЦБК. Ни одно не было выполнено — комбинат беспрепятственно продолжал отравлять озеро. С распадом СССР эстафету бесплодных попыток решить проблему приняли власти новой России — в том же 1992 году Правительство РФ приняло Постановление No925 о перепрофилировании БЦБК и создании компенсирующих мощностей по производству целлюлозы к концу 1995 года. В последующие годы вышел еще ворох постановлений и решений, которые не выполнены по сию пору.

Отдельного внимания заслуживает роль, которую сыграл в ?грязной истории?

БЦБК нынешний Президент РФ. Началась она с оптимистической ноты в 2000 году — и.о. Президента РФ Путин В.В. поручил Правительству РФ разработать Комплексную программу перепрофилирования БЦБК, ?чтобы в кратчайшие сроки прекратить сброс загрязняющих веществ в озеро Байкал?. Последующие годы ознаменовались одинаково безуспешными попытками сделать хоть что-нибудь, в том числе с помощью целевого займа Всемирного банка.

В 2008 году на комбинате запустили замкнутую систему водоснабжения и «неожиданно выяснилось», что, не сбрасывая промышленные стоки в Байкал, он работать не может. БЦБК встал, персонал начал разъезжаться или находить новые источники заработка, устаревшее, но еще пригодное хоть к чему-то оборудование, «растаскивалось».

Одновременно в городе Байкальск «запахло» долгожданными переменами — оживился местный бизнес, появились новые бизнес-проекты и инвесторы.

Власть в Москве тоже не дремала — одно за другим проходили заседания, обсуждения и пр. на которых не раз доказывалась бесперспективность деятельности БЦБК. Результатом всех этих обсуждений стало подписание В.Путиным печально известного постановления Правительства РФ No1 «О внесении изменений в Перечень видов деятельности, запрещенных в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории. Оно позволило БЦБК возобновить работу со сбросом токсичных промстоков в Байкал — без ограничения по срокам, объемам и содержанию. Кроме того, на всей территории ЦЭЗ БПТ было разрешено захоронение отходов всех классов опасности, включая радиоактивные и высокотоксичные. БЦБК опять победил. Хотя это как посмотреть. По большому счету комбинат до сих пор так и не сумел восстановить развалившееся производство целлюлозы, которая, в общем-то, никому не нужна.

Сегодня, в годовщину подписания постановления, комбинат опять закрыт. По разным данным простой, вызванный нехваткой сырья и химикатов, продолжится либо до середины, либо до конца января.

Как сложится дальнейшая судьба комбината пока не ясно. Минимум по двум причинам. Недавно арбитражный суд Иркутской области подтвердил бесперспективность дальнейшей деятельности БЦБК, приняв решение о введении на нем конкурсного производства. Кроме того, в январе должно быть выполнено обязательство решить проблему загрязнения от БЦБК, которое Правительство РФ дало в 2010 году на сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО. Все это открывает российским властям дополнительную возможность окончательно решить проблему загрязнения уникального озера Байкал.

enwl.bellona@gmail.com, 14 января  2013 г .

Байкальский ЦБК снова запущен

<Кажется, БЦБК снова работает> — с таким предположением в редакцию <БГ Иркутск> позвонили жители Байкальска. Говорят, что в городе появился характерный для работающего комбината запах.

Информацию о том, что Байкальский ЦБК начал работу подтвердил председатель профкома работников БЦБК Юрий Набоков. Он сказал, что в ночь с воскресенья на понедельник на предприятии постепенно начали запускать производственный процесс.

Ранее информацию о том, что комбинат в ближайшее время начнет работу, сообщила пресс-служба правительства Иркутской области. В материале шла речь о совещании рабочей группы по разработке первоочередных мероприятий по дальнейшей деятельности ОАО <Байкальский ЦБК>, которое состоялось во Внешэкономбанке (ВЭБ) на прошлой неделе. Во время этого заседания  была озвучена информация о том, что одобрен и утвержден поэтапный план по возобновлению в максимально короткие сроки производства на БЦБК. В этом же пресс-релизе говорилось о том, что Внешэкономбанк подтвердил, что с декабря 2012 года компания ООО <ВЭБ Инжиниринг> выполняет функции финансово-технического надзора и управленческого контроля на ОАО <Байкальский ЦБК>. На прошедшем совещании Внешэкономбанк также одобрил возможное участие своей дочерней структуры ОАО <МСП Банк> в поддержке малого и среднего предпринимательства на территории Слюдянского района и Байкальска, в том числе в создании новых производств.

Напомним, технологический процесс на ОАО <БЦБК> был остановлен 30 декабря 2012 года из-за отсутствия лесосырья и химикатов. Сроки запуска комбината переносили два раза.

Комментарий сопредседателя ИРОО <Байкальская Экологическая Волна> Марины Рихвановой: <Нет никаких обоснований, почему необходимо было запускать комбинат. Нет никакой публичной информации о том, как работают очистные сооружения комбината. И более того, есть информация о том, что во время его предыдущей работы были постоянные превышения загрязняющих веществ, сбрасываемых в Байкал. Все это делается за пределами публичности, хотя озеро Байкал является объектом всемирного природного наследия, и мы несем за него ответственность не только перед собой, но и перед будущими поколениями. И Правительство России обещало, что до конца января решит проблему БЦБК. По сути дела запуск его сейчас означает, что необходимо переводить озеро Байкал в список объектов всемирного наследия под угрозой.

enwl.bellona@gmail.com, 28 января  2013 г .,http://echo.msk.ru/blog/bg_irkutsk/999654-echo/

Слово и дело — российская власть и Байкал

Если бы российская власть строго следила за выполнением своих обещаний, сегодня мы бы услышали новость о закрытии Байкальского ЦБК. Летом 2010 года на сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО в Бразилии представители России официально обещали мировому сообществу остановить сброс промышленных стоков с БЦБК в уникальное озеро Байкал в течение 30 месяцев.

Еще несколько дней назад казалось, что так и случится, потому, что с 29 декабря прошлого года комбинат был в очередном простое. Если учесть, что незадолго до этого Арбитражный суд признал его банкротом и ввел на нем конкурсное управление, все шло к тому, что долгожданное и обоснованное решение будет принято. К сожалению, этого не произошло, и изношенное оборудование в полуразвалившихся цехах вновь заработало. Комбинат опять стал производить сырье, столь необходимое для изготовления картона и упаковочной бумаги. Возобновился и сброс стоков, загрязненных целым букетом химических соединений, включая особо опасные — хлорорганические. К слову, сброс таких веществ в Байкал противоречит законам нашей страны, однако это никак не отражается ни на самом производстве, ни на должностных лицах, которые нарушают закон.

«Грязная история» БЦБК выглядит попросту невозможной, но эта та самая реальность, которую комментируют следующим образом: «Россия существует для того, чтобы показывать всему миру, как нельзя жить».

Сегодня, по большому счету, не известна ни одна причина, которая объясняла бы продолжение функционирования этого опаснейшего с экологической и технологической точек зрения объекта. Причин же для его ликвидации более чем достаточно.

В свое время была популярна отговорка о том, что БЦБК не наносит никакого вреда Байкалу, хотя при включении озера в Список всемирного наследия в 1996 году, его закрытие было одним из непременнейших условий, которые Россия обязалась выполнить. В первую очередь это условие было вызвано как раз его повышенной экологической опасностью, которая неоднократно подтверждалась государственными докладами и другими официальными документами российского правительства. В госдокладах «О состоянии озера Байкал и о мерах по его охране» комбинат стабильно называется самым экологически опасным объектом для озера.

Много лет комбинат прикрывался более чем спорным тезисом о том, что его закрытие приведет к социально-экономическому коллапсу в городе, для которого он когда-то был градообразующим предприятием. С тех пор в Байкальске поменялось многое, и сейчас комбинат играет незначительную роль в формировании приемлемой социально-экономической ситуации. Наглядным подтверждением тому стали события 2008-2009 годов, когда собственники БЦБК неожиданно остановили его, выбросив «на улицу» работников. Даже тогда не было «социального взрыва». Были серьезные протесты, но при этом важно отметить, что уволенные в одночасье люди требовали не открыть комбинат, а вернуть заработанное!

В последние годы комбинат тормозит развитие региона, самим своим существованием разрушая инициативы и конкретные бизнес-проекты приходящих инвесторов.

При этом его работа приносит государству ощутимые убытки. Верить время от времени появляющимся сообщениям о том, что комбинат экономически успешен, а его продукция востребована, не позволяют факты. К примеру, за девять месяцев 2012 года чистый убыток комбината составил 353,7 млн рублей, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2011 года.

Не выдерживают критики и утверждения о том, что без продукции БЦБК страдает российский «ракетный щит». В России и других странах существует не одно предприятие, которое готово удовлетворить невеликие запросы Минобороны. По утверждению близких к оборонному ведомству экспертов «Остановка БЦБК никак не помешает выполнению оборонных программ — это сырье легкодоступно и недорого на мировом рынке».

За прошедшие десятилетия накопилось немало выступлений ученых, с самых разных позиций показывающих ошибочность размещения ЦБК на Байкале. Год от года их мнение звучит все громче и обоснованнее. В прошлогоднем письме Президенту ученые Сибирского отделения РАН констатируют: «не существует экономически приемлемого варианта продолжения производства целлюлозы на данном предприятии. Социальные эффекты возобновления и продолжения современного производства носят сугубо оперативный и локальный характер, в то же время реально закрывают любые возможности реализации крупных экономико-социальных экологически допустимых проектов развития в регионе: Сибирское отделение РАН считает, что единственным разумным путем решения проблемы могло бы быть закрытие Байкальского ЦБК, рекультивация его промышленной площадки и привлечение новых инвесторов на освободившуюся территорию».

Для большой части россиян, для многих граждан других стран БЦБК стал символом произвола в отношении природы. Его существование вызывает массовый протест, который уже даже заинтересовал социологов. Так, социологический опрос Левада-центра показал в 2010 году, что более 80 % россиян считают недопустимым продолжать отравлять Байкал стоками комбината.

Может быть, решение этой застарелой проблемы требует непомерных усилий и денег? Это не так. Существует много больших и малых проектов, которые с лихвой перекроют то количество рабочих мест, которое может предложить БЦБК. Многие из них можно было бы воплотить уже много лет назад. Если бы не искусственное затягивание агонии умирающего на протяжении уже более 10 лет предприятия.

Может ли страна, претендующая на статус великой державы, найти деньги для сохранения уникального озера, и где их искать? На это вопрос попытались дать ответ эксперты, проанализировав различные аспекты закрытия БЦБК и стоимость некоторых реализуемых сегодня «национальных» проектов. По их прикидкам, на решение проблемы БЦБК нужно около 15 млрд рублей. Конечно, сумма немалая, но все познается в сравнении. Саммит АТЭС, зимняя олимпиада в субтропиках «Сочи-2014», совмещенная дорога Сочи — Красная поляна: каждый из проектов обошелся в сотни миллиардов, если не больше! Да что строительство? Одна только бумажная работа по разработке проекта строительства скоростной автодороги Москва — Санкт-Петербург оказывается по стоимости сравнимой с ценой спасения Байкала от БЦБК — более 11 млрд руб.!

Получается, что все как обычно, упирается в решение «главного начальника». А ведь и Владимир Путин и Дмитрий Медведев, будучи президентами, обещали спасти Байкал! В 2006 г. Путин твердо заявил: «Если есть хоть малейшая доля вероятности загрязнения Байкала, мы должны сделать все, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить». Пришедший ему на смену Медведев в 2011 г. пообещал: «Решение должно быть найдено, причем, в самой короткой перспективе.

Если для этого потребуется возглавить какие-то общественные структуры, не сомневайтесь, мы найдем тех, кто возглавит. Надо будет президенту подключиться — я подключусь».

Сколько нам еще ждать пока эти «ключевые люди» вспомнят о простом общечеловеческом принципе — «дал слово — держи его»!

Игорь Ядрошников, 30.01.2013, http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2013/1359535764.57

Личный комбинат президента

Истек срок, в течение которого российские власти обещали мировому сообществу решить проблему Байкальского ЦБК

Январь минул, и вместе с ним истек 30-месячный срок, отведенный нашей стране ЮНЕСКО для выполнения обещания решить проблему Байкальского ЦБК (БЦБК).

Проблема не только не решена и демонстративно не решается — ее усугубляют. Признанный теперь и де-юре банкротом, комбинат в конце прошлого года остановился.

Однако благодаря денежным вливаниям от Внешэкономбанка БЦБК, закупив сырье, вновь начал коптить небо и сливать в Байкал помои: 28 января возобновлена варка из хвойной древесины сульфатной вискозной целлюлозы.

Ранее усилиями вице-премьера Дворковича и первого вице-премьера Шувалова БЦБК выдали разрешение на сброс ядов в Байкал до августа 2013-го. Успешно получено комбинатом разрешение и на воздушные выбросы в начавшемся году.

Какие у кого могут быть иллюзии: власти РФ, разумеется, могут положить с прибором хоть на кого и хоть на что, включая ЮНЕСКО. Не говоря уж о каком-то Байкале (чай, не Адриатика) и людях, населяющих его берега. Тем более что такое, это ЮНЕСКО? Откаты не дает, деньги в рост не берет, непонятная организация с призрачными, слюнтяйскими целями.

Однако вопросы остаются. Летом 2010 года в Бразилии на сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО Правительство РФ в лице российской официальной делегации обещало окончательно решить проблему сброса промышленных стоков с БЦБК в течение 30 месяцев. Зачем это делалось? Зачем было брать на себя зафиксированные в официальных документах обязательства, если их никто не собирался исполнять? Или собирались, но что-то поменялось за два с половиной года?

В 2011 году Медведев заявил: <Решение должно быть найдено, причем в самой короткой перспективе. Если для этого потребуется возглавить какие-то общественные структуры, не сомневайтесь, мы найдем тех, кто возглавит. Надо будет президенту подключиться — я подключусь>. Быть может, это говорилось со знанием дела и искренне. Но можно вспомнить подобные заявления и нынешнего президента. Например, в 2006 году Путин — в то время он тоже служил президентом — заявлял: <Если есть хоть малейшая доля вероятности загрязнения Байкала, мы должны сделать все, чтобы эту опасность не минимизировать, а исключить>.

Вместе с тем именно Путин реанимировал издохший к тому времени БЦБК, подписав в январе 2010 года постановление № 1, разрешающее комбинату возобновить загрязнение Байкала. Собственно, это путинское решение, грубо нарушившее Конвенцию об охране объектов Всемирного наследия, и стало предметом обсуждения на 34-й сессии Комитета Всемирного наследия. И постоянный представитель РФ при ЮНЕСКО Элеонора Митрофанова сказала: <Отменить постановление невозможно, потому что оно будет работать в любом случае. Мы просим 30 месяцев. Это правительственный план о том, что что-то будет сделано с этим комбинатом, и мы приглашаем реагирующую миссию оценить, что было сделано>. В решении сессии зафиксировано, что данная информация принята к сведению, — <о намерении стороны-участницы конвенции установить 30-месячный период БЦБК для решения проблемы ликвидации отходов и принять принципиальное решение по поводу деятельности комбината>.

Впрочем, пока такое показательное небрежение взятыми на себя обязательствами если чем и грозит стороне-участнице конвенции, то лишь репутационными потерями. В отношении нынешних властей РФ слово <репутация> звучит, по меньшей мере, двусмысленно. И уж во всяком случае, это не повод для новостной заметки: потеря того, чего не было, — это и не событие, и не новость. Важный поворот в другом: теперь БЦБК частному бизнесу уже не интересен, и это логично, и теперь работу комбината-банкрота будет финансировать, по сути, само государство.

Еще раз: государство взялось обслуживать нерентабельный бизнес, загрязняющий Байкал.

Зачем? Кто бы знал. Вероятно, назло ЮНЕСКО.

БЦБК по состоянию на прошлый месяц на отравлении Байкала заработал 2,9 млрд рублей долгов (согласно реестру требований кредиторов). Убытки комбината растут пропорционально объему ядов, сбрасываемых им в Байкал.

Именно так устроен этот бизнес. Согласно обнародованному докладу Минприроды о состоянии озера в 2011 году, общая площадь загрязненных донных отложений в районе выпуска сточных вод БЦБК увеличилась в 1,3 раза по сравнению с 2010 годом, на 10% повысились максимальные концентрации в воде озера сульфатов. И чистый убыток БЦБК за 9 месяцев прошлого года составил 353,7 млн рублей, что на 10% больше, чем за аналогичный период 2011 года (данные <РИА Новости>).

То есть убытки растут в той же пропорции, в какой растет загрязнение озера.

Какой же интерес, и чей это интерес, в существовании столь рентабельного бизнеса? ВЭБ, предоставивший БЦБК беззалоговый заем на финансирование оборотного капитала, в минувшем январе выкупил и долг комбината в 1,8 млрд рублей перед Альфа-Банком. Нет никаких сомнений в том, что государство компенсирует ВЭБу его финансовые потери в этой истории. То есть и для Альфа-Банка, скупавшего долги БЦБК с 2010 года, и для ВЭБа — это отличные сделки.

Вероятно, по тому же сценарию пройдут расчеты и с другим крупным кредитором комбината — <Иркутскэнерго> (структура <Базового Элемента> Дерипаски, комбинат ей должен около 0,9 млрд рублей).

На фоне таких замечательных подробностей важно не забывать, что лишь 49% акций БЦБК принадлежат государству в лице Росимущества. Остальными акциями ранее владел Дерипаска, потом этот <чемодан без ручки> он скинул в кипрский офшор GALIBI LIMITED, и управляет этой долей теперь Николай Макаров, бывший партнер Дерипаски по лесопромышленному бизнесу.

Но понятно, что решение, сколько еще ядов будет вылито в Байкал, — может принять лишь госвласть. БЦБК давно стал <комбинатом Путина>. Это Путин на заседании Российского географического общества доказывал необходимость перезапуска БЦБК, сославшись на то, что комбинат в 2008 году сбросил 27,4 тыс. тонн, а <Водоканал> Иркутска — 106 тыс. тонн. В реальности сбросы БЦБК в тысячу раз больше, а река Ангара, вбирающая иркутские стоки, вообще-то не впадает в Байкал, а вытекает из него. Да и как можно сравнивать химические сбросы частного бизнеса с естественными отходами людей, здесь живущих? Это Путин не раз ссылался на перспективу социального взрыва в Байкальске, произносил эти гипнотизирующие публику слова: <градообразующее предприятие>, <рабочие места>.

(Хотя так и не взялся объяснить, чего ради жителям региона оплачивать своим здоровьем бизнес Дерипаски, а теперь его партнера?)

И опять же Путин на конференции <Единой России> в Череповце заявил, что БЦБК остановить нельзя, поскольку в его продукции нуждается российский ВПК, в частности производство ракет.

Вообще-то почти вся основная продукция БЦБК идет на экспорт в Китай. О спросе на нее в России известно одно: у комбината готовы брать оберточную бумагу — упаковывать продукты питания.

И вообще-то осенью 2008 года БЦБК останавливали не враги российского государства, а оно само. Что, тогда о ракетах не думали, а потом вспомнили? И если БЦБК так важен, почему многие годы он влачит жалкое существование и уже давным-давно, по сути, банкрот?

Впрочем, и иркутский арбитраж, несколько лет назад начавший тот процесс, что ныне привел к банкротству БЦБК, и вдруг подавшее голос ЮНЕСКО запросто — по нынешним-то временам — можно обвинить во враждебности к России.

Алексей Тарасов, «Новая газета>,  6 февраля 2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *