Опубликовано

ЗНАТЬ РЕАЛЬНУЮ ИСТОРИЮ ПОЛЕЗНО

Сколько <изменников> обнаружила Родина

Только военными трибуналами во время войны было осуждено два с половиной миллиона человек (полтора млн гражданских), а были еще и заградотряды…

Прежде всего определимся с терминами. Под словом <заградотряд> здесь и далее будут пониматься не только и не столько специальные подразделения, имевшие своей задачей останавливать силой оружия бегущих с фронта солдат, — нечто подобное в тех или иных формах и масштабах было во всех армиях во все времена, — но репрессивная практика сталинского государства периода 41-45-го годов в целом.

Злополучный этот заградотряд стал нынче неизбежным участником любой публичной дискуссии, посвященной истории и урокам войны, причем его упоминание вызывает столь же неизбежный всплеск эмоций у всех участников. Существуют две вполне устоявшиеся позиции по данному вопросу.

Первая: советская традиционная. 22 июня 1941 г. весь советский народ, как один человек, поднялся на священную войну за свободу и независимость своей Родины. Сотни тысяч добровольцев выстроились у дверей военкоматов, до последнего патрона сражались на фронте бойцы Красной армии. Беспримерный в истории массовый героизм сломил хребет фашистскому зверю. Да, кое-где у нас порой был и заградотряд, но это — малозначимая частность, обсуждение этой темы нам подбрасывают гнусные антисоветчики (ныне — русофобы).

Второй, перестроечно-либеральный, взгляд на этот вопрос во многом совпадает с первым. Начинается всё как по писаному: <весь советский народ>, <беспримерный в истории массовый героизм…> Совершать подвиги мешали лишь несколько человек: изверг Сталин, <кровавый сатрап> Берия, <бездушный мясник> Жуков. Эти гнусные люди в припадке злобы расстреливали рвущихся в бой героев и заградотрядами преграждали добровольцам дорогу в военкомат.

Кажется, Юлия Латынина первой набралась смелости произнести в прямом эфире такие слова: <Страшный ответ заключается в том, что оружием, которым Сталин выиграл войну, стал не танк, не самолет, не гаубица, а заградотряд>.

Прежде чем обсуждать ответ, имеет смысл с цифрами в руках уточнить вопрос.

22 июня началась война. К середине июля Красная армия потеряла свой первый миллион единиц стрелкового оружия. К концу сентября 1941 года число потерянных винтовок и пулеметов выросло до 3,8 млн единиц. Всего же за первые полгода войны было потеряно 6,29 млн единиц стрелкового оружия.

Пропали без вести не только миллионы винтовок. К 9 июля Красная армия потеряла 11,7 тысячи танков, что более чем в 20 раз превосходило безвозвратные потери танков противника. За первые 50 дней войны 5240 самолетов были списаны как <неучтенная убыль> (именно такой термин стоит в отчете Оперативного управления штаба ВВС Красной армии); к 31 декабря 1941 года по строке <Неучтенная убыль> списано 11 тысяч самолетов, в том числе 8154 боевых (истребители, бомбардировщики, штурмовики).

Самое же главное — из Красной армии бесследно исчезали люди. <По неполным данным, заградотрядами задержано за период войны около 54 тыс. человек, потерявших свои части и отставших от них>. И это — по <неполным данным>, на одном только Юго-Западном фронте, за первые три недели войны. Всего же до конца 1941 года только органами НКВД (не считая армейские заградотряды) было задержано 711 тысяч дезертиров. И это — только те, кто побежал назад, на восток, и поэтому теоретически мог быть задержан. Несравненно большее число бежало <вперед или вбок>, то есть разбредалось по лесам, оседало на глухих хуторах или пополняло собой бесконечные колонны пленных.

Первый из крупнейших <котлов окружения> возник через неделю после начала войны в районе Белосток — Минск. На гигантской территории, с огромными запасами всевозможного военного имущества, включая 264 тысячи тонн горючего и 6700 вагонов боеприпасов различных видов. Много ли это? Полная заправка для одного полностью укомплектованного мехкорпуса — 1,2 тысячи тонн; в 43-44-х годах Западный фронт в среднем расходовал 1400 вагонов боеприпасов в месяц. Летом 41-го организованное сопротивление окруженной группировки продолжалось всего несколько дней. К 5 июля немцы насчитали 217 тысяч пленных;

в итоговом донесении штаба группы армий <Центр>, составленном в конце сентября 1941 года, утверждается, что в районе Белосток — Минск было взято в плен 338,5 тысячи человек.

За <минским котлом> последовали другие, в том числе и значительно большие по количеству пленных, —  <киевский> и <вяземско-брянский>. Всего до конца года в плену у противника оказалось около 3,8 млн красноармейцев — не каждая европейская страна имеет взрослое мужское население такой численности.

Вопреки распространенному заблуждению десятки и сотни тысяч пленных появлялись не только как результат окружений и прорывов танковых клиньев. В нищей финской армии в качестве <подвижных соединений> использовались отряды велосипедистов, однако летом — осенью 41-го в финском плену оказались 64 тысячи человек. После катастрофы у Вязьмы, когда в огромном <котле> в плен сдались 658 тысяч человек, началась героическая эпопея обороны Москвы. За время этой обороны, то есть уже без <котлов> и <клиньев>, ГА <Центр> захватывает в плен еще 211 тысяч человек.

Затем наступает 1942 год, Красная армия из месяца в месяц пытается проломить немецкую оборону у Ржева; за время этой злосчастной операции, с 1 апреля по 31 декабря 1942 года, наступающие (!) теряют 181 тысячу пленных, в том числе — 18,5 тысячи перебежчиков:

И вот с такой армией товарищ Сталин вознамерился победить Гитлера.

В первый же день <неожиданно и внезапно> начавшейся войны был подписан многостраничный (то есть явно заранее составленный, обсужденный и утвержденный Хозяином) Указ президиума ВС СССР, в соответствии с которым в ведение военных трибуналов передавались: вся огромная, в 14 пунктов, 58-я статья (то есть вся мыслимая и немыслимая <контрреволюционная деятельность>), закон от 7 августа 1932 года (<закон о трех колосках>), ст. 73 (<Сопротивление представителям власти>).

Затем в ведение военных трибуналов передали <Распространение ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения> и <Самовольный уход с работы работников военных предприятий>.

16 августа 1941 г. вышел знаменитый приказ Ставки № 270:

<…Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров. Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава:

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и, если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи…>

Работа закипела. Всего за годы войны военными трибуналами было осуждено 2 530 683 человека. Два с половиной миллиона. Из них только 994 тысячи человек были военнослужащими. Полтора миллиона осужденных военными трибуналами — гражданские лица. К высшей мере наказания приговорено 217 080 человек.

И это — только по линии военных трибуналов, не считая приговоры Особого совещания НКВД, не считая работу заградотрядов, не считая расстрелянных на месте командирами. Из 217 тысяч казненных 135 тысяч (10 дивизий) — это военнослужащие, 82 тысячи — гражданские лица. Главным образом — <контрреволюционеры> (ст. 58 УК РСФСР).

Заслуживает внимания и временная динамика репрессий. По годам войны (1941-1945) за <воинские преступления> осуждено соответственно: 117, 299, 218, 88, 69 тысяч человек. Как видим, рекордным по числу приговоров стал вовсе не 41-й, а 42-й год. Еще более выразительна динамика роста числа осужденных за <измену Родине> (ст. 58-1б). В 1941 году осуждено 8976 человек, в 1942-м — уже 45 050, в 1943-м — 52 757, в 1944-м — 69 895 человек. Чем ближе к концу войны — тем больше <изменников> обнаруживает Родина:

Таковы факты. Факты — это самое простое, их надо просто знать. Гораздо сложнее смириться с выводами, которые из этих фактов вырастают. Если и дальше называть победу Сталина над Гитлером <нашей Великой Победой>, то надо принимать победу эту целиком, во всей ее красе.

Заплатив безмерными морями крови за победу Сталина, народ еще глубже и туже затянул ярмо на своей шее, вернулся в родной колхоз и был вполне готов к тому, чтобы безропотно сгореть в пламени третьей, на этот раз — ядерной, мировой войны. Да, история не знает сослагательного наклонения, и нам остается только гадать, чем бы могла закончиться <победа народа>, если бы добрые люди не помогли товарищу Сталину так неправдоподобно своевременно умереть.

P.S. Продолжение темы — в ближайших выпусках <Правды ГУЛАГа>.

Марк Солонин, «Новая газета», 16.09.2011

http://www.novayagazeta.ru/data/2011/103/15.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *