Опубликовано

ДЕЛА ВОДЯНЫЕ

Сухой закон для Крыма

Местные власти вынуждены ограничивать потребление пресной воды, которой в отдельных районах полуострова осталось критически мало

Основная причина дефицита — санкционные действия Киева по прекращению подачи днепровской воды. Украинское руководство желает получить хотя бы слабый козырь в позиционной игре на сохранение территориальной целостности государства. И, по всей видимости, этот авантюрный ход может принести плоды.

Вся политическая история Крыма — это череда переходов из одного государственного образования в другое. В силу географических особенностей полуостров всегда обладал некоей автономией, однако суверенитета не получал никогда. Ни при греках и скифах, ни при римлянах и кочевниках всевозможного помола, ни при русах и различных тюркских племенах, ни при Османской империи и царской России, ни в составе СССР и независимой Украины, ни под юрисдикцией Кремля.

Крым всегда был несамостоятельным регионом, большую часть территории которого занимали пустынные степи, где невозможно эффективно заниматься сельским хозяйством без масштабных систем орошения.

Собственно, именно поэтому исторически численность населения полуострова была невысокой до середины ХХ века, пока в ситуацию не вмешалось руководство СССР. Во-первых, тогда Крым начали постепенно превращать в военную базу с центром в Севастополе. Во-вторых, власти провели депортацию крымских татар и других коренных народов, а на их место перевезли украинцев и русских из других регионов СССР. В-третьих, высшие чины приняли решение о развитии местного сельского хозяйства, для чего подвели воду из Днепра по Северо-Крымскому каналу.

С тех пор и до недавнего времени регион не испытывал значительных перебоев с водоснабжением, пользуясь еще не до конца прогнившей советской инфраструктурой. Однако после фактического перехода Крыма в состав Российской Федерации все круто изменилось.

Средний годовой объем воды, поставляемой из Днепра, ранее составлял 1,2 миллиарда кубометров, из которых треть уходила на пополнение 8 питьевых водохранилищ, а остальное — на орошение полей.

Весной Украина перекрыла снабжение через Северо-Крымский канал. И теперь руководству Крыма и его кремлевскому начальству приходится договариваться с Киевом о поставках воды на «взаимовыгодных условиях», параллельно принимая экстренные меры для бесперебойного обеспечения крымчан заветной влагой.

Болевые точки

По сути, в вопросе водного снабжения полуострова есть два слабых места, существование которых вынужденно признает даже местная власть.

Первая ахиллесова пята — тотальная зависимость сельского хозяйства Крыма от стабильных поставок воды из Днепра.

Так, до 2014 года на полуострове выращивали более 60% всего объема украинского риса. Автономия была регионом-лидером по производству этого злака в стране за счет масштабной системы мелиорации, завязанной на днепровский канал.

Теперь, по словам главы Минсельхоза Крыма Виталия Полищука, от выращивания риса придется отказаться в пользу других, менее требовательных культур. Что это за культуры, пока не ясно. Ведь даже для содержания фруктовых садов необходимы значительные объемы воды, иначе деревья могут просто погибнуть. Что уж говорить об овощеводстве?

В действительности проблема орошения степной части Крыма является в первую очередь социальной. Большая часть здешнего самозанятого населения вовлечена в сельское хозяйство. Оказавшись без воды, эти крымчане останутся практически без средств к существованию.

Напомним, что северные районы полуострова самые бедные. Получается, что отсутствие стабильного водоснабжения бьет именно по небогатым людям, которые существуют благодаря собственному подсобному хозяйству.

Последний штрих к проблеме — трудности с выращиванием сои и жизненно важной для животноводства кукурузы. Понятно, что они ударят по хозяйствам, которые занимаются поставками мяса.

Вторая болевая точка — Севастополь.

Основной источник пресной воды города морской славы — Чернореченское водохранилище, которое уже много лет не справляется со своими обязанностями в полном объеме.

Водохранилище пополняется за счет весенних осадков и таяния горных снегов. Последние три года были жаркими даже по крымским меркам, из-за чего Чернореченский бассейн катастрофически обмелел. Заместитель губернатора Севастополя Андрей Атаманцев заявил, что по состоянию на конец ноября в нем осталось 7,5 миллиона кубометров воды (при «красной черте» в 7 миллионов и суточном потреблении не менее 60 тысяч кубометров).

В принципе не произошло ничего сверхъестественного. На протяжении последних 30 лет водохранилище пересыхало несколько раз. Однако сейчас СМИ подняли нешуточную шумиху. Дело в том, что прежде недостающую воду брали из специально созданного для таких случаев Межгорного водохранилища (дополнительное водное обеспечение Симферополя и Севастополя), которое пополнялось из Северо-Крымского канала. А последний, как мы знаем, сейчас перекрыт.

Поэтому жители Севастополя получают воду по расписанию (с 5.30 до 10.00 и с 17.00 до 23.00) и надеются, что проект местных властей по бурению скважин сможет обеспечить город нужным количеством питьевой влаги. Но уже теперь понятно, что предполагаемых объемов (около 40 тысяч кубометров в сутки) будет недостаточно, чтобы все районы Севастополя смогли получать воду дольше 10 часов в день.

Кажется, что все эти проблемы можно решить довольно просто: договорившись о поставках с Украиной. Но соглашения во время гибридных войн между конфликтующими странами — это не предмет торга, а скорее средство самоутверждения.

Привкус золотой воды

Самый простой способ разрешения водного кризиса в юридической плоскости был предложен экс-депутатом Верховной рады Украины, крымским предпринимателем Львом Миримским. Предполагалось, что бизнесмен возьмет в аренду ту часть Северо-Крымского канала, которая находится на территории Украины, с обязательством проведения реконструкции и покупки воды. Миримский должен был работать на два фронта одновременно, продавая воду государственному предприятию на границе с Крымом.

Однако в середине ноября стало известно, что этот вариант отклонен Борисом Ложикиным (главой президентской администрации Порошенко и давним знакомым Льва Миримского), так как предложение не вписывалось в блокадный сценарий полуострова, взятый на вооружение Киевом.

Сейчас в прессе активно обсуждается возможность прямой продажи воды руководством Херсонской области, однако заявления украинских чиновников пока больше напоминают фигу в кармане, а не реальные переговоры.

Так, в ноябре херсонский губернатор Андрей Путилов дал понять, что продажа воды в Крым возможна, но только по «мировой цене» — 1 евро за 1 кубометр. До 2014 года полуостров покупал 1 кубометр примерно за 2 российские копейки, но это была плата за обслуживание сети, а вода как таковая в денежном эквиваленте не оценивалась.

Очевидно, что стоимость 1 куба, примерно  62 рубля, при колоссальных потерях объемов во время транспортировки по каналу является не более чем стремлением побольнее уколоть противника. К тому же вода — это не нефть, и никаких «мировых цен» на нее не существует (есть только прецедентный опыт конкретных межправительственных соглашений).

Еще в июне глава профильной рабочей группы госсовета Крыма Эдип Гафаров предложил украинской стороне цену 1,2 рубля за 1 кубометр. Но Киев этот вариант проигнорировал. Очевидно, что такая стоимость украинскую сторону не удовлетворяет, ведь для Украины перекрытый шлюз — это иллюзия контроля над ситуацией и абстрактный рычаг влияния на власти полуострова.

Поскольку в процессе переговоров заинтересованных сторон консенсус пока остается недостижимой вершиной, с уверенностью можно сказать только одно: очередной раунд обсуждения проблем водного обеспечения полуострова начнется весной 2015 года.

Украина надеется, что крымское руководство не сможет найти альтернативы Днепру и будет вынуждено покупать воду за определенную цену в валюте. Россия же намерена сравнивать стоимость поставок с потенциальным объемом дотаций для населения аграрных районов и возможными схемами обеспечения полуострова дешевыми продуктами питания и сельскохозяйственным сырьем. Если вода окажется дороже, то, вполне возможно, будет принято принципиальное решение —  забыть о днепровских берегах до тех пор, пока Киев не снизит цены до приемлемого уровня, невзирая на колоссальный урон от такого сценария для Крыма.

Следовательно, следующий год станет испытанием для полуострова (в плане ресурсной самодостаточности) и для России (в плане готовности вливать еще больше денег в военно-курортный дотационный регион). А вселенский опыт говорит, что шансов самостоятельно справиться с этой проблемой у Крыма нет.

3.12.2014, Андрей Самброс, http://www.novayagazeta.ru/society/66360.html

Структура вод в вертикальном разрезе

Главная проблема современной Балтики — вымирание биоты

В июле-августе 2014 года состоялась учебно-научная экспедиция в рамках комплексных исследований прибрежных вод Калининградской области по проекту Русского географического общества и Российского фонда фундаментальных исследований. В экспедиции принимали участие студенты и сотрудники трех вузов, выпускающих студентов морских специальностей: МГУ имени М.В. Ломоносова (кафедра океанологии географического факультета), Балтийского федерального университета имени И. Канта (кафедра географии океана) и Московского физико-технического института (кафедра термогидромеханики океана).

Наблюдения производились с борта катамарана «Икар-2» и с моторной лодки. Для анализа ситуации использовались также космические снимки, предоставленные Институтом космических исследований РАН. Участники экспедиции исследовали гидрологическую структуру вод, измерили скорости течений, осуществили метеорологические измерения и лабораторные гидрохимические анализы отобранных проб воды. На удалении до 20 миль от берега в экономической зоне России проводились измерения температуры, солености вод, содержания кислорода, мутности и минеральных форм биогенных элементов (всего около 20 параметров) с различных глубин.

Все это позволяет охарактеризовать гидрологическую структуру вод и оценить межгодовую изменчивость основных водных масс: поверхностной, североморской и вод холодного промежуточного слоя. Особый интерес представляют измерения, проведенные в Балтийском канале, на выходе из которого формируется течение грибовидной формы, хорошо видное на космических снимках. За время экспедиции проведен ряд разрезов, позволяющих понять его вертикальную структуру.

Вблизи Балтийской косы зафиксирован выход глубинных вод на поверхность, что приводило к низким температурам воды (16-18 градусов) на фоне температур воздуха, превышавших 30 градусов.

Одной из задач экспедиции стало изучение изменчивости характеристик вод Балтийского моря по сравнению с предшествующими работами МГУ и БФУ в данном районе, которые начались еще в 2005 году. Также в ходе экспедиции проводилось исследование особенностей циркуляции прибрежных вод. Это в дальнейшем поможет предсказывать тенденции разрушения берегов и вести обнаружение разрывных течений, которые, к сожалению, часто уносят купающихся в открытое море.

Изученные в ходе экспедиции гидрохимические параметры позволяют оценить процесс формирования биологической продуктивности океана, то есть являются своеобразным мостиком, связывающим океанологию и биологию. Это тем более актуально, что любые экосистемные исследования немыслимы без использования совместного анализа полей температуры, солености, содержания растворенного кислорода и биогенных элементов.

Исследование также затронуло проблему обновления глубинных вод, крайне нерегулярно поступающих в Балтику из Северного моря через Датские проливы. Если обновление вод давно не происходило, то в понижениях рельефа на глубине более 100 м возможно формирование сероводородного слоя, негативно влияющего на качество вод. Это, в свою очередь, оказывает губительное воздействие на всю экосистему Балтийского моря, богатого ценными видами рыб.

Нарастание дефицита кислорода и увеличение концентраций биогенных элементов в глубинных водах являются своеобразными экологическими часами, которые показывают нам, насколько давно был очередной заток североморских вод. Круговорот биогенных элементов в толще воды можно сравнить с батарейкой: в верхнем фотическом слое происходит аккумуляция органического вещества, ниже — его разложение до минеральных форм с потреблением растворенного кислорода. Такое перераспределение гидрохимических параметров без дополнительного затока свежих вод в придонный горизонт приводит к полному потреблению растворенного кислорода и образованию сероводорода. Кстати, в ходе экспедиции сероводорода в Гданьской котловине не обнаружено.

Поступление соединений азота и фосфора со стоком рек приводит к одной из главных проблем современной Балтики — эвтрофикации (повышенной биопродуктивности, приводящей в конечном счете к вымиранию биоты). Контроль содержания данных соединений осуществлялся в экспедиции.

Планируемое строительство Польшей канала фактически превратит часть Балтийской косы в остров и приведет к существенным изменениям циркуляции вод и экосистемы в Калининградском заливе и в меньшей степени в прилегающей прибрежной части Балтики. По мнению профессора Гданьского университета Евгениуша Дембицкого, после строительства канала будет наблюдаться увеличение солености вод в заливе, которое составит около 1 промилле (1 грамм на литр воды). Несмотря на, казалось бы, малое значение этого показателя, это может привести к изменению видовой структуры биоты вод залива и сказаться на рыбохозяйственной деятельности. Также в результате строительства повысится риск наводнений в низинных районах.

Подобные наблюдения в акватории Балтики в дальнейшем предполагается проводить на регулярной основе, что обеспечит мониторинг состояния прибрежных вод Калининградской области. Экспедицией фактически зафиксировано современное состояние вод, которое, возможно, изменится после строительства Польшей канала через свою территорию Балтийской косы.

Александр Демидов, 24.09.2014, http://www.ng.ru/nauka/2014-09-24/13_water.html

Строители против Енисея: новый генплан Красноярска усилит угрозу наводнений

Гидрология Енисея кардинально изменена по сравнению с рассчитанной проектировщиками Красноярской ГЭС, и это грозит Красноярску наводнениями. Необходимо срочно создавать новую модель реки и принимать экстренные противопаводковые меры. Вместо этого проект нового генерального плана Красноярска — без достоверных расчётов — допускает новые заужения русла Енисея.

Гидрологические опасности

Гидрологию реки меняют и природа, и люди — а это грозит городу наводнениями. Одна из главных причин изменений — капитальное строительство на насыпных территориях в русле Енисея.

Опубликованный в Федеральной геоинформационной системе территориального планирования России (ФГИС ТП РФ) проект генерального плана Красноярска содержит карту города с зонами возможного затопления. В предложенном красноярцам генплане — эта карта отсутствует.

В зону паводковых затоплений попали все енисейские острова, левобережная и правобережная набережные Красноярска, весь Пашенный и район Предмостной площади, оба берега Качи — даже на значительном удалении от реки.

При прорыве плотины Красноярской ГЭС не затопленными останутся Удачный, Студгородок, Академгородок, Николаевка, Покровка, Зелёная Роща, Северный, Кузнецовское плато. Исторический центр левобережья и практически весь правый берег — уйдут под воду. Поэтому безопасность плотины — условие не просто безопасности, а существования Красноярска.

В 1960-х годах Красноярская ГЭС создавалась и как мощная электростанция, и как гидроузел, призванный защитить город от наводнений. При проектировании институт «Ленгидропроект» произвёл замеры и расчёты всего русла Енисея — от истоков до Дудинки. По этим данным был определён максимально допустимый сброс будущей Красноярской ГЭС — 13,5 тыс. кубометров в секунду.

На Красноярской ГЭС первое крупное наводнение произошло в 1988м году. Сброс воды не достиг предельно допустимого — плотина пропускала лишь около 11,6 тыс. кубометров в секунду. Но этого хватило для остановки крупнейшего городского водозабора «Гремячий лог» — значительная часть левобережья осталась без воды. Был разрушен (так и не восстановлен) пешеходный мост с улицы Сергея Лазо на остров Татышев.

Но на ГЭС тогда сумели снизить сброс.

Изменения в русле Енисея

Вряд ли такие последствия — результат просчётов проектировщиков Красноярской ГЭС. Скорее, причиной стали изменения в русле Енисея — как природные, так и рукотворные: расчёты уже не соответствовали реальным отметкам. Городу требовались новые промеры и новый расчёт.

Во-первых, в районе Пашенного обмелела прежде судоходная Абаканская протока — теперь её можно было переходить вброд, а при малой воде и посуху. Гидрологический режим перекрытого плотиной Енисея изменился, течение в потоке ослабло, в образовании наносов стало ощущаться влияние прежде не мешавшего реке Затона.

Наносы образовались и в других местах — в протоках и в основном русле; глубина реки уменьшилась, снизилась пропускная способность русла.

Зарегулированная река с наносами уже не справлялась — а расчистку русла не проводили. Обмена воды в Абаканской протоке хватало для поддержания санитарного состояния городского пляжа; в летнее время вода там прогревалась и была благоприятной для купания — и это воспринималось как благо. А наводнений от регулируемого плотиной Енисея не ожидали. Как показал 1988-й год — напрасно: с такой силой, как Енисей, шутить нельзя.

Во-вторых, была перекрыта дамбой Посадская протока — в лоции 1975-го года она значится судоходной, а в 1988-м году — уже перекрыта и обмелела. Дамбу (без согласования с гидрологами и экологами, без расчёта режимов реки) возвели теплоэнергетики — при прокладке дюкера с ТЭЦ-2 на левобережье. Дюкер следовало заглубить в дно, но на этом сэкономили.

В-третьих, — и это стало самой большой проблемой — русло Енисея было заужено насыпной территорией при строительстве Красноярского филиала Центрального музея им. В. И. Ленина (ныне — Красноярский музейный центр), с расширением набережной. Ширина основного русла здесь сократилась до 415 метров, тогда как в других местах она составляет не менее полукилометра. Правда, вода ещё могла уходить в Абаканскую протоку через пролив между островами Отдыха и Молокова.

Вскоре этот пролив перекрыли дамбой. Следующее крупное наводнение произошло в 2006-м: на этот раз энергетики через пять шлюзов сбрасывали только 10,5 тысяч «кубов» в секунду.

Затопило набережные. Утонули летние кафе на них, дороги, автостоянки. Где прежде гуляли прохожие — катались на лодках. Городские власти готовили эвакуацию жителей, предупреждали о возможности отключения подачи воды.

Парадокс — но именно после наводнения 2006 года началась вакханалия строительства в русле Енисея!

Вопреки закону

На строительстве ТРК «Огни» (ныне «Комсомолл») наводнение затопило стройплощадку — и там сделали дополнительную отсыпку в русле.

В Абаканской протоке возвели капитальную дамбу. Для пропуска воды по дну Енисея проложили трубу, которая практически сразу забилась илом и мусором.

Абаканская протока стала зоной экологического бедствия. Обновления воды в ней нет, и загрязнение становится катастрофически высоким. Для купания протока теперь непригодна — городской пляж закрыт, вода опасна для здоровья.

В 2006-м году (по полученному — вопреки федеральному закону — на федеральном уровне разрешению!) началось проектирование, а в 2009-м — засыпка Абаканской протоки для жилищного строительства. Новый жилой район получил кинематографическое название «Белые росы».

Работая на протоке, застройщики зачищают русло Енисея — и кажется, что его состояние даже улучшается. Но 2010-й год принёс городу новое наводнение, хотя сброс воды на Красноярской ГЭС был ещё меньше, чем в 2006-м — открыли только два шлюза. Но теперь для затопления набережных хватило и этого. Город получил «жёлтую карточку» за ТРЦ «Огни» и район «Белые росы».

Предупреждение опять не услышано. Когда из Абаканской протоки была выбрана галька, встал вопрос: чем отсыпать территорию дальше? За гравий с карьеров надо платить. Решили денег не тратить — в русло реки стали сыпать аргиллиты со вскрыши карьера цементного завода.

Аргиллиты — это окаменевшая глина. В воде за несколько циклов замерзания-оттаивания она превратится в глину обыкновенную, и через несколько лет после ухода застройщика (или после первого же крупного наводнения) грунт на насыпной площади просядет. Разрушится благоустройство дворов, развалятся дороги, начнутся аварии на коммунальных сетях.

На таких искусственно созданных участках — по сути, инженерных сооружениях — нужны постоянный мониторинг и обслуживание. А это — немалые деньги. В городском бюджете таких средств нет.

Застройщик считает, что после его ухода эту работу должны взять на себя городские эксплуатирующие организации — например, «Красмостинж» или «КрасКом». Но там не понимают, с какой стати они должны расходовать свою прибыль на обслуживание сооружения, возведённого в интересах другой коммерческой организации.

С «чёрного хода»

В проекте нового генплана Красноярска засыпана или блокирована дамбами (явно для последующей засыпки) уже и Посадская протока — и это имеет свою предысторию.

Лет пять назад по заказу того же застройщика, который возводит сейчас «Белые росы», муниципальный институт «Красноярскгорпроект» разработал предусматривающий эту засыпку проект — как продолжение жилого района на территории комбайнового завода. К 65 гектарам территории завода предполагалось добавить ещё 50 га.

В 2011 году проект был представлен в газете «Городские новости», в статье под лукавым названием «Парк окунётся в Енисей». По тексту выходило, что на засыпной территории должно появиться продолжение Центрального парка — но на иллюстрирующем статью чертеже была показана жилая застройка.

Застройщик обратился за согласованием в «Красноярскгражданпроект» — там затребовали расчёт режимов реки. Результаты были объявлены коммерческой тайной; но, по просочившимся в нашу редакцию сведениям, они показали: для обеспечения паводковой безопасности уже сейчас необходимо раскрыть дамбу на Посадской протоке на ширину не менее 60 метров.

Казалось, о проекте можно забыть — но в июле этого года созданному якобы для реставрации Исторического квартала «Сибирскому фонду истории и культуры Постановление администрации города № 440 поручает «подготовку проекта внесения изменений в проект планировки и межевания исторического центра города Красноярска в районе исторического квартала по ул. Горького — о. Посадный».

В принципе, эти участки можно и нужно рассматривать в комплексе — как историческую территорию резиденции первого енисейского губернатора А. П. Степанова. Это культурно-исторический комплекс, недавно дополненный музеем Красноярского водозабора на острове Посадном — его создал «КрасКом».

Но состав учредителей фонда настораживает: мы видим там директора владеющей 90%-ной долей в «Белых росах» Группы компаний «Красстрой» В. И. Сарченко и представителя его подрядчика — УС-604 — В. М. Борыша. Третий учредитель — ООО «Базинвест», принадлежащее Д. М. Бриману (ему же принадлежит арендующее Центральный парк одноимённое ЗАО).

Интерес Д. М. Бримана к этому проекту понятен. А вот как в списке учредителей оказались никогда не занимавшиеся историей и культурой В. И. Сарченко и В. М. Борыш — стало ясно только из этого Постановления. Не квартал, не парк — а именно Посадская протока теперь является главным элементом этого «культурно-исторического» проекта!

Проект внесения изменений следовало представить 22 августа 2014 года — но он до сих пор не показан. Зато 15-го августа — в развитие Постановления № 440 — появилось Постановление № 512, предписывающее городскому управлению архитектуры «в 60-дневный срок подготовить проект внесения изменений в Правила землепользования и застройки города Красноярска в части изменения территориального зонирования территории в районе исторического квартала ул. Горького — о. Посадный».

Получается, что проект изменения проекта планировки всё-таки есть, но держится в тайне? А до 1-го декабря Постановление № 512 предписывает организовать слушания по изменению ПЗЗ:

Засыпка Посадской протоки даже с учётом её сегодняшнего состояния — ощутимо изменит гидрологию Енисея, и гарантирует городу новые мощные наводнения.

Даже рекреация резко усилит угрозу. А жилищное строительство на этой насыпи — сделает катастрофы неизбежными.

Застройщики, желающие «похозяйничать» в русле, требуют снизить энергетикам норматив допустимого сброса воды. Но норматив заложен в конструкцию плотины, и снизить его — это не просто переписать бумажку.

Нужны сложнейшие и дорогостоящие технические решения и вряд ли энергетики пойдут на них лишь для того, чтобы дать красноярским застройщикам заработать лишнюю сотню-другую миллионов рублей. Возникнет угроза плотине Красноярской ГЭС — откроют шлюзы на максимум: не их вина, что в русле Енисея что-то настроили; а повреждение плотины много опаснее, чем аварийный сброс.

Ответственность за затопленный миллионный город ляжет не на гидроэнергетиков — они соблюдают нормативы и работают по технологическому регламенту; и не на застройщиков — у них тоже все документы будут в порядке. Отвечать придётся тем, кто разрешил.

Однако строительство в русле Енисея не только не прекращается, но и стремится к расширению:

Что нужно делать

Без новых промеров, гидрологического расчёта и моделирования режимов Енисея — никакие работы ни в русле, ни на прибрежных территориях вести нельзя. Создавать модель надо срочно: по сравнению с прошлым расчётом, русло реки настолько изменено, что даже в отсутствие строительства о безопасности города Красноярска говорить нельзя.

Заказчиком работ должна стать не заинтересованная частная фирма, а муниципалитет — ведь речь идёт о безопасности всего города. А исполнителем — не санкт-петербургский, а московский «Гидропроект».

При всём уважении к прошлым заслугам ленинградского института, следует признать: в этой некогда мощнейшей организации с четырьмя тысячами отличных специалистов сегодня трудится около ста человек — и вести такие масштабные работы, как гидрологические промеры, расчёты и моделирование Енисея, институт вряд ли способен.

Московский «Гидропроект» тоже понёс потери, но всё же из некогда работавших там пяти тысяч сотрудников в строю осталось около тысячи. И ему эта работа — по плечу.

Экстренные меры для обеспечения паводковой безопасности Красноярска очевидны уже сейчас: необходимо заменять мостовыми переходами дамбы между островами Отдыха и Молокова, между островом Посадный и левым берегом, заглублять в дно дюкеры теплосетей, восстанавливать проточность Абаканской протоки.

Это дорого — но иначе городу могут грозить большие беды. Однако рассматриваемый сейчас в Красноярске проект генплана такие решения не предусматривает.

Борис Кацев,  газета СНИП №49 от 24 декабря 2014 г., http://www.plotina.net/stroiteli-protiv-eniseya/

Водосберегающие технологии, или Как сократить потребление воды на 40%?

Вода — это наш самый важный ресурс. Но в общественных местах многие люди обращаются с водой недостаточно бережно. Поэтому немецкая санитарно-техническая промышленность разработала умные смесители для раковины с функциями, которые способствуют рациональному использованию и одновременно обеспечивают очистку воды.

На территории собственного дома люди обычно сознательно подходят к расходованию воды, ведь расточительство отражается на семейном бюджете. А в общественной сфере на пользователя не давит бремя расходов. Поэтому здесь отчетливо наблюдается снижение чувства ответственности. Кроме того, экономия горячей воды сопровождается экономией энергии, а значит, и снижением выбросов CO2, и является целесообразной с точки зрения экологии. Такие решения, как регуляторы расхода воды, самозакрывающиеся механизмы, смесители с электронным управлением, щелчковые картриджи, а также системы управления водой, автоматически берут на себя функцию экономии.

С технологической точки зрения регуляторы расхода воды являются простым, но очень эффективным решением. Благодаря специальной круглой уплотнительной прокладке из крана почти независимо от давления течет постоянное, предварительно заданное количество воды.

В аэраторе к воде дополнительно подмешивается воздух, от чего образуется превосходная струя воды. Комфорт сохраняется, хотя расход воды сокращается на 50 %, — поясняет Бьянка Федерер из компании Neoperl.

В местах общественного пользования немецкие производители смесителей, в том числе компании Franke Washroom Systems, Geberit, Ideal Standard, Keuco, Kludi и Mepa, делают ставку, прежде всего, на самозакрывающиеся и электронные модели. Вследствие гидравлических закономерностей, основывающихся на свойствах несжимаемых жидкостей, самозакрывающийся смеситель автоматически останавливает поток воды спустя предварительно заданный промежуток времени. Для этого камера основного давления и камера обратного давления отделены друг от друга, например, с помощью мембраны.

Время, в течение которого из смесителя течет вода, определяется количеством времени, необходимым воде для того, чтобы попасть из одной камеры в другую. Оно может устанавливаться в зависимости от потребностей. Наряду с функцией экономии воды самозакрывающиеся смесители также хороши с точки зрения гигиены, так как после мытья рук не требуется тактильный контакт со смесителем.

Электронные модели тоже самостоятельно останавливают поток воды. Часто этот процесс регулируется посредством инфракрасных датчиков, установленных в корпусе смесителя. С помощью инфракрасных лучей датчик определяет область обнаружения, и вода течет только в том случае, если руки находятся под краном. Благодаря системе защитного отключения поток воды в любом случае прекращается спустя 40 секунд. Таким образом, потенциал экономии воды образуется, прежде всего, за счет того, что вода течет только тогда, когда она нужна. Когда пользователь намыливает руки, поток воды на это время останавливается. Дополнительные регуляторы расхода обеспечивают максимальную экономию воды.

Системы управления водой сделали шаг вперед в области эффективности и гигиены питьевой воды. Электронные смесители во всем здании теперь стало возможным объединить в единую сеть. Для управления используется иерархия вида <главный сервер — подчиненный сервер>. В качестве альтернативы система полностью интегрируется в автоматизированную систему управления зданием. Система управления адаптирует расход воды к текущим потребностям, обеспечивая при этом очистку питьевой воды.

Наличие щелчкового картриджа, как предлагает компания Ideal Standard, прекрасно помогает экономить воду. Если приподнять рычаг до щелчка, расход воды уменьшается на 50 % — пользователь может выбрать полную или сокращенную мощность потока. Значительное сокращение расхода энергии обеспечивает дополнительная технология Blue Start. В отличие от обычных смесителей, у которых в исходном положении подмешивается горячая вода, при технологии Blue Start в исходном положении течет исключительно холодная вода.

Водосберегающие смесители способны сократить расход воды на 40%. При пользовании в среднем восемь раз в день, отдельно взятый смеситель в пересчете на год может сэкономить до 16 000 литров воды, — говорит Зильке Керстинг из компании Kludi.

Хотя в России проблема дефицита ресурсов не стоит столь остро, умные смесители обеспечивают эффективную эксплуатацию в общественных местах как с экономической, так и с экологической точки зрения. Умные технологии всегда объединяют рациональное использование воды и очистку питьевой воды с комфортом, а этот аспект актуален и для России

Нургуль Эсенаманова, ИНФОрмационная сеть по Изменению Климата — ИНФОИК, ОФ <Юнисон>, Кыргызстан

enwl.bellona@gmail.com, 16 января 2015 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *