Опубликовано

АРМЕЙСКИЕ МОРСКИЕ БУДНИ

«Екатеринбург»: между «Курском» и Чернобылем

Многолетний ремонт из-за неосторожного обращения с огнем

Год назад, а точнее — 8 декабря 2011 года атомная ракетная подводная лодка стратегического назначения (РПЛСН) К-84 «Екатеринбург» встала в плановый доковый ремонт на 82-м судоремонтном заводе в поселке Росляково Мурманской области. Он действительно был ей нужен. Год выдался для субмарины и ее экипажа напряженным. Подводники трижды успешно выполнили ракетные стрельбы: в апреле запускали БРПЛ «Синева», в мае впервые испытывали новейшую ракету «Лайнер», а в июле с борта субмарины снова стартовала «Синева».

Впереди К-84 ждала боевая служба, перед которой корабль требовалось привести в порядок. Тем паче что во время одной из швартовок буксир навалился на корпус АПЛ и повредил обтекатель гидроакустического комплекса (ГАК) «Скат-БДРМ» в носовой части лодки.

Командование торопило, поскольку в Российском флоте подводные лодки, способные решать стратегические задачи, можно пересчитать по пальцам одной руки.

В конце декабря прошлого года на Северном флоте из шести РПЛСН проекта 667БДРМ «Дельфин» в строю находились четыре. «Новомосковск» и «Верхотурье» проходили капитальный ремонт и модернизацию на северодвинской «Звездочке». Три древние РПЛСН проекта 667БДР «Кальмар» Тихоокеанского флота давно выслужили положенные сроки, и дальше Авачинского залива их выпускать опасно.

Порядок работ на «Екатеринбурге» нам не известен, но почему-то самую хлопотную ее часть — ремонт обтекателя ГАК — отложили на потом. Когда сделали технологический проем в носовой части левого борта, то оказалось, что требует ремонта не только обтекатель, но и выгородка, за которой размещается приемоизлучающая станция ГАК. И обтекатель, и выгородка выполнены из легковоспламеняющихся пластиковых и резиновых материалов. Поэтому проводить огневые работы, то есть газорезку и сварку, необходимо крайне осторожно — с неукоснительным соблюдением всех мер техники безопасности. Однако на дворе было 29 декабря. И чтобы завершить ответственную операцию до Нового года, нужно было спешить.

СУБМАРИНУ ПОДОЖГЛИ С ТРЕТЬЕЙ ПОПЫТКИ

В полдень во время газосварочных работ случилось первое возгорание. С ним справились подручными средствами. Через час снова вспыхнул огонь. И его быстро погасили. Но судьба не любит, когда ее терпение слишком настойчиво испытывают. В третий раз — в 16 часов 20 минут — загорелись резиновые плиты акустического покрытия и «органические вещества», то есть сгнившие и пропитанные нефтепродуктами водоросли и ракушки, которые скопились между легким и прочным корпусами лодки. Огонь вышел из-под контроля. Он перекинулся на деревянные леса, а затем и на резиновое покрытие легкого корпуса.

Пожар, площадь которого составила более 150 кв. м, тушили почти сутки. Для его ликвидации были задействованы 408 человек и 72 единицы техники. В итоге огонь погасили путем притопления дока ПД-50, в котором находилась лодка. Ледяная вода Кольского залива победила стихию пламени. Из-за отравления продуктами горения пришлось госпитализировать 10 человек, к счастью, обошлось без жертв.

Уже в первые часы после аварии в Мировой паутине появились сообщения, что на борту субмарины находится оружие, в том числе ядерное. Приведу выдержки из одного такого месседжа: «Страшно то, что замалчивают и говорят неправду. Реактор полностью глушится при постановке на средний ремонт, а лодка стояла в Росляково на плановом. Реактор был только приглушен. Вооружение все присутствовало на лодке (и торпеды, и баллистические ракеты). В носовых торпедных аппаратах были загружены в этот момент четыре боевые торпеды. Аппараты расположены в легком корпусе (его верхней части) над злополучным комплексом ГАК.

Лодка продолжала гореть, температура под обшивкой растет, и экипаж предпринимает все попытки извлечь ручными лебедками торпеды из носовых аппаратов. Три достают, но четвертая заклинивает. Лодка продолжает гореть уже около боевой торпеды: Жизнь людей, проживающих рядом, естественно, все это время была под угрозой. Рабочие и члены экипажа, находящиеся в этот момент в лодке и около нее, звонили домой и просили близких собраться и покинуть опасную зону.

Ситуация накалилась до предела, так как при взрыве боевой торпеды произошел бы сценарий гибели АПЛ «Курск». Неизбежная детонация торпед в носовом отсеке привела бы к сильнейшему взрыву в передней части лодки. В свою очередь, на АПЛ находился полный боезапас баллистических межконтинентальных ракет. Они расположены ближе к корме от рубки. И приглушенный (а не заглушенный, как нам сообщают) реактор. В случае раскола корпуса лодки от внутреннего взрыва хотя бы до рубки возможно повреждение внешнего контура охлаждения ректора. К счастью, никто серьезно не пострадал, по чистой случайности. Спасибо ребятам из экипажа и тем, кто самоотверженно боролся с огнем».

НЕБОЕВЫЕ ПОТЕРИ ФЛОТА

Честно скажу: когда прочитал в первый раз эти строки, не поверил: источник паникует. Не может быть, чтобы РПЛСН поставили на ремонт с полным боезапасом и вели при этом на лодке огневые работы. Оказывается — может! Коллеги-журналисты проверили такого рода сообщения и убедились, что они отвечают действительности. Чуть позже этот факт подтвердил и заместитель командующего Северным флотом вице-адмирал Александр Витко. «Я вернулся с боевой службы 16-го числа этого месяца (16 февраля 2012 года. — А.М.), — заявил он, — но точно знаю, что вооружение на «Екатеринбурге» было». В свою очередь, врио командира соединения подводных лодок капитан 1 ранга Сергей Позняк уточнил: «Вооружение снимают по приказу главкома, но делается это не всегда. И при доковом осмотре допускается, что оружие там может находиться».

Да, выгрузка и загрузка оружия, особенно баллистических ракет, — операции трудоемкие и хлопотные. Они требуют много времени и привлечения большого числа специалистов, в том числе береговых служб — водителей транспортных и перегрузочных машин, офицеров и матросов торпедно-технических и ракетно-технических баз. Одним словом, это работа не для одного человека и не на один день. Поэтому действовали по упрощенной схеме, то есть оружие не выгружали. Если бы моряки во время пожара не удалили торпеды из аппаратов, которые находились прямо над очагом возгорания, авария могла обернуться тяжелой техногенной катастрофой.

Однажды подобная катастрофа произошла на Северном флоте. 11 января 1962 года на дизель-электрической подводной лодке Б-37, которая была ошвартована у пирса в Полярном, взорвался боезапас — 11 торпед. Взрыв полностью разрушил первые два отсека. Погибли 59 членов экипажа, находившихся на борту. По стечению обстоятельств уцелели только командир лодки и командир дивизиона движения, отлучившиеся по служебным делам в штаб. Взрыв торпед повредил стоявшую рядом подводную лодку С-350. На ней погибли 11 подводников. Также погибли 52 человека из находившихся в тот момент на пирсе. Б-37 и С-350 затонули. Правительственная комиссия, как это бывает в подавляющем большинстве случаев, не установила причину взрыва, поэтому остались только версии, среди которых фигурировали нерегламентный ремонт торпеды паяльной лампой и дефект торпеды.

Эта катастрофа произошла c неатомными подводными лодками, на которых не было ядерного оружия. В случае с «Екатеринбургом» все намного сложнее.

Не дай бог авария на этой стратегической лодке по своей разрушительной силе оказалась бы между Чернобылем и АПЛ «Курск». И вот почему. Взрыв даже одной торпеды вызвал бы детонацию остальных. А это означает, что люди, работавшие на тушении пожара в плавдоке ПД-50, погибли бы (кстати, о наличии торпед и ракет на «Екатеринбурге» не были проинформированы даже сотрудники МЧС, которые вместе с моряками и рабочими 82-го судоремонтного завода боролись с огнем). Пострадал бы и находившийся в доке рядом с К-84 большой противолодочный корабль «Вице-адмирал Кулаков», недавно вернувшийся после длительного ремонта в состав Северного флота. Но и это не самое страшное.

Взрыв торпед мог привести к непредсказуемым последствиям, например, к повреждению корпуса РПЛСН, в том числе ракетного отсека. Повреждение баллистических ракет, их баков привело бы к утечке из них ядовитого горючего и еще более ядовитого окислителя. Отравление получили бы не только те, кто находился на заводе и около него, но серьезной опасности подверглось бы население близлежащих поселков.

ПРАВДУ О КАТАСТРОФАХ ЗНАЮТ РЫБЫ

К счастью, большой беды не случилось. Но правду об аварии с «Екатеринбургом» нам так и не рассказали. В феврале этого года вице-премьер Дмитрий Рогозин во время пребывания в Комсомольске-на-Амуре заявил, что «24 февраля Бастрыкин (то есть глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. — А.М.) обещал дать первичную информацию. Надеемся, что он уложится в эти сроки». Не знаем, уложился ли Александр Иванович или его отвлекли более важные дела.

Известно только, что военная прокуратура Северного флота установила, что командир подводной лодки, один из командиров боевых частей субмарины, а также некое должностное лицо технического управления Северного флота «дали разрешение на начало проведения ремонтных работ при отсутствии необходимой документации». Можно подумать, что документация кого-нибудь спасала от аварий.

В мае был уволен главком ВМФ адмирал Владимир Высоцкий. Его уволили, разумеется, не только из-за нежелания переводить Главный штаб ВМФ из Москвы в Петербург, а вероятнее всего — по совокупности причин, среди которых мог быть и инцидент с РПЛСН «Екатеринбург». Тем более что у адмирала уже было президентское предупреждение о неполном служебном соответствии за пожар на базе ВМФ в Коломенском районе Московской области в августе 2010 года.

Главком отвечает за весь флот, поэтому вина за пожары лежит частично и на нем. Однако на самом деле проблема шире. Не приказами должностных лиц, пусть даже самого высокого ранга, должны регламентироваться все манипуляции с ядерным и другим особо опасным оружием, которое способно нанести ущерб военнослужащим и мирному населению, а законодательными актами и уставами, в частности Корабельным уставом. К сожалению, когда командир поставлен перед выбором: нарушить устав и выслужиться либо не нарушать, но при этом своей принципиальностью прогневить начальство, последнее — боязнь прогневить — перевешивает все другие доводы.

Есть еще одна темная сторона у этой истории. Моряки, которые в горячем отсеке с помощью ручных лебедок извлекали торпеды из аппаратов (по сведениям ряда источников, им удалось вытащить не три, а все четыре торпеды), совершили подвиг. Но имена их не известны. Впрочем, это старая российская традиция.

Если не погиб, значит, не герой.

Ракетная подводная лодка стратегического назначения «Екатеринбург» еще в июне с.г. пришла в северодвинский центр судоремонта «Звездочка». Но лишь на днях Министерство обороны подписало с этим предприятием первый контракт по восстановлению РПЛСН. Он включает оплату работ по дефектации самой субмарины, ее узлов и систем, что уже практически проделано «Звездочкой», а также «высокотехнологичного оборудования с длительным циклом изготовления», то есть антенны ГАК и другого вышедшего из строя гидроакустического и иного оборудования. В дальнейшем ожидается подписание еще одного контракта непосредственно по ремонту аварийной подлодки с фиксированной ценой. У судоремонтников времени в обрез. В 2014 году К-84 должна вернуться в состав Северного флота, как это было ранее обещано высокопоставленными должностными лицами. Впрочем, обещанного у нас, как правило, три года ждут.

2012-12-21, Александр Федорович Мозговой, http://nvo.ng.ru/armament/2012-12-21/1_ekaterinburg.html

Кирпичом по авианосцу

Виктор Алкснис о судьбе российской оборонки

К сожалению, за последние годы мы уже привыкли к позорным провалам нашей оборонки. Хотя с высоких трибун и президент России, и премьер-министр, и министр обороны постоянно нас заверяют, что у нас все прекрасно, перевооружение армии и флота идет по плану и к 2020 году оно будет полностью завершено.

И российская армия будет перевооружена на лучшее в мире оружие и боевую технику. Но гладко все это выглядит лишь на бумаге и на экране телевизора.

Как известно, на прошлой неделе во время ходовых испытаний авианосца <Викрамадитья> (приблизительный перевод с хинди: <Сильный, как Солнце>, <Всемогущий>, <Победоносец>) в Баренцовом море из восьми паровых котлов отказали, по одним данным — семь, а по другим — три. Легкий авианосец <Викрамадитья> предназначен для замены выработавшего свой ресурс авианосца <Викрант> ВМС Индии. Корабль сооружен на основе советского тяжелого авианесущего крейсера <Адмирал Горшков> путем глубокой модернизации.

Конечно, современное оружие и вооружение представляют собой очень сложные в техническом отношении системы, и поэтому они всегда могут отказать. Но когда я прочитал в новостях причину выхода из строя авианосца <Викрамадитья>, то, честно признаюсь, не поверил, что такое возможно.

Глава Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Андрей Дьячков доложил вице-премьеру правительства РФ Дмитрию Рогозину о ситуации с авианосцем.

Чтобы меня не обвинили в нагнетании излишних страстей, цитирую дословно по новостной ленте РБК:

<…По словам главы ОСК, в ходе испытаний у причальной стенки котлы не могли развить полную мощность и были испытаны максимум на 40%. При первом выходе на большие мощности — до 100% во время ходовых испытаний — при осмотре котлов было обнаружено частичное разрушение огнеупорной кирпичной кладки в топках котлов>, — сказал А.Дьячков. Он отметил, что котлы были изготовлены по заявке индийской стороны. <В российском флоте применяются котлы, которые используют в качестве топлива мазут. Индийская сторона сделала заявку применить котлы, которые будут работать на дизельном топливе. Эта работа была проведена в проектном бюро в РФ. Котлы были изготовлены на Балтийском заводе>, — сказал он. А.Дьячков пояснил, что в ходе испытаний в море путем вывода поочередно котлов из действия экипаж производил ремонт этой кладки. <Но, тем не менее, при последующих выходах на большие мощности мы получали повторное частичное разрушение кладки>, — отметил он.

Отвечая на вопрос Д.Рогозина о том, какие материалы использовались, А.Дьячков пояснил, что этой был шамотный кирпич китайского производства. <К сожалению, российское производство этих материалов утрачено>, — сказал он…>.

Для справки: шамотный кирпич — это огнеупорный кирпич, изготавливаемый из огнеупорной глины или каолина. Производство огнеупорного кирпича в нашей стране велось еще с древних времен на протяжении сотен лет. И вдруг оказывается, что мы утратили его производство. Неужели настолько далеко зашел процесс деиндустриализации страны, идущий последние 20 лет, что уже кирпичи выпускать не можем?

Но если действительно в нашей стране утрачено производство огнеупорного кирпича, то значит, у нас автоматически будет утрачено производство металлов, как цветных, так и черных, вообще вся промышленность, требующая применения высокотемпературных технологий. Я знал, что в промышленности ситуация очень плохая, но чтоб настолько?

Делаю в Google запрос <шамотный кирпич> и вижу десятки ссылок на российских производителей огнеупорного кирпича. Оказывается, они и сегодня выпускают шамотный кирпич, в том числе и карбидкремниевые огнеупоры, выпуск которых был обусловлен потребностью ВМФ. И до настоящего времени эти изделия используются для изготовления и ремонта главных котлов боевых кораблей ВМФ России.

Но раз так, то тогда появляются основания утверждать, что г-н Дьячков, мягко выражаясь, вешает лапшу на уши г-ну Рогозину, а также и всем нам, по поводу утраченных возможностей выпуска огнеупоров для кораблей.

Зачем он это делает?

У меня только одна версия по этому поводу. Как известно, мы живем в условиях рыночной экономики, одним из главных принципов которой является: <купить подешевле, а продать подороже!>. А этот основополагающий принцип рынка очень часто противоречит требованиям боеготовности и исправности боевой техники и вооружения. Но как в свое время утверждал классик марксизма-ленинизма, ради 300 процентов прибыли капиталист пойдет на любое преступление.

И в данном конкретном случае, как мне представляется, ради этой прибыли бизнесмены от судостроения по дешевке купили некачественный китайский шамотный кирпич и использовали его в котлах авианосца.

А в результате получили срыв сроков поставки авианосца <Викрамадитья> индийским ВМС и огромный репутационный ущерб российской оборонки.

Но самое печальное в этой ситуации, что наверняка никто из виновников этого скандала к ответственности привлечен не будет. А значит, подобные случаи будут продолжаться и не только в судостроительной промышленности.

Я вот пытаюсь представить себе картинку, если бы на месте Д.Рогозина сидел выдающийся организатор и руководитель оборонной промышленности СССР Лаврентий Павлыч, то через сколько часов г-н Дьячков отправился бы чистить зубной щеткой снег на южном берегу Ледовитого океана?

redwolf@front.ru, 24 сентября2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *