Опубликовано

НОВОГОДНИЙ ПОРТРЕТ РОССИИ

КУБАНЬ — ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ
Жители Краснодарского края выступили с серией видеообращений к Медведеву, 1.1. 2011
Накануне новогодней ночи, вечером 31 декабря, в сети Интернет были выложены 38 видеообращений жителей Краснодарского края к президенту РФ Дмитрию Медведеву, объединенных под общим названием «Кубань — Президенту России».
Авторы видеообращений к Дмитрию Медведеву, выложенных на странице межрегионального общественного движения «Все равны перед законом и судом» в Youtube, делятся с президентом России проблемами, решения которых на протяжении долгого времени не могут добиться от региональных властей.
«В преддверии нового, 2011, года мы решили поздравить Вас с этим замечательным праздником, подвести итоги уходящего года и даже всего десятилетия и записали несколько десятков обращений от граждан России, жителей Краснодарского края», — говорится в сопроводительном тексте к серии видеообращений жителей Кубани к Медведеву.
В нем отмечается, что все авторы обращений к Медведеву объединены одной проблемой: «их права жестоко нарушены, законы в отношении них работают избирательно, власть, правоохранительные органы и суды унижают их базовые конституционные гарантии и свободы».
«Мы неоднократно обращались к Вам в течение всего нынешнего года и ранее, — заявляют авторы видеороликов. — Мы просили Вас принять назревшие и необходимые меры по улучшению обстановки с применением законодательства в Краснодарском крае. Мы рассказывали Вам об угнетающем беззаконии и системном произволе со стороны органов власти и правопорядка в нашем регионе. Никакие меры не были
приняты. Потом случилась кущёвская трагедия».
«Сегодня мы обращаемся к Вам уже не на бумаге — по сути, это бесполезно, учитывая блокирование наших письменных обращений со стороны Ваших референтов и помощников. Мы записали серию видеообращений, в которых каждый пострадавший от произвола гражданин рассказывает о личной проблеме. Мы надеемся, что на этот раз наши обращения будут услышаны именно Вами. И трагедия, подобная
случившейся в станице Кущёвской, более не повторится, — говорят авторы обращающений. — Господин Президент, Вы — гарант Конституции РФ! Лишь в Ваших силах кардинально изменить сложившуюся в нашем регионе ситуацию. Больше нам обращаться некуда».
Ранее, 24 декабря, жители Краснодарского края и Ростовской области направили коллективное обращение главе СКП РФ Александру Бастрыкину, выразив «недоверие властям Краснодарского края, органам правосудия». В этом случае реакции не пришлось ждать долго.
Уже 27 декабря стало известно, что Бастрыкин поручил организовать проверку фактов бездействия правоохранительных органов и органов власти Краснодарского края, изложенных в опубликованном на «Кавказском узле» коллективном обращении.
В видеообращениях к Медведеву жители Краснодарского края излагают президенту свои проблемы, причиной которых, по их мнению, стали бездействие администраций разного уровня, коррупция в правоохранительных органах и властных структурах региона, а также судебный произвол.
Авторы обращений рассказывают истории из своей жизни о рейдерстве, покушениях и незаконном уголовном преследовании представителей малого и среднего бизнеса в Краснодаре, Тимашевском и Тихорецком районах, Новороссийске, Кропоткине, Геленджике и Анапе; о пытках в милиции и СИЗО Краснодара, Армавира и Кавказского района Краснодарского края; о массовых фальсификациях уголовных дел по всему краю, отъеме земель и собственности у жителей Новороссийска, Геленджика, Краснодара и Тимашевского района; о махинациях местных властей в рамках газификации сел в Темрюкском районе; о проблемах не получивших жилья детей-сирот и обманутых дольщиков в Краснодаре; о фактах вымогательства в гаражно-строительных кооперативах; о бесчинствах милиции в отношении пожилых граждан в результате коррупционных договоренностей, а также о многих других нарушения прав местных жителей.

Как заявляют инициаторы акции «Кубань — Президенту России», ставшие доступными в сети Интернет вечером 31 декабря 2010 года видеообращения 38 жителей Краснодарского края к Дмитрию Медведеву — лишь первая часть публичных заявлений «уставших от беззаконияжителей Кубани». Акция будет продолжена в 2011 году.
О проблемах людей, отправивших 24 декабря обращение к Бастрыкину, повествует видеосюжет «Кавказского узла», снятый в станице Кущевской, куда в тот день в надежде попасть на прием к главному следователю России приехали более 120 человек.
На страницах «Кавказского узла» также открыт блог «Неизвестные люди Кущёвки: до и после резни», где жителям Кущевской предлагается без купюр рассказать о жизни своей станицы и о проблемах, которые они не в силах решить сами, без внимания власти и общества.
Примечание редакции: см. также новости «Участники <Пикета-19> требуют не допустить повторения в Краснодарском крае <кущевской резни>», «Движение «Все равны перед законом и судом»: от правоохранительных органов в Краснодарском крае пострадали тысячи людей», «В Краснодарском крае сотрудники агрофирмы стали заложниками спора вокруг предприятия».
Альбина Астахова, http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/179160

ВОСПОМИНАНИЕ
Радио Свобода, 29.12.2010
Генерал-майор милиции Овчинский — о патриотах и либералах Митинг «Москва для всех!», прошедший на Пушкинской площади 27 декабря, произвел неоднозначное впечатление на генерала-майора милиции в отставке, бывшего руководителя российского Интерпола.
Михаил Шевелев
— Мне кажется, что вот уже больше двадцати лет мы ходим по замкнутому кругу. Вот что мне вспомнилось в связи с последними событиями. В 1986-ом году я перешел на работу из ГУВД Московской области во ВНИИ МВД СССР на должность заместителя начальника отдела по преступности среди молодежи и несовершеннолетних. А 1986-ой — это год, когда в Москве были зарегистрированы первые массовые драки
между люберами, металлистами, хиппи и другими молодежными сообществами — то, что тогда называлось неформалами. Я курировал тему неформалов со стороны
МВД, а со стороны Института психологии Академии наук аналогичную группу возглавлял Леонид Радзиховский. Мы провели болшую работу и поняли: то, что начиналось как молодежные неформальные группировки превратилось в организованную преступность — прежде всего, это относилось к люберам и казанским группировкам.
Со временем наш вывод подтвердился. Костяк всех нынешних организованных преступных группировок, факт существования которых государство не желает признавать, формировался тогда, в середине 80-х именно в среде молодежных объединений.
К 1987-му году ситуация в Москве стала невыносимой, и было принято решение провести комплексную оперативно-профилактическую операцию.
Я вошел в штаб по ее руководству. Наиболее опасными считались люберы. Мы установили всех лидеров этой группы. Затем в здании горкома ВЛКСМ собрали комсомольский актив Московской области, представителей горкома Люберец и оперативный состав областного уголовного розыска.

За каждым из трехсот активных люберов закреплялся оперативный работник, который должен был вести с ним профилактическую работу. Я проводил инструктаж.
Через два дня меня вызывает начальник института генерал Солопанов и показывает мне бумагу, подписанную генералом Челноковым, начальником КГБ по Москве и Московской области. В ней говорилось, что проведенное совещание и предлагаемые нами меры провоцируют массовые беспорядки в столице. И была на этом документе резолюция первого секретаря московского городского комитета партии Ельцина:
«Такие действия противоречат линии партии. Прошу разобраться и принять меры по существу».
Партийное расследование моих преступных действий длилось месяц и вылилось в тринадцать томов. К его концу о люберах уже не вспоминали, меня обвиняли в том, что я поднял руку на русских патриотов. Это объяснялось тем, что когда в мое отсутствие вскрыли мой сейф там в числе прочих документов обнаружилась справка, в которой общество «Память» характеризовалось как фашистская организация. А незадолго до этого Борис Николаевич Ельцин принимал лидера «Памяти» Дмитрия Васильева.
Заместитель министра внутренних дел по кадрам обвинил меня в идеологической диверсии, играющей на руку сионистам. Мне было объявлено неполное служебное соответствие. Это означало исключение из партии и увольнение с работы.
Я обратился к работникам КГБ СССР и попросил устроить мне встречу с генералом Чесноковым, автором исходного документа. Встреча состоялась, и он меня первым делом спросил, что у меня за претензии к люберам — «нормальные ребята, комсомольцы, спортсмены, у них в качалках висят портреты Дзержинского, криминальная ситуация вокруг них спокойная»+ Я отвечаю: вас вводят в заблуждение, и показываю фотографии качалок с портретами Гитлера, показываю сводки по грабежам, разбоям, изнасилованиям. Он побелел и говорит: ладно, со
своими сотрудниками я разберусь, а к вам претензий по люберам нет. Я отвечаю, что меня из партии собираются исключать не из-за люберов, а по другому поводу. Как, спрашиваю, вы относитесь к обществу «Память»? Однозначно, отвечает, как к контрреволюционной, фашистской организации. Вот, говорю, и у меня такое же мнение, но меня за это собираются исключить из партии и выгнать с работы. Он
желваками поиграл и сказал: «Все, идите и работайте». Дело было в субботу, а когда я в понедельник пришел на работу, начальник института мне сказал: «Забудь все, ничего не было».
Почему я сейчас вспомнил эту историю?
После событий на Манежной все стали удивляться: откуда что взялось? А уже двадцать с лишним лет назад в КГБ были два крыла. Одни (контрразведка) здраво оценивали ситуацию, другие (Пятое управление), пытались заигрывать с люберами, с фашистами, натравливали их на прозападные молодежные группы. Известно же высказывание бывшего первого заместителя председателя КГБ СССР Филиппа Денисовича Бобкова о ттом, что у него в кабинете стоят два сейфа: в одном досье на тех, кто называет себя русскими патриотами, в другом — на тех, кто причисляет себя к демократам. И среди первых, и среди вторых есть и искренние люди, есть и платные агенты.
Я думаю, что игра на две руки продолжается и сейчас. Ведь не изменилась ни система, ни идеология, ни ситуация. На меня сильное впечатление производит присутствие в российском правительстве в ранге министра человека по фамилии Якеменко. Двадцать с лишним лет назад я его знал как одного из активных участников люберецкой группировки.
— «Москва для всех!» выглядит как логичный ответ на лозунг «Москва для москвичей!»
Выйти и сказать, что мы за интернационализм, за Москву для всех, наверное, неплохо. Но этого категорически недостаточно для решения серьезнейших проблем, которые перед нами стоят. И эти проблемы игнорируют все — и власть, и либералы, и патриоты. Если коротко, то проблема формулируется так: при отказе от одной государственной идеологии, если ей на смену не приходит другая, это пространство будет заполнено не демократическими идеалами, а фашистскими.
Надо сказать всю правду, а не ограничиваться констатацией общих мест. Этнические преступные группировки существуют? Существуют.
Кто занимается наркоторговлей известно? Известно. Что на долю приезжих в Москве приходится в разы больше изнасилований — не секрет?
Не секрет. Почему об этом молчат? Почему, когда начальник ГУВД Москвы Колокольцев предлагает создать подразделение по этнической преступности, его только что в фашизме не обвиняют?
— Если мы хотим считать себя единой страной, тогда митинг под лозунгом «Москва для всех!» был необходим как первая реакция. Дальше начинается разговор, который, наверное, вообще не на площади должен вестись. На мой взгляд, 11 декабря на Манежной произошел не этнический, а социальный взрыв.
— Да, в основе этих событий — чудовищное неравенство, хуже, чем в африканских странах. Плюс полное отсутствие социальных лифтов.
Каких еще настроений ждать от этой брошенной молодежи, если не националистических?
— Справедливо. Но на митинге 27-го никто не говорил о том, что в стране все благополучно, и единственная нерешенная проблема — это националисты. Главная проблема — это отсутствие государства.
— Об этом и надо говорить! Но не надо называть фашистами и националистами тех ребят, которые были на Манежной. Есть настоящие фашисты, с которыми надо действовать очень жестко.
— В какой мере сегодняшняя ситуация напоминает середину 80-х?
— Сейчас все намного страшнее, потому что тогда не было такого социального разрыва, не было четко очерченных групп, против которых можно обратить насилие. Теперь все это есть. И прежде всего — в этническом плане. Общество «Память» и им подобные пытались вызвать волну русского национализма, но у них ничего не получилось. Не было почвы для массовидного русского национализма, а теперь она есть, потому что начался реальный конфликт за территорию. Москва в этом смысле самый наглядный пример.

— И как должен выглядеть ответ на ситуацию, которая выглядит гораздо более угрожающе, чем тогда? Учитывая, что и ту ситуацию проиграли.
— Хорошо бы для начала всем начать говорить правду. Вы национал-патриоты? Скажите тогда вслух, что Квачков — фашист и провокатор.
Вы либералы? Встаньте и скажите, что то, что мы имеем сейчас — это во многом результат тех ошибок, которые были допущены в 90-е.
— Те два сейфа, которые стояли в кабинете Филиппа Денисовича Бобкова, наверное, сменили хозяев.
— Хозяева новые, смысл затеи тот же самый. Это все повторение истории полковника Охранного отделения Зубатова, который считал политическую провокацию допустимой, который придумал идею рабочего социализма, который не меньше, чем Ленин, ответственен за революцию.
Он сначала все это придумал, а потом застрелился, когда понял, какого монстра породил. Те, кто сейчас заигрывают с идеями фашизма, идут тем же путем.
http://www.svobodanews.ru/content/article/2262376.html

И О ПОГОДЕB
Рабочая встреча с Министром природных ресурсов и экологии Юрием Трутневым
30 декабря 2010 года, Москва, Кремль Дмитрий Медведев поручил Юрию Трутневу в течение трёх месяцев завершить подготовку законопроектов, направленных на улучшение экологической ситуации в стране и внедрение на российских предприятиях технологий, препятствующих вредным выбросам.
* * *
Д.МЕДВЕДЕВ: Юрий Петрович, мы с Вами уже достаточно давно совместно обсуждаем текущую экологическую ситуацию в стране. И не только обсуждаем, естественно, потому что я обязан следить за ситуацией в стране в целом в этой сфере, а Вы как Министр отвечаете непосредственно за эту ситуацию. Но мало обсуждать — надо что-то делать, потому что, несмотря на определённые позитивные вещи, существует огромное количество проблем. И в ходе Государственного совета, когда мы обсуждали этот вопрос, я давал Вам поручение вместе с коллегами по Правительству подготовить набор законопроектов, направленных на улучшение экологической ситуации в стране,
включая вопросы экологического мониторинга, вопросы экологического нормирования, вопросы управления этими процессами.
Что сделано положительного?
Ю.ТРУТНЕВ: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! По Вашему поручению подготовлены семь законопроектов. Они касаются усиления экологического мониторинга, внедрения института экологического аудита, изменения системы нормирования и экономического стимулирования процессов модернизации, далее защиты морской среды от загрязнения, повышения качества контроля.
Все эти законопроекты уже прошли один круг согласований в Правительстве. Сейчас мы дорабатываем по замечаниям Главного правового управления и вместе с нашими коллегами надеемся в течение первого полугодия эту работу завершить, может быть, уже принятием данных законов.
Законопроекты существенно изменяют систему экологического нормирования и, самое главное, создают условия для перехода российских предприятий на лучшие технологии, на устойчивое развитие. Очень надеемся, что эти меры помогут не только улучшению экологии, но и улучшению экономики Российской Федерации.
Это не разовая мера: в целом законом предусмотрено то, что переход происходит поэтапно. Увеличение платы за негативное воздействие происходит в два этапа, в 2012 и в 2014 годах. Окончательный же переход на принципы наилучших существующих доступных технологий — 2020 год. При этом на принципах наилучших существующих доступных технологий будут нормироваться только предприятия,
оказывающие максимальное негативное воздействие на окружающую среду. Их будет около двух тысяч.
Вообще у нас 11 тысяч предприятий из миллиона предприятий Российской Федерации оказывают 99 процентов воздействия на окружающую среду. Другие предприятия, которые такого большого воздействия не оказывают, наоборот, получат облегчение; снижение административных барьеров будет переходить на принципы декларирования.
Д.МЕДВЕДЕВ: Во-первых, нам нужно двигаться в этом направлении — в развитии экологического законодательства — вместе со всем миром.
То есть нам нельзя ни выпадать из мирового тренда, ни забегать вперёд — предлагать то, что мы не способны сделать, ни тем более оставаться в том состоянии, которое есть сегодня.
Напомню, что в ходе Послания Президента Федеральному Собранию я сказал о том, что наши предприятия, которые активным образом влияют на экологическую ситуацию, должны быть поставлены в следующие условия. С одной стороны, они, конечно, должны внедрять максимально интенсивно современные технологии, которые не наносят экологической среде ущерб. И поэтому тот, кто соответствующим
образом ведёт себя, тот, кто внедряет такие технологии, затрачивает деньги, причём не при помощи каких-то манипуляций с бумажками, а реальные деньги на очистные сооружения, на новые объекты, которые наносят меньше вреда окружающей среде, — должны получить определённые послабления в части, касающейся экологической ответственности. Чтобы они видели свет в конце тоннеля.
Если же, наоборот, компании себя ведут безответственно, несмотря на то, что у них есть определённые планы и возможности, они такие планы не претворяют в жизнь, они, конечно же, должны почувствовать весь пресс государственного давления — давления через финансы. Такую конструкцию и нужно подготовить в рамках упомянутых семи законов. Как только это будет сделано — я даю Вам на это три
месяца, — Вы доложите мне лично.
Ю.ТРУТНЕВ: Есть, Дмитрий Анатольевич.
Д.МЕДВЕДЕВ: Договорились.
<…> http://www.kremlin.ru/news/9971

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *