Опубликовано

ПРАВОВАЯ ПРОЗА

Госдума одобрила закон об условиях признания иностранных организаций нежелательными

Депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект о признании нежелательной работы иностранных и международных организаций в России, если она представляет угрозу основам конституционного строя, обороноспособности и безопасности России. Активы такой организации будут заморожены, работа ее российских представительств и распространение информационных материалов запрещены, а членство в ней повлечет административную или уголовную ответственность и запрет на въезд в Россию, передает РИА <Новости>.АСС
Поправки внесли замглавы комитета по общественным организациям Александр Тарнавский (СР) и член бюджетного комитета Антон Ищенко (ЛДПР). По их мнению, это помешает деструктивному влиянию международных террористов, экстремистов и националистов и снизит угрозу российским устоям со стороны иностранных государств.
Согласно проекту закона, решение о признании организации <нежелательной> будет принимать Генпрокуратура России по согласованию с МИД на основании данных из правоохранительных органов. Перечень таких организаций будет вести и публиковать Минюст России.
По мнению авторов законопроекта, противодействие проникновению в Россию этих организаций, блокирование попыток их влияния на социальные и политические институты общества должны быть одним из приоритетов российских властей.
При этом, считают они, необходимо предотвратить предпосылки для осуществления другими иностранными организациями в России деятельности, представляющей угрозу основополагающим ценностям российского государства.
enwl.bellona@gmail.com, 20 января 2015 г.

Опубликован список дел, выигранных <Мемориалом>/EHRAC в Европейском суде
За время работы совместного проекта Правозащитного цента <Мемориал> и Европейского центра защиты прав человека (European Human Rights Advocacy Center, Лондон), с 2000 года, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) вынес 87 положительных постановлений по 101 жалобе, поданной нашими юристами (разница в цифрах — 87 и 101 — объясняется тем, что в ряде случаев по нескольким жалобам суд выносил одно постановление).
По каждому из дел установлено нарушение минимум одной статьи Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод: статьи 2 (право на жизнь), статьи 3 (запрет пыток и жестокого обращения), статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство), статьи 8 (право на частную и семейную жизнь), статьи 13 (право на эффективные средства правовой защиты), статьи 14 (запрет дискриминации), статьи 1 Протокола 1 (право на частную собственность), статьи 4 Протокола 7 (запрет быть дважды судимым за одно и то же правонарушение).
В 2 делах удалось достигнуть мировых соглашений с властями России.
Со списком дел можно ознакомиться здесь. Также в документе вы найдете ссылки на тексты постановлений суда и пресс-релизы ПЦ <Мемориал>.
51 постановление вынесено по 61 жалобе жителей Чечни на нарушения, допущенные силовиками в ходе вооруженного конфликта и контртеррористических операций. Из них 22 постановления касаются убийств граждан, 29 — похищений.
Аналогичные нарушения были найдены и по жалобам жителей других республик Северного Кавказа: 6 — Ингушетии, 2 — Дагестана, 1 — Северной Осетии, 1 — Кабардино-Балкарии.
9 постановлений вынесено по экстрадиционным делам. В большинстве дел этой категории нарушением было решение российских властей об экстрадиции заявителей в страны, где они могут быть подвергнуты пыткам. Второе типичное нарушение — нарушение прав на свободу и личную неприкосновенность в ходе задержания заявителей с целью экстрадиции. В некоторых делах было нарушено право на частную и семейную жизнь.
По 2 экстрадиционным делам удалось добиться мировых соглашений с российским властями после обращения заявителей в ЕСПЧ.
2 постановления вынесены по 5 жалобам жителей Череповца, которые заявляли, что их здоровью нанесен вред из-за плохой экологической ситуации, сложившейся в результате деятельности промышленного предприятия <Северсталь>.
15 постановлений касаются жалоб жителей прочих регионов России на нарушения одного или нескольких прав.
После постановлений ЕСПЧ заявители не только получили компенсации, но и добились отмены ряда решений властей, нарушающих их права. Например, в некоторых делах были отмены решения о приостановлении расследования убийств, пыток и похищений людей. Были отменены решения об экстрадиции заявителей. В одном из дел был отменен приговор, вынесенный с нарушениями гарантий справедливого судебного процесса.
Отдельные элементы практики ЕСПЧ по <чеченским> делам суды республики используют при рассмотрении аналогичных дел. Например, заявителям удается добиться доступа к материалам уголовных дел.
Однако далеко не всегда вынесение постановления ЕСПЧ приводит к полноценному восстановлению прав заявителей. Нередко новое расследование нарушений и новые судебные процессы страдают теми же недостатками, которые уже были установлены ЕСПЧ.
После отмены незаконных решений об экстрадиции были случаи, когда заявители все же оказывались в странах, добивавшихся их экстрадиции. И обстоятельства свидетельствовали, что, вероятно, людей тайно задержали российские силовики и передали коллегам другого государства.
Встречаются случаи, когда власти и заявители по-разному толкуют обязательства государства по исполнению постановлений ЕСПЧ. Например, в делах по экологическим нарушениям в Череповце власти считают, что выполнили свои обязательства, установив на предприятии новое оборудование, снижающее вредные выбросы, в то время как заявители находят эти меры недостаточными для улучшения экологической ситуации в городе.
ПЦ <Мемориал> и EHRAC продолжают работу по содействию исполнению постановлений ЕСПЧ. Мы обращаемся в различные инстанции как на национальном, так и на международном уровне (за контроль над исполнением постановлений ЕСПЧ отвечает Комитет министров Совета Европы).
Мемориал, press@memohrc.org, 29 января 2015 г.

Спор вертикали с горизонталью
Верховный суд отказался ликвидировать <Мемориал>

Верховный суд в среду, 28 января, отклонил иск Министерства юстиции о ликвидации российского историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества <Мемориал>. Впрочем, и у самого Минюста претензий к организации уже не осталось — <Мемориал> исправил те положения устава, которые ведомство считало неверными. Однако иск министерство не отозвало — просто потому, что на день судебного заседания поправки еще <не приобрели юридического статуса>.
Откровенно говоря, такой же формальный характер носили и сами претензии. Главным образом ведомство не удовлетворяло отсутствие <головного офиса> и горизонтальная структура <Мемориала>, у которого нет региональных отделений. Есть десятки самостоятельно возникших организаций, которые давным-давно объединились в российский <Мемориал>.
24 сентября 2014 года Минюст подал иск, а 21 октября заявил, что готов его отозвать, если <Мемориал> устранит <нарушения>. Вряд ли подействовала просьба самого правозащитного общества, которое согласилось внести поправки в устав. Скорее Минюст притормозило то, что за организацию вступились Совет при президенте по правам человека во главе с Михаилом Федотовым, уполномоченная по правам человека в России Элла Памфилова, написавшая письмо в защиту <Мемориала> Владимиру Путину, а также российские и международные неправительственные организации.
В ноябре общество провело конференцию, на которой подправило устав, а в декабре передало новую редакцию документа Минюсту. Формализм министерства был удовлетворен.
Правда, в <Мемориале> понимают, что на этом придирки к организации не закончатся. Теперь, например, у Минюста возникли претензии к уставу уже не российского, а Международного общества <Мемориал>. <Пока нам прислали только чрезвычайно краткую бумагу, из которой понятно лишь то, что в новом названии <Международный союз организаций:>, грубо говоря, отсутствует слово <общественных>, — объяснил <Новой> член правления Международного <Мемориала> Ян Рачинский.
Кроме того, 19 февраля в Тверском районном суде Москвы <Мемориал> продолжит оспаривать решение Минюста о включении организации в реестр <иностранных агентов>.
<Очень важно, чтобы кампания солидарности с <Мемориалом>, без которой нам не дали бы исправить так называемые нарушения, не прекращалась, — считает член правления Международного <Мемориала> Александр Черкасов. — Спасибо неправительственным организациям, спасибо СМИ. Без этой поддержки выжить трудно>.
Никита Гирин, <Новая газета>, 30 января 2015 г.

Ганнушкина и Коротеев — о заседании Конституционного суда по жалобе на закон о прокуратуре
Сегодня в Конституционном суде (КС) прошло открытое заседание по жалобе на неконституционность некоторых положений федерального закона <О прокуратуре Российский Федерации>.
Ряд общественных организаций, в том числе Международное общество <Мемориал>, Правозащитный центр <Мемориал>, Комитет <Гражданское содействие> и отдельно его председатель Светлана Ганнушкина, оспаривали полномочия прокуратуры проводить проверки юридических лиц помимо других проверяющих органов (зачастую — дублируя их), по своему усмотрению определять основания, частоту и продолжительность проверок. На практике прокурорские проверки назначаются без четкой мотивации, проводятся без конкретного регламента. Многочисленные частые проверки затрудняют работу НКО.
В своих выступлениях на сегодняшнем заседании об этом говорили представители заявителей, адвокаты Сергей Голубок и Рамиль Ахметгалиев, и Светлана Ганнушкина. Позицию Совета по правам человека при президенте РФ озвучил член Совета Илья Шаблинский. Он поддержал заявителей.
Михаил Кротов, полпред президента в КС, Дмитрий Вяткин, полпред Госдумы, Алексей Александров, полпред Совета Федерации, и сотрудники надзорного органа настаивали на том, что закон о прокуратуре не нарушает норм Конституции.
Заседание суда комментирует Светлана Ганнушкина: <Мы сказали все что могли. Еще раз повторили — теперь устно, перед судьями, — что порядок работы прокуратуры должен быть более четко регламентирован и определен. Это важно, чтобы были невозможны такие кампании, как мы наблюдали в последнее время, — когда прокурорские сотрудники приходили в НКО, только чтобы найти какие-то компрометирующие данные. Именно этой кампанией и было вызвано наше обращение в Конституционный суд. Мои коллеги сегодня выступили очень профессионально. На их фоне поразила безграмотность наших процессуальных оппонентов, представляющих государство. В частности, Михаил Кротов, что бы ни говорили заявители, отвечал не им — он оспаривал какого-то своего воображаемого оппонента. В своем выступлении я нарочно подчеркнула, что деятельность НКО, конечно, должна контролироваться государственными органами. А господин Кротов свел это к тому, что якобы общественные организации не хотят, чтобы их контролировали, — и эмоционально возмущался по этому поводу. По моему ощущению, на лицах многих судей были сочувствие и понимание. Выльется ли это сочувствие в положительное решение — неизвестно. Зависит от того, насколько независимы эти судьи. Если суд решит, что в закон должны быть внесены поправки, наши юристы готовы участвовать в их подготовке>.
<Наши оппоненты на сегодняшнем заседании говорили примерно одно и то же: прокурорский надзор общеуниверсален, потому что он общеуниверсален, — считает старший юрист <Мемориала> Кирилл Коротеев, автор жалобы в КС. — Это было похоже на повторение слова «щербет», чтобы стало слаще.
Заявители указывали на конкретные примеры неурегулированности проверок и описывающих их норм. А их оппоненты почему-то представляли, что заявители — злодеи, которые хотят нарушать закон и оставаться безнаказанными. А ведь Конституционный суд требует относиться к НКО с презумпцией добросовестности!
Уверен, что КС жалобу отклонит, вопрос только — с какими формулировками>.
Мемориал, press@memohrc.org, 22 января 2015 г.

После выступления Ганнушкиной в Конституционном суде ее ждут в прокуратуре
Вчера в час дня в Комитет <Гражданское содействие> пришла юная сотрудница прокуратуры в сопровождении охраняющего ее полицейского. Приход прокурора был связан с очередной проверкой того, как НКО <исполняет действующее законодательство>. Предмет проверки, как обычно, более точно определен не был.
Председателю Комитета, Светлане Алексеевне Ганнушкиной, вручили требование явиться к 11 часам 2 февраля (на следующий рабочий день) в Мещанскую межрайонную прокуратуру <для дачи письменных пояснений по вопросам деятельности организации>. Также Комитет должен предоставить оригиналы десяти видов документов — уставных, финансовых, сведений о мероприятиях, печатной продукции (всего по некоторым позициям не менее двадцати документов). В числе запрашиваемого таинственные <документы, подтверждающие своевременность и полноту представленных в Министерство юстиции Российской Федерации отчетов>. Видимо, Минюст сам не в состоянии оценить, удовлетворяют ли его представляемые организацией документы. Кроме того, в списке требуемого — <сведения о подготовке и издании… публикаций статей в СМИ, в том числе в сети Интернет, а также иные медиапроекты (выступление на радио, участие в телепередачах) с представлением первичных документов, на основании которых проводилась указанная деятельность (договора, соглашения, приглашения)>.
В ответ Ганнушкина попыталась передать заместителю межрайонного Мещанского прокурора обращение с просьбой письменно сообщить, на основании какой информации о фактах нарушения закона проводится проверка, а также какую связь каждый из запрашиваемых документов имеет к этой информации.
Кроме того, в своем обращении Ганнушкина просила согласовать с организацией время и форму проверки.
Однако сотрудница прокуратуры взять обращение отказалась, и оно было отправлено факсом и доставлено в Мещанскую прокуратуру курьером, который также не смог добиться никакого подтверждения того, что обращение принято.
По словам Ганнушкиной, доставить в прокуратуру несколько килограммов документов организация не в состоянии. Вопрос о ее явке в понедельник пока не решен, поскольку юрист, представляющий <Гражданское содействие> в подобных случаях — сотрудник Правозащитного центра <Мемориал> Кирилл Коротеев — в назначенное время должен находиться в суде на апелляционном процессе.
Ганнушкина говорит, что удручена несолидностью поведения органов прокуратуры, не дождавшихся решения Конституционного суда РФ.
Напомним, 22 января прошли слушания по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона <О Прокуратуре Российской Федерации>. Поводом для рассмотрения дела явилась коллективная жалоба общественных организаций, среди которых Правозащитный центр <Мемориал>, Международное общество <Мемориал>, <Гражданское содействие>, и лично Светланы Ганнушкиной.
Заявители просили признать неконституционной неопределенность закона в части проводимых органами прокуратуры проверок: отсутствие регламента, четкой мотивации, сроков и предмета проводимых проверок.
Приход прокуратуры и предъявленные Комитету <Гражданское содействие> требования Ганнушкина считает подтверждением позиции, которую ее коллеги и она выразили на слушаниях в Конституционном суде, и рассматривает его как демонстрацию силы, недостойную важнейшего надзорного государственного органа.
Мемориал, press@memohrc.org, 31 января 2015 г.

Наступление на НКО продолжается
«Прекратила работу из-за включения в список «иностранных агентов»

Некоммерческая организация Московская школа гражданского просвещения прекратила работу из-за внесения НКО в реестр «иностранных агентов».
«Руководство Московской школы считает неприемлемым осуществлять деятельность в этом ложном статусе и принимает решение о приостановке наших проектов», — сказано в сообщении на сайте организации, которое цитирует «Новая газета».
При этом МШПИ оставила в открытом доступе архивные материалы: статьи, отчеты, книги и журналы, а также мультимедийные материалы.
Ранее организация назвала включение в список необоснованным и заявляла о намерении оспорить его в суде.
Министерство юстиций РФ внесло Школу в список «иностранных агентов» 9 декабря 2014 года.
Московская школа гражданского просвещения была создана при поддержке Совета Европы и работала в России с конца 1992 года.
Организация называла главной задачей своей работы продвижение идей правого государства и гражданского общества и понимания их важности путем просвещения.
Так, Школа организовывала форумы с участием экспертов и российских политиков, а также представителей власти.
2002sergeyv@mail.ru, 26 января 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *