Опубликовано

ПРОДОЛЖАЕТСЯ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ БАНДИТИЗМ ГАЗПРОМА В ГОРНОМ АЛТАЕ

Священное плато под разметкой

На алтайском плато Укок, особо ценной природной территории, размечают трассу для прокладки газопровода.

Согласно официальной позиции компании «Газпром», решение о постройке ещё не принято, однако работы на местности уже ведутся. Какие угрозы создаёт поспешное воплощение спорного проекта для экономики и имиджа страны, а также самой компании?

Газета ПандаTimes публикует статью руководителя программы по экологической политике нефтегазового сектора WWF России Алексея Книжникова и директора по природоохранной политике WWF России Евгения Шварца, посвящённую ситуации вокруг прокладки газопровода через плато Укок.

План воплощается неофициально

В 1998 году Укок, безлюдное плато Горного Алтая, находящееся на границе России с Китаем, Монголией и Казахстаном, стало частью объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО — «Золотые горы Алтая». Территория Укока сохранилась практически в нетронутом состоянии из-за труднодоступности и сурового климата. На плато обитает масса охраняемых видов растений и животных, в том числе, снежный барс. Также на плато Укок и в его окрестностях сохранилось множество памятников культуры, созданных местными народами, которые почитают плато священным.

Угроза для уникального места пришла в виде планов компании «Газпром» по прокладке газопровода для экспорта газа из России в Китай. Маршрут газопровода планируют провести прямо через заповедное плато. Предложение рассмотреть один из альтернативных вариантов прокладки газопровода, предложенный экологическими организациями, — вдоль Чуйского тракта и далее через Монголию в Китай (см. карту), отвергается, потому что в силу минимизации геополитических рисков при поставках энергоносителей нужно избегать транзита через третьи страны.

Представители Министерства природных ресурсов и экологии РФ заявляют, что проект газопровода через Укок «идет вразрез с рядом положений законодательства РФ об ООПТ» («зона покоя Укок» имеет статус регионального природного парка Республики Алтай). Летом 2011 года состоялась 35-ая сессия Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, на которой поднимался вопрос прокладки газопровода по территории плато Укок. Участники заседания в очередной раз подчеркнули, что «:любое решение о начале строительства газопровода через территорию объекта «Золотые горы Алтая» (куда входит и плато Укок — прим. автора) будет представлять собой угрозу для выдающейся универсальной ценности объекта и является основанием для перевода объекта в список Всемирного наследия под угрозой».

Невзирая на позицию и ЮНЕСКО, и Минприроды, инженерно-изыскательские работы по трассе газопровода уже начались — хотя официально заявлено к настоящему времени было только о планах строительства. Так, экспедиция WWF на плато Укок в июле и августе 2011 года обнаружила ведущиеся работы по разметке маршрута газопровода. Местные жители сообщили 26 октября, что вдоль маршрута уже начата рубка леса.

Вопрос имиджа

Первая причина, по которой проект газопровода в нынешнем виде, с прокладкой «трубы» через Укок, представляется недопустимым — это международные обязательства РФ, вытекающие из положений Конвенции об охране всемирного культурного и природного наследия (эта причина отражена в письме Минприроды от 21.07.2011 за подписью зам.

Министра Р.Р. Гизатулина). Все три страны-соседа РФ в этом регионе — Китай, Монголия и Казахстан — готовят документы для придания статуса объекта всемирного наследия своим приграничным территориям, что подтверждает природоохранную и культурную ценность этого района Алтая.

В 2010 году «Газпром» подписал договор о стратегическом партнёрстве с компанией Shell, у которой в экологической политике есть обязательство не осуществлять проекты на объектах всемирного природного наследия.

Этот стандарт компании Shell, по мнению WWF, — лучший международный стандарт по сохранению биоразнообразия в нефтегазовой отрасли. Таким образом, выполнение проекта на территории всемирного наследия создает ещё и определенный диссонанс в практике стратегического альянса Газпрома и Shell.

Верная расстановка приоритетов

Вторая причина критически отнестись к проекту прокладки газопровода в Китай через плато Укок заключается в том, что с точки зрения макроэкономики и геополитики он тоже представляется далеко не оптимальным.

Во многих странах, в том числе ЕС и США, природный газ признан в качестве «топлива переходного периода» (от ископаемых энергоносителей к возобновляемым источникам энергии). Это означает, что устойчивый спрос на газ сохранится в этих странах в ближайшие десятилетия.. Дополнительный спрос на газ возник после ядерной катастрофы в Японии: Германия и Швейцария уже приняли решение о сворачивании АЭС, да и другие страны могут последовать этому примеру. Сокращение атомных генерирующих мощностей необходимо чем-то компенсировать. Цена на газ в Европе традиционно значительно выше, чем в Китае (актуальная разница в цене составляет 1,5-3 раза).

По существующим оценкам (12-й пятилетний план КНР до 2015 года, прогнозы Международного энергетического агентства — МЭА — в докладе 2011 года «Золотой газовый век») потребление газа в Китае может удвоиться к 2015, но это произойдёт в первую очередь за счет прироста собственной добычи либо импорта от южных соседей (Индонезия, Катар и др.). Китайский рынок для газа из стран бывшего СССР в обозримой перспективе не будет сильно расти и ограничится первыми десятками млрд. м3, а поставки такого объема уже частично обеспечиваются газом из Центральной Азии (из Туркменистана, в ближайшее время — ещё и из Узбекистана и Казахстана).

Все эти соображения свидетельствуют: с экономической точки зрения важно добиваться не только сохранения позиций на газовом рынке ЕС, но и его расширения.

ЕС, между тем, лоббирует сооружение экспортного газопровода «Набукко» в Европу из Центральной Азии, который создает конкуренцию российскому газовому экспорту, причем в первую очередь — по цене. «Западный» маршрут поставок российского газа через Алтай (и плато Укок) является де-факто поддержкой проекта «Набукко». Ведь этот маршрут создаст прямую конкуренцию экспорту центральноазиатского газа в Китай и поспособствует потенциальному высвобождению части газа, которую страны Центральной Азии смогут направить в Европу, а не в КНР.

Сам себе конкурент

Наконец, существует «восточный» маршрут экспорта газа в Китай: по нему энергоноситель из Восточной Сибири перекачивается через дальневосточную границу. Поставки до 30 млрд. м3 российского газа по «западному» маршруту через Алтай могут, на наш взгляд, создать конкуренцию для поставок по «восточному» маршруту, «закрыть» или отодвинуть их.

Существует несколько соображений, по которым именно «восточный» вариант экспорта представляется нам более оправданным, приоритетным и стратегически важным:

А) В Восточной Сибири практически готовы к эксплуатации два колоссальных газоконденсатных месторождения (Чаяндинское и Ковыктинское), которые не разрабатываются, в том числе и потому, что в самой Восточной Сибири отсутствует стимул для этого — нет спроса на такой объем газа.

Б) Есть возможность вести поставки с восточносибирских месторождений в одном коридоре с уже проложенной трассой нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий Океан (ВСТО), которая уже имеет ответвление в КНР. Еще один новый (газовый) трубопровод в уже существующем коридоре не вызовет новых экологических проблем. Напротив, он позволит показать приверженность современным экологическим стандартам при реализации крупных инфраструктурных проектов.

Прокладка трубопровода в уже существующем коридоре также должна быть более выгодной экономически.

В) Ведущим потребителем энергии и сырья из России является динамично развивающийся Восточной Китай. Расходы на транспортировку газа в этот регион из Восточной Сибири существенно меньше, чем из Западной. Энергозатраты на прокачку газа из Западной Сибири на восток КНР превосходят также затраты, требуемые для поставки в Китай сжиженного природного газа (СПГ), в том числе и с нашего Дальнего Востока.

Человеческий фактор

Наконец, есть ещё и третья причина критиковать проект: он способствует росту социальной напряжённости в регионе. Местные народы Алтая считают плато Укок священным местом и крайне негативно реагируют на попытки «осквернить» его прокладкой газопровода.

Этот фактор серьёзен сам по себе, но он усугубляется ещё и тем, что реализация проекта в нынешнем виде вряд ли принесет какие-либо социально-экономические преимущества местному населению, которое в своем большинстве сохранило скотоводческий быт, традиционный уклад жизни и природопользования.

Семь раз отмерь

Реализации многих современных инфраструктурных проектов — от Богучанской ГЭС до олимпиады в Сочи — сопутствует подход «хватай мешки — вокзал отходит!». До настоящего момента его признаки явно просматриваются и в проекте по экспорту западносибирского газа в КНР через Алтай. На наш взгляд, из перечисленных нами аргументов можно сделать однозначный вывод: такой подход невыгоден практически ни для одной заинтересованной стороны, ни с точки зрения экономической эффективности, ни с точки зрения охраны природы, ни с точки зрения репутационных издержек.

«Западный вариант» может оставаться вспомогательным, но он должен объективно и в спокойном режиме пройти оценку, учесть все природоохранные требования и ограничения. Реализация проекта не должна приводить к нарушению международных обязательств, ставить под удар репутацию страны, компании, ведущей проект, и её зарубежных партнёров. Роль экспортной составляющей в Китай в «западном варианте» должна быть максимально увязана с задачами местной газификации, в частности — газификации Республики Алтай, а также, вероятно, и западной части Монголии.

Только соблюдение всех этих условий, на наш взгляд, поможет избежать огромных рисков и издержек в экологической, экономической и социальной сферах.

Алексей Книжников, Евгений Шварц, 26.10.2011

http://pandatimes.ru/article/603

Незаконные работы на Алтае, предваряющие прокладку газопровода в Китай, совпали с масштабными пожарами.

Случайность?

На плато Укок, охраняемом ЮНЕСКО как объект Всемирного природного наследия, выгорело четыре тысячи гектаров высокогорной степи. И, как сообщает Всемирный фонд дикой природы (WWF), пожар произошел в зоне проведения геодезических и инженерно-геологических работ на трассе будущего газопровода «Алтай». Об этой трубе из Сибири в Китай и уже, по сути, запрограммированных в связи с ее строительством рисках и катастрофах «Новая» писала только в октябре с.г. несколько раз.

Хрупкость и чрезвычайная ранимость, уязвимость тундрово-степных экосистем алтайского высокогорья таковы, что те, кому эта земля дорога, ходят по ней след в след. Эти ландшафты и живы были до сих пор лишь из-за своей труднодоступности для человека. Растительность, конечно, когда-нибудь восстановится, ничего катастрофического не произошло. Но, как говорят аборигены, это уже будут совсем другие травки и цветы, не те редкие, охраняемые, что здесь росли. И потом: что если с освоением плоскогорья пожары здесь начнут случаться ежегодно?

Выгоревшая земля находится в непосредственной близости от размеченного маршрута газопровода. «Газпром» начал работы, невзирая на четко заявленную, и не раз, позицию ЮНЕСКО, несмотря на ясные, недвусмысленные требования Минприроды РФ. Изыскатели не озаботились получить даже формальные согласования. Специалисты WWF воочию наблюдали работающую буровую технику геологических партий, геодезистов, размечающих маршрут трубопровода, в т.ч. в природном парке «Зона покоя Укок» (его создали в 2005 году во исполнение международных обязательств, взятых РФ по охране объектов природного наследия — ЮНЕСКО причислила к ним Укок в 1998-м).

Статус природного парка предполагает проведение экологической экспертизы до начала работ на его территории, однако проектная документация на государственную экологическую экспертизу не поступала — о том свидетельствуют ответы из Минприроды от 21 июля и Росприроднадзора от 26 сентября (копии — в редакции). Следовательно, работы на Укоке велись нелегально. WWF заявил, что приступает к проверке их законности.

Очень может быть, что ко времени согласования «Газпромом» документов, выяснится: «природные комплексы» утратили ценность.  Как сообщает блог «Деньги за природу» http://greenlab-market.livejournal.com/ , не исключено, что Укок выгорает из-за поджогов. О том говорят алтайские проводники, очевидцы пожара. Вот мнение одного из них:

«Видимо, боятся, что пойдут комиссии, увидят, сколько редких видов растений здесь произрастает. А сейчас выжгли пол Укока — и любая комиссия скажет: так здесь же ничего нет! Такое пламя не могло распространиться самостоятельно».

Проводники, возможно, зрят в корень. Сценарий, давно знакомый. По городским поджогам старых зданий — пепелища моментально застраиваются. По лесным поджогам — бизнес получает «выгоревшие площади» с вполне кондиционной древесиной (стволы не сгорают); власти еще умолять будут, чтобы бизнес провел санитарные рубки, дабы не завелись вредители и пошло лесовосстановление. Способов извлечения прибыли из пожаров предостаточно. И раз эти истории повторяются много лет по всей стране, механизм этот негласно одобрен и утвержден властью.

По свидетельствам проводников, приводимых в блоге «Деньги за природу» («Новая» в свою очередь также связывалась с одним из них), пожарища простираются там, где стояли машины изыскателей, «но не пойман — не вор».

Бараны, козлы, в т.ч. краснокнижные, ушли в Монголию.

Однако охранять всегда будет что: как заметил «Новой» эксперт WWF России и Союза охраны птиц Алексей Григорьев, «ценность Укока отнюдь не только в травке-муравке. Ландшафт был, есть и останется. Даже и после пожара.

И, скорее всего, выжженный участок Укока восстановится, если не продолжать гадить».

Новая газета, 27.10.2011,  http://www.novayagazeta.ru/society/49173.html

Прокуроры Алтая на страже интересов Газпрома

Прокуратура Республики Алтай решила не обращать внимания на незаконные изыскательские работы по проекту

строительства газопровода <Алтай> на плато Укок — территории Всемирного природного наследия.

Отвечая на запрос Гринпис, прокуратура сообщила, что <оснований для принятия мер прокурорского реагирования

не усматривается>. Это выглядит более чем странно, так как в этом же ответе первый зампрокурора республики

С.Н. Шухин признал, что работы эти должным образом не согласовывались и разрешения на них не выдавалось.

Признан и факт работы на охраняемой территории тяжелой техники — автомобилей КАМАЗ и бурового станка на базе

гусеничного трактора ТТ-4М.

Прокуратура посчитала, что эти работы не нарушили режим природного парка, так как велись вне так называемой

зоны <Б>, где ограничен режим пользования. Этот вывод, мягко говоря, неверен. В парке запрещена любая

деятельность, противоречащая его целям и задачам. Задачи его состоят в сохранении природных комплексов в условиях

рекреационного использования территории и создании и сохранении условий для отдыха. Изыскательские работы никак

сюда не вписываются.

Более того, в действительности изыскательские работы проводились также и в зоне <Б>, о чем свидетельствует

директор природного парка <Зона покоя <Укок> в официальном ответе Депутату Заксобрания Республики Алтай

М.И.Паклину.

http://saveukok.ru/coalition/actions/izyiskatelskie-rabotyi-na-ukoke,-v-tom-chisle-v-zone-b,-vse-taki-provodilis!.html

Видимо, пытаясь обосновать возможность проекта прокладки трубопровода (что совсем не входит в обязанности

прокуратуры), авторы ответа Гринпис сообщают о создании <компенсационной территории для сохранения видов,

занесенных в Красную книгу РФ (архар, снежный барс, сокол-балобан и др.) взамен территории природного парка

<Зона покоя Укок> http://www.platoukok.ru/ , по которой возможно пройдет трасса газопровода>. Этой территорией

должен стать национальный парк <Сайлюгемский>.

Совершенно непонятно, какое это имеет отношение к незаконным изыскательским работам. К тому же, прокуроры

не могут не знать, что разрушение мест обитания краснокнижных видов запрещено законом. Компенсации в этом вопросе

невозможны и <де-юре>, и <де-факто>.

Прокуратура никак не оценила и тот факт, что плато Укок не просто особо охраняемая территория, но часть

объекта всемирного природного наследия http://www.greenpeace.org/russia/ru/campaigns/world-heritage/altai-mountains/

и находится под охраной международных соглашений.

Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО официально объявил, что решение о начале строительства газопровода через

Укок будет <представлять угрозу выдающейся универсальной ценности объекта> и станет причиной для включения

объекта в <Список всемирного наследия под угрозой>.

http://www.greenpeace.org/russia/ru/press/reports/35UNESCO-Session-Altai/

Для любого цивилизованного государства это будет позор, констатирующий его неспособность, нежелание соблюдать

международные обязательства. Если Россия всерьез претендует на звание цивилизованного государства, ее власти

обязаны прислушаться к требованиям экологов и международных структур ООН.

<Ответ Прокуратуры Республики Алтай показывает, что когда речь идет об интересах таких монстров как <Газпром>,

стражи закона встают на сторону корпоративных интересов, а не закона, — заявил руководитель программы по особо

охраняемым природным территориям Гринпис России Михаил Крейндлин, — Гринпис России обжаловал это решение в

Генеральную Прокуратуру. Надеемся, что она не побоится <спора> с <Газпромом>.

eusov@greenpeace.org, 6 декабря 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *