Опубликовано

ЕЩЕ РАЗ ОБ АВАРИИ НА СКЛАДЕ ХИМИЧЕСКОГО ОРУЖИЯ В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ

(БРЕХНЯ КАК СПОСОБ СУЩЕСТВОВАНИЯ «ВЕРТИКАЛИ»)

СООБЩЕНИЕ ЧЕСТНОЙ ГАЗЕТЫ (со слов жителей), печатный вариант

<В строгом соответствии с регламентом>.

На военном заводе в Брянской области — крупная утечка нервно-паралитического газа. Местная пресс-служба МЧС называет спешную ликвидацию аварии плановыми работами По информации, поступившей в <Новую газету>, 27 июля около 9 утра на заводе по уничтожению химического оружия при в/ч 21225 <Почеп-2> произошла утечка 6 тонн нервно-паралитического вещества VХ.

По невыясненным причинам (предположительно — нарушение температурного режима хранения) три контейнера, по 2 тонны каждый, были разгерметизированы.

Как нам рассказали местные жители, официально о ЧС объявлено не было.

По решению командования воинской части в ликвидации в приказном порядке участвовали не профессиональные спасатели, а контрактники (прапорщики и сержанты) и офицерский состав — всего около 70 человек. Дегазация производилась группами по семь человек, смена длилась час. Участвовавшие в ликвидации рассказали, что в качестве средств защиты им были выданы противогазы фильтрующего типа (хотя в данном случае нужны изолирующие), при этом фильтр был рассчитан лишь на 20 минут. Комплексные изолирующие костюмы почему-то выданы не были (хотя в части они есть), ликвидаторов одевали в легкие защитные костюмы (Л-1). Двое участников ликвидации были госпитализированы, им введены антидоты, сейчас их состояние стабильно. У остальных медики брали анализ крови, обследовали глаза. В/ч 21225 <Почеп-2> располагается рядом с городом Почеп в Брянской области. Завод, на котором произошла авария, находится в 15 километрахот части и в 5 км от вахтового городка, в котором живут военные и персонал завода.

VХ — фосфорорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия. Поражение происходит через дыхательные пути и кожу. Симптомы:

1-2 минуты — сужение зрачков; 2-4 минуты — потливость, слюноотделение; 5-10 минут — судороги, параличи, спазмы. Смерть при поражении VX наступает в течение 10-15 минут.

Пресс-служба МЧС Брянской области отреагировала на событие только на следующий день. На официальном сайте было опубликовано сообщение о том, что на объекте <ведется плановая работа по уничтожению авиационных химических боеприпасов методом внесения реагента в корпус боеприпасов>. От ответа на вопрос <Новой газеты> о сотрудниках, госпитализированных при устранении аварии, сотрудники пресс-службы уклонились. А через некоторое время дополнили сообщение двумя фразами: <Пострадавших нет> и <Работы по внесению реагента проводятся в строгом соответствии с регламентом>. Однако сотрудник завода, принимавший участие в ликвидации, настаивает, что людей госпитализировали. <Была нарушена техника безопасности: использовались не все средства защиты. Местному населению эта авария, может быть, и не принесет вреда, но, когда мы занимались устранением последствий, на заводе продолжали работать простые люди.

Это негативно отразится на их здоровье>.

Костюмы, в которых работали техники, срочно сжигают. К 5 августа все работы планируют закончить. В пресс-службе Минобороны вопрос об участвовавших в ликвидации аварии военнослужащих не комментируют: попросили отправить запрос <в установленном законом режиме> и ждать ответа минимум 3 дня.

Е.Костюченко, Е.Фомина, «Новая газета», 1 августа 212 года

НА САЙТЕ «НОВОЙ ГАЗЕТЫ» ТРЕВОЖНОЕ СООБЩЕНИЕ ПОЯВИЛОСЬ СУТКАМИ РАНЬШЕ (31 июля) И ВЫЗВАЛО БОГАТУЮ РЕАКЦИЮ

В Брянской области произошла утечка химического оружия. «Новая Газета», 01:14

По информации, поступившей в «Новую газету», 27 июля около 9 утра на заводе по уничтожению химического оружия при в/ч 21225 «Почеп-2» произошла утечка 6 тонн нервно-паралитического вещества VХ. По невыясненным причинам (предположительно — нарушение температурного режима хранения) три контейнера по две тонны каждый были разгерметизированы.

Как нам сказали местные жители, официально о ЧС объявлено не было. Нам также неизвестно, проинформировано ли о факте утечки региональное МЧС. По решению командования воинской части в ликвидации в приказном порядке участвуют не профессиональные спасатели, а контрактники (прапорщики и сержанты) и офицерский состав — всего около 70 человек.

*  *  *

На брянском полигоне по уничтожению химоружия произошла утечка. Росбалт, 11:54

БРЯНСК, 31 июля. В Брянской области ликвидируют утечку реагента из химического боеприпаса.

Как пояснили в региональном ГУ МЧС, ЧП произошло в городе Почеп на объекте по хранению и уничтожению химического оружия.

На складе временного хранения 26 июля была выявлена разгерметизация корпуса боеприпаса. Реакционная масса разлилась в штатный контейнер. Сейчас ведется работа по уничтожению авиационных химических боеприпасов методом внесения реагента в корпус боеприпасов, сообщили в МЧС.

«Система вентиляции и кондиционирования на складе выдержки боеприпасов работает в штатном режиме. Осуществляется постоянный контроль за воздухом рабочей зоны и периметра склада, превышений ПДК не обнаружено. Состояние окружающей среды в норме.

*  *  *

МЧС опровергло информацию об утечке отравляющих веществ на химзаводе в Брянской области. Интерфакс-Россия, 13:22

31 июля. Interfax-Russia.ru — Выбросов отравляющих веществ на заводе по уничтожению химического оружия в Почепе Брянской области не зафиксировано, сообщает пресс-служба регионального управления МЧС во вторник.

Ранее некоторые СМИ распространили информацию о том, что на химзаводе якобы произошла утечка 6 тонн нервно-паралитического вещества VХ. Говорилось о нескольких пострадавших.

По данным МЧС, 26 июля при осмотре боеприпасов была выявлена разгерметизация корпуса боеприпаса с частичным выливом реакционной массы в штатный контейнер.

Пострадавших нет. Система вентиляции и кондиционирования на складе выдержки боеприпасов работает в штатном режиме. Осуществляется постоянный контроль за воздухом рабочей зоны и периметра склада.

*  *  *

МЧС: Утечки яда на химзаводе в Брянской области не было. РосБизнесКонсалтинг, 14:53

Инцидент произошел еще 26 июля, однако обнародовали информацию только сегодня.

По данным регионального МЧС происшествие связано с утечкой реагента, а не химикатов и не представляет угрозы для жизни. Однако по неофициальной информации, вне герметичной зоны оказалось шесть тонн нервно-паралитического вещества VХ.

Информация о ЧП на почепском химзаводе вызвало большой резонанс, ряд СМИ стал обвинять брянские власти в несвоевременном оповещении населения и привлечении к ликвидации последствий не профессиональных спасателей, а военных.

*  *  *

Брянский завод по утилизации химоружия провел дезинфекцию после аварии. РИА Новости, 14:54

БРЯНСК, 31 июля — РИА Новости. Почепский завод химоружия в Брянской области провел дезинфекцию технической территории после аварии, в ходе которой никто не пострадал, сообщила РИА Новости во вторник депутат Брянской областной думы эколог Людмила Комогорцева.

«Новая газета» написала во вторник со ссылкой на местных жителей, что утром 27 июля на заводе по уничтожению химического оружия «Почеп-2» якобы произошла утечка 6 тонн боевого нервно-паралитического вещества VХ, на ее ликвидацию направили вместо профессиональных спасателей контрактников и офицеров.

По утверждению газеты, дегазация продолжается до сих пор, есть пострадавшие. Газета напоминает, что смерть от VХ наступает в течение 10-15 минут.

*  *  *

В МЧС опровергли утечку при утилизации химоружия под Брянском. Газета.Ru, 15:08  Об этом сообщается на сайте ведомства.

Ранее во вторник «Новая газета» со ссылкой на местных жителей сообщила, что 27 июля на заводе произошла утечка 6 тонн вещества VХ, вызывающего смерть в течении 10-15 минут. Двое участников ликвидационных работ якобы попали в больницу.

Спасатели, ссылаясь на командование части и власти Почепского района, где находится завод, сообщили, что 26 июля на предприятии произошла разгерметизация корпуса боеприпаса, однако в результате инцидента никто не пострадал.

*  *  *

МЧС опровергло сообщение об утечке химического оружия в Брянской области. Российская газета, 17:02 Антон Валагин (Брянск)

На Почепском объекте по хранению и уничтожению химического оружия ведется плановая работа по уничтожению авиационных химических боеприпасов методом внесения реагента в корпус боеприпасов, сообщили в ГУ МЧС по Брянской области со ссылкой на врио командира войсковой части 21225 полковника Бутовка и первого заместителя главы администрации Почепского района Николая Дробышевского.

В СМИ появились сообщения о том, что 27 июля на заводе по уничтожению химического оружия «Почеп-2» произошла утечка шести тонн нервно-паралитического вещества, на ликвидацию которой направили контрактников и офицеров. Источником информации послужили рассказы местных жителей.

*  *  *

В Брянской области произошла утечка химического оружия. Газета Труд, 17:52

Утечка произошла в результате того, что треснул корпус одного из снарядов

Утечка ядовитого вещества произошла в воинской части в Брянской области, где хранится химическое оружие. В части заверили, что угрозы гражданскому населению нет.

Инцидент имел место еще 26 июля, однако СМИ сообщили о нем только сейчас. Утечка произошла в результате того, что треснул корпус одного из снарядов.

Как отметил источник в командовании части, вещество VX разлилось в штатный контейнер. Всего вылилось около 40-50 килограммов.

Замер фона, сделанный сразу после утечки, показал незначительное превышение, и только в самом цеху.

В известность было поставлено вышестоящее командование, а также спасатели.

ПЕРВАЯ ПОПЫТКА «ВЕРТИКАЛИ» ОСТАНОВИТЬ ИНТЕРЕС ОБЩЕСТВА

БРЯНСКИЙ ЗАВОД ПО УТИЛИЗАЦИИ ХИМОРУЖИЯ ОКАЗАЛСЯ В ЦЕНТРЕ РАЗДУТОЙ СМИ СЕНСАЦИИ ОБ <УТЕЧКЕ 6 ТОНН ОВ>

СМИ и соцсети раздули до невероятных размеров непроверенную информацию об инциденте на заводе по уничтожению химического оружия <Почеп-2> в Брянской области. При осмотре боеприпасов на складе была выявлена разгерметизация корпуса одного боеприпаса, из-за чего в штатный контейнер частично вылилась реакционная масса. В <Новой газете> и соцсетях этот случай превратился в <утечку 6 тонн нервно-паралитического газа VX, сопровождавшуюся жертвами>. Аналогичная ситуация уже была в 2010 году, когда интернет заполнили слухи о <полыхающем Чернобыле> — якобы многотысячегектарных пожарах в радиоактивных лесах Брянской области, сообщает корреспондент Regnum Центр.

Второй раз за последние два года Брянская область объявляется в интернете и соцсетях зоной несуществующей экологической катастрофы. Два года назад это был <полыхающий Чернобыль>, когда внезапно поднялась волна сообщений и комментариев со ссылками друг на друга о якобы горящих радиоактивных лесах в юго-западных районах региона, радиоактивный дым от которых накрывает Москву (ни одного пожара в этих районах тогда зафиксировано не было).

В этот раз автором сенсации стала <Новая газета>, корреспондент которой Елена Костюченко сообщила, что <27 июля около 9 утра на заводе по уничтожению химического оружия при в/ч 21225 <Почеп-2> произошла утечка 6 тонн нервно-паралитического вещества VХ. По невыясненным причинам (предположительно — нарушение температурного режима хранения) три контейнера по две тонны каждый были разгерметизированы>. По сообщению газеты, якобы на ликвидацию аварии вместо профессиональных спасателей направили контрактников и офицеров, одетых лишь в <лёгкие костюмы Л-1>. По утверждению газеты, дегазация продолжается до сих пор и при этом есть пострадавшие. VХ — фосфорорганическое боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия. Смерть при поражении газом VX наступает в течение 10-15 минут. Сообщение стало расходиться по соцсетям, как информация об очередной замолчанной властями трагедии.

Между тем, в региональном ГУ МЧС корреспонденту Regnum Центр сообщили, что инцидент на заводе по УХО действительно случился, но не такого катастрофического масштаба: при осмотре боеприпасов на складе временного хранения на прошлой неделе была выявлена разгерметизация корпуса одного боеприпаса, из-за чего в штатный контейнер частично вылилась реакционная масса. По словам депутата Брянской областной Думы, эколога Людмилы Комогорцевой, <на заводе утилизируются авиабомбы массой до 2 тонн и 49-килограммовые снаряды, причем утилизируют их по одному, одновременной утечки шести тонн отравляющего вещества быть не могло>. Эколог (которая принимала деятельное участие в обсуждении проекта объекта по УХО в Брянской области и является авторитетным экспертом в этом вопросе) назвала ситуацию, описанную в ряде СМИ, невероятной. Технология утилизации, которая происходит внутри запретной зоны, где все сотрудники находятся в защитных костюмах, по словам депутата, такова: снаряд помещают в специальную герметическую камеру, далее все происходит автоматически. Сначала выкручивается отверстие, в него заливается нейтрализатор, щелочь, далее проверяется на герметичность, вывозится и устанавливается на отстой в течение двух месяцев. Именно там, на складе временного хранения. И произошёл инцидент с разгерметизацией, о котором сообщили в ГУ МЧС.

<Возможно, ситуация даже вообще была без проливов. Возможно, изменилась индикаторная окраска в хранящемся снаряде. А у них так: если индикатор изменил окраску, это уже считается аварийной ситуацией>, — сказала Людмила Комогорцева. По регламенту для профилактики на территории завода была проведена дегазация, поскольку датчики зафиксировали некие изменения. <Пострадавших нет, за пределами территории датчики не установили каких-либо изменений>, — сказала депутат-эколог. <Система вентиляции и кондиционирования на складе выдержки боеприпасов работает в штатном режиме, осуществляется постоянный контроль за воздухом рабочей зоны и периметра склада. Превышение ПДК не обнаружено>, — подтвердило ГУ МЧС.

В складе временного хранения залитые реагентами боеприпасы находятся два месяца. По истечении этого срока прореагировавшая <начинка> боеприпаса представляет собой уже не отравляющее вещество, а вещество IV класса опасности, после чего промышленные воды отправляются на очистку, а снаряд поступает в печь, где обжигается при высоких температурах.

Угрозы здоровью местного населения нет, отметили в ГУ МЧС. Войсковая часть № 21225 <Почеп-2> располагается рядом с городом Почеп в Брянской области, в 84 км к югу-западу от Брянска. В 1994 году (до начала уничтожения химоружия) на объекте <Долина> хранилось 6.72 тыс. тонн боевых отравляющих веществ (ОВ) — зарина, зомана, V-газа (но не VX, о котором пишет <Новая газета> — его рецептура была разработана в Великобритании). В случае столь масштабной утечки ОВ, как повествует об этом <Новая газета>, дегазация и полная эвакуация людей должна была пройти, как минимум, в 30-километровой зоне вокруг завода (дальность действия аэрозоля V-агентов). <Завод работает в штатном режиме. Я не имею информации, была разгерметизация или не было. Но, даже если допустить, что она была, то она была уже в залитом боеприпасе?>, — заявил журналистам начальник группы по работе и связям с общественностью войсковой части 21225 <Почеп-2>, при которой находится завод по уничтожению химоружия, Алексей Иванов.

31 июля 2012 г. Regnum Центр (regnum.ru>Главные новости России>Происшествия>1557065.html)

ПЕРВАЯ РЕАКЦИЯ ПРИДВОРНОЙ ГАЗЕТЫ

Апокалипсис не состоялся

Утечек отравляющих веществ не было

МЧС опровергло сообщение об утечке на химзаводе под Брянском

В ГУ МЧС по Брянской области опровергли информацию об утечке шести тонн нервно-паралитического отравляющего вещества на объекте 1204 по уничтожению химического оружия, расположенном недалеко от города Почеп Брянской области.

На сайте одной из московских газет сегодня, 31 июля, появилось апокалиптическое, без всяких преувеличений, сообщение.

Звучало оно с орфографическими ошибками дословно так: «27 июля около 9 утра на заводе по уничтожению химического оружия при в/ч 21225 «Почеп-2″ произошла утечка 6 тон нервно-паралитического вещества VХ. По невыясненным причинам (предположительно — нарушение температурного режима хранения) три контейнера по две тонны каждый были разгерметизированы.» <…>

Столь большая цитата необходима лишь для того, чтобы показать: при освещении всего, что связано с ликвидацией химического оружия, необходимы хотя бы минимальные профессиональные знания. В данном тексте, претендующем на сенсацию, некомпетентность — просто вопиющая. И в следующий раз, если автор и данное СМИ что-то сочинит про уничтожение боевых отравляющих веществ в России, веры им не будет.

Вытекло, по мнению «местных жителей» шесть тонн Vx — так обозначается это вещество, а не двумя большими буквами — и два человека были госпитализированы. Это могло бы звучать иначе: произошел случайный взрыв ядерной боеголовки мощностью шестьсот мегатонн — два человека были госпитализированы с легким сотрясением мозга.

Дело в том, что смертельная доза боевого отравляющего вещества Vx для человека —  0,4 мг. Одного грамма достаточно для убийства двух с половиной тысяч человек. Значит, шесть тонн Vx теоретически могут смертельно отравить 15 миллиардов человек! ПЯТНАДЦАТЬ МИЛЛИАРДОВ!!! А тут два человека попали в больницу, и у них «обследовали глаза». Это даже бредом больного воображения не назовешь:

Однако данная публикация вызвала большой резонанс — в Почеп рванули журналисты, особенно брянские, стали пытать всех подряд: что же было на самом деле. А ведь, не приведи Господь, там бы разлились и начали испаряться шесть тонн Vx, бежать бы надо было не в Почеп, а как можно дальше от всей Брянской области. Но раз пресса там, значит все нормально.

Что же случилось в Почепе? Там действительно произошла авария, причем не 27-го, а на день раньше — 26 июля. Корпус одной из дезактивированных химических авиабомб дал течь. Вылилось на пол герметично закрытого цеха несколько сот килограммов реакционной массы. Аварийная ситуация была оперативно ликвидирована. После чего медики тщательно проверили всех, оказавшихся в зоне утечки реакционных масс. Обследовали не только глаза.

«Российская газета» знала об этом, как говорится, в режиме онлайн. Но делать из случившегося совершенно пустую сенсацию нам и в голову не пришло <…>

В июне 2011 года в Почепе были завершены основные работы по строительству промышленного производства по уничтожению химического оружия и на объекте начались пуско-наладочные работы, а также опытно-промышленные испытания на реальных средах. После их успешного проведения объект приступил к плановому промышленному уничтожению химического оружия.

Суть российской технологии уничтожения химического оружия — введение в корпуса авиабомб специальных гидролизных смесей, которые очень быстро переводят тот же самый Vx в разряд токсичных, но уже не боевых отравляющих веществ. Технологическая проблема в том, что в процессе дезактивации возможно образование избыточного давления внутри корпуса авиабомбы и протекание какого-то количества реакционной массы наружу. Что, наверное, и произошло на объекте 1204, а вовсе не «при в/ч 21225» несколько дней назад.

Так что Почеп, вся Брянская область, вся Россия и весь Мир могут жить спокойно. Никаких шести тонн чудовищного Vx никуда не протекало.

Сергей Птичкин, 1.08.2012, «Российская газета» — Федеральный выпуск № 5847 (174)

ВТОРАЯ РЕАКЦИЯ ПРИДВОРНОЙ ГАЗЕТЫ

Авария на химзаводе «Почеп-2» ликвидирована

Специалисты ликвидировали аварию на химзаводе в Почепе

Авария на объекте по уничтожению химического оружия в Почепе Брянской области полностью ликвидирована. <…>

Как происходит уничтожение химических авиабомб в Почепе? Боеприпасы перевозятся с мест хранения с соблюдением максимальных мер предосторожности в герметично закрытые производственные помещенья. Там в их корпусах сверлятся отверстия, причем так, чтобы и капли ОВ не вырвалось наружу. Затем внутрь вводятся специальные растворы, которые очень быстро переводят боевое ОВ в разряд так называемой реакционной массы.

Авиабомбы с реакционными массами помещаются в специальные герметичные контейнеры, которые опять же находятся в герметичном корпусе склада выдержки.

Процесс полного перевода отравляющих веществ в реакционную массу занимает какое-то время, когда идет разогрев содержимого авиабомб — в силу протекающих внутри химических реакций. Боеприпас все время находится под контролем множества датчиков, регистрирующих предельно допустимый уровень концентрации ОВ в контейнере, и под объективами видеокамер.

А так как боеприпасы старые, возраст их измеряется десятками лет, то возможно проявление усталости металлов, расхождение сварных швов, точечная коррозия. При разогреве и возрастании давления вполне возможно образование в корпусе бомбы трещин, через которые реакционная масса неизбежно вытекает наружу. Возможно также вытекание небольшого количества боевого ОВ, которое не успело вступить в реакцию детоксикации. Ничего катастрофического в этом нет!

Это, конечно, опасный, но хорошо просчитанный технологический цикл работы с химическим оружием. И если произошла утечка, то все остается внутри герметично закрытого контейнера, который сразу же подвергается дополнительной дегазации и детоксикации. И даже если из контейнера не пролилось ни капли токсичного раствора на пол склада выдержки, который также абсолютно герметичен, он также подвергается тщательной очистке.

На объекте 1204 в течение суток 26 июля произошла разгерметизация сразу трех авиабомб калибром 2000 кг, снаряженных очень опасным отравляющим веществом — Vx, точнее, в данном случае, снаряженных реакционными массами. Вот откуда возник слух о шести тоннах разлившегося ОВ. Стоит уточнить: в любом боеприпасе находится гораздо меньше взрывчатого или отравляющего вещества, чем обозначенный калибр. И в 2000-килограммовой авиабомбе Vx — значительно меньше двух тонн. В данном же случае из трех авиабомб вытекло меньше пятидесяти килограммов реакционных масс в общей сложности.

Контрольные датчики сработали мгновенно, полная дегазация и детоксикация как аварийных контейнеров, так и всего складского помещения № 2/2А была проведена в штатном режиме без привлечения дополнительных сил и средств. В настоящее время все последствия аварии полностью ликвидированы, аварийные авиабомбы помещены в специальные герметичные высокопрочные капсулы. Когда процесс гидролиза в них полностью закончится, эти бывшие боеприпасы большой мощности будут безопасно утилизированы в установленном порядке.

Каждая реакционная масса содержит какое-то количество остаточного отравляющего вещества, в данном случае — Vx. На эти остатки и реагируют датчики контроля во время аварийных протечек. При этом предельно допустимая концентрация ОВ по российским нормам в сто раз более жесткая, чем в США.

Был поднят вопрос: почему военные не оповестили гражданское население о случившейся аварии? Ответ: оповещать было не о чем. Мало того, что весь промышленный объект по утилизации химоружия в Почепе утыкан сверхчувствительными датчиками, — и весь Почепский район находится под неусыпным круглосуточным контролем. Превышение ПДК ОВ было зафиксировано только внутри герметичного помещения склада 2/2А. Даже на территории промышленного объекта 1204 никаких опасных изменений в составе воздуха не произошло. В противогазы и защитные химкостюмы никто не облачался. О чем оповещать? <…>

Еще раз стоит повторить: не было в Почепе 26 июля никакой катастрофической ситуации, весь процесс протечки реакционных масс и ликвидация аварии находились под контролем.

А теперь мы озвучим цифры, которые могут показаться сенсационными. В Почепе случилось три аварийных ситуации с химическими боеприпасами, и шум на всю Россию. Между тем в нашем суверенном государстве было выявлено и тихо уничтожено более семи тысяч аварийных боеприпасов!

Самым аварийным оказался мало кому известный объект 1208 в Кизнере, Удмуртия, бывший когда-то 96-м арсеналом войск РХБ защиты. С 1988 года по настоящее время там зафиксировано 7207 протечек боевых отравляющих веществ. Не реакционных масс, а боевых отравляющих веществ! При этом в советском 1988 году было всего две первых протечки, а все остальные случились после 1991 года. И дело не в смене социально-политической формации, а в ускоряющемся старении тех и без того древних боеприпасов, которые там хранились и хранятся. Кстати, именно из-за старения корпусов боеприпасов американцы стали настаивать на скорейшем общемировом уничтожении химического оружия. Хранить его дальше становилось опасно не для потенциальных врагов, а для собственного населения.

В Кизнере был один из крупнейших арсеналов артиллерийских боеприпасов. Там же создали целый комплекс КУАСИ, в которых тихо без всякой паники уничтожались аварийные снаряды. КАУСИ — это комплекс уничтожения аварийных специальных изделий. Стоит подчеркнуть: российские КУАСИ гораздо технологичнее, безопаснее и дешевле американских. Подумать только! В Кизнере аварийно протекли и были уничтожены более семи тысяч боеприпасов, содержавших внутри себя страшнейшие фосфорорганические отравляющие вещества, а бдительная общественность этого даже не заметила.

Далее по объектам. В Марадыково с 1988 до 2012 год выявлено 22 аварийных боеприпаса. Безопасно ликвидирован 21, один находится в герметичном контейнере, как говорится, на отстое.

В Щучьем за почти четверть века выявлен 51 аварийный боеприпас. Сейчас выдерживаются в герметичных контейнерах — 18. Остальные уничтожены. В Леонидовке было 19 аварийных химических боеприпасов. Сейчас нет ни одного. Уничтожение аварийных боеприпасов — это абсолютное ноу-хау отечественной науки, особенно военных химиков. Технология была разработана еще в середине восьмидесятых годов прошлого века, с тех пор только совершенствовалась.

И вновь о Почепе. На сегодняшний день там уничтожено сорок три процента боевых отравляющих веществ, и процесс продолжается.

Сергей Птичкин, «Российская газета», 03.08.2012

КОММЕНТАРИЙ О ПРИСКОРБНОМ СОБЫТИИ, СЛУЧИВШЕМСЯ 26 ИЮЛЯ В БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ, — ДЛЯ ТЕХ, КТО ДОЧИТАЛ ДО ЭТОГО МЕСТА

Итак, г.Птичкин, как и вся редакция «Российской газеты», знал все об аварии на объекте уничтожения химического оружия в Брянской области с самого начала (как похвалялся г.Птичкин, «в режиме онлайн»), то есть с четверга 26 июля 2012 года. И они с интересом ждали, куда повернется дело. И г.Птичкин, и великая «Российская газета» сопели в тряпочку 27 июля, 28 июля (суббота), 29 июля, 30 июля (понедельник), 31 июля (вторник). И молчали бы и дальше, если бы обеспокоенные жители Брянской области не достучались до «Новой газеты».

Другими словами, прискорбное и потенциально опасное событие, случившееся в Брянской области, не стало для «Российской газеты» причиной если не для разбора, то хотя бы для информирования граждан страны, для чего, собственно, и существуют газеты. Почему? Потому что за НЕинформирование платят деньги.

В монографии Л.А.Федорова «ХИМИЧЕСКОЕ РАЗОРУЖЕНИЕ ПО-РУССКИ», опубликованной в Москве издательством НЛО в конце 2011 года (объем — 984 стр.), на стр.550-553 подробно это описано. В XXI веке «правильное информационное обеспечение» процесса химического разоружения стало осуществляться за деньги, выделяемые в рамках программы химического разоружения. Один пример: в 2002-2004 гг. в стране на эту тему было опубликовано 1644 статьи, причем 1414 из них — с положительной направленностью, хотя не было в стране закона, постановления или распоряжения, которые бы в процессе реального химического разоружения не были нарушены. Так в чем же дело? А в том, что в 2004 году, например, на «правильное» освещение в прессе было выделено 42 млн. рублей. И дальше этот процесс продолжался. Что касается «Российской газеты», то, начиная с 2005 года, она подрядилась стать официальным трубадуром «вертикали» по делам химического разоружения и в связи с этим сообщила читателям, что «начинает регулярное освещение» проблем химического разоружения (знающе люди пояснили, что газете просто-напросто удалось выиграть тендер на хорошие бабки). А главным запевалой в этой игре в одни ворота стал сотрудник газеты г.Птичкин.

В общем, поговорить есть о чем и в основу дальнейшего комментария информационного подвига «Российской газеты» и лично г.Птичкина в связи с прискорбными июльскими событиями в Брянской области возьмем содержание упомянутой монографии Л.А.Федорова «Химическое разоружение по-русски».

СКЛАД авиационного химического оружия появился в пос.Речица (Почепский район Брянской области) в 1955 году. Жители области узнали о существовании опасного соседа лишь 16 июля 1993 года из газеты «Век» и то неофициально (официально — через полгода). Подробное описание содержимого склада приведено на стр.466-471 указанной монографии. Склад в Речице никогда не был артиллерийским, так что некоторые вышеуказанные издания напрасно использовали термин «снаряды» — на складе хранятся авиационные химические боеприпасы (авиабомбы калибра 150, 250 и 500 кг и выливные авиационные приборы калибра250 кг), а также химические боеприпасы для крылатых и стратегических ракет. Для уничтожения все это химическое богатство пришлось перевезти на другой объект, специально построенный в 3,5 км от пос.Рамасуха.

ОТРАВЛЯЮЩЕЕ ВЕЩЕСТВО, оказавшееся в центре внимания части российской прессы и лично г.Птичкина — это советский V-газ (его химическая формула — S-диэтиламиноэтил-O-изобутилметилфосфонат), и оно описано на стр.44 упомянутой монографии. Поэтому все издания, которые с подачи нашего всезнающего МЧС пользовались наименованием газ VX или Vx, ошибались американский газ VX (O-Ethyl S-2-diisopropylaminoethyl methyl phosphonothiolate) имеет другое строение. Американцы никогда не знали о существовании советского V-газа и потому вообще не включили его в классификацию отравляющих веществ типа V-газов.

Химические формулы обоих V-газов — советского и американского — были опубликованы еще в июле 1993 года в журнале «Химия и жизнь». Не будем заблуждаться — путать советский и американский V-газы стало удобной традицией. Так, на стр.853-854 упомянутой монографии описано, как в техническом задании к контракту датской фирмы COWI от 5 мая 2003 года было записано, что датчане собрались в рамках международного проекта TACIS за хорошие бабки учить специалистов завода <Химпром> (г.Новочебоксарск, Чувашская республика) <мониторить> совсем не то отравляющее вещество, которое там производилось в 1972-1987 г.г.

Вряд ли кто может объяснить, зачем датчане собрались в российскую глубинке искать американское отравляющее вещество VX, а не то конкретное вещество, которое производилось на заводе. Разумеется, местные работники завода, которые и раньше-то <не находили> советский V-газ в окружающей среде города, были довольны — по такому заданию они и подавно ничего <не найдут>, причем за хорошие деньги щедрой Европы.

ДЕГАЗАЦИЯ отравляющих веществ — именно этот процесс происходит в настоящее время на объекте в Брянской области. Поэтому термин «дезактивация», который с подачи всезнающего МЧС употребляет г.Птичкин из «Россиийской газеты», это ошибка. Уточним еще раз: в Брянской области происходит ликвидация не ядерного, а химического оружия. То есть происходит дегазация, а не дезактивация.

БОЕВЫЕ ХИМИЧЕСКИЕ ЧАСТИ (баковые отсеки) СТРАТЕГИЧЕСКИХ ГАЗЕТ — вот как следует именовать те три устройства, про которые всезнающий г.Птичкин из «Российской газеты» написал следующее: в течение суток 26 июля произошла разгерметизация сразу трех авиабомб калибром 2000 кг. На самом деле имелись в виду химические вкладки в боеголовки советских стратегических ракет, заготовленные для поражения заокеанского «вероятного противника». Их на складе в Брянской области имеется два типа: в одном залито по 1895,6 кг советского V-газа (113 боеголовок; были изготовлены на заводе в Новочебоксарске в 1975-1981 г.г.), в другом — по 1945 кг (118 боеголовок, изготовленных на том же заводе в 1982-1986 г.г.) (см. стр. 466-471 монографии).

РАЗГЕРМЕТИЗАЦИЯ боеголовок стратегических ракет, случившаяся в Брянской области, была неизбежна и давно предсказана. Процесс этот г.Птичкин описывает так: «внутрь вводятся специальные растворы, которые очень быстро переводят боевое ОВ в разряд так называемой реакционной массы». В этой фразе враньем является все от начала до конца. На стр.830-835 упомянутой монографии описано, что «специальные растворы» — это обычная вода. «Технология» уничтожения советского V-газа — это всего лишь заливка воды в свободное пространство химического боеприпаса с V-газом. Те, кто учился в школе не при Фурсенко, знают, что иметь внутри герметичного устройства с жидкостью свободное пространство менее 10% опасно — в результате температурного расширения жидкость может разрушить корпус устройства. Все советские химические боеприпасы содержат как раз 10% свободного пространства. А вот передовая «технология» уничтожения боеприпасов с советским V-газом, придуманная в нынешнем веке, — это заливка в них воды с уменьшением свободного пространства до 3% и последующее ожидание сдвига реакции гидролиза в нужном направлении в течение трех месяцев (три месяца — это не «очень быстро», как полагает г.Птичкин, а очень долго). На стр.894-902 упомянутой монографии описаны опасности этого ожидания. Помимо обычных, есть еще и специальная наша советско-российская опасность — невыдерживание температурного режима. Потому как при повышении температуры в помещении возможно расширение жидкости внутри химического

боеприпаса и сокращение свободного пространства в нем до 0%. В 2000 году полковник В.Булатов писал своему начальству следующее: «при условии, когда свободный объем внутри боеприпаса становится исчезающее мал, небольшое увеличение температуры в боеприпасе приведет к резкому увеличению давления в нем и, как следствие, может привести к вскрытию его корпуса». Начальство — химические генералы — облокотилось на предостережение своего полковника. Однако скорее всего забыли (разумеется, в целях экономии) обеспечить безусловное кондиционирование воздуха в цехе, где хранятся химические боеприпасы с залитой в них водой. Желающий может припомнить, какая жара стояла в конце июля 2012 года в России и, особенно, в Брянской области… И остальное домыслить сам.

А еще г.Птичкин забыл сообщить, что событие в Брянской области — не новое. Еще в ноябре 2006 года лопнули 8 химических боеприпасов с залитой в них водой, причем результат жители поселка Мирный (Кировская область) «унюхали» лично (см. стр.894-902 упомянутой монографии).

АВАРИЙНЫЕ БОЕПРИПАСЫ, о которых распинается г. Птичкин, — это пустопорожние байки, записанные со слов брехливых химических генералов. Эта проблема рассмотрена на стр.814-820 в упомянутой монографии, причем на стр.818 приведена таблица с перечнем химических боеприпасов, которые были ликвидированы в 2000-2002 годы на разных складах химического оружия России под видом «аварийных». Их уничтожали как «аварийные» потому, что, по действующему в России законодательству, неаварийные нельзя было уничтожать на складах химического оружия. И для этого — планового — уничтожения химических боеприпасов в

неприспособленных для этого складских помещениях в государственный оборонный заказ России были заложены соответствующие миллионы рублей.

БЫСТРО в химическом разоружении ничего не бывает. Когда г.Птичкин воркует о том, что в химические боеприпасы вводятся «специальные растворы, которые очень быстро переводят боевое ОВ в разряд так называемой реакционной массы», он преподносит читателям откровенное вранье. Эта сторона дела рассмотрена в упомянутой монографии на стр.830-835, где описана роль воды в химическом разоружении России. Поскольку ни МЧС, ни лично г.Птичкин (полагающие себя большими профессионалами) не сообщили, сколько дней прошло после заливки воды в лопнувшие химические боеголовки ракет (один день или же два месяца), обсуждать уровень опасности для жителей Брянской области случившегося трагического события со слов сих «знатоков» бесполезно. Если прошел лишь день или неделя, то в случае вытекания из лопнувших беприпасов 50 кг отравы гибель жителей Брянской и прилегающих областей была неизбежна (см. подсчеты самого г.Птичкина). Если прошло два месяца, то вытекшие 50 кг много менее опасны, однако это обстоятельство — не причина для сокрытия от жителей области и всей страны самого случившегося опасного события. А если г.Птичкин пишет 1 августа, что вытекло несколько сот кг отравы, а 2 августа, что вытекло 50 кг отравы, это означает, что сей «знаток» на самом деле ничегошеньки не знает.

«СВЕРХЧУВСТВИТЕЛЬНЫЕ ДАТЧИКИ», которыми, по словам г.Птичкина, «утыкан» промышленный объект по утилизации химоружия в Брянской области — это откровенное фуфло. Таких датчиков не существует. Устройства, которые создавал в свое время небезызвестный Ю.М.Лужков (задолго до должности мэра Москвы) в бытность при советской власти руководителем ОКБА «Химавтоматика», не имеют никакого отношения к чувствительности. Эти лужковские детища были в 1000 хуже по чувствительности, чем гигиенические нормативы, установленные нашей санэпидслужбой для незащищенных жителей и в 100 хуже для производственных помещений, где трудятся работники в защитной одежде. Эта проблема рассмотрена на стр.638-651 упомянутой монографии. Поэтому когда г.Птичкин поет, что «контрольные датчики сработали мгновенно», это означает, что в резальтате разлива из химических боеприпасов концентрация V-газа в производственных помещениях оказалась в 100 и более раз больше, чем это дозволяется действующими гигиеническими стандартами.

И последнее — о самих ГИГИЕНИЧЕСКИХ СТАНДАРТАХ. Наш г.Птичкин самодовольно пересказывает слитую ему байку, что «предельно допустимая концентрация ОВ по российским нормам в сто раз более жесткая, чем в США». И забывает сообщить, почему американцы оказались столь несерьезными. А на самом деле все оказалось более чем удивительным. На стр.628-638 упомянутой монографии описана тягомотина, связанная с проблемой установления наших гигиенических стандартов. Оказалось, что у американцев не было случаев отравлений людей при производстве отравляющих веществ, которые бы позволили проверить токсичность новых — послевоенных — ОВ непосредственно на людях. А ставить специальные опыты на людях в США не позволяет закон (у них ведь демократическая страна). Вот американские специалисты и оказались не в курсе реальной токсичности послевоенных ОВ. А в Советском Союзе из-за безответственности нашей военно-химической бюрократии происходили тысячи случаев отравления людей разной степени. Соответственно, наши «ученые» из секретных токсикологических институтов имели мощнейший материал для сочинения секретных диссертаций и… установления жестких гигиенических стандартов.

Ну и т.д.

Для тех, кто хочет ознакомиться с текстом монографии Л.А.Федорова «Химическое разоружение по-русски» более подробно, сообщаем сайты, где эту информацию можно найти:      http://nlobooks.mags.ru/vcd-16-1-772/goodsinfo.html?print=1

www.moscowbooks.ru/book.asp?id=579824

bpressa.ru/products/370012

http://www.gazeta.lv/story/18907.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *