Опубликовано

«СИБУР» УСТРОИЛ В ДЗЕРЖИНСКЕ ШИКАРНЫЙ СПЕКТАКЛЬ

«СИБУР»
<СИБУР-Нефтехим> переехал в Дзержинск
11 октября 2010 года
Устав ОАО <СИБУР-Нефтехим> прошел, согласно новой редакции место нахождения общества изменено с Нижнего Новгорода на Дзержинск.
Об этом сообщает пресс-служба компании.
По данным источника, новым официальным адресом акционерного общества является корпус 390, расположенный в восточной промышленной зоне Дзержинска.
Ранее в этом здании размещалось управление завода <Капролактам>. По словам заместителя генерального директора <СИБУР-Нефтехима>
по производству Михаила Лукичева, перевод управления предприятия из Нижнего Новгорода в Дзержинск будет осуществлен постепенно в конце нынешнего — начале следующего года.
<СИБУР-Нефтехим> изначально был зарегистрирован именно в Дзержинске, затем офис предприятия и официальное место нахождения акционерного общества были переведены в Нижний Новгород. В начале 2010 года руководством СИБУРа было принято решение о выделении из состава <СИБУР-Нефтехима> Кстовского нефтехимического завода в отдельное ООО <СИБУР-Кстово>. Одновременно было решено, что офис <СИБУР-Нефтехима> будет передислоцирован по месту нахождения производственных площадок предприятия — заводов <Капролактам> и <Окиси этилена и гликолей>. Здание нижегородского офиса займет новое дочернее общество СИБУРа — ООО <Центр обслуживания бизнеса>, — напомнил Михаил Лукичев.
Справка
Технологические заводы <СИБУР-Нефтехима> выпускают на дзержинской площадке окись этилена, этиленгликоли, хлор, каустик, соляную кислоту, различные хлорорганические продукты, технические жидкости, ПВХ-смолу и ПВХ-пластикаты. Открытое акционерное общество <СИБУР-Нефтехим> было зарегистрировано 20 декабря 1999 года и с первых дней работает в составе производственно-технологического комплекса СИБУР — крупнейшего нефтехимического холдинга в РФ, странах СНГ и Восточной Европе. Кроме <СИБУР-Нефтехима> в Нижегородской области находятся дочернее предприятие СИБУРа — <Биаксплен> (г.Балахна) и ООО <РусВинил> — совместное предприятие СИБУРа и компании  <SolVin> (г.Кстово). Алексей Романов, www.vremyan.ru/news/sibur-neftehim_pe… —

СПЕКТАКЛЬ
30 МАРТА 2011 Г.
«СИБУР» провел пресс-тур на шламонакопитель бывшего завода <Капролактам> в Дзержинске «Белое море»
Во вторник 29 марта СИБУР провел пресс-тур для журналистов и экологов на шламонакопитель бывшего завода <Капролактам> в Восточной промышленной зоне Дзержинска. Инициатором акции стал нижегородский экологический центр <Дронт>, руководитель которого Асхат Каюмов направил соответствующее письмо-запрос на имя президента компании Дмитрия Конова.
В ходе пресс-тура журналисты, представители экологической и широкой общественности получили из первых рук информацию об истории, текущем состоянии, условиях эксплуатации и перспективах шламонакопителя, относящегося к категории <важных экологических аспектов и рисков> <СИБУР-Нефтехима> — дочернего предприятия СИБУРа в Нижегородской области.
В мероприятии, организованном при поддержке органов власти города и области, приняли участие более 60 представителей общественных экологических организаций, СМИ, государственных и муниципальных органов власти из Москвы, Нижнего Новгорода, Дзержинска и Кстова.
Первый этап пресс-тура проходил в администрации г.Дзержинска. Мэр города Виктор Сопин рассказал участникам мероприятия об инвестиционном потенциале <столицы российской химии>, которая в 1990-ые и 2000-ые годы подвергалась <информационным атакам> в связи с неблагоприятной экологической обстановкой. По словам В. Сопина, многое из того, что говорилось и писалось в те годы о Дзержинске,
было сильно преувеличено, а некоторые факты, в частности, о шламонакопителе <Белое море>, оказались просто искажены.
В ходе пресс-тура руководитель корпоративного проекта СИБУРа Сергей Мурашов представил подробный доклад о шламонакопителе.
Объект был введен в эксплуатацию в декабре 1973 года и предназначен для складирования шлама производств госпредприятия завод <Капролактам>.

Площадь участка размещения шламонакопителя составляет 92 гектара. Высота дамбы — 7,5-8,0 метров. Полезная проектная мощность — 4,13 млн. куб. метров. В настоящее время шламонакопитель заполнен на 97%, причем 93% объема его отходов было сформировано в советское время.
В составе <СИБУР-Нефтехима> шламонакопитель находится с 2001 года. За это время в него было внесено всего 0,5% от общего объема содержащихся на хранении шламов. СИБУРу отходы <Белого моря> достались в качестве <наследства> вместе с производственными мощностями бывшего завода <Капролактам>, — отметили участники встречи.
Согласно проведенным исследованиям, отходы, содержащиеся в <Белом море>, относятся к четвертому классу опасности и характеризуются как <малоопасные>. Почти 60% общего объема приходится на воду, остальное — на нетоксичные малоопасные смеси нерастворимых солей, в основном карбонаты. Из шламов можно извлекать хлористый кальций, известь, гипс, цемент, которые потенциально являются ценным сырьем в строительной и дорожной индустрии. Начальник управления охраны окружающей среды <СИБУР-Нефтехима> Владимир Волков отметил, что
точный анализ состава примесей в солях еще предстоит сделать, но уже выполненные измерения показывают отсутствие в шламах ртути. По предложению общественных экологических организаций в 2011 году выполнен анализ содержания диоксинов в накопленном шламе, по его результатам уровень содержания диоксинов  в шламе не превысил норматива в почвах земель населенных пунктов и земель промобъектов в
США и Италии (в РФ такой норматив пока не установлен).
Сегодня шламонакопитель <Белое море> используется по прямому назначению. СИБУР и его дочернее предприятие <СИБУР-Нефтехим>, непосредственно эксплуатирующее данное инженерное сооружение, поддерживают его техническое состояние в полном соответствии с требованиями проекта и Правил БП 03-438-02. Контроль за эксплуатацией шламонакопителя осуществляют государственные органы — Ростехнадзор, Росприроднадзор, Роспотребнадзор.
Представители СИБУРа подчеркнули, что, несмотря на то, что <Белое море> было в основном заполнено еще в советские годы, компания не устраняется от участия в судьбе шламонакопителя и готова финансировать работы по его консервации или по переработке шламов в строительную продукцию. Пока окончательный сценарий для <Белого моря> не выбран. СИБУР готов рассматривать оба варианта. В частности,
по его словам, уже заказан проект консервации, при этом ведется поиск путей переработки шламов. Оба варианта затратны, поэтому для компании это не финансовые, а репутационные инвестиции.
Участники пресс-тура побывали в лаборатории производства окиси этилена и гликолей, осмотрели оборудование, получили ответы на свои вопросы со стороны специалистов —  начальника научно-исследовательского центра <СИБУР-Нефтехима> Олега Орехова и начальника центра санитарно-промышленного контроля Тамары Жадаевой. О. Орехов рассказал о методике отбора и анализа проб (кернов) шламонакопителя,
Т. Жадаева — о работе по мониторингу выбросов в атмосферный воздух и сбросов водные объекты.
Журналисты и экологи также побывали на действующих производствах <СИБУР-Нефтехима>, где встретились с их руководителями — Александром Дерюгиным (производство окиси этилена и гликолей) и Олегом Балеевым (производство хлора, каустика и продуктов синтеза).
Несмотря на сложные погодные условия, они побывали и непосредственно на шламонакопителе, осмотрели дамбу и другие защитные сооружения.
По словам генерального директора <СИБУР-Нефтехима> Дмитрия Анненкова, предприятие постаралось сделать поездку журналистов и экологов <максимально наглядной и открытой>. Нам нечего скрывать, и мы давно хотели демифилогизировать объект под названием <Белое море>, — отметил он. Мэр Дзержинска Виктор Сопин подчеркнул важность состоявшегося пресс-тура. <Вокруг Дзержинска и химических заводов города существует много мифов и легенд, многие из них уходят корнями еще в советское прошлое. Наша задача — говорить людям правду>, подчеркнул мэр. Это позволит улучшить имидж города в глазах его жителей и гостей, поспособствует приходу инвесторов. Начальник управления экологии СИБУРа Дмитрий Агапов подчеркнул, что компания серьезно относится к экологическим проблемам и рискам. В настоящее время СИБУР ведет разработку программы по обращению с отходами, рассчитанную до 2015 года, с целевым финансированием планируемых мероприятий.
www.sibur.ru/snh/press_center/company

ОБСЛУЖИЛИ «СИБУР» (ПРОДОЛЖЕНИЕ СПЕКТАКЛЯ)
<Речной проект для Дзержинска>
Продолжается <Речной проект для Дзержинска>, реализуемый Координационным центром движения <Поможем реке> в содружестве с экологическими организациями Дзержинска — <Вьюница>, ДОП, клуб <Экос> при школе N 30, Эколого-биологический центр.
Проект поддерживает <Российский Зеленый Крест>, г. Москва.
Основные цели проекта: создание Водного совета г. Дзержинска, объединяющего руководство города и общественность для решения проблем водных объектов города и разработка Водного плана действий по улучшению состояния водных объектов.
На прошлой неделе в администрации Дзержинска состоялась встреча представителей Координационного центра движения <Поможем реке> и инициативной экологической группы <Вьюница> с мэром города Сопиным В.Ф., и начальником Управления инвестиционной политики, внешнеэкономических и межрегиональных связей администрации г. Дзержинска Виноградовым Г.В.
Обе стороны: общественность и руководство в ходе обсуждения достигли согласия о взаимодействии в рамках проекта. Стороны, осознавая, что вода необходима для поддержания жизни и удовлетворения основных потребностей человека, что поверхностные и подземные воды представляют собой возобновляемые ресурсы с ограниченной способностью к восстановлению, что предотвращение, ограничение и
сокращение степени распространения заболеваний, связанных с водой, являются важными и неотложными задачами и что эти задачи могут решаться лишь на основе тесного сотрудничества на всех уровнях и между всеми секторами, договорились о вхождении в Водный совет лично мэра г. Дзержинска и начальника Управления инвестиционной политики внешнеэкономических и межрегиональных связей администрации г. Дзержинска, а также о совместной разработке и в дальнейшем реализации Водного плана для города, который направлен на улучшение
состояния экосистем водных объектов города, улучшения условий для проживания населения и защиту водных объектов от неблагоприятных воздействий.
На данном этапе проекта завершается создание Водного совета и продолжается подготовка Водного плана. Над планом трудится Рабочая группа созданная из специалистов и представителей общественных организаций.
В заключение проекта Водный план будет представлен широкой общественности.
Координационный центр движения <Поможем реке>, е-mail: pomreke@dront.ru
enwl.bellona@gmail.com, 27 апреля 2011 г.

ПЕРВАЯ ОЦЕНКА
В МИНЭКОЛОГИИ НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ ВОЗМОЖНО НЕ ПОНЯЛИ, ЧТО ЛОББИРУЮТ ВЫПУСК СТРОЙМАТЕРИАЛОВ С ДИОКСИНАМИ…

ЧАСТЬ 1. ОФИЦИОЗ.
В Дзержинске практически в черте города есть свое море, правда, не природного происхождения. Шламонакопитель на территории бывшего завода «Капролактам» в народе называют «Белым морем». Само существование этого объекта — предмет бесконечных экологических дебатов. На протяжении нескольких лет в «Белое море» сбрасывали отходы производства. Компания «Сибур-Нефтехим» организовала
пресс-тур на этот закрытый объект, чтобы экологи и журналисты сами смогли сделать выводы о степени опасности «Белого моря».
Владимир Волков, начальник управления по защите окружающей среды ОАО «Сибур- Нефтехим»: «По результатам 2009 года показано, что ртуть не обнаружена. Для нас это стало тоже таким большим откровением. Видите, на всех глубинах отбирали и до первого слоя. Что касается других тяжелых металлов, они пока еще не исследованы».
Еще несколько лет назад заговорили о том, что отходы из шламонакопителя могут попасть в грунтовые воды и тогда экологической катастрофы будет не избежать. Площадь шламонакопителя составляет 92 гектара. Сегодня «Сибур-Нефтехим» совместно с городом решает, что делать с «Белым морем». Ситуация может развиваться по двум сценариям. Первый — это консервация шламонакопителя. Для этого нужно провести всесторонние исследования, чтобы оценить степень влияния шламонакопителя на окружающую среду.
Дмитрий Анненков, генеральный директор ОАО «Сибур-Нефтехим»: «В настоящий момент мы объявили тендер на разработку проекта.
Полтора года на разработку и мы должны подготовить денежный ресурс для утилизации шламонакопителя».
Сергей Гришин, представитель Министерства экологии Нижегородской области: «Конечно, хотелось бы, чтобы этот шламонокопитель был переработан. И планы «Сибур-Нефтехима» обнадеживают. Надо смотреть проектную документацию, что будет подразумевать переработка. Все переработать не удастся, но это будут объемы меньшего порядка».
Сергей Гришин, представитель Министерства экологии Нижегородской области: «Кроме шламонакопителя у нас имеются и другие производства.
Например, производства оружия и химикатов. В частности, тот же накопитель тетроэтилсвинца, который в настоящее время демонтируется и необходимо решать проблему».
В настоящее время Министерством экологии Нижегородской области разрабатывается областная программа утилизации отходов, которая будет включать в себя и старые захоронения. И сегодня в Министерстве ждут заявку от «Сибур-Нефтехима». И возможно, «Белое море» все же станет лишь воспоминанием для производственников и, самое главное, для экологов. http://www.dzertv.ru/novosti/novosti/mertvoe-more
ЧАСТЬ 2. ОЧЕРЕДНЫЕ ПОИСКИ ШПИОНОВ И ВРАГОВ НАРОДА 30 Март 2011 Мэр Дзержинска Нижегородской области Виктор Сопин провел расширенное заседание в горадминистрации по вопросам экологии (видео ГТРК «Кремль») (НИА «Нижний Новгород» — Арсений Соловей).
«Однако, к сожалению, ведется и целенаправленная работа по распространению в СМИ ложной информации об экологической ситуации в городе, а это наносит ущерб Дзержинску и его бюджету. Ситуация с экологией в городе не идеальная, есть вопросы по промышленным отходам, которые копились десятилетиями. Но работа по их рекультивации ведется, в том числе и за счет средств городского бюджета», — сообщил Виктор Сопин.
http://www.niann.ru/?id=387079&template=yandex
ЧАСТЬ 3. ПРАВДИВАЯ
1. Упомянутая программа по отходам принята не сейчас, а в 2008 году.
2. Согласно результатам анализов шлама «Белого моря», проведенным НПО «Тайфун» по заказу «Сибура» в 2011 году шламах обнаружены диоксины. Таким образом, Минэкологии Н.О. ратуя за переработку шламов (от чего после проведения анализов отказались немцы в начале 1990-х) фактически дает добро на производство диоксиносодержащей продукции…
3. Из последнего госдоклада: «В большей степени загрязнены грунтовые воды вблизи шламонакопителя «Белое море». В 2009 г. качество вод здесь продолжало ухудшаться. В зоне влияния «Белого моря» в составе напорных вод нижнеказанской водоносной серии хлориды, как и в грунтовых водах, имеют превалирующее значение».
4. По оценке руководства «Сибур-Нефтехима» переработка шламов оценивается в 1,159 млн. рублей.
5.Немного о «проблемах» Восточной промзоны Дзержинска:
— Свинецсодержащие отходы на несанкционированной свалке тетраэтилсвинца (ТЭС), ртутьсодержащие отходы от производства гранозана (этилртутный хлорид), сам гранозан и металлическая ртуть закопаны на промплощадке); отходы сульфата железа, более 96 тыс. тонн например; отходы отработанных окатышей и др. и пр. «Баллончики» со ртутью здесь регулярно находятся. Ведомства об этом не знают?…
— Отходы производства фенола-ацетона, сульфата аммония, сополимеров, промсвалки и «захоронки» полигон глубинного захоронения симазина (гербицида), маточник и др. и пр. «Капролактам» — на территории захоронки промотходов, производства химоружия, лабораторных реактивов.
Грунт на промплощадке загрязнен боевыми отравляющими веществами и продуктами их гидролиза на глубину до 5 метров, с превышением до 12 000 ПДК. По данным ФСЭТАН (Ростехнадзор РФ) «на «Капролактаме» в отвалах и шламонакопителях накоплено — 60 тонн ртути, в почвах водоемах по 20 тонн». А есть еще в Дзержинске вторая промзона… Дзержинской городской санэпидемстанцией с 1978г. в колодцах
поселков Восточной промзоны фиксировались превышения норм по: железу, фенолу, нитраты, рН.
6. На пресс-тур по приглашению «Сибура» и экоцентра «Дронт» прибыли представители «Местных» и Зеленого креста РФ. Представители Гринпис России на мероприятие не прибыли, пояснив тем, что им запретили снимать видео на заводе… «Местные» кстати «отметились» тем, что проводя акцию перед офисом «Сибура» в Москве, напечатали плакаты с некими абстрактными пейзажами, не имеющими никакого отношения не только к Дзержинску, но и к Нижегородской области вообще, например фото ТЭЦ с 7 трубами (есть фото) которой в регионе нет. Кстати, на пресс-тур «Сибура» (его открытую часть в мэрии) проход осуществлялся по списку в присутствии сотрудника УВД с табельным оружием.
Демократия по-дзержински…
7. Летом 2002 года сотрудники облкомприроды (Минэкологии Нижегородской области) «проглядели» демонтаж производства тетраэтилсвинца.
В том же году на «Капролактаме» запускали опытно-промышленную установку по переработке шламов «Белого моря» также без проекта и госэкспертизы. Эко-чиновники снова не были «проинформированы»…
8. Возможно мэра Сопина неправильно информировали подчиненные. Возможно обманули. Отметим, на территории города (тем более за счет горбюджета) НЕ рекультиван ни один объект. За примером далеко ходить не надо: игумновская свалка про которую вице-губернатор В.Крючков (в прошлом подчиненный Лужкова-Шанцева) сказал: «В 2009 году Вы можете забыть про эту свалку». На дворе 2011 год, есть решение суда о закрытии свалки с 1 января 2010 года. У бомжей на свалке, хозяин которой по-прежнему «мусорный король» Нижегородской области Олег
Жохов, есть «план» на 100 кг. ПЭТ-бутылок.
Жизнь идет, дзер-жизнь продолжается…
Д.Левашов, levashow@mail.ru, 16 апреля 2011 г.

СПРАВКА (для тех, кому интересно реальное положением дел)
«Творческая» жизнь секретного воено-химического завода № 96 (партийная кличка «Капролактам») началась 10 июля 1936 года, когда приказом наркома тяжелой промышленности СССР Г.К.Орджоникидзе было решено резко расширить промышленность химоружия. Среди прочего, им был предусмотрен большой толчок в развитии производств отравляющих вещесьв (ОВ) в Дзержинске. На возводимом заводе № 96 к 1 января 1939 года предстояло создать мощности по выпуску: иприта — 40 000 т в год, люизита — 8000 т.
Мощности по производству иприта , а также люизита были организованы по плану. Производство иприта Левинштейна (на основе этилена) существовало в 1941-1942 годах. В те годы завод перешел на выпуск незамерзающего иприта В.С.Зайкова (на основе смеси этилена и пропилена) с мощностью 26 500 т в год. Всего за годы войны было выпущено: иприта Левинштейна — 3413 т, иприта Зайкова — 47 403 т. Люизита за годы войны было выпущено 15 899 т люизита. Производство треххлористого мышьяка (для люизита)началось в 1942 году.
План развития промышленности химоружия на пятилетку 1946-1950 годов предусматривал мощность по выпуску иприта В.С.Зайкова увеличить с 29000 до 36000 т/год, а мощность по производству люизита — сохранить (12000 т/год).
Очередной всплеск ипритной активности был связан с исполнением постановления ЦК КПСС и СМ СССР от 18 июня 1959 года «О наращивании мощностей спецпроизводств». Были созданы производства жидкого смесевого ОВ РК-7 (смеси иприта с люизитом) и вязкого ВРК-7, которые были предназначены для наполнения химавиабомб различных калибров.
На заводе № 96 долгие годы существовал склад стойких ОВ.
Производства стойких ОВ на заводе № 96 были налажены много позже, чем выпуск иприта на первых заводах страны, однако их технологическое оформление было осуществлено на уровне производств 1920-1930-х годов. А нарушения правил техники безопасности оставались на заводе № 96 основным источником поражений работников ипритом. Причем наиболее серьезная причина состояла в
негерметичности аппаратуры, арматуры и коммуникаций.
Выявилось все это сразу же после начала Великой Отечественной войны, когда заводы химоружия встали на трудовую вахту. И положение дел с техникой безопасности на заводе N 96 было ужасающим.
О состоянии техники безопасности на заводе в процессе войны можно судить по следующим фактам. В декабре 1942 года в совместном химико-медицинском приказе были перечислены причины множества случившихся профотравлений: негерметичность аппаратуры, многочисленные аварии, сопровождающиеся загазованностью цехов, неэффективность работы вентиляции или ее отсутствие, неудовлетворительное состояние средств защиты рабочих, проведение ремонтно-монтажных работ без предварительной дегазации, неудовлетворительное медицинское обслуживание рабочих в санпропускниках и т.д. Ну а в мае 1944 года Горьковский НИИ труда и профзаболеваний подвел некоторые итоги.
Ипритом была загрязнена атмосфера не только в самих ипритных цехах, но и вокруг них. В результате через приточную вентиляцию в цеха и коридоры поступал <свежий> воздух, который уже был загрязнен ипритом. Герметичность аппаратуры и коммуникаций была чрезвычайно низкой.
Вентиляция или работала очень плохо или отсутствовала. Уборка и дегазация аппаратуры и помещений выполнялись некачественно. Ремонтные работы
велись без проведения дегазации. Неудовлетворительно работали санпропускники. Душ был такой, что рабочие не смывали иприт с себя, а до 60% иприта уносили домой на себе. Медицинский персонал не знал, как и от чего лечить, пострадавших от иприта.
Результат был прогнозируемым. Если в первом полугодии 1941 года на заводе N 96 было зарегистрировано 152 случая профотравлений, то во втором полугодии — 2150. В 1942 году на заводе было зафиксировано 2397 случаев поражений от иприта и 89 — от люизита. В некоторые месяцы профотравлениям подвергалось до 50% рабочих спеццехов. В результате обновляемость персонала была в цехах СОВ близка
к фронтовой.
В 1943 году число поражений удалось несколько снизить: от иприта — до 494, от люизита — до 23548. Динамика профзаболеваемости работников завода такова: в 1942 году появилось 1797 новых профбольных, в 1943 году — 265, в 1944 — 84, в 1945 году — 20.
Одновременно с этим вроде бы снижением шел рост обострений хронических профзаболеваний за счет ранее отравленных людей: 1943 год — 496 случаев, 1944 год —
795, 1945 год — 466. Смертность работников завода в послевоенные годы резко возросла, в основном за счет профинвалидов, которые были поражены ипритом во время войны: 1946 год — 11 (цифра занижена из-за неполноты учета), 1947 год — 24 (инвалиды 1-й группы — 11, 2-й группы — 11, 3-й группы — 2). Немало смертей падало на профинвалидов в возрасте 23-24 года.
Необходимо подчеркнуть опасность стойких ОВ, которая была установлена «опытным путем» (хронические поражения), проявлялись не сразу.
За 4 года после окончания войны, когда выпуск прекратился, число профинвалидов по стойким ОВ на заводе № 96 выросло на 95%.
Это наследие войны не стало стимулом к улучшению условий труда. Небрежность в исполнении правил техники безопасности, которая была характерной для военных лет, сохранилась и в послевоенные годы. В результате возникла новая, уже послевоенная статистика несчастных случаев: в 1947 году на заводе N 96 пострадало 159 человек, а в 1948 году — уже 192.
И в дальнейшем дела на заводе обстояли тоже не лучшим образом: в 1949 году было зафиксировано 10 острых и 44 хронических отравлений, а в 1950 году — 10 острых и 90 хронических отравлений. Конечно, завод N 96 имел широкий химический профиль. Однако, в 1949-1950 годах на нем фиксировались отравления людей именно ипритом и люизитом. В частности, в 1949 году от иприта получили острое отравление 4
человека, а от люизита — 2. В 1950 году от иприта пострадали уже 11 человек. Причины — те же, что и раньше. В одном из случаев колонна для очистки абгазов дала течь на месте фланцевого соединения, а последовавшие ремонтные работы привели к поражению рабочих. Были и другие нарушения техники безопасности.
Судьба иприта и люизита в природе такова.
Наряду с гидролизом, в иприте в присутствии влаги происходит образование димеров и более сложных продуктов. Один из обычных продуктов этой смеси вдвое, а другой — впятеро токсичнее самого иприта. И они также способны прожить в природе немало лет. При окислении иприта влажным хлором, образуются токсичные сульфоксид и сульфон, а при термическом разложении — сложная смесь веществ, часть которых токсична. Об этом советским военным химикам было известно еще с 1926 года. Как оказалось, при прямом сжигании иприта образуется не менее 15 веществ, в том числе: канцерогены — хлористый метилен, 1,2-дихлорэтан, 1,1,2-трихлорэтан, 1,1,1,2- и 1,1,2,2-тетрахлорэтаны;
мутагены — хлористый метилен, 1,2-дихлорэтан, 1,1,1-трихлорэтан; вещества, влияющие на репродуктивные функции — 1,1,1-трихлорэтан и т.д.
Как показал опыт США, при термическом уничтожении иприта, образуются значительные количеств особо токсичных диоксинов и диоксиноподобных веществ. Для того, чтобы успокоительные уверения наших химических генералов-адмиралов стали более очевидными, укажем на уже известный опыт. Так, партия иприта, захороненного в США на Эджвудском арсенале в 1941 году без дегазации, была найдена мало изменившейся при вскрытии этого захоронения через 30 лет. Там же отмечены поражения людей остатками иприта через полвека после его попадания в почву. Как видим, в капсулированном виде в форме высокомолекулярных и потому менее растворимых и разлагаемых соединений иприт может сохраняться в почве долгое время. Таким образом, для последующего обсуждения важно помнить, что обычный иприт может сохранять свои экологотоксические свойства (даже при потере боевых) в почве много десятилетий.
Несмотря на взаимодействие с влагой, иприт может оказаться опасным и в воде. Об этом свидетельствует модельный опыт, выполненный в Канаде: смесь веществ, образующихся в результате гидролиза иприта, сохраненная в течение 15 лет, оказалась биологически опасной (она содержит не сам иприт, а многочисленные продукты его трансформации, часть из которых токсична). А в Японии иприт, затопленный в первые годы после второй мировой войны на мелководье в прибрежной полосе, вызвал поражения людей в 1962 и 1970 годах.
В случае мышьяксодержащего люизита список образующихся при гидролизе веществ много короче — это главным образом 2-хлорвиниларсиноксид (оксид люизита). Этот продукт, чье токсическое действие не меньше, чем у самого люизита, по устойчивости,
однако, много выше. И нам еще придется с ним встретиться. При прямом сжигании люизита образуется более 10 веществ, в том числе:
канцерогены — трихлорид мышьяка, окись мышьяка (белый мышьяк), винилхлорид, дихлорид ацетилена; мутагены — метилхлорид, винилхлорид, дихлорид ацетилена; вещества, влияющие на репродуктивные функции -трихлорид мышьяка, метилхлорид, винилхлорид.
Свойства люизита в природе аналогичны иприту, однако люизит — это мышьякорганическое вещество, так что экологически опасны не часть,
а все продукты его трансформации в окружающей среде.
В послевоенные годы при модернизация старых и организации новых производств химоружия в Дзержинске Минхимпром СССР старался экономить деньги за счет здоровья жителей города.
Во всяком случае в 1953 году госсанинспектор М.В.Старкова была вынуждена отклонить проектное задание на реконструкцию цеха по производству люизита. Мотивы традиционны — <очистка выбрасываемого в атмосферу вентвоздуха не предусмотрена>, <аварийная вентиляция… проектом не предусмотрена>, <в проекте отсутствуют характеристики сточных вод по всем корпусам цеха N 18>.
То же самое относится к иприту. Вопрос о более эффективной дегазации его в абгазах, чем щелочная, был поставлен лишь в 1959 году, когда завод № 96 было более известен как «Капролактам». Тогда же были приняты какие-то меры безопасности — установка автоматических газосигнализаторов об опасных концентрациях и обеспечение выброса абгазов через трубу высотой 50 м.
В 1950-х годах на заводе была сооружена печь, использованная для утилизации отходов иприта и люизита. Тем самым были обречены на риск заболевания раком все работники и окрестные жители, которые попали в зону влияния выбросов печи сжигания.
В целом же после реконструкции снаряжательных производств на заводе № 96 очистка воздуха, загрязненного ипритом, действовала неэффективно, вентиляторные установки были крайне примитивны и маломощны. Происходил значительный унос в атмосферу щелочи вместе с ипритом, который оказывался непродегазированным. Загрязненный ипритом воздух через приточную вентиляцию вновь поступал и в цеха,
а также в помещения управленческого персонала.
Изначально, то есть с 1930-х годов, власти страны приняли решение, что все сточные воды химических предприятий Дзержинска, который планировалось развивать главным образом как <город химии>, должны сбрасываться в р.Оку (водоем 1-й категории, источник хозяйственно-питьевого водоснабжения и Дзержинска, и Горького (Нижнего Новгорода). Между тем ни тогда, ни в последующие годы
какой-либо серьезной оценки воздействия химической индустрии на экологическое благополучие непрерывно развивавшегося города практически не проводилось. И это относится не только к заводам химической войны, но и к остальным химическим предприятиям Дзержинска.
Одно из первых событий, относящихся к этой теме, случилось в июле 1937 года, когда группа рабочих Горьковской области направила в ЦИК СССР на имя всесоюзного старосты М.И.Калинина жалобу на то, что все сточные воды завода N 96 сбрасываются в речку Волосяниху без очистки.
Первая система сбора сточных вод комплекса химзаводов г. Дзержинска хоть как-то заработала лишь в 1939 году. По состоянию на 1952 год это выглядело следующим образом. Все 27 цехов завода N 96 сбрасывали сточные воды по 11 коллекторам в открытый водоем — р. Волосяниху. Из Волосянихи, пройдя 7 озер (Долгое, Портомойка, Малое Тростниковое, Большое Тростниковое, Хвощевое, Безымянное, Телятьево), стоки поступали в р.Оку в 12 км выше водозабора автозаводского водопровода г.Горького. Лабораторный контроль за составом цеховых и общезаводских
сточных вод установлен не был. Таким образом, р.Волосяниха была назначена быть сточной канавой протяженностью 12 км и шириной 2-12 м.
Емкость системы озер — 400 000 м3. Движение сточных вод происходило не по длинной оси, создавались застойные зоны, укорачивая возможный путь стоков. Из о.Телятьево сточные воды переливались через водослив (ширина 3,85 м), поступали в коллектор и в р. Оку на расстоянии 15-20 м от берега.
С начала функционирования этой системы ни р.Волосяниха, ни озера не очищались.
ИЗ СПРАВКИ 1952 года: «Завод № 96. 27 производственных цехов сбрасывают в открытый водоем 5102492 м3/месяц сточных вод, из них 2866492 м3 условно чистых и 2236000 м3 загрязненных различными органическими и неорганическими соединениями в растворенном и взвешенном состоянии. Лабораторный контроль за составом цеховых и общезаводских сточных вод не установлен. Данных, характеризующих качественные и количественные показатели загрязнения сточных цеховых вод отдельными ингредиентами, на заводе нет…
Хозяйственно-питьевой водопровод — за счет грунтовых вод, не перекрытых водонепроницаемыми породами… Границы зоны санитарной охраны водопровода не утверждены.»
Поскольку производство люизита сопровождалось выбросами мышьяка, отметим, что серьезных данных на эту тему за прошлые годы не имеется. Известно лишь о двух эпизодических измерениях. В годы войны мышьяк был найден в водах р.Волосянихи даже в рамках весьма несовершенных измерений Института гигиены труда и профзаболеваний (Горький). В 1950 году мышьяк в иле озера Долгое был обнаружен ЦЗЛ завода № 96.
Уровень опасности, выявленной в 1952 году, был велик: помимо сброса ядовитых стоков химических заводов г. Дзержинска в Оку, происходил их сброс в шламовые болота, а также в Щелоково озеро (в жилой районе, зеркало 70 га). В результате этого произошло отравление грунтовых вод, питающих питьевые водопроводы многих химзаводов. Вывод был однозначен: <подземные воды г.Дзержинска настолько
отравлены сбросами неочищенных промстоков, что водоснабжение населения и предприятий из этого источника в настоящее время находится под угрозой>.
Проблема очистки сточных вод от мышьяка не была поставлена даже при рассмотрении проекта реконструкции станции очистки спецстоков цеха завода N 96 (иприт) в 1952 году. Тогда предусматривалось, что сточные воды от производства иприта после гидролизера (в котором должен был осуществляться гидролиз иприта в подогретом щелочном растворе) и получения статуса безвредных должны были в
виде шлама <перекачиваться в земляной шламонакопитель с водонепроницаемым дном и стенками и после естественного обезвреживания засыпается слоем земли>. Власти уже боялись спускать в р.Волосяниху сточные воды от производства иприта даже после их <обезвреживания>.
Кстати, именно в 1952 году МХП СССР вело отчаянную переписку с государственной санитарной службой страны по поводу своего нежелания допускать в спеццеха химических заводов Дзержинска санитарного инспектора М.В.Старкову, которая была обязана следить за уровнем безопасности этих цехов для благополучия жителей города и которая была на редкость дотошным и принципиальным специалистом.
Впрочем, и в следующем 1953 году областная санитарно-эпидемиологическая служба была вынуждена отметить рост загрязнения р. Оки промстоками только за истекший год. Она констатировала также, что <водный режим и качество воды р.Оки на участке Дзержинск-Горький находятся под решающим воздействием двух стоков — завода им.Калинина, спускающего свои воды через о.Черное и п/я 16 [завода N 96 —
Л.Ф.] с примыкающими к нему предприятиями, спускающими свои воды через о.Телятьево в р.Оку>.
Вывод из обследования, выполненного в 1953 году, был очевиден — <в г. Дзержинске не представляется возможным использовать в качестве источника водоснабжения как грунтовые, так и речные воды, пока сточные воды и отбросы перед сбросом их в водоем или в подземные потоки не будут тщательно очищены и обезврежены>.
В документе 1963 года указывалось, что сточные воды предприятий с промплощадки поступают в р.Оку через систему 7 озер р. Волосянихи, которые используются в качестве отстойной системы. В сутки в общем стоке объемом примерно 624 м3 сбрасывалось до 403 т химических загрязнений органического и неорганического происхождения. Попутно сообщалось о перегрузке всех канализационных сетей на
промплощадках предприятий, на их изношенность и на запущенность всего этого хозяйства образца 1939 года.
Ситуация с состоянием почв и утилизацией твердых отходов химических заводов была аналогична.
В годы войны специальная свалка (<литерная>) завода № 96, которая располагалась по рельефу выше Волосянихи, не имела ни ограждения, ни опознавательных знаков. Отходы спецпроизводств сбрасывались на эту свалку без дегазации. При изменении ветра «дыхание» свалки ощущали близлежащие цеха и корпуса, и это положение сохранилось на долгие годы. Влияние той свалки на реки Оку и Волосяниху не
исследовалось.
По состоянию на 1963 год вопрос об утилизации такой группы отходов химических предприятий, как твердые кубовые остатки, шламы, отработанные катализаторы, решен не был. Твердые отходы в те годы складывали на отвалах, организованных внутри промплощадок, шламы направляли в шламонакопители (в основном). Санитарными правилами все это не регламентировалось.
Вопрос об организованном захоронении твердых промотходов в почву в районе Дзержинска был всегда осложнен: грунты в тех краях песчаные, для тех мест характерны карстовые явления, да и водоснабжение города — грунтовое. Поэтому каждый завод в одиночку решал проблемы утилизации твердых отходов. Соответственно, информация о захоронении твердых промотходов на территории и вокруг заводов незначительна.
Хотя любой житель города охотно покажет, где находится <белое море> (шламонакопитель завода N 96, куда поступали отходы выпуска иприта).
Все эти эпизоды ставят перед нынешним поколением жителей Дзержинска немало тяжелых вопросов. К ним следует добавить еще один — о нахождении в природной среде 2-хлорвиниларсиноксида (оксида люизита), образующегося при гидролизе люизита. Это вещество живет в почве очень долго, а по своей токсичности не уступает люизиту. В Чапаевске оксид люизита уже нашли, а вот в Дзержинске власти все больше спорят на тему, следует ли считать их город одним из самых загрязненных в мире по части химических загрязнений.
Л.А.Федоров. Из книги «Химическое вооружение — война с собственным народом. Трагический российский опыт», 2009 год.

ИТАК
Если в Нижегородской области еще водятся люди с государственным мышлением и пониманием серьезных экологических проблем, им все-таки полезно заняться поиском в «Белом море» и в Волосянихе токсичных продуктов, образовавшихся из иприта и люизита. Вещества эти названы, они никуда не делись с времен производства химического оружия в войну и в послевоенные годы и они по-прежнему опасны
для людей. А бегать за всякими там «СИБУР»ами и забавлять общественность байками о кальции и магнии — это все-таки слишком.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *