Опубликовано

ЧЕЛОВЕК И ПРИРОДА: ВЗГЛЯД ИЗ КАЗАХСТАНА

Казахстан: Введение к карантину
В настоящем сообщении мы возвращаемся к вопросу участия нозогеографических факторов в инициировании и развитии нефтяных катастроф, но уже по тематике карантина. В Казахстане имеется три отдельных закона, использующих это понятие применительно к человеку, животным и к растениям; целое разделено на части с неизбежными повторами и накладками в каждой. Кроме того, в некоторых нормативных правовых актах можно встретить не самые внятные записи относительно новосотворенной, ни с чем не сравнимой карантинной опасности, созданной и распространенной по планете транснациональными корпорациями США и др. — генетически модифицированным организмам и продуктам. Мы считаем их биологическим оружием массового поражения. У человека нет защиты от него,
и тут, вероятно, не помогут ни тотальный, неограниченно долгий карантин, ни громады хранилищ природного генофонда.
Когда-то (после классиков политэкономии, разумеется) Пьер Тейяр де Шарден писал о «хищных людях», людях «парализованных одной функцией, застрявших в психическом тупике, в темных инстинктах:» и пришел к выводу, что все от биосферы до вида — это лишь разветвление психизма, ищущего себя в различных формах, а наблюдаемая жизнь — простая ветвь чего-то другого, заложившего в органическое орудие нашей мысли некоторое количество «человеческого мозга», оперирующего тёмными инстинктами. «Впервые открывая глаза,- писал он,- ребенок испытывает ужас; Джером К. Джером об ужасе жизни «низов»: «с того дня, когда их детские глаза впервые увидят окружающий их мрачный мир, до того дня, когда они с проклятьем закрывают их навсегда». Без особой натяжки к карантинным можно отнести физические и духовные меры насилия, которыми группы светстких (политических, экономических:) и религиозных лидеров защищают своё властное положение и
личное благополучие — войны, тюрьмы, психушки, резервации, костры и распятия, геноцид, голод и подобные средства изоляции, обсервации и ликвидации нежелательных групп малых и больших, локальных, региональных, а теперь еще и глобальных. Человек с его «грязным умом» (Марк Твен), похоже, находится на Земле в космическом карантине как психически недоработанный, особо опасный, избыточно агрессивный биоид, которому (по Шардену) закрыта телесная дорога в наблюдаемую Вселенную. Принципиальный Н.Ф.Реймерс считал, что «как способ бегства с Земли космизм антигуманен и ненаучен. Образно — это культ Демона». При любом культе важно, чтобы выносили вперед головой, а не ногами, хоть в космосе, хоть на Земле.
Комплексно тема карантина прорабатывалась, пожалуй, только в «гражданской обороне», ориентированной на широкий спектр видов и форм жизнедеятельности населения, обеспечиваемого защитой до, во время и после отражения агрессии с применением биологических средств массового поражения.
Историческая практика обозначила в качестве карантинных объектов правящие светские (политические, финансово-промышленные:) и религиозные группы (элиты), осуществляющие физическое и духовное насилие над массами ради сохранения власти и плотских утех, с применением для изоляции неугодных лиц, малых и больших групп, таких упомянутых средств, как тюрьма, психушка, гетто, резервация,
колония, «братское» захоронение, погост, зиндан, некрополь и яма в лесу.
Названный де Шарден, как и многие учёные, утверждал, что в историческое время (после неолита) жизнь проходит по мосту из нагромождения трупов. Мы «историческим» называем время письменной истории, несущей: хоть какую-то, пусть и перевранную информацию о гуманных тиранах и добродетельных инквизиторах, и полную чушь о «тёмных веках». В антагонистических общественно-экономических
формациях никаких демократий не бывает. Все правящие (фактически) режимы и поныне тоталитарные, всё, чем они занимаются, без труда укладывается в тематику карантина. Мы, как писали Э.Роджерс и Р.Гарвала-Роджерс, живём в обществах, состоящих из организаций, построенных на основе иерархий рангов и разделений ролей так, что образуются «пирамиды». Которые увенчаны группами лидеров,
«случайных лидеров», зацикленных на культах собственных личностей. Эту «элиту» Г.С.Батищев описал как «вещные персонажи, не осознающие детерминации собственной воли, одно из самых страшных созданий человечества, конечные автоматы, человекообразные устройств, запрограммированные на определённое
поведение и определённые формы сознания». Отсюда ясно, почему законы не касаются первичной роли власти в появлении и развитии кризисов, бедствий, катастроф, смут и т.д. — власть не хочет дублировать пословицы и поговорки. Например такие, как: разделяя властвуй, народ имеет такую власть, какую заслужил, сила разум ломит, рыба гниёт с головы, нет человека — нет проблемы и Андроны
едут! Кстати, все проблемы действительно исчезнут вместе с человечеством, но если оно генетически модифицируется, то и проблемы его будут генетически
модифицированными — горбатого могила исправит… Не случайно даже самые пустяшные законы так перегружены перечислением прав структур и лиц власти, вызывая обеспокоенность местной общественной мысли состоянием «неустойчивого равновесия». Так, пирамида казахстанского общества видится ей стоящей на острие, т.е. «:верхушка (власть), а не фундамент(общество) является основой государства», что присуще «:системе феодального управления, а феодалы не признавали законы и правила — они их подменяли своими решениями!. «Или: «:изначально подразумевалось зависимое положение бизнеса, его аффилированность с определенными внутриэлитными группами: бал правят особо приближенные к власти ФПГ». (С.Кара-Мурза, Г.Ергалиева, Д.Сатпаев, 2010).
Российская общественность более обеспокоена начавшимся накатом «второй гигантской волны приватизации». (Аргументы недели, 15.12.2010), организуемой группой власти от имени народа, который уже нахлебался от похождений скорбных лиц, принимающих решения (ЛПР), до развала, во время развала и после развала Советского Союза, лиц, которые успели возвести часть своих покойников на
пьедесталы и продолжают стяжать лавры геростратов.
Мы, пережившие череду ЛПР, различаем этих администраторов лишь по внешности; психически это близнецы, действующие по одному шаблону случайного лидера. Ещё Дж.Форрестер набросал портрет умственно ограниченного, но уверенного в своей непогрешимости амбициозного администратора, неспособного отличить симптомы от причин, а потому принимающего «простые и очевидные» (для него) решения, ведущие в перспективе к развалу хозяйства и к катастрофам. В таких форрестеровых администрациях (группах власти, верхах, элитах и т.д.) неизбежно возникают и становятся нормой клановость, коррупция и тому подобные явления, находящие положительный отклик у маргинальных элементов низов. Правда, нам так и не довелось хотя бы раз встретить хоть одного коррумпированного слесаря, рейдерствующего ботаника или крышующую доярку. И это несмотря на публичное утверждение или признание некоего представителя российской православной церкви (РПЦ), что желание взять чужое неустранимо. Тут религиозный взгляд мы дополнили бы фактором предрасположенности брать чужое. Пастырю конечно виднее, но
мы полагаем, что в неустранимой патологической форме это желание имеет место лишь у носителей соответствующих комплексов.
Индивидуально, в контактных и целевых группах, они опасны для населения на любой ступени общественной иерархии, особенно на верхней (см. «вредные
организмы»). Очутившись наверху такая группа, по свидетельству истории, прежде всего отвязывается от «народа» парой «основных» законов (если старых недостаточно), сулящих массам соблюдение всех их прав и небывалое процветание. Параллельно наращивается поточное производство законов, дополнений и изменений к ним, нужных, чтобы создать спрос на услуги чиновника, даже если он тоже мало что
понимает в деле, к которому приставлен, но принимает решения, в том числе устраивающие пользователя. Наполеон только конституцию требовал писать кратко и неясно (Е.Тарле). В остальном всё шло как до и после него — много и неясно. Замечено: чем примитивнее, проще кажется власти какое-то явление жизни, тем скорее оно озвучивается законом. Можно назвать вечную, повторяющуюся с регулярностью приступов малярии, «борьбу» власти с табаком, алкоголем и собственной коррупцией. Давно М.Монтень, пораженный продажностью, кастовым духом, полным произволом «крючкотворов» шестнадцатого века (по скалигеровскому календарю), назвал тогдашние законы (огромное множество) «рыночным товаром» в самом низменном смысле. Помимо многочисленности нормативных правовых актов, изменений, дополнений, редакций и прочего, ставящего в тупик не только обычного пользователя, у них есть и иные подобные свойства. Например, неограниченность возможных трактовок слов и словосочетаний по естественной причине их многозначности и запрета полной аксиоматичности К.Гёделя. Не случайно толкование законов
поручается лишь доверенной группе лиц власти. Как в 16 веке, как теперь и в обозримом будущем, пока не закончится текущая формация эксплуатации человека человеком, замешанная на абсолютизации частной собственности, системный подход к устройству обществ невозможен, поскольку смертельно опасен для групп власти, именуемых в просторечии кланами, мафиями и т.п. Н.Макиавелли учил, что
власть органически заложена в природу человека и являет особого лидера, человека власти, психика которого находится в особом (пограничном) состоянии (маргиналы-пассионарии по Л.Гумилеву). Папа римский оказался большим лидером и дал ему умереть в постели, как нормальному человеку. Политологи появление подобных, типично карантинных натур во власти объясняют тем, что психическая основа
всякой власти сводится к комбинации психических характеристик особей, дающей неустранимый психический импульс к власти (Б.Исаев), то есть комплекс
властопатии, прокладывающий путь по трупам войн, нищеты и т.д.
По В.Тугаринову психика — мост, соединяющий в природе человека животное с социальным. Встреча на этом мосту генетической и сигнальной наследственности превращает врожденного властопата в бестию, опасную во власти на любой ступени иерархии, особенно — на высшей. Н.Моисеев настаивал на необходимости «тщательного» отбора лиц, которым однажды «случится» управлять «другими людьми», а восемь лет спустя, в эссе об агонии России, нашел, что «главная вина на гайдарообразных экономистах (если их можно считать экономистами)». Когда бы математик прошелся по тогдашним формальным и фактическим «лидерам», он увидел бы и других русскоговорящих властоманов и стяжателей, по родителям и воспитателям которых плакала клиническая психиатрия. По И.Мечникову «:в числе задатков человеческой природы:немало дисгармоничных черт, причиняющих нам несчастье». Лики и имена этих пациентов их адепты упорно воспроизводят на экранах и уличных табличках, что мы считаем кощунственным. Математик предпочел обрушиться на «международные картели» (т.е. на их хозяев), которым тоже «никакие
государственные законы не указ:»(1996), словно он где-то видел законы, писанные рабами для рабовладельцев. Впрочем, в этой его работе представлено достаточно здравых мыслей и прогнозов (в т.ч. оправдавшихся), относительно, например, фундаментальной роли «коллективизма» в выживании человечества, с которым так яростно борется постсоветский бизнес власти на власти. Также он верно считал, что «любая мессианская позиция, будь то с коммунистическим (в его понимании, В.Я.), капиталистическим, православным или каким-либо иным фундаментом, сегодня утопична, не привлекательна, а следование ей смертельно опасно для любой нации». «во власти, — пишет он, — должны быть люди, способные высказывать суждения, а не навязывать рекомендации». Так поступал тот, кого потом назвали Иисусом — никакого навязывания, а только личные примеры человеколюбия, так и не ставшие примерами подражания для конфессий, объявивших себя его последователями. Конфессии
«на Иисусе» — это военного типа организации, сделавшие ставку на устрашение масс. Поль Гольбах по поводу их страхового бизнеса говорил о «даровом распределении страхов и платном распределении надежд». Постулировав чуждые Иисусу амбиции, нетерпимость, апокалиптические галлюцинации и прочие прелести от Иоанна и Павла (Р.Тленшиева), задействовав, как говорят социологи, средства социально-психологического заражения и физического насилия (в т.ч. инквизицию, одобряемую сегодня российской православной церковью), усеяв планету посольствами царства небесного (М.Ларни) под товарным знаком виселицы (П.Гольбах), они вымогают власть и богатство для персонажей Л.Таксиля, М.Твена, И.Григулевича и т.д., не прошедших тщательного отбора по Н.Моисееву. Известный Н.Рерих полагал: «Пока народы не имели жрецов, естественный закон управлял ими, и они сохраняли непорочность души», но вероятнее, что они просто не допускали к власти психически нездоровых (маргиналов-пассионариев и др.) и своевременно устраняли лидеров, впадающих в состояние властопата, ликтатора, как угрозу коллективному благополучию и существованию общины. Спартанцы, говорят, владели методикой раннего выявления особей, могущих стать опасными для общества. Философия
же говорит, что чуткость общественных настроений достаточна, чтобы предвидеть грядущие опасности, в том числе интуитивно, особенно когда «в воздухе пахнет грозой». (В.Тугаринов).
Религиозные деятели сегодня публично ликуют: ни в СССР, ни в Российской империи Готторп-Гольштейнов, ни до нее, — говорят они, — у церкви не было такой свободы. Ни с торговлишкой, ни с пропагандой, ни с культовым обустройством (Р.Тленшиева, 2010), ни с выговорами членам правительства России: Ее граждане всерьез обеспокоены и раздачей бюджетных (народных) средств религиозным организациям (более 500 млрд. рублей), и тем, что РПЦ, которой «:до революции не принадлежало ничего», вдруг стали «возвращать»(!) культовые здания.., помещения музеев: и так далее. (П.Хицкий, Аргументы недели, 09.12.2010). история христианства — это нескончаемая цепь битв церковных и светских групп за свободу эксплуатации народов и грабежа их имущества. Со временем светские группы приобрели опыт изъятия у церковных народного добра. Скажем, по М.Твену в 1866г. «Парламент практически конфисковал владения церкви! В поповской Италии!» (Тогда, кстати, там гуляла холера и применялся карантин) Православная церковь, однако, всегда была про- или полностью государственной, и только после революции ее правильно отделили от государства и школы и поставили под контроль групп светской власти. Сказанное
Н.Моисеевым относительно смертельной опасности мессианства должно восприниматься буквально, помня о том, что за словами «конфессия»,
«церковь», «власть» и т.п. стоят конкретные индивиды и группы со специфическими психическими установками, сложившимися у них еще в нежном возрасте. Когда, будем говорить, знаменитый Шерлок Холмс осчастливил своими медицинскими познаниями профессионального врача Д. Уотсона: «: мне представляется, что человеческий мозг похож на маленький пустой чердак, который вы можете обставить как хотите.»,
Джон тактично промолчал. Действительно, «процесс формирования сферы сознания от рождения примерно до 3-х лет носит необратимый биологический характер. Основные особенности психики и поведения взрослого человека закладываются именно в этот период. Сложность и объем информации, которую ребенок закрепляет в своем сознании в первые годы жизни, намного больше, чем при всем последующем
обучении». (А.Хазен и др.). Сигнальной наследственности приходится проходить через «таможню» генетической наследственности, которая пропускает на чердак холмсов только то, что может, нимало «не заботясь» о том, кем станет особь — Шерлоком или Шейлоком, экономистом, сионистом или солженистом. Когда бы Холмс, в пору начала заполнения своего чердака, мог заглянуть в него, то заметил бы, что он у него практически заполнен, и хочет он того или нет, но он уже раб комплексов генетической, а также сигнальной наследственности. И увидел бы у себя комплекс лидера и другие, подмеченные доктором Д.Уотсоном с подачи А.Конан Дойля. В районе 50 лет особью все более управляют комплексы генетической наследственности ( в соответствии с угасанием энергетики организма — «инволюционная фаза»), лидер (кормчий, отец нации:) деградирует, что на своей шкуре познает население от геронтократии. Когда комплексы упомянутых случайных лидеров выкованы тяжелыми вариантами «генетического груза» и закалены себе подобной родней
и окружением, тогда из них получаются угрюм-бурчеевы и органчики, папы, фюреры, пиночеты и иные геростраты, что ломятся на властные посты в политике, экономике, культуре, религии и т.п. Все различие между ними сводится к числу жертв и размерам состояния. Группы власти, о которых мы говорили, ограниченно дееспособны и вынуждены прибегать к услугам конфессий, оплачиваемым в конце концов за счет
народа. Результаты заигрывания с ними со временем и как всегда должны будут разгребать потомки, на плечи которых и перекладывается создаваемая сегодня, ненужная в перспективе проблема. И религии, и все, что имеет начало, имеет и конец. Его, правда, можно не дождаться, если зреющий теперь генетически модифицированный эрзац человека окажется неспособным размножаться. Исчезнувшее человечество таким образом вырвется из земного космического карантина, и пусть то, что его туда засадило, утрется. Одновременно отпадут региональные, локальные и все остальные карантины, обслуживающие клиентов фискальной формулы договора с пороками воли (заблуждения) — «незнание закона не
освобождает от репрессий», по которой обыкновенным тестом на цитирование статей сотен законов и тысяч подзаконных актов легко установить невежество и антиправительственные замыслы любого академика права, не говоря уже о лицах, принимающих решения.
Однако прикинемся оптимистом и, экстраполируя вышеописанную действительность в ближайшее будущее, уверенно скажем об общественной предопределенности, неизбежность кризисов, бедствий, катастроф с людьми, поставившими себя или поставленными другими людьми в ситуацию непременной утраты здоровья, жизни, имущества, места обитания.
Человечество само творит себе неприятности во всех сферах своей жизнедеятельности, все они как раньше говорилось, «антропургические», природа к ним не причастна. В свое время мы писали о том, как разумные люди четвертого-шестого веков (по скалигеровскому календарю) благополучно жили в одной из местных речных долин, устраивая свои поселения на террасах, недосягаемых для
любых паводковых и селевых потоков. Нужную речную воду они подводили к себе каналом. Сменявшие их другие насельники пробовали (судя по остаткам поселений) устроиться непосредственно у речки. Как они покидали долину — смываемыми ли паводками или уже некого и некому было хоронить, точно неизвестно. Как неизвестно, остались ли на Земле поселения, безопасно вписывающиеся в природно- озяйственные
комплексы (ПХК), среду. Смена коллективов разумных людей номинальными группами узколобых «царей природы» объясняется по-разному.
Одни связывают это с активным распространением письменности и осознанием особями своего эго. Другие идут дальше, ссылаясь на особенности развития производительных сил и производственных отношений, сопровождающихся развитием техники и упадком нравственности.
Кто-то говорит о роли религиозных организаций, в частности христианской церкви, об использовании его инструментов физического и духовного насилия над массами. Есть мнение, что деградация социально-психологических ценностей могла быть следствием как внезапной, так и эволюционной утраты (атрофирования) отделов мозга, ответственных за нравственность и иные положительные качества человека
разумного. Ведь, не мог же случайно образоваться слой ландскнехтов во всех сферах деятельности (но не мыследеятельности), специализированных на клакерстве, на бездумном, механическом исполнении команд (заказов) своих властных и провластных хозяев. Группы реальной власти с этим лакейским слоем, включающим бюрократию,
карательные и иные скопления эрзац-людей (см. биосоциальное дублирование) и есть то, с чем теория надежности связывает негативные эффекты «человеческого фактора». Комиссия США по нефтяной катастрофе в Мексиканском заливе объявила (СМИ, 12.01.2011) о каких-то «ошибках менеджеров», спешке, выгадывании средств, неполноте экспертизы, лоббировании, злоупотреблении добычей и других частностях.
Судя по категоричности заявлений лиц комиссии они принимают эти факты за причины катастрофы (см. администраторов Дж.Форрестера), хотя на деле причины ее совсем в другом.
Но говорить о них не принято. Хозяева «нефтяных гигантов» (так, например, у нас величали компанию ENI) это не какие-то гаитяне, — на их коренные интересы мало кто в мире может покуситься, и уж не правительства и президенты. Об американских фигурах такого пошиба ходила шутка — когда у них свербит в носу, то чихает вся Америка.
Отслеживая нефтяную историю Каспия-Прикаспия, мы вновь заглянули в источники и в предписания «гигантов» насчет оценки возможных последствий их деятельности на суше и на море. И не нашли никаких следов использования учения о рациональном природопользовании и его системных, нравственных и иных средств анализа и прогнозирования. Зато нашли несколько десятков, скромно говоря, ошибок и
недочетов. Побродив в тумане «нефтяных» предписаний мы уяснили, что независимо от обстоятельности аргументов разработчиков оценок последствий, администраторы, допустим, те же «менеджеры», ошибки которых приводят к катастрофам в заливах, легко «убедят» наемных разработчиков сделать нужные хозяевам оценки: «кто едет, тот и правит». А раз так, то нефтяникам есть смысл заказывать оценки и прогнозы
одному-двум членам академий ясновидения, пророчеств и предсказаний, таро и гороскопов, «решающим проблемы любой сложности» по-дешевке и с академической достоверностью. Помимо колоссальной экономии средств, выбрасываемых на изыскания, исследования, проектирование, обман общественности и т.д., «ошибающимся менеджерам» научная мантика и точная теология назовут даты катастроф, их силу и число природных и человеческих жертв. Действительно, зачем сорить деньгами «гигантов», когда, например, считается, что выброс 50 тонн нефти погубит Северный Каспий, а расчетный выброс в 600 раз больше, причем там бурится 240 скважин (И.Ларра)? Это «ошибка менеджеров»? Прозорливый русский народ в пословице «кто не конь, тот не ошибается» («кто ошибается, тот конь») не назвал сороконожку, которая тоже ошибается, предчувствуя, видимо, явление «менеджеров», выучившихся считать только до четырех и только деньги. Из всех зарубежных менеджеров, с которыми мы имели дело по вопросам окружающей среды, экологии и т.п., лишь один (бывший советский инженер) был не совсем конем.

Похоже, что СССР останется в истории человечества единственной страной, реально работавшей с учением о рациональном природопользовании с целью формирования гармоничных природно-хозяйственных систем. Теперь, как и прежде, все человечество выпадает из контекста систем земного карантина, пробавляясь все теми же абсолютизмом, мессианством, вождизмом, сионизмом, патернализмом и остальными «измами» капитализма. В сущности, это все та же каша, съеденная не позже 10-11 вв. н.э. Прав был М.Твен: «В нравственном отношении мы в тысячу раз беднее предков». Возможно, где-то (но не у нас) есть данные о темпах обеднения нравственностью после 10-11 вв. и начала модификации по, например, материалам воспроизводства неполноценных особей, в т.ч. маргиналов образующих реальные и номинальные
структуры власти (50 лет назад считалось 10-12% от населения планеты). Но в существовании тенденции роста их доли с течением времени можно не сомневаться (В.Тугаринов), в чем нетрудно убедиться на данных трехсотлетнего отрезка истории от М.Монтеня и до М.Салтыкова-Щедрина, и по законам С.Паркинсона. Когда
моль жрет нашу одежду, мы берем нафталин, а не микроскоп; нас мало интересует ее прикид, число зубов и латинское название. Сколько бы численно и каких
бы расовых и этнических разновидностей человеческой моли ни плодилось в антагоническом доме в разные периоды, из нее неизменно по двухтысячелетнему стандарту выделяются только соответствующие ему особи, которые и занимают свои места во властных иерархиях. Эти стандарты работают и сегодня, что видно даже на крохотных примерах случайных лидеров, сколачивающих авторитарные коррупционные режимы с прижизненными монументами и пожизненным правлением (Тунис, 2011). В точности те же портреты, что были написаны Салтыковым-Щедриным 150 лет назад (см. «За рубежом» и др.). Конечно, иные начетчики, допустим, из доживающих «историков» клуба любителей «темных веков», могут указать на отклонения от нашего утверждения. Укажут, предположим, на коренное отличие национального состава власти при Александре-III, в СССР и РФ, на то,
что те, контролируемые масштабы расхищения, — детский сад против нынешних и предстоящих. Или, копнув вглубь, выявят половые различия Пипина Короткого и Екатерин, И.Джугашвили и Цыси. Можно согласиться с критиками относительно несопоставимости тех ограниченных и нынешних глобальных битв за ресурсы, рынки, власть при участии мировых (теперь) СМИ, в которых, видимо, уже никогда мы не увидим те, прежние могучие, высоконравственные умы, проникавшие в суть происходящего и доносившие ее до читателя. Мировая ловчая паутина властных пауков, дерущихся в банке: «:алчные и свирепые дельцы, неразрывно связавшие свою судьбу с судьбой, защищаемой ими формы правления:», всегда «: были воры и грабители, оборонявшие свой притон» (Е.Тарле). Согласимся и с тем, что в ходе этих драк, на волнах взаимных компроматов СМИ выставляют информацию, ранее остававшуюся известной только узкому кругу громил и их жертв, с оглядкой на руку кормящую, пока она в силе.
Когда СМИ живописуют: суды над бывшими коллегами-расхитителями и торговцами достоянием бывшего советского народа, «кризисы», саранчу и холеру, китайский демпинг, пожарища, повторы «чрезвычайных» паводков, нефтяные и энергетические катастрофы, клерикализм, демонстрации болельщиков и т.п., ясно, что публике подсовывают прыщи и коросту, т.е. симптомы. Причины не в том, чем занимаются
«воры и грабители», а в том, почему они со своими «притонами» существуют и действуют. Классики ждут своего часа. В это время СМИ сообщают о намерении
руководства РФ выяснить (перед второй волной «приватизации»?) кто, как и сколько из обитателей ветвей, структур власти (одних госслужащих около 780 тысяч) и присных, вкушает от чужого (народного) добра. Если речь идет не об олимпийском ареопаге, то сделать это не так-то просто, поскольку под ковром процесс чавканья чужого непрерывен, постоянно обновляется, прогрессирует. Разобраться с умыкнутым в глубинке, захолустье, где сосущие корешки (гаустории, гифы) власти легко рвутся, а самочинство чиновной мелюзги потрясает, еще сложнее. Тут бы применить способ Суллы-Августа и их последователей, поощрявших доносы и даривших доносчикам часть конфискованного имущества. Казалось бы «всемирная паутина» могла бы вовлечь в этот бизнес низы и ускорить передел бывшей народной собственности в пользу заказчиков.
Однако есть сомнения. Скажем, на значительной территории Евразии уже все схвачено кем надо, и доносить на них смертельно опасно. Бесплатных доносителей (патриотов) уже нет, аналогов Августа тоже не видно. События в Тунисе и др. в соответствии с законом С.Паркинсона: «:люди никогда не восстают против тирана, но всегда — против власти слабеющей и колеблющейся» говорят о временных затруднениях человечества, охваченного глобальным информационным полем, на спиральном пути от капитализма через феодализм и рабство к светлому первобытнообщинному будущему. Фрейд достаточно отдохнул на случайных лидерах, привет Фрейду:
Некоторые акценты сказанного: космический карантин, земные системы, анапатия человечества, нозократия — тоталитаризм, доморощенные карантины (в т.ч. вложенные) на все случаи жизни, бедствия и катастрофы. Сомнение связано с очевидной закономерностью: обилие и разнообразие форм чрезвычайных происшествий в мире растет значительно быстрее, чем совершенствуется способность человека действовать без помощи мозга. Чтобы ощутить это, достаточно прикоснуться к реальному производству, например, к деятельности нефтяных артельщиков, допустим, в Каспии-Прикаспии, где мы выполняли кое-какие работы. Само по себе Каспийское озеро («море») с его «статусами» нам не более привлекательно, чем любой другой концевой разлив. Задевают агрессивность нефтяных старателей в обращении с Каспием, отсутствие свидетельств применения системного подхода и, как мы считаем, непонимание того, что без последствий (в т.ч. чрезвычайных) из системы невозможно изолированно, отдельно извлечь какую-либо ее составляющую. Наиболее обычные аргументы опасности относятся к массовому бурению скважин и трагическому превышению объемов опасных выбросов. Есть с десяток убойных факторов, способных с высокой вероятностью вызвать катастрофу, включая такие, как незогеографические. Прикаспий известен очагами клещевого сыпного тифа Азии, альвеоккоза, туляремии, бешенства, лейшманиозов, чумы и т.д. Когда в таких местностях сосредоточиваются люди, еще в советское время полагалось принимать профилактические и иные, а при необходимости, карантинные меры, о чем мы уже писали и повторять не будем. Есть в этом один нюанс, о котором вспоминают задним числом, а именно — когда в дело вступает производственный человеческий фактор — работник, от здоровья которого зависит работоспособность устройств (оператор:), подхвативший чуму или другую карантинную заразу. Что может невольно натворить на рабочем месте такой работник, какие и как будут организованы карантинные мероприятия в наше время, можно только гадать.

Это тоже частность, потому что любые мероприятия в том же Каспии-Прикаспии должны проектироваться и осуществляться в контексте данных анализа системы — совокупность ПХК водосборного бассейна (с котловиной водоема). Мы возню с оценками влияния, например, Кашаганского нефтяного месторождения (одного
из многих) вне системности считаем профанацией (по советским меркам). Без четкого понимания жизни водоема как элемента бассейна, точек внутренних напряжений (Дж.Форрестер), т.е. причин ответных негативных реакций системы, никакой добычи нефти на Каспии быть не должно, неоднократные катастрофы неизбежны. Думается, что авария в Мексиканском заливе тоже рассчитывалась не чаще одного раза в
сто или тысячу лет. К несчастью для жертв, катастроф, подобные расчеты не говорят в какой год, день, час такая или еще более редкая авария случится, что и показал залив. Кто не умеет работать системно и не желает терять часть сверхприбылей, пусть поспрашивает экстрасенсов, занимающихся проблемой справедливости вирусов, решающих любые задачи, а потом посетит церковь, купит индульгенцию и покается.
Прикаспийские страны вообще-то могли бы закрыть «морскую» добычу в связи с выходом Ирана на персидские нефтяные рынки — нефти там сколько угодно и на суше.
Но и тут все та же проблема психики ЛПР и тотального карантина, все выходы из которого уже заблокированы генетической модификацией.
Валерий Яковлев, Казахстан
vajakov@mail.ru, 28 января 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *