Опубликовано

И ОПЯТЬ О БАЙКАЛЕ

Байкал для Евразии не заменят монгольские ГЭС

Новость, которую на днях разнесли по миру СМИ, многих из нас заставила вздрогнуть: озеро Байкал находится под угрозой экологической катастрофы, и, если не предпринять мер, оно может исчезнуть, как в своё время Аральское море.

А спровоцировать этот процесс может запланированное Монголией строительство трёх крупных гидростанций на реке Селенга, впадающей в Байкал, что окажет необратимое негативное воздействие на экологическое состояние озера — именно такие данные были приведены на закрытом совещании в Минэнерго. И Россия ищет, что предложить Монголии взамен на отказ от строительства этих злосчастных ГЭС.

Кажется, пока можно перевести дух: Монголия решила повременить со строительством ГЭС на Селенге и ее притоках, поскольку российская сторона согласилась отработать варианты снижения цен на поставляемую Улан-Батору электроэнергию.

Между тем монгольские же проекты были готовы еще в 2014-м, и, по имеющейся информации, их готовы финансировать некоторые китайские банки. От Селенги — <южноприбайкальской> реки и ее притоков минимум на треть зависит наполняемость Байкала — одного из крупнейших в мире естественных резервуаров пресной воды. Реализация же монгольских проектов грозит ему быстрым заболачиванием, а затем участью теперь уже бывшего Аральского моря.

Если в более широком контексте, то попытки <шантажировать> Россию под шумок западных санкций предпринимают и некоторые страны Востока. Полагая, очевидно, что сложное экономическое положение и резкое ухудшение отношений с Западом вынудит Москву идти на уступки. В случае же Монголии, где усиливается политико-экономическое влияние КНР, там, видимо, рассчитывали (а может, и поныне рассчитывают?), что Москва не допустит доминирования Китая и потому либо попытается включиться в <околобайкальские> монгольские гидропроекты, либо понизит цены на поставляемое из Восточной Сибири электричество.

Заметим, что до 60% спроса этой страны на электроэнергию обеспечивают поставки из РФ, около 20% — импорт из Китая. А Селенга, крупнейшая по протяженности (с учетом многочисленных притоков) и глубоководности река Монголии, впадает в Байкал (с территории Южной Бурятии). Потому, собственно, в этой стране больше негде строить крупные ГЭС. Правда, имеется схожий, но менее масштабный ГЭС-проект на пограничной с Китаем реке Халхин-Гол, но в этом районе немало болот и перепадов уровней земной поверхности в отличие от бассейна Селенги. Да и расположен Халхин-Гол в <дальневосточной> Монголии, а не в центре страны, как Селенга. Пока халхин-гольский проект законсервирован.

По имеющейся информации, Монголия стремится минимум на 15% снизить цены на российское электричество. И, конечно, она не может не понимать последствия для Байкала от строительства своих ГЭС в бассейне Селенги, потому и запускала своего рода <пробные шары> в виде заявления о проектах ГЭС.

Напомним в этой связи, что Байкал — самое глубокое озеро на Земле. Современное значение максимальной его глубины — 1642 м, средняя же глубина преобладающей части акватории — минимум 700 метров (уточнено исследованиями начала 1980-х). А запасы воды в Байкале взаправду гигантские: 23 615,4 куб. км — это почти 20% ( ! ) всех мировых запасов пресной воды (2015 г.). По объёму водных ресурсов Байкал занимает второе место в мире среди озёр, уступая лишь Каспийскому морю, но в нём, в отличие от Байкала, вода на 85% солёная. В Байкале объем воды на 25% больше, чем в совокупности во всех, вместе взятых, пяти великих озёрах Северной Америки (Верхнее, Мичиган, Гурон, Эри, Онтарио) и приатлантическом русле реки Святого Лаврентия (Восточная Канада), соединяющей эти озёра с Атлантикой.

Что же касается свойств байкальской воды, она, без преувеличения, уникальная, в т.ч. по своей прозрачности. В ней чрезвычайно мало растворённых и взвешенных минеральных веществ, столько же органических примесей и, подчеркнем, — переизбыток кислорода. Поэтому Байкал, с учетом примыкающей гидросферы, оказывает решающее влияние на климат и природу всей Восточной Сибири и почти трети территории Дальневосточного федерального округа. Равно как и на природно-климатические условия большей части Монголии и не менее трети территории Северо-Восточного Китая.

В то же время экологическая ситуация на самом Байкале уже не первый год оставляет желать лучшего. Загрязнения с круизных и промысловых судов в сочетании с крупными неочищенными речными и иными стоками в озеро, как и с <регулярными> последствиями лесных пожаров вокруг озера и на его островах изначально угрожают существованию Байкала. Эти и другие факторы, причем многолетнего срока действия, привели и к тому, что прибрежные воды и ряд других участков Байкала всё активнее зарастают водопоглощающими и/или водозаболачиваемыми видами водорослей и других растений.

Многие российские эксперты прогнозируют тяжелые экологические, а следом и социально-экономические последствия для всего этого обширного региона в случае реализации ГЭС-проектов на Селенге. Причем вышеупомянутое — лишь часть этих последствий, досконально, в полном объеме еще не изученных. Уже хорошо, что Монголия недавно согласилась на открытые двухсторонние слушания по экологическим последствиям развития электроэнергетики на Селенге. Конечно, многое зависит от качества самих этих проектов, но уже география данного вопроса требует весьма тесного российско-монгольского взаимодействия по этому вопросу. И в более широком контексте — по вопросам развития энергетики в Монголии.

Напомним, что монгольская сторона предлагала и предлагает ускорить переговоры по зоне свободной торговли с РФ и ЕАЭС в целом. Но в органах ЕАЭС, похоже, не спешат, отмечая, в частности, пока еще недостаточный уровень госконтроля в этой стране за потребительской безопасностью сельхозсырья и мясных изделий (основные монгольские экспортные товары). А Монголия, понятное дело, заинтересована в столь обширном рынке для этих товаров, каковым является ЕАЭС, особенно Россия. Потому не исключено, что форсирование (по крайней мере, пропагандистское) ГЭС-проектов в бассейне Селенги — это ещё и <ответ> на недостаточную для Улан-Батора активность РФ-ЕАЭС по зоне свободной торговли с ним.

Впрочем, Россия не только поставляет электроэнергию в Монголию, но и получает её оттуда. Если точнее, в 2014 г., по данным ИНТЕР РАО ЕЭС, РФ поставила Монголии 390 млн. кВт-ч, а в 2015-м — значительно меньше — 284 млн. Монголия же, наоборот, в 2014-м экспортировала в РФ 30 млн. кВт-ч, а в 2015 г. — почти вдвое больше — 54 млн. Поэтому политические круги этой страны полагают, что, поскольку РФ заинтересована в монгольском электричестве, то, стало быть, Улан-Батор вправе лоббировать свои гидроэнергетические интересы и, соответственно, проекты на Селенге.

Между тем еще в начале 1950-х был проект налаживания синхронной работы электроэнергетических систем Восточной Сибири, Дальнего Востока РСФСР, Монголии и Маньчжурии (северо-восток КНР). Что не в последнюю очередь было обусловлено ударами ВВС США по некоторым энергообъектам в этом регионе КНР в период Корейской войны (1950-1953 гг.). Но с окончанием войны советская и китайская стороны, можно сказать, <охладели> к этому проекту, как и к смежному проекту того же периода — создания четырехсторонней комиссии по энергосотрудничеству (СССР, Монголия, КНР, КНДР).

Иными словами, энергетическая проблематика Монголии, особенно в части гидроэнергетики, уже по географическим факторам теснейшим образом связана и с Байкалом, и со всей Восточной Сибирью. Потому все такие вопросы должны решаться в рамках диалога и взаимопонимания. То есть постоянного двухстороннего сотрудничества (вероятно, и с привлечением Китая) в сферах и экологии, и энергетики. Любые же факторы политической конъюнктуры здесь привходящи и, во всяком случае, вторичны, если обе стороны на деле стремятся к сохранению уникального Байкала для будущих поколений.

Алексей Чичкин, 30 мая 2016 г., http://www.plotina.net/bajkal-dlya-evrazii-ne-zamenyat-mongolskie-ges/

ГЭС или Байкал? Выбрать можно только что-то одно

Монголия остро нуждается в электроэнергии. Но, как считают российские экологи, возведение плотин на реке Селенге и ее притоках может нанести непоправимый вред Байкалу. Выход из этой ситуации все же есть. Даже несколько.

Байкал может повторить судьбу Аральского моря, если Монголия не откажется от своих энергетических проектов. Экологи давно говорят о том, что строительство ГЭС на реке Селенге, которая питает Байкал, и двух ее притоках нарушит экосистему реки, и, как следствие, самого озера. Так что эти проекты никак не могут остаться внутренним делом страны. Они вызывают внимание не только в России, но и в мире. Уже удалось убедить Всемирный банк отказаться от финансирования строительства.

Власти Монголии после консультаций с российскими специалистами заявили, что не причинят вреда Байкалу. Казалось бы, можно выдохнуть. Но о том, что проект приостановлен, они заявляли осенью 2014 года, а в декабре прошлого и вовсе говорили о его «заморозке». Но потом вопрос вновь возник. Так что это, видимо, еще не конец переговоров.

Конечно, никто не может запретить Монголии развивать собственную энергетику. Поэтому действовать приходится убеждением. Российская сторона настойчиво просит предоставить полную документацию с оценками возможных рисков. Экологи тем временем отмечают, что строительство плотин на Селенге и ее притоках неизбежно понизит уровень воды в Байкале. И, что немаловажно, навредит лесам, которые останавливают разрастание пустыни.

Но что делать Монголии, которая сейчас не может полностью обеспечивать себя электроэнергией и зависит от поставок (в год страна импортирует до 250 мегаватт)? За последние 30 лет там не построили ни одной новой электростанции, а потребление за это время заметно выросло.

Россия готова увеличить поставки электроэнергии в страну, только бы она не покрывала растущий спрос за счет Байкала. Планируют предложить новые проекты — главное, чтобы строительство ГЭС остановили.

Стремление Монголии к энергонезависимости понятно. Но, как отмечают эксперты, в стране достаточно и других источников энергии. Например, 6 урановых месторождений и как минимум 62 тысячи тонн разведанных запасов. В связи с этим возведение АЭС может стать вполне реальным проектом. Другой альтернативный источник энергии — сама пустыня Гоби. Там можно построить ветро-солнечные станции суммарно более мощные, чем планируемые ГЭС.

Словом, решение найти можно и нужно. Ведь Байкал — это совершенно уникальный водоем, часть не только российского, но и всемирного природного наследия. И это наследие необходимо передать потомкам в надлежащем виде.

Мария Мельник, 30 мая 2016 г., http://www.plotina.net/ges-ili-bajkal-vybrat-mozhno-tolko-chto-to-odno/

Ученые заявили о невозможности дать экологическую оценку проектам ГЭС на Селенге до изучения документов

Научный руководитель Иркутского научного центра Сибирского отделения РАН, академик Игорь Бычков заявил о невозможности дать оценку воздействию на озеро Байкал и его основной приток — Селенгу — строительства ГЭС на указанной реке и ее притоках до изучения документации, полученной российскими экспертами от монгольской стороны. Как сообщил <МК Байкал> сегодня, 31 мая, Игорь Бычков, говорить о негативном воздействии строительства энергетических объектов на Байкал сегодня рано, поскольку ученые только начали исследовать полученные документы.

<Мы намеренно воздерживались от высказываний на эту тему в самой Монголии, хотя представители монгольской стороны нас просили высказать свое мнение. Но мы решили, что чтобы делать какие-то выводы, нужно сначала посмотреть на документы>, — пояснил Игорь Бычков.

По мнению ученого, наиболее серьезным последствием строительства ГЭС на Селенге и ее притоках теоретически может стать изменение стока воды в реке в течение года. Так, сейчас в летний период скорость стока составляет 335 куб. м/сек, а в зимний — 30 куб. м/сек. Если на реке будут работать ГЭС, то сбросы в зимний период будут вопреки естественному циклу увеличены, поскольку воду потребуется спускать через турбины для выработки электроэнергии. А летом, наоборот, объем поступающей воды уменьшится. Это грозит нарушениями в экосистеме Байкала, которые могут привести к серьезным последствиям.

<Это очень тонкий вопрос, который требует детального исследования, без которого выступать за или против строительства ГЭС будет неверно, — резюмировал Игорь Бычков. — Безусловно, такие проекты не могут не воздействовать на экосистему озера. Для нас главное, чтобы не было катастрофических изменений, которые будут необратимы и приводят к нарушению равновесия в экосистеме. Байкал — это достояние не только России, но и Монголии. Это прекрасно понимают представители монгольской стороны, как научного сообщества, так и власти>.

Как сообщал <МК Байкал>, в Улан-Баторе директор проекта <ГЭС Эгийн-гол> Дурзээгийн Одхуу передал документацию по строительству объекта российской делегации, которая планирует их рассмотреть и представить свою экспертную оценку воздействия проекта на озеро Байкал и его основной приток — реку Селенгу. Также российским экспертам была передана информация о проекте Шурэнской ГЭС и о возможности строительства на реке Орхон комплекса водохранилищ и переброски потоков в пустыню Гоби.

В ходе консультаций по проектам строительства на территории Монголии ГЭС и гидросооружений, которые состоялись 23-24 мая в Улан-Баторе, эксперты России и Монголии договорились о проведении открытого обсуждения по оценке воздействия на окружающую среду проекта строительства гидроэлектростанции Шурэн на реке Селенге. По данным пресс-службы Минприроды России, монгольская сторона также представит отчет о гидрологическом влиянии на Селенгу и озеро Байкал еще одной планируемой ГЭС, которую решено было возвести на притоке реки — Эгийн-Голе, а также техническое обоснование проекта этой ГЭС.

Стороны также договорились начать дополнительные исследования по влиянию Эгийнгольской ГЭС на биоразнообразие Селенги и Байкала. По итогам встречи стороны решили провести открытые консультации по разработке и оценке воздействия на окружающую среду и социальных последствиях проектов <Строительство Шурэнской ГЭС> и <Создание водохранилища с регулированием стока на реке Орхон> в Республике Бурятия и Иркутской области с участием Всемирного банка.

Российскую делегацию в ходе встречи возглавил заместитель руководителя Росприронадзора Амирхан Амирханов, монгольскую — директор проекта <ГЭС Эгийн-гол> Дурзээгийн Одхуу. Во встрече также принял участие представитель Всемирного банка и посольства Китая в Монголии.

Летом 2015 года Всемирный банк поддержал позицию экологических организации, которые считают угрозой для экосистемы Байкала планируемое правительством Монголии строительство ГЭС на Селенге и ее притоках. По данным пресс-службы Гринписа России, проект вызвал беспокойство и инспекторов Всемирного банка, которые недавно побывали в Бурятии и Монголии. Теперь руководство проекта должно в течение года учесть все замечания, которые экологи изложили в своей многостраничной жалобе. По истечении этого срока совет директоров Всемирного банка снова вернется к рассмотрению судьбы проекта.

Ранее российские активисты Международной коалиции <Реки без границ> добились приезда в Байкальский регион инспекционной комиссии Всемирного банка, которая по результатам проверки экологического состояния рек и водоемов на территории Бурятии должна была предоставить совету директоров отчет о целесообразности участия банка в финансировании строительства ГЭС в Монголии. Члены комиссии прибыли в Бурятию после того, как банком была принята подготовленная экологами жалоба на действия монгольских властей, которые препятствуют объективному обсуждению последствий строительства ГЭС в бассейне реки Селенги.

В Монголии предлагается построить три ГЭС — одну на самой Селенге и две на ее притоках — Орхоне и Эгийн-Голе. Ранее Всемирный банк заявлял о намерении поддерживать проект инфраструктурной поддержки добывающей промышленности, для чего и необходима в большом количестве дешевая электроэнергия. Эту задачу, по мнению монголов, должна решить ГЭС Шурэн на Селенге. Китайский экспортно-импортный банк выразил готовность выделить 1 млрд долларов на строительство ГЭС на Эгийн-Голе.

Илья Новиков, 31 мая 2016 г., http://www.ras.ru/news/shownews.aspx?id=9242c055-042c-4a27-a03f-2c9010ffaf13&print=1

Монголия угрожает озеру Байкал

Крупнейший приток Байкала, реку Селенга, власти Монголии намерены перекрыть плотинами минимум трёх гидроэлектростанций. Однако национальная идея соседнего государства для Бурятии и Приангарья означает экокатастрофу, убеждены экологи. По их подсчётам, за несколько лет после строительства ГЭС озеро Байкал окончательно обмелеет. Корреспондент «Совершенно секретно» выясняла, какие варианты развития ждут оба региона после строительства в Монголии собственных ГЭС.

Впервые о своих планах получать энергию на собственных гидрообъектах Монголия объявила ещё 4 года назад. Тогда Всемирный банк оказал поддержку проекту MINIS в бассейне Селенги, в котором анонсировалось строительство, минимум, двух ГЭС — на Селенге и на реке Орхон, её крупном притоке. Два года назад у страны по соседству появился ещё один проект по запуску ГЭС на реке Эгийн.

«При этом Монголия ни слова об этом не сообщила России, хотя договор об этом между нашими странами подписан ещё в начале 2000 годов. Мы ожидали, что переговоры на уровне глав стран могут не привести к нужному итогу, и феврале прошлого года от имени жителей Бурятии пожаловались во Всемирный банк, — пояснил «Совершенно секретно» координатор коалиции «Реки без границ» от России Александр Колотов. — Мы не против собственной генерации электроэнергетики и водоснабжения у соседа, но ведь есть и альтернативы, которые не угрожают обеим сторонам».

Как сообщают активисты, с прошлой осени в Монголии началась кампания по пропаганде строительства ГЭС и параллельно гонения на «непатриотов», выступающих против национальной идеи. Так, из Монголии уже депортировали главу «Реки без границ» Евгения Симонова, лишив активиста права посещать страну на 10 лет.

Строительство ГЭС ещё не стартовало, а воды в Байкале уже не хватает, сетуют опрошенные «Совершенно секретно» экологи.

«Последние несколько лет были крайне маловодными. Уровень воды в Байкале упал ниже критической отметки. Высохли русла многих прибайкальских рек, — обеспокоена гидролог Ирина Семчева. — Мы проехались недавно по прибайкальским селам Бурятии, живущим от Байкала. Так вот — рыбы нет, уходит даже вода из колодцев. В одном посёлке приток Селенги пересох полностью, а ведь пару лет назад по нему могли свободно передвигаться катера и лодки. В другом селе вода озера ушла настолько, что лодки, когда-то причаленные к берегу, вросли в землю».

Экологи поясняют, что нынешнее маловодье на Байкале — явление, безусловно, временное, но не уверены, что его сезонность сохраниться в случае строительства гидроэлектростанций.

«Маловодье на Байкале когда-нибудь закончится, пока это явление сезонное. Но если на Селенге, поставляющей в Байкал до половины всей воды, Монголия построит станцию, в ряде рыбацких сел Бурятии не останется рыбы, а часть деревень с полноводными реками останется без них, где-то и колодцы придется заново рыть, — убежден эколог, кандидат биологических наук Игорь Мельниченко. — Ведь при строительстве ГЭС изменится полностью водный режим на Байкале и связанных с ним рек. Сейчас мы регулируем уровень воды в озере, а если присоединится Монголия? Значит, целый каскад наших гидростанций будет зависеть от соседней страны! Почему же наши федеральные ведомства и энергетики не бьют тревогу и не препятствуют этой идее?»

Гидрологи добавляют, что существует другой проект по генерации энергии в Монголии — план по созданию солнечных электростанций в пустыне Гоби. В этом случае генерация может достигать гиговатта электроэнергии, но Монголия почему-то намерена строить исключительно гидроэлектростанции.

«Инспекция сотрудников Всемирного банка уже оценила ситуацию в Бурятии, в мае эксперты направились в Монголию, где проект был признан экологически не очень безопасным, — резюмирует Семчева. — Значит ли это, что его «заморозят»? Вовсе нет. Но в этой ситуации стране будет крайне сложно найти для строительства ГЭС международные инвестиции».+

Мария Чернова, 3 июня 2016 г., http://www.plotina.net/mongoliya-ugrozhaet-ozeru-bajkal/

Экологи: в Бурятии и Иркутской области пройдут слушания по монгольским ГЭС

Международная коалиция <Реки без границ> заявила о намерении руководства проекта поддержки инвестиций на развитие инфраструктуры добывающей промышленности MINIS провести общественные слушания в Иркутской области и Республике Бурятии по проектам строительства ГЭС Шурэн на Селенге и обводного канала из притока Селенги, реки Орхон, в пустыню Гоби. Как сообщил <МК Байкал> российский координатор коалиции Александр Колотов, по данным экологов, общественные слушания состоятся в июле-августе 2016 года.

<Когда последний раз наша коалиция была в Монголии, мы встречались с организаторами проекта MINIS в Улан-Баторе. Нам представили предварительный помесячный график общественных слушаний, — рассказал <МК Байкал> Александр Колотов. — Мы не согласились с предложенным монгольской стороной расписанием, поскольку оно предполагало старт слушаний уже в июне этого года. В соответствии с российским законодательством нужно предварительно, за месяц, оповестить население, поэтому мы предложили сдвинуть график>.

Как подчеркнул Александр Колотов, экологи также настаивают на повторном проведении общественных слушаний по этим проектам в Монголии. <Местным жителям уже представлен проект ГЭС на Эгийн-Голе, идет масштабная работа с населением. Но слушания нужно проводить еще раз, потому что проекты были изменены с учетом замечаний нашей коалиции, — пояснил эколог. — При проведении общественных слушаний в России на монгольской стороне должны пройти такие же аналогичные слушания, на которых должны быть представлены те же самые документы, только на монгольском языке, чтобы мы все обсуждали одно и то же>.

Как сообщал <МК Байкал>, международная коалиция <Реки без границ> назвала готовность Монголии начать диалог по проектам строительства ГЭС на Селенге результатом общественного обсуждения в Кабанском районе Бурятии, которое в феврале 2016 года экологи организовали совместно с районной администрацией. Как сообщил <МК Байкал> российский координатор коалиции Александр Колотов, по итогам этого обсуждения предложения и замечания участвовавших в нем местных жителей и экспертов были переведены на английский язык и направлены руководству проекта MINIS, во Всемирный банк и Китайский экспортно-импортный банк, которые занимают финансированием строительства ГЭС.

В ходе консультаций по проектам строительства на территории Монголии ГЭС и гидросооружений, которые состоялись 23-24 мая в Улан-Баторе, эксперты России и Монголии договорились о проведении открытого обсуждения по оценке воздействия на окружающую среду проекта строительства гидроэлектростанции Шурэн на реке Селенге. По данным пресс-службы Минприроды России, монгольская сторона также представит отчет о гидрологическом влиянии на Селенгу и озеро Байкал еще одной планируемой ГЭС, которую решено было возвести на притоке реки — Эгийн-Голе, а также техническое обоснование проекта этой ГЭС.

Стороны также договорились начать дополнительные исследования по влиянию Эгийнгольской ГЭС на биоразнообразие Селенги и Байкала. По итогам встречи стороны решили провести открытые консультации по разработке и оценке воздействия на окружающую среду и социальных последствиях проектов <Строительство Шурэнской ГЭС> и <Создание водохранилища с регулированием стока на реке Орхон> в Республике Бурятия и Иркутской области с участием Всемирного банка.

Летом 2015 года Всемирный банк поддержал позицию экологических организаций, которые считают угрозой для экосистемы Байкала планируемое правительством Монголии строительство ГЭС на Селенге и ее притоках. По данным пресс-службы Гринписа России, проект вызвал беспокойство и инспекторов Всемирного банка, которые недавно побывали в Бурятии и Монголии. Теперь руководство проекта должно в течение года учесть все замечания, которые экологи изложили в своей многостраничной жалобе. По истечении этого срока совет директоров Всемирного банка снова вернется к рассмотрению судьбы проекта.

Ранее российские активисты Международной коалиции <Реки без границ> добились приезда в Байкальский регион инспекционной комиссии Всемирного банка, которая по результатам проверки экологического состояния рек и водоемов на территории Бурятии должна была предоставить совету директоров отчет о целесообразности участия банка в финансировании строительства ГЭС в Монголии. Члены комиссии прибыли в Бурятию после того, как банком была принята подготовленная экологами жалоба на действия монгольских властей, которые препятствуют объективному обсуждению последствий строительства ГЭС в бассейне реки Селенги.

В Монголии предлагается построить три ГЭС — одну на самой Селенге и две на ее притоках — Орхоне и Эгийн-Голе. Ранее Всемирный банк заявлял о намерении поддерживать проект инфраструктурной поддержки добывающей промышленности, для чего и необходима в большом количестве дешевая электроэнергия. Эту задачу, по мнению монголов, должна решить ГЭС Шурэн на Селенге. Китайский экспортно-импортный банк выразил готовность выделить 1 млрд долларов на строительство ГЭС на Эгийн-Голе.

Илья Новиков, 3 июня 2016 г., http://www.plotina.net/ekologi-v-buryatii-i-irkutskoj-oblasti-projdut-slushaniya-po-mongolskim-ges/

ГЭС в Монголии: российское посольство выступило с опровержением

На прошлой неделе в ряде СМИ прозвучало, что Россия якобы согласилась на строительство ГЭС в бассейне реки Селенги в Монголии. Посольство Российской Федерации в Монголии официально заявляет, что приведенный в публикациях вывод не соответствует действительности. Он основан на весьма вольной трактовке протокола по итогам встречи.

23-24 мая 2016 года российская делегация во главе с замруководителя Росприроднадзора А.М.Амирхановым приняла в Улан-Баторе участие в слушаниях относительно планов строительства гидроэлектростанций на монгольской части рек Байкальского бассейна.

По итогам прошедшего мероприятия в российских и монгольских средствах массовой информации получили распространение материалы с некорректным содержанием, извещающие, по сути, о согласовании с российской стороной вопроса о строительстве ГЭС «Эгийн-Гол». Преимущественно, они давались со ссылкой на соответствующую публикацию главы монгольской делегации, директора данного проекта г-на Д.Одхуу, в социальных сетях.

Посольство Российской Федерации в Монголии заявляет, что приведенный в публикациях вывод не соответствует действительности. Он основан на весьма вольной трактовке протокола по итогам встречи.

В этой связи хотели бы сделать ряд уточнений, которые, надеемся, позволят сформировать более объективное представление о прошедшем мероприятии и его результатах (при этом следует учесть, что взвешенность наших оценок подтверждается иностранными и международными наблюдателями, принимавшими участие в работе упомянутого совещания).

Как следовало из заявлений главы монгольской делегации, его принципиальная позиция по вопросу руслового зарегулирования Эгийн-Гола базируется на следующем:

— по его личному убеждению, река не является трансграничным водным объектом, т.к. не пересекает границ с Россией (более того,Эгийн-Гол, якобы, относится к бассейну оз.Хубсугул);

— соответственно, Эгийн-Гол — река внутреннего стока и не подпадает под действие российско-монгольского Межправсоглашения по охране и использованию трансграничных вод от 1995 г.;

— основываясь на этом, проектный директор утверждает, что политическое решение о строительстве ГЭС «Эгийн-Гол» уже принято и будет реализовано вне зависимости от того, представят российская сторона и международные организации возражения по экологическим мотивам или нет.

Таким образом, если судить по заявлениям г-на Д.Одхуу, информирование Москвы и консультации с ней для монгольской стороны являются исключительно жестом доброй воли и чисто уведомительным мероприятием, не требующим никакого двустороннего диалога.

В свою очередь, считаем необходимым обратить внимание на безусловную ошибочность «географического открытия» г-на Д.Одхуу о том, что Эгийн-Гол входит в бассейн оз.Хубсугул. Ни для кого не секрет, что река входить в ее водосборный бассейн никак не может, поскольку сама берет начало из этого озера.

Общеизвестно, что Эгийн-Гол далее впадает в Селенгу и уже в ее составе несет свои воды в Байкал, относясь, тем самым, к бассейну этого крупнейшего пресноводного водоема планеты. У г-на Д.Одхуу же получается, что река берет начало из Хубсугула и туда же впадает.

Очевидно, что Эгийн-Гол в силу принадлежности к байкальскому бассейну неизбежно подпадает под действие как российско-монгольского Межправсоглашения по трансграничным водам 1995 г. (согласно которому стороны должны исходить из единых бассейновых концепций охраны и использования трансграничных вод, а также принимать меры по предотвращению, ограничению и сокращению негативных воздействий на них), так и международных конвенций по всемирному наследию и критическим местообитаниям.

Тезис об уважении российской стороны к праву Монголии самостоятельно решать вопросы, касающиеся охраны и рационального использования водных ресурсов на своей территории, был включен в протокол встречи по предложению г-на Д.Одхуу. Следует учесть, что российская делегация исходила при этом из статьи 6 упомянутого Межправсоглашения, фиксирующего данный тезис с оговоркой о необходимости соблюденияего базовых принципов. К таковым, как известно, документ относит принципы и нормы международного права, принцип равноправного и взаимовыгодного управления водными ресурсами трансграничных вод, а также положения Договора о дружественных отношениях и сотрудничестве между нашими странами от 20 января 1993 года.

Российской делегацией также был согласован пункт, гласящий, что она лишь «принимает к сведению» сделанное монгольской стороной заявление. При этом в категорической форме было выражено несогласие с планами строительства ГЭС без проведения предварительной комплексной экологической экспертизы с участием российских ученых. Для начала такого исследования был запрошен полный пакет презентованных партнерами материалов технического и экологического обоснования по проекту, подготовленный французской консалтинговой компанией «Трактебель инжиниринг». По получении указанных материалов российские специалисты и ученые произведут их комплексную экспертизу.

По мнению российской делегации, ключевым тезисом подписанного протокола следует считать подтвержденное обязательство сторон не предпринимать никаких действий, способных нанести вред экосистеме Байкала. Положительным моментом является также взаимное признание необходимости скорейшего начала исследований влияния проекта ГЭС «Эгийн-Гол» на биоразнообразие байкальской экосистемы с обязательным участием международных компаний, российских и монгольских ученых, а также проведения общественных слушаний в Бурятии и Иркутской области по экологическим и социальным последствиям проектов «Шурэн» и «Орхон».

Как видим, протокол не дает никаких оснований утверждать о согласии российской стороны с реализацией проекта ГЭС «Эгийн-Гол». Именно по инициативе г-на Д.Одхуу встреча не носила официального переговорного формата. Соответственно, мандата на согласование таких принципиальных вопросов российская делегация иметь не могла. В данном случае, к сожалению, мы имеем дело с передергиванием фактов и тенденциозной подачей материала.

Одновременно, хотелось бы отметить, что озабоченности российской стороны являются не прихотью, продиктованной теми или иными корыстными мотивами. Они напрямую обусловлены международными и двусторонними обязательствами нашей страны по сохранению уникальной экосистемы Байкала. Подчеркиваем, что суверенное право Монголии на развитие национальной энергетики и создание надежных систем водопользования очевидно и не подлежит обсуждению. Российская сторона лишь настаивает на том, чтобы не приступать к реализации проекта ГЭС «Эгийн-Гол» без предварительного проведения транспарентной комплексной экспертизы его воздействия на охраняемый международным законодательством участок всемирного наследия.

Мы готовы к взаимовыгодному диалогу по альтернативным путям решения проблемы энергодефицита в Монголии. По имеющимся данным, наметился прогресс в переговорах сторон о долгосрочных поставках электроэнергии. Надеемся на динамичное развитие сотрудничества как в этом направлении, так и в строительстве новых и модернизации действующих объектов электроэнергетики в дружественной нам стране.

Посольство РФ в Монголии, 3 июня 2016 г., http://www.plotina.net/ges-v-mongolii-rossijskoe-posolstvo-vystupilo-s-oproverzheniem/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *