Опубликовано

ДИСКУССИИ ВОКРУГ КОСМОДРОМА «ВОСТОЧНЫЙ»

Экология должна быть одной из основ в деятельности космодромов

Петр Осипов, возглавляющий амурскую общественную экологическую организацию АмурСОЭС, поделился с РИА Новости основным беспокойством экологов при взгляде на строительство космодрома Восточный.

БЛАГОВЕЩЕНСК, 5 июн — РИА Новости, Светлана Майорова. Проблема использования гептила в космической отрасли должна обсуждаться открыто, и включение экологической составляющей в основу строительства нового космодрома Восточный может стать важным шагом в этом направлении, считают экологи и ученые, которые поделились с РИА Новости своим мнением об использовании токсичного гептила при запусках ракет.

В апреле министр по развитию космодрома Восточный Константин Чмаров, выступая перед прессой, упомянул об использовании гептила на космодроме. При этом отметил, что использоваться он будет в разгонном блоке ракеты. Это заявление вызвало протестные настроения у амурчан. Как сообщалось, области начали проходить сборы подписей против использования высокотоксичного топлива гептила на космодроме Восточный.

В Благовещенске прошла акция против токсичного топлива на «Восточном»Петр Осипов, возглавляющий амурскую общественную экологическую организацию АмурСОЭС, поделился с РИА Новости основным беспокойством экологов при взгляде на строительство космодрома Восточный.

«Почему мы раньше не поднимали эту проблему? Потому что нас уверили, что гептила не будет. О разгонном блоке с этим веществом не было сказано раньше ни слова. Экологическая составляющая должна быть включена в основу строительства космодрома Восточный, и использование того же разгонного блока с гептилом необходимо открыто обсуждать», — отметил собеседник.

Как сообщил РИА Новости заместитель директора новосибирского Научно-исследовательского института биохимии СО РАМН Лев Поляков, сотрудники института посвятили немало времени изучению медико-социальных и экологических проблем использования ракет на гептиле. Ученые анализировали причинно-следственную связь всплесков патологий у населения, проживающего в районах падения ступеней ракет, и проводили эксперименты на животных.

«Академик РАМН Лев Евгеньевич Панин, который возглавлял ученую группу, которая занималась этим вопросом, даже выступал с докладом по этой теме на совбезе. Вывод один — гептил оказывает влияние даже в самых минимальных дозах, даже те, которые считаются предельно допустимыми», — сообщил собеседник.

В ходе общественных слушаний, состоявшихся 17 июня 2010 года в ЗАТО Углегорск, было заявлено, что на новом космодроме будет использоваться новое ракетное топливо нафтил вместо токсичного гептила. Роскосмос в ответе на официальный запрос РИА Новости (с подписью заместителя руководителя Роскосмоса Александра Лопатина) подтвердил использование гептила для запусков на космодроме Восточный.

Нафтил, гептил: поехали

Запуски с Байконура ракет на гептиле не влияют на экосистемы СибириКак утверждает Роскосмос, при старте и полете непосредственно ракеты-носителя (РН) «Союз-2» в качестве компонентов ракетного топлива (КРТ) применяются керосин и жидкий кислород. Но все же без гептила запуски не обойдутся. Высокотоксичное топливо будет использоваться в разгонном блоке (РБ) «Фрегат».

«Первое включение двигателей РБ «Фрегат» осуществляется уже в космическом пространстве, на высотах не ниже 180 километров. Для работы в этих условиях <…> криогенные КРТ (жидкие кислород и водород) малопригодны <…>. В РБ «Фрегат» заправляется около 1,5 тысячи килограммов гептила», — отмечается в официальном ответе Роскосмоса.

Роскосмос уточняет, что на высотах, где необходимы многократные включения двигательных установок РБ и космических аппаратов, наиболее эффективны стабильные в большом диапазоне температур КРТ, в том числе гептил.

В космическом агентстве подчеркивают, что гептил используют многие космические державы. Приводятся цифры, что РБ «Фрегат» уже использовался более 35 раз.

«Применение РБ «Фрегат» на космодроме Байконур имеет положительное заключение государственной экологической экспертизы <:> Замечаний в части нарушений экологической безопасности при его эксплуатации не выявлено», — отмечает заместитель Роскосмоса.

«С точки зрения того, что разгонный блок будет работать за пределами атмосферы, опасности он не представляет, но гептил еще нужно транспортировать, заправить блок, где-то хранить оставшиеся контейнеры. В проекте космодрома Восточный не было оговорено, какие мероприятия по защите населения будут предприниматься в случае аварийных ситуаций», — выразил тревогу Осипов.

Капля гептила…

По оценке ученых из новосибирского института биохимии СО РАМН, доказана причинно-следственная связь между гептилом и повышением заболеваемости населения, проживающего на территориях, прилегающих к районам падения. Результаты исследований были опубликованы в бюллетенях СО РАМН в 2005-2006 годах.

Это публикация «Нарушение обмена билирубина и развитие гипербилирубинемий у новорожденных крысят под влиянием несимметричного диметилгидразина (гептила) и «Медико-социальные и экологические проблемы использования ракет на жидком топливе (гептил)».

Ученый секретарь института Татьяна Гольцова, которая также принимала участие в этой научной работе, рассказала РИА Новости, что нужно брать во внимание то, где будет заправляться гептилом разгонный блок и на места падения ступеней.

«На Алтае в местах падения ступеней отмечалось нарушение билирубинового обмена, развитие иммунодефицитов у населения. Нам нужно было проверить механизм действия гептила на живой организм. Доказано, что эти формы патологии могут быть связаны с токсическим действием гептила. Еще Королев категорически возражал против его использования», — рассказала собеседница.

Патология была выявлена на Алтае и выражалась в том, что у детей была нарушена желчевыводящая функция печени. Тогда было выдвинуто несколько гипотез.

Однако ни одна из них, кроме «гептиловой» не оказалась привязана ко времени всплеска патологий. В тот период был произведен подрыв на Алтае четырех межконтинентальных баллистических ракет SS-18, для которых топливом служит гептил.

Чемоданные настроения

На заседании Амурского облсовета 30 мая, проблему экологической безопасности космодрома Восточный затронули и депутаты. В частности депутат Сергей Абрамов, под аплодисменты ряда коллег, настаивал на проведении независимой экологической экспертизы и обосновании проекта.

«Космодром любой ценой? В обществе панические настроения, чемоданные настроения. До сих пор нет экологической экспертизы космодрома Восточный. Почему информация подается в искаженном виде или замалчивается?», — отметил депутат.

Как сообщает Роскосмос, космодромы в принципе отсутствуют в перечне объектов государственной экологической экспертизы. Список определен статьей в одноименном федеральном законе от 23 ноября 1995 года.

«В ней отсутствует упоминание о космодромах, впрочем, как и о других объектах капитального строительства, не расположенных на особо охраняемых природных территориях, континентальном шельфе или во внутренних морских водах. Проекты объектов капитального строительства<:>космодрома «Восточный», будут проходить государственную экспертизу в соответствии с градостроительным кодексом», — сообщил Лопатин.

Он отметил, что именно в этих рамках будет проведена оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС) при строительстве и эксплуатации объектов космодрома.

Единственными составляющими в деятельности космодрома Восточный, которые должны пройти экологическую экспертизу станут новинки РК космической отрасли.

«Проектные материалы по планирующимся к использованию на космодроме «Восточный» ракетам-носителям, разгонным блокам и космическим аппаратам, которые могут быть отнесены к новой технике и технологиям, также планируется представлять на государственную экологическую экспертизу федерального уровня в 2014 году», — заверил Лопатин.

Правда, сказанная частично

Летом 2010 года в Углегорске (к слову, закрытое административно-территориальное образование) состоялись общественные слушания где, обсуждался вопрос по оценке воздействия на окружающую среду космодрома Восточный.

Тогда было заявлено, что на новом космодроме будет использоваться новое ракетное топливо «Нафтил», вместо токсичного гептила. Акцент был сделан именно на этой информации, а не на разгонном блоке с гептилом.

«Говорилось, что это будет самый современный и самый экологичный космодром. Если бы у нас была полная информация, можно было бы начать нормальный здоровый диалог, а сейчас мы ощущаем себя обманутыми. Местные власти обвиняют людей, которые поднимают эту тему, в истерике. Это стиль работы?», — заметил эколог Осипов.

Роскосмос подтверждает, что в ходе общественных слушаний 2010 года речь шла о перспективной РН среднего класса повышенной грузоподъемности, использующей в качестве компонентов ракетного топлива слаботоксичный нафтил (РГ-1).

«Это топливо представляет собой не смесь «водорода, кислорода и керосина», а углеводородное горючее с запахом хорошо очищенного керосина<…> Нафтил (РГ-1) изготавливается и используется в качестве горючего при пусках РН типа «Зенит» с 1985 года», — сообщил Лопатин в официальном ответе.

Космическое агентство отмечает, что от использующегося в настоящее время в РН типа «Союз» керосина Т-1 нафтил отличается относительно меньшим содержанием ароматических соединений и большим — нафтенов. Физико-химические и токсические свойства керосина Т-1 и нафтила (РГ-1) примерно одинаковы.

Роскосмос отмечает, что гептил как компонент ракетного топлива применяется всеми странами, осуществляющими космическую деятельность. Ученые, тот же Панин, с этим не спорят. «Можно утверждать, что использование гептила в ракетно-космической технике — это мировая проблема», — отметил в своей работе Панин.

Татьяна Гольцова также не спорит, что использование гептила в разгонном блоке нельзя сравнивать со степенью его воздействия на экологию при его применении как основного топлива. Слишком велика разница в объемах использования этого токсичного вещества.

«Если включение разгонного блока «Фрегат» будет осуществляться уже в космическом пространстве, то все возможные остатки должны сгореть. Опасаться стоит в данном случае нештатных ситуаций», — отметила ученый секретарь.

«Здесь есть пусть небольшое, но население и его нужно защищать. Мало избегать нештатных ситуаций, нужно быть к ним готовыми. Союз надежная ракета, но даже у нее были неудачные запуски», — подытожил эколог.

История. Факты

В августе 2011 года после старта нового грузового корабля «Прогресс М-12М» произошло нарушение работы двигательной установки, приведшее к ее аварийному отключению. Обломки космического грузовика, не сгоревшие в плотных слоях атмосферы, упали в Горном Алтае.

В сентябре 2007 года ракета-носитель «Протон-М», запущенная с Байконура с японским спутником связи, упала на территорию Казахстана в 50 километрах юго-восточнее города Джесказган. В баках «Протона» находилось высокотоксичное топливо гептил.

http://ria.ru/eco/20130605/941626278.html

Эксперты-экологи считают космодром Восточный совершенно безопасным

Сегодня, 5 июня, на информационной встрече по вопросам экологической безопасности космодрома Восточный депутаты законодательного собрания, Общественной палаты Амурской области, экологи и общественники встретились с приглашёнными экспертами Александром Пузановым и Владимиром Филипповым. Но вопросы собравшихся большей частью были адресованы министру по строительству космодрома Константину Чмарову. И прежде всего они касались экологической безопасности объекта.

Представитель Амурского социально-экологического союза Юрий Гафаров поинтересовался, как в Амурскую область будет доставляться разгонный блок <Фрегат>, тот самый, на котором используется гептил. А также будет ли на космодроме хранилище для компонентов топлива. Константин Чмаров подробно рассказал о механизме будущих запусков. <Разгонный блок пустым прибывает в область по железной дороге, — пояснил Константин Васильевич. — Гептил в вакуумной капсуле, изготовленной по итальянской технологии, приходит отдельно. Затем в специальной заправочной станции производится выдавливание топлива в разгонный блок, после чего его соединяют с ракетой. И только в околоземном пространстве двигатели включаются>.

Министр добавил, что храниться на космодроме топливо не будет. Между тем, на сайте Федерального космического агентства имеется упоминание, что в рамках инфраструктуры обеспечивающих систем здесь появятся хранилища компонентов ракетного топлива.

Оба эксперта и министр уверяли собравшихся, что никакой опасности космодром для населения не представляет. Их поддержали многие другие выступающие.

Бывший глава администрации Углегорска Владимир Токарев, служивший в ракетной части под Свободным, уверенно заявил, что гептил совершенно безопасен, если его эксплуатируют грамотные специалисты. <В России работа с гептилом доведена до совершенства, — добавил он. — Мне лично пришлось делать десять сливок топлива с ракет. За 34 года не было ни одной утечки. И меня лично больше интересует, построят или не построят Нижнезейскую ГЭС, которая затопит значительные территории>.

Поддержал бывшего главу член амурской Общественной палаты Евгений Песков: <Здесь нет экологической проблемы. А есть психоз, сформированный недобросовестными журналистами и заинтересованными политиками>. А директор дальневосточного аэрокосмического музея Владимир Косьяненко заявил, что критикам космодрома для начала надо отказаться от автомобилей и ходить пешком, чтобы не загрязнять природу.

И всё-таки критики нашлись. Председатель регионального союза ветеранов Афганистана Валерий Вощевоз попенял организаторам встречи, что простые люди, как он, например, с трудом смогли узнать о круглом столе. Кроме того, он напомнил, что недавно руководство области уверяло, что никакого гептила на космодроме не будет. Сегодня же Константин Чмаров несколько раз заявил, что сейчас не существует технологий запуска ракет без гептила. Это просто невозможно.

Депутат законодательного собрания, лидер фракции ЛДПР Сергей Абрамов поинтересовался, почему глава Роскосмоса заменил ракетный комплекс <Русь-М> на <Союз-2>. Константин Васильевич заявил, что вопрос некорректный. <Имеется указ президента России совершить запуск в определённый срок, — всё-таки пояснил министр. — И начальник Роскосмоса его выполняет. «Русь-М» находится ещё в разработке, «Ангара» ещё не прошла всех необходимых испытаний. Поэтому и решено использовать проверенный временем «Союз-2». Это штатная работа государственного человека. Он сэкономил деньги>.

Оба эксперта — доктор биологических наук Александр Пузанов и доктор медицинских наук Владимир Филиппов — в своих выступлениях доказывали, что космодром для Амурской области безопасен. Они с большой группой специалистов изучают воздействие Восточного на природу и людей. Член Общественной палаты Сергей Орлов попросил гостей встречи озвучить, какие реальные риски могут возникнуть при эксплуатации космодрома. Ни одного конкретного риска ему не назвали. И на прямой вопрос — существует ли риск экологической катастрофы на космодроме — Александр Пузанов ответил, что не существует.

Депутат областного законодательного собрания Денис Чубаров попросил назвать плановый экологический ущерб от повседневной эксплуатации Восточного. Александр Пузанов пообещал предоставить амурским депутатам материалы по оценке ущерба, так как озвучить их трудно: это займёт не один час. А Владимир Филиппов тут же добавил: <При штатной работе ущерба нет>.

Владимир Филиппов больше запомнился участникам встречи не как учёный института, изучающего воздействие космической отрасли на здоровье человека, а как настоящий патриот своей страны. В ходе пресс-конференции он несколько раз вопрошал собравшихся: <Кому это выгодно — возбуждать население, нагнетать скандал? Кто манипулирует народом? Кому выгодно неразвитие русской космической отрасли?> А потом добавлял: <Мы должны забыть об идеологиях и возродить великую державу!>

Одним из положительных итогов встречи стало решение Константина Чмарова вновь собирать круглые столы для обсуждения вопросов, связанных со строительством космодрома. Ближайший обещали провести в августе 2013 года.

http://www.amur.info/news/2013/06/05/27.html

Александр Пузанов, первый замдиректора Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН (г. Барнаул) (первая часть)

Ведущая — Оксана Руденко

Здравствуйте! В последнее время самая популярная тема для разговоров — это космодром Восточный и страхи, связанные с ним. По крайней мере, эти разговоры я слышу везде: на улице, в магазине, больнице. Сегодня у меня в студии человек, который профессионально оценивал, как космодром Восточный будет влиять на окружающую среду — доктор биологических наук, профессор, первый замдиректора Института водных и экологических проблем Сибирского отделения РАН в городе Барнауле Александр Пузанов.

— Александр Васильевич, здравствуйте!

— Добрый вечер.

— Александр Васильевич, вы являетесь одним из разработчиков проекта оценки воздействия космодрома Восточный на окружающую среду. Скажите кратко, как космодром будет влиять на экологию Амурской области?

— Первое, проект называется гораздо шире — это научно-исследовательская работа — и звучит так: <Оценка воздействия космодрома Восточный на окружающую среду и здоровье населения прилегающих территорий к космодрому>. Мы работаем уже около четырёх лет, по нашей рабочей гипотезе, космодром Восточный в рамках тех параметров и плановых нагрузок не окажет негативного воздействия на окружающую среду и здоровье населения.

— Вообще никакого?

— Негативного влияния не будет.

— Когда вы проводили свои исследования, какие параметры, условия учитывались при этом анализе: я имею в виду топливо, районы падения ступеней ракет?

— Безусловно. Ракета-носитель, которая будет использоваться на космодроме Восточный, к настоящему времени считается самой надёжной в мире — ракета-носитель <Союз-2>. В качестве ракетного топлива используется керосин марки Т-1, в качестве окислителя — жидкий кислород.

— В 2010 году в Углегорске прошли общественные слушания, на которых вы присутствовали. Когда наши экологи задали вам вопрос — как будет воздействовать космодром на экологию области, вы сказали, я зачитываю цитату из <Амурской правды>: <…Строительство и эксплуатация космодрома по тем параметрам, которые заложены, не представляет никакой экологической угрозы. Ракеты будут работать на керосине — это практически безвредное топливо>.

— Безусловно.

— Весной этого года мы все узнаём, что, оказывается, <Союз-2> — это замечательная, прекрасная ракета, но будет разгонный блок <Фрегат>, работающий на гептиле. Вот почему я и спрашиваю, когда вы изучали воздействие космодрома, вы учитывали наличие гептила? Это было или нет в ваших исследованиях?

— Разгонный блок прошёл государственную экспертизу — и в 2004, и в 2006 году, то есть по мере того как использовалась ракета-носитель <Союз-2> на этих космодромах.

— В 2010 году о гептиле знали, но не говорили?

— Не говорили, потому что речь шла всё-таки о горючем ракеты-носителя.

— Вы понимаете, для большинства наших зрителей принципиальной разницы — ракета-носитель или разгонный блок — не существует, для них это всё одно и то же.

Им главное что — какое топливо будет завозиться на территорию Амурской области. Для чего оно будет предназначено — для разгонного блока, для ракеты-носителя — по большому счёту им это не важно. Я поэтому вас и спрашиваю, почему на слушаниях не была озвучена информация о гептиле?

— Я не могу сказать, почему не было озвучено, могу сказать следующее, что за весь период использования этого разгонного блока — имеются в виду процессы доставки, транспортировки, монтажа — не было ни одного аномального случая ни на одном космодроме.

— Получается, раз изначально были керосин, жидкий кислород, водород, не было гептила, то, корректны и легитимны ли сейчас те общественные слушания, которые прошли в 2010 году в Углегорске?

— Общественные слушания, насколько я помню, проводились для другой ракеты.

— Да, говорили о <Русь-М>.

— Речь шла о <Русь-М>. Поэтому сейчас в данное время на ракетный комплекс <Союз-2> будут в соответствии с законодательством проведены все соответствующие меры.

— То есть заново будут проведены все экспертизы, всё заново.

— Документы на этот комплекс сейчас готовятся к экспертизе.

— Тогда была одна информация, сейчас — другая. Значит, те исследования, по большому счёту, уже, наверное, и не совсем верны. Всё нужно исследовать заново.

— Всё, что касается, это ведь не только ракетный комплекс, мы провели большую работу по оценке воздействия, по оценке воздействия текущего состояния территории. В рамках мер, которые мы будем проводить, это будут дополненные, более новые, более свежие, более масштабные исследования, поэтому нельзя отрицать.

— Кто принял решение запускать ракету-носитель с разгонным блоком <Фрегат>, работающем на гептиле?

— Это решалось на государственном уровне.

— На каком? Кто конкретно — Роскосмос, президент, Совет безопасности?

— Это решалось на уровне Совета безопасности.

— Как я понимаю, вы утверждаете, что использование гептила на космодроме Восточный никакого вреда не принесёт?

— Я утверждаю, что космодром Восточный при штатной эксплуатации никакого вреда не принесёт.

— Важное замечание — слово <штатная>. Нам говорят про штатные ситуации, но по статистике за два последних года в России произошло девять нештатных ситуаций и одна из них с <Союзом-2>. Какие конкретно меры будут приняты при нештатных ситуациях?

— Насколько мне известно, собственно нештатных ситуаций на космодромах с ракетами-носителями за последнее время не было. Я не знаю, откуда у вас эта информация.

— 23 декабря 2011 года РИА Новости — солидное информационное агентство — сообщало, что с космодрома Плесецк запуск спутника <Меридиан> закончился неудачей в результате отказа работы двигателя третьей ступени ракеты-носителя <Союз-2>. Космический аппарат не вышел на расчётную орбиту, его обломки упали в Сибири.

— Здесь нужно разделять нештатные ситуации: на космодроме и…

— За его пределами.

— При выведении полезной нагрузки на подтрассовых территориях. Что касается первой нештатной ситуации, когда отказали двигатели третьей ступени, и третья ступень с полезной нагрузкой с высоты 192 километра, буквально будучи уже в космосе, упала. Я работал в этой экспедиции — руководил экологическими работами, ни в одном природном объекте ни гептил, ни другие компоненты не были обнаружены. Эта нештатная ситуация произошла на территории республики Алтай, мы ничего не обнаружили, не выявили.

— Александр Васильевич, вы же понимаете, что все случаи должны быть прописаны. Вы говорите <штатная ситуация>, но никто не застрахован от нештатной.

Людям самое важное понимать, какие действия будут при нештатной ситуации и какой вред окажет разгонный блок или топливо на окружающую среду.

— При нештатной ситуации, если, например, отказали двигатели третьей ступени, то до земной поверхности и разгонный блок, и топливо, которое будет находиться в двигателях, просто сгорят и не долетят.

— А если первой ступени? Если это произойдёт непосредственно на космодроме — взлетит на несколько метров и рухнет? Это же механизм, нельзя быть застрахованными, это может случиться.

— Здесь заложена практически 100-процентная вероятность удачного пуска, во всяком случае, на старте.

— Я так понимаю, что ответа на нештатную ситуацию у вас для меня нет. Я вас спрашиваю, спрашиваю:

— Последствия нештатных ситуаций чётко расписаны в регламенте — что, как, какие воздействия на окружающую среду или на космодроме, или на подтрассовых территориях.

— Гептил будет доставляться капсулами по железной дороге. С января месяца — зимой, весной — у нас едва ли не каждую неделю сходили составы. Думаю, вы тоже об этом знаете и слышали. Нет никакой гарантии, что вагон вместе с этой капсулой не сойдёт с рельсов. Есть же такая вероятность?

— При нештатных ситуациях, в том числе и при авариях на железнодорожном транспорте, конструкторами заложена сверхпрочность той капсулы, в которой будет перевозиться гептил.

— С ней ничего не случится?

— С ней ничего не случится.

— Куда будет деваться отработанная капсула, когда заправят гептилом разгонный блок?

— Она будет отправляться на завод после специальной очистки, регенерации и восстановления. Здесь капсулы хранить не предполагается.

— Их туда-сюда будут возить по железной дороге.

— Да, конечно.

http://www.amur.info/simple/2013/06/10/3119.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *