Опубликовано

РОССИЯ В ПОДЛУННОМ МИРЕ

США

Почему Кремль защищает подозреваемых по делу Магнитского?

Глава московского бюро <Голоса Америки> Джеймс Брук

Мафия есть во многих странах.

Я вел репортажи о гангстерах в Колумбии, Мексике и Бразилии. Довелось мне также поразмышлять над человеческим ландшафтом Сицилии и Соединенных Штатов.

В этих странах, если авторитетные независимые следователи предоставляют исчерпывающий доклад, подтверждающий кражу государственных средств в размере порядка 1 миллиарда долларов и убийство пяти человек, правительство реагирует одним из двух способов.

Первый: говорит <Большое спасибо>, назначает честного прокурора, обеспечив его политической и финансовой поддержкой, чтобы довести дело до суда.

Второй: говорит <Большое спасибо>, а затем втихомолку спускает дело на тормозах.

Россия реализует радикально новую стратегию.

Вот что происходит:

На протяжении двух последних лет следователи фонда Hermitage Capital собирали весьма подробные отчеты о краже 800 миллионов долларов из налоговых отчислений и сокрытии убийства пяти человек, в том числе — адвоката фонда Hermitage Сергея Магнитского. Самый свежий отчет настолько подробен, что приводит чеки с отпуска, которые предполагаемые лидеры банды и их сообщники из правительства провели вместе на Кипре и в Дубае.

Фонд Hermitage недавно выпустил сильное 17-минутное видео, которое затронуло людей по всему миру. Размещенное на YouTube, оно называется: <Файлы Магнитского: организованная преступность в российском правительстве>.

По последним подсчетам, около 20 парламентов, начиная с Конгресса США и парламента Великобритании, создают проекты законодательства, чтобы запретить въезд и заморозить активы подозреваемых по делу Магнитского.

Перед лицом международной PR-катастрофы, как поступает Россия?

Она пытается представить санкции против 44 преступников и коррумпированных чиновников как посягательство на права 144 миллиона россиян.

Кремль поручил заместителю министра иностранных дел Сергею Рябкову непрерывно атаковать Конгресс США в связи с этим вопросом. В своих почти ежедневных комментариях для прессы он выражает <возмущение> российского правительства рассматриваемым в американском Конгрессе <Законом Магнитского> и обещает <симметричный ответ> в случае, если это законодательство будет утверждено. Алексей Пушков, председатель Комитета Госдумы по международным делам, сообщил <Интерфаксу>: <Мы определенно отреагируем на это, и американская администрация почувствует последствия>.

Две недели назад Москва направила делегацию с участием Дмитрия Клюева, предположительно являющегося лидером преступной группы, на форум ОБСЕ в Монако, где законодатели из 56 западных и евразийских стран провели дебаты о запрете на въезд и заморозке активов членов российской преступной банды и их сообщникам среди правительства.

Кремль также отправил в Соединенные Штаты делегацию под руководством российского сенатора и миллиардера Виталия Малкина. Ранее Канада отказала ему в своей визе; представитель канадского правительства в суде назвал его <членом группы, занимающейся организованной или транснациональной преступностью>.

Москва, очевидно, убеждена, что лучшая оборона — активное нападение.

Однако в Европе и Соединенных Штатах законодатели находят такое нападение оскорбительным.

По окончании заседания Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе в Монако 90 процентов из 320 присутствовавших парламентариев проголосовали за то, чтобы призвать <национальные парламенты принять меры по введению визовых санкций и заморозке счетов всех лиц, ответственных за незаконный арест, пытку, отказ в медицинской помощи и смерть Сергея Магнитского.

В Вашингтоне российский сенатор Малкин заявил, что Магнитский был пьяницей, находился в плохой форме и, вероятно, сам получил смертельную травму в тюрьме. В ответ Наталья Магнитская, мать покойного адвоката, написала в открытом письме Малкину: <Я полагаю, что попытка посмертно опорочить доброе имя моего сына выглядит позорно и недостойно высокого звания народного представителя>. В среду еще один комитет американского Сената единогласно проголосовал в пользу <Закона Магнитского> — третьим за последние шесть недель. Принятие законопроекта ожидается в ближайшие месяцы.

Очевидно, в суде международного мнения Кремль проигрывает по-крупному.

Однако возможно, что он также теряет еще более важную аудиторию.

Государственное российское телевидение постоянно критикует <антироссийский> характер американского законопроекта. Знамением времен стала отставка Владимира Кара-Мурзы младшего, возглавлявшего последние семь лет вашингтонское отделение частного российского телеканала — незамедлительно уволенного за статью в поддержку <Закона Магнитского>.

Он лишился работы за статью в своем еженедельном блоге Spotlight on Russia (<Россия в фокусе>), в которой, в частности, отметил: <Национальные интересы России определяются по-разному, но возможность жуликов и убийц ездить на отдых и хранить деньги за рубежом до сих пор в их число не входила>.

Вдобавок к попыткам подать запрет на въезд для нескольких уголовных преступников-миллионеров как посягательство на права всех россиян, Кремль также изображает эту кампанию в виде американской атаки на Россию.

При этом игнорируется та тонкая подробность, что лидер кампании по делу Магнитского, Уильям Браудер, является, по сути, гражданином Великобритании. Что еще более важно, жалобы Кремля не учитывают тот факт, что десятки парламентов других стран — от шведского Риксдага до итальянского Парламенто и французской Ассамбле Насьональ — готовят аналогичное законодательство.

Рейсы от Москвы до Нью-Йорка этим летом заполнены полностью, и некоторые россияне, похоже, осознают другую реальность. По данным Госдепартамента США, сейчас утверждается 90 процентов заявлений на получение американской визы россиянами. Более высокий процент утверждения среди 12 бывших советских республик, не входящих в Евросоюз, лишь у Казахстана — 92 процента.

Новое, либерализованное визовое законодательство в отношении России, получившее финальное утверждение в среду, позволит российским туристам получать мультивизы, разрешающие пребывание в Соединенных Штатах до полугода в течение каждого визита.

И действительно, несмотря на антиамериканские залпы российского телевидения, многие россияне понимают, что на самом деле является главной проблемой в деле Магнитского: безнаказанность коррупционеров.

В открытой демократической системе избранные лидеры не подойдут к делу Магнитского и на десять шагов.

<Левада-Центр>, авторитетная независимая организация по исследованию общественного мнения, опросила россиян по вопросу запрета на въезд. Около половины, 46 процентов, заявили, что ничего не знали об этом деле, или не имеют твердого мнения по этому вопросу.

Среди тех, кто готов был высказать свое мнению незнакомцу, 18 процентов высказались против таких законов.

Остальные 36 процентов (то есть, в два раза больше) выступили в поддержку запрета на въезд.

Похоже, многие россияне говорят: <А король-то голый>.

Так что, по мнению многих россиян, <Закон Магнитского> не является посягательством на 144 миллиона граждан России.

Это — попытка привлечь к ответственности 44 россиян, которых следует предать суду.

andrew.grigorenko@gmail.com, 24 июля 2012 г.

КИТАЙ

Китай забирает сибирские реки

Под угрозой Иртыш, Амур и Аргунь. Повлиять на Пекин Москва не в состоянии

В результате систематического забора Китаем воды из рек, берущих начало на севере КНР, Иртыш может стать несудоходным, превратившись южнее Омска в болото. Это не только грозит оставить Омск без питьевой воды, но и резко снизит возможности многих гидроэлектростанций — при низком напоре они просто не смогут работать. Неблагоприятные природно-климатические процессы приведут уже к 2015 году к уменьшению стока рек на юге Сибири на 10-20% — такие выводы содержатся в гидрологической модели реки Иртыш от границ Китая до створа с. Красноярка Омской области до 2030 года. Эта модель была создана в рамках проекта «Трансграничное управление водными ресурсами реки Иртыш» российскими учеными совместно с учеными Франции и Казахстана.

Однако последствия китайской экспансии на юг Сибири куда более значительны, они затрагивают не только Иртыш, но и Амур, говорят эксперты. При этом возможность российских властей влиять на эту ситуацию имеет исключительно декларативный характер. Дело в том, что Китай не присоединился к Конвенции об охране и использовании трансграничных водотоков и международных озер (1992г.) и Конвенции о праве несудоходных видов использования международных водотоков (1997г.), которые определяют международные правила пользования трансграничными водными ресурсами. Поэтому мы не можем подать на КНР в международные суды, которые обязали бы его изменить свою водную политику. Пекин считает, что Иртыш вытекает из Китая в Казахстан, а не в Россию, и поэтому согласен обсуждать эту проблему только в рамках двусторонних отношений с этой страной. Так что мы остаемся фактически за бортом переговорного процесса.

— Но надо иметь в виду, что Иртыш — это лишь одна река. Куда большие проблемы мы имеем на крупных притоках Амура — Аргуни и Сунгари, — говорит и.о. зам. директора Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

«СП»: — Что делают российские власти, чтобы решить проблему водоснабжения Омска?

— В рамках федеральной программы развития водного хозяйства мы создали проект низконапорного гидроузла, который позволит закачивать в систему водоснабжения Омска воду в даже в условиях сильно обмелевшего Иртыша. Этот проект будет финансироваться федеральным центром одним из первых, пуск гидроузла должен состояться до конца будущего года. Таким образом, вода в квартирах и на предприятиях Омска будет. Правда, это никак не решает проблему судоходства на Иртыше, которая назревает. Техническими средствами эту проблему не решить. Так же как снижение напора на гидроэлектростанциях по течению реки. «СП»: — Насколько велико вмешательство Китая в водосток Черного Иртыша?

— Из общего стока реки в 5 кубических километров в год, Китай в последние годы забирает 1,8 куб. километра.

«СП»: — К этому добавится сокращение стока до 20% в связи с негативным изменением природно-климатических процессов уже в ближайшие пару лет, говорят метеорологи. В итоге русло Иртыша южнее Омска может стать просто болотом. Это опасность серьезная?

— Нельзя исключать такую возможность. Тем более, что интенсивность водозабора со стороны Китая может еще увеличиться. Там есть такие планы.

«СП»: — При этом Пекин не признает Россию стороной на переговорах по этому вопросу.

— Да, зимой этого года они последний раз отказались вносить вопрос о водозаборе из Черного Иртыша на переговорах в рамках Шанхайской организации сотрудничества. Таким образом, весь диалог в настоящее время сведен исключительно к двусторонним переговорам между КНР и Казахстаном.

«СП»: — Разумеется, полуторамиллиардному Китаю легко навязать стране с населением около 16 миллионов человек нужные условия.

— Казахстан пока предлагает оставить в Иртыше на его входе на российскую территорию 30% от его природного стока, а остальные 70% разбить поровну между Китаем и Казахстаном. Иначе у казахов возникает вероятность пересыхания целого каскада водохранилищ, включая крупнейшее — Бастурминское. На эти водохранилища завязаны довольно грязные промышленные предприятия Казахстана, которые плохо очищают воду. Так что в Россию воды идет не только мало, но и она очень грязная.

«СП»: — Получается, Казахстан тоже довольно эгоистично относится к этому ресурсу?

— С Астаной у нас идут переговоры, на которых учитывается и то, что река Урал с нашей территории уходит на казахские земли также с большим количеством промышленных стоков. Так что здесь мы как-то учитываем взаимный ущерб. Считается, что по итогам никто никому не должен. Мы к ним грязных стоков тоже изрядно забрасываем.

«СП»: — А как Пекин воспринимает предложение Астаны по Иртышу?

— Похоже, они просто вообще не собираются никак учитывать чужие интересы. Просто делают, что задумали. Запустили канал Черный Иртыш — Карамай шириной 22 метра и протяженностью 300 километров до предприятий Западного Китая. Им надо поднимать эти отсталые территории.

Они к нам приезжают на конференции, и картина там безрадостная. У них уже перебрасывается из внутренних рек к местам концентрации крупной промышленности во много раз больше воды, чем мы в свое время планировали перебрасывать из сибирских рек в Среднюю Азию. Очень, кстати, хорошо, что этого не сделали. По необратимым экологическим, хозяйственным последствиям это была бы для России необратимая потеря. При этом в геополитическом раскладе совершенно непонятно, на какие цели использовались бы эти ресурсы, поскольку какие будут режимы завтра в государствах Средней Азии нам неизвестно. И, если Китай проводит целостную политику по втягиванию этого региона в зону своих интересов, и имеет в этом успехи, то наше правительство, похоже, никакой внятной политики вообще не имеет. Все, что мы реально делаем, это даем раз в несколько лет ни с того ни с сего одной стране несколько миллиардов рублей на строительство водохранилища, а потом остальные азиатские страны на нас волком смотрят за то, что им не дали. Москву в этом регионе воспринимают до сих пор исключительно как дойную корову. Перебрось мы им водосток из сибирских рек, и спасибо бы не сказали. Колоссальные инвестиции для забора нашей воды они подразумевали исключительно за наш счет — все только даром. Им хочется, чтобы мы им все дарили, как подарили Ассуанскую ГЭС Египту.

«СП»: — А что ожидать от Китая дальше?

— Их крупнейшие реки превратились в маленькие ручейки промышленной грязи, сбрасываемые в Тихий океан, включая крупнейшую — Хуанхэ. Из Янцзы вся вода, которая не потребляется промышленностью на месте, уже ушла на север. Остальные реки попросту выжаты. И воды катастрофически не хватает. Китаю, чтобы гасить социальное напряжение, ничего не остается, кроме как раскручивать промышленный рост. А без воды он невозможен. Поэтому они продолжают нам улыбаться на переговорах, а планируют и дальше забирать воду.

«СП»: — По каким направлениям продвигается эта экспансия?

— Строится второй канал от Черного Иртыша вглубь Западного Китая. Производится интенсивный забор, более 1 кубического километра в год, из главного притока Амура — реки Аргунь. Собственно, Аргунь и есть Амур в своем верхнем течении. Эта вода направляется на развитие внутренней Монголии, чтобы имеющуюся там угольную и горнорудную промышленность разбавить сельским хозяйством и развитием рыбного промысла, для чего приходится накачивать воду в сеть водохранилищ. Это приводит к значительному обмелению Аргуни, что наносит непоправимый вред экологии — от массовой гибели уток, рыбы и другого зверья до гибели лесов. Кроме того, — к смещению границы вглубь российской территории.

«СП»: — Это как?

— Ранее Китай укрепил свой берег Амура. Это привело к тому, что началась ускоренная эрозия российского берега, русло реки передвинулось в нашу сторону.

В результате более 30 квадратных километров российской территории стало китайской землей.

Кроме экспансии как таковой хотелось бы отметить огромный экологический вред, который КНР наносит неочищенными промышленными сбросами в правый приток Амура — реку Сунгарь. Ситуация здесь также катастрофическая.

«СП»: — Какими возможностями обладает Россия, чтобы отстаивать свои интересы?

— Фактически мы можем только высылать им ноты протеста по линии МИДа. Они нам шлют свои ноты: «Деваться некуда, у нас проблемы, китайцы и русские братья навек»! Ну так и есть — деваться нам от них, правда, некуда.

Конечно, они не могут отпираться от данных совместно проведенных анализов, которые доказывают, что стоки от них идут очень грязные. Но ничего, кроме политкорректных улыбок, в ответ мы не видим. А других инструментов влияния нет.

Николай Чеховский, 30 мая 2012 года, http://svpressa.ru/economy/article/55786/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *