Опубликовано

НА ПРОСТОРАХ ПУТИНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

ГОЛОС

Минюст подает в суд документы о нарушении регистрации НКО «Голос»

МОСКВА, 9 апр — РИА Новости. Минюст РФ возбудил производство по делу об административном правонарушении в отношении ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» и ее исполнительного директора, сообщает во вторник пресс-служба ведомства.

Это первый случай возбуждения административного дела в отношении НКО после принятия закона об иностранных агентах.

Как сообщает ведомство во вторник,  ассоциация «получает иностранное финансирование и осуществляет на территории РФ политическую деятельность, то есть выполняет функции иностранного агента, и вопреки требованиям: до настоящего времени ассоциацией не подано заявление о включении ее в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента».

«Протоколы об административном правонарушении составлены как в отношении юридического лица — ассоциации, так и в отношении ее должностного лица — исполнительного директора Шибановой», — уточнили в Минюсте.

В среду протоколы об административном правонарушении будут направлены на рассмотрение суда, добавили в ведомстве. Как отмечается на сайте министерства со ссылкой на информацию Росфинмониторинга, ассоциация получает финансирование из-за рубежа.

«Проводимые ассоциацией публичные акции и мероприятия по продвижению проекта Избирательного кодекса РФ имеют целью оказание воздействия на принимаемые государственными органами решения и формирование общественного мнения», — утончило министерство.

http://ria.ru/incidents/20130409/931743982.html

«Голос» не получает денег из-за рубежа, утверждает глава ассоциации

МОСКВА, 9 апр — РИА Новости. Глава ассоциации «Голос» Лилия Шибанова заявила РИА Новости, что ее организация с момента вступления в силу закона об НКО-иностранных агентах не получает финансирование из-за рубежа.

Минюст во вторник заявил, что НКО «Голос» финансируется из-за рубежа, но не подала заявление о регистрации как иностранный агент. Протокол о нарушении Минюст передает в суд.

«Я не знаю, на каком основании он (Минюст) это подает. У нас нет финансирования по ассоциации «Голос». Мы не получаем иностранное финансирование по ассоциации «Голос», — сказала Шибанова, добавив, что готова судиться.

В свою очередь, адвокат ассоциации Рамиль Ахмедгали заявил в эфире радиостанции «Эхо Москвы», что претензии Минюста к «Голосу» связаны с получением норвежской премии имени Андрея Сахарова — ведомство признало получение этой премии иностранным финансированием.

Новый закон, который обязывает финансируемые из-за рубежа политические российские НКО регистрироваться в качестве иностранных агентов, вступил в силу в конце ноября прошлого года. Для таких организаций будет действовать особый правовой режим, предусматривающий, в частности, особую отчетность и особые проверки. В конце марта 2013 года в ряде российских регионов начались массовые проверки НКО. Проворящие органы приходили в том числе в «Голос».

http://ria.ru/society/20130409/931748243.html

«Голос» — первая ласточка работы закона об НКО, считают правозащитники

МОСКВА, 9 апр — РИА Новости. Российские правозащитники не удивлены, что закон «об иностранных агентах» власти решили апробировать на НКО «Голос», и полагают, что скорее всего в ближайшее время обращения в суд последуют и на другие некоммерческие организации.

Во вторник стало известно, что Минюст РФ возбудил производство по делу об административном правонарушении в отношении ассоциации НКО «В защиту прав избирателей «Голос» и ее исполнительного директора Лилии Шибановой. Как утверждает ведомство, «Голос» получает финансирование из-за рубежа и осуществляет на территории РФ политическую деятельность, но не зарегистрирован как иностранный агент. В то же время глава ассоциации заявляет, что ее организация с момента вступления в силу закона об НКО-иностранных агентах не получает финансирование из-за рубежа.

«Мы в общем всегда рассматривали «Голос» как первую возможную жертву этого закона. Еще когда собирались НКО и обсуждали этот закон, говорили, что по отношению к «Голосу» Минюст таким образом поступит. Я думаю, что это первая ласточка, дальше Минюст начнет действовать и в отношении других организаций», — сказал РИА Новости глава правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов.

По его мнению, такие действия в отношении «Голоса» выглядят странно, так как эта организация не занимается политикой, а всего лишь занимается гражданским контролем, чтобы в России проходили честные выборы. «И не понятно, почему эта организация должна называть себя иностранным агентом?» — отметил правозащитник.

Такой же позиции придерживается и глава старейшей правозащитной организации России — Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, которая назвала данное решение Минюста «началом наступления на правозащитные организации». «Для меня ничего удивительного, что начали с «Голоса»: Это возмутительно, что Минюст подает на «Голос», — сказала она. По мнению Алексеевой, вслед за «Голосом» последуют аналогичные действия в отношении других НКО.

Новый закон, который обязывает финансируемые из-за рубежа политические российские НКО регистрироваться в качестве иностранных агентов, вступил в силу в конце ноября прошлого года. Для таких организаций теперь действует особый правовой режим, предусматривающий, в частности, особую отчетность и особые проверки.

http://ria.ru/society/20130409/931762230.html

Ассоциацию «Голос» выселяют из офиса

Ассоциация независимых наблюдателей «Голос» получила от арендодателей уведомление о досрочном расторжении договора и выселении из московского офиса. В своем аккаунте в Фейсбуке организация просит помощи с поиском нового помещения, а также финансовой поддержки.

«У нас нет сомнений, что сложившаяся ситуация с выселением из офиса — результат давления, оказываемого на организацию», — говорится в сообщении «Голоса». В январе прошлого года ассоциация вынуждена была досрочно покинуть офис, который арендовала у «Литературной газеты».

«Голос» готовится к суду по иску Минюста, который требует признать организацию «иностранным агентом» по новому закону об НКО. Организации и ее главе Лилии Шибановой грозят крупные штрафы. Это первый подобный иск после вступления в силу закона об «иностранных агентах». По утверждению Минюста, «Голос» получает зарубежное финансирование и при этом занимается политической деятельностью. Речь идет о премии Сахарова, которую «Голосу» присудила Норвежская Хельсинкская группа. Эти средств организация отказалась принять, они не поступали на расчетный счет «Голоса». Политической деятельностью Минюст считает разработку проекта Избирательного кодекса. Первое слушание по делу «Голоса» назначено на 25 апреля.

Сейчас «Голос» финансируется исключительно за счет пожертвований российских граждан. Ранее организация получала гранты от Американского агентства по международному развитию USAID, деятельность которого была прекращена в России в сентябре 2012 года по требованию российской стороны.

В марте начались массовые комплексные проверки российских некоммерческих организаций. Одна из официально заявленных целей проверок — выявление «иностранных агентов».

Наблюдатели «Голоса» подвергались давлению во время думских, президентских и региональных выборов. Накануне парламентских выборов 2011 года Шибанову задержали в аэропорту и незаконно изъяли у нее ноутбук. Вскоре после этого Lifenews опубликовал часть личной переписки руководителей ассоциации.

12.04.2013, http://grani.ru/Society/Law/m.213608.html

КОСТРОМА

Прокуратура объявила <иностранным агентом> костромскую НКО

Прокуратура объявила <иностранным агентом> фонд <Костромской центр поддержки общественных инициатив>, сообщает <Открытое информагентство>. Согласно постановлению о возбуждении административного дела, главная претензия к некоммерческой организации состоит в том, что та провела <круглый стол>о российско-американских отношениях, в котором участвовал заместитель министра-советника по политическим вопросам посольства США в России Говард Соломон. Встреча состоялась 28 февраля 2013 года. На семинаре, как говорится в документе, который цитирует агентство, обсуждались <в том числе вопросы проблем международных отношений между РФ и США>. На этом основании прокуратура сделала вывод, что костромская НКО занималась политической деятельностью.

Теперь исполнительному директору организации Александру Замарянову как должностному лицу грозит штраф в 300 тысяч рублей. Его организацию, в соответствии со статьей 19.34 КоАП РФ (<Нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента>), могут оштрафовать на полмиллиона рублей.

Фонд <Костромской центр поддержки общественных инициатив> существует с 2005 года. Среди его проектов <Костромская школа жилищного просвещения>, <Костромская школа публичной политик>и и издание местной газеты.

Костромская НКО стала второй организацией в России, которую власти пытаются через суд обязать называться <иностранным агентом>. Ранее стало известно, что в суд передано аналогичное дело в отношении ассоциации независимых наблюдателей <Голос>. Минюст счел, что НКО получило иностранное финансирование в виде норвежской премии академика Сахарова, а политической деятельностью назвал продвижение проекта нового избирательного кодекса. В <Голосе> заявили, что от премии отказались. Тем не менее, организации и ее руководителю Лилии Шибановой грозит максимальный штраф в 800 тысяч рублей.

Закон обязывает НКО, которые получают зарубежное финансирование и занимаются политикой, добровольно называться <иностранными агентами>.

Организации отказываются от такого ярлыка, утверждая, что понятие <занятие политической деятельностью> слишком размыто. В России проходят массовые проверки НКО на соблюдение закона об <иностранных агентах>

http://lenta.ru/news/2013/04/16/nko/

ЗАЯВЛЕНИЕ Правозащитного Совета

Явно реализуя указания Кремля, Минюст обвинил Ассоциацию защиты прав избирателей <ГОЛОС> и другие организации в уклонении от регистрации в качестве <исполнителя функции иностранного агента>.

О том, что данный закон является неконституционным, а его целью является фактическое уничтожение независимых неправительственных организаций, уже сказано много.  Атака на <ГОЛОСа>, также как и атака на фонд <Костромской центр поддержки общественных инициатив> и Костромской <Комитет солдатских матерей>, является неразрывной частью идущей сейчас волны травли сотен НКО, подвергаемым унизительным немотивированным проверкам.

Представитель Минюста Татьяна Вагина недавно заявила, что политической деятельностью является даже мониторинг выборов.

Власти, очевидно, стараются сорвать любые внепартийные усилия по гражданскому контролю над выборами и жестоко отомстить за ту широкую кампанию наблюдения, которая благодаря энтузиазму и самоотверженности десятков тысяч гражданских активистов, позволила создать осенью 2011 года настоящую систему гражданского контроля, что привело к разоблачению широкомасштабных фальсификаций.

Мы считаем абсурдным утверждение, что организация, возглавившая борьбу за честные выборы в России, действует в интересах иностранных государств и является иностранным агентом.

Мы категорически не согласны с тем, что общественный контроль над  действиями политиков, партий и власти является политической деятельностью.

Правозащитные организации, в том числе представляемые участниками Правозащитного Совета, по самому своему, подтверждённому международным правом статусу, оказывают влияние на общественное мнение, на чиновников и депутатов, с целью обеспечить неукоснительное соблюдение прав и свобод человека и гражданина.

Точно так же не является политикой укрепление взаимопонимания между народами и государствами, выяснение позиций участников международных отношений.

Такая деятельность является гражданским долгом каждого гражданина, каждой нефальшивой общественной организации. И мы заявляем, что будем продолжать такую деятельность, как бы ее не квалифицировали чиновники.

Ещё формально действующая Конституция РФ гарантирует каждому гражданину нашей страны и их объединениям право свободно высказывать своё мнение о происходящем и право обращения в государственные органы.  Интерпретация таких действий как политики означает незаконное сужение прав человека.

Мы выражаем свою солидарность с Ассоциацией <ГОЛОС>, <Костромским  центром поддержки общественных инициатив> и Костромским <Комитетом солдатских матерей>.

Мы требуем от властей выполнения рекомендаций Совета по правам человека ООН от 21 марта 2013 года о <Защите правозащитников> и прекращения дискриминации российских неправительственных организаций и давления на них.

Мы заявляем, что при любых условиях будем стремиться к содействию развития гражданского контроля над властью и к формированию общественного мнения в пользу демократических принципов и базовых свобод.

Людмила Алексеева, Председатель Московской Хельсинкской группы

Валерий Борщев, член Московской Хельсинкской группы

Юрий Вдовин, <Гражданский контроль>, член Правозащитного Совета Санкт-Петербурга

Светлана Ганнушкина, Благотворительный Комитет <Гражданское содействие>

Сергей Ковалёв, Общественная комиссия по наследию А. Д. Сахарова

Олег Орлов, член Совета Правозащитного центра «Мемориал»

Лев Пономарёв, Движение <За права человека>

zpch@zaprava.ru, 17 апреля 2013 г.

ЧАЙКА НЕ ЛЕТАЕТ

Прокурорское хамство

Почему ведомство Чайки отпразновало труса, уклонившись от встречи с президентским советом

На сайте Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека уже размещено заявление о том, что СПЧ <шокирован> хамством, которое по отношению к нему (а тем самым и к президенту) позволила себе Генеральная прокуратура. Заранее дав согласие представить основной доклад на заседании совета 15 апреля на тему <Проверки НКО: затраченные ресурсы и полученные результаты>, за час до начала факсом № АН 323167 Генпрокуратура уведомила, что докладчик <задействован в проверочных мероприятиях>, да и вообще все это обсуждение <нецелесообразно>.

Что ж тут делать вид, что мы не восприняли это как плевок. Однако обида — худой советчик. Лучше сказать прокуратуре спасибо за уже проделанную громадную работу. Как будет написано в отчете, в десятках субъектов Федерации проверены тысячи НКО, в проверках приняли участие сотни прокуроров и в десять раз больше сотрудников других ведомств, включая МЧС, Роспотребнадзор и др. Изучены миллионы листов всякой бумажной ерунды, ах да, ксерокопирование за счет самих утопающих. И никак не сказать, что результата нет, потому что его отсутствие — это тоже результат.

Что же удалось обнаружить, кроме (пример из отчета) <отсутствия приказа о дератизации офиса>? Прежде всего предсказуемо обнаружилась невозможность применения известного ФЗ <об иностранных агентах> из-за неясности признака участия оных в <политической деятельности>. Подтвердилось предположение о том, что весь этот вызвавший много вопросов закон голосовался в Думе, в Совете Федерации и подписывался президентом только ради того, чтобы закрыть <ГОЛОС>, координирующий работу наблюдателей на выборах. В реестре <агентов>, который с неохотой открыли профессионалы из Минюста, таких организаций ноль, отказано в признании иностранным агентом (по его собственной инициативе)  <Фонду императора Александра III>, а 25 апреля в мировом суде будет предпринята попытка запихать туда <ГОЛОС>, да как-то неуклюже, народ смеяться будет (уже смеется, потому что об этом все написано, и я не буду повторяться).

Минюст, как теперь выяснилось, пошел по следующему пути: получил сведения о банковских проводках из Росфинмониторинга, а затем наложил на них сведения о тех НКО, которые как-то участвуют в выборах. Именно отсюда цифра, названная президентом: с декабря 2012-го по март 2013-го 654 НКО переведен почти миллиард долларов из-за рубежа. Чтоб мы так жили, где эти доллары? Гражданское общество теперь предлагает Минюсту обратный путь: присмотреться к НКО, участвующим в выборах (например, путем агитациии, а не как наблюдатели из <ГОЛОСа>), а затем на эту карту наложить сведения Росфинмониторинга. Возможно, много интересного выяснилось бы и о саттелитах <Единой России>, которая с такими победными воплями пролоббировала закон об <агентах>.

Третий вывод, изумивший правозащитников своей неожиданностью, возвращает нас к осени 1993 года, когда в ходе обсуждения проекта Конституции звучали предложения оставить за органами прокуратуры только функцию представления государства в суде, вовсе упразднив институт так называемого <общего надзора>.

В рамках проверок НКО, по их многочисленным свидетельствам, именно прокуроры вели себя как дармоеды, требующие от НКО выполнять за них прокурорскую работу, множить тонны бумаг и писать доносы на самих себя, потому что сами они в рамках <общего надзора> что-либо делать уже не умеют.

Оказывается, даже закон от 26 декабря 2008 года <О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля> содержит изъятие в отношении органов прокуратуры — в отличие от проверок Минюста, финансовых и других органов, где все расписано по шагам, прокурорские проверки вообще никак не регламентированы: в отношении своих полномочий прокуратура узаконила полный произвол. Так, конечно, не может быть, к этому вопросу придется теперь так или иначе вернуться, и за это — тут трудно удержаться от цитаты из Высоцкого:

<За ночи в тюрьмах, допросы в МУРе — спасибо нашей городской прокуратуре!>

Очень правильно сказал В.В. Путин, выступая с президентским Посланием к Федеральному собранию 12 декабря 2012 года: <Особого внимания требует система контроля надзорных органов. В таких структурах у нас занято, по разным подсчетам, все равно около миллиона человек. Это практически столько же, сколько, допустим, у нас врачей или учителей: Контроль — это, безусловно, важнейшая функция государства. Но неприемлемо, когда показателем деятельности контрольных органов служит не результат, а просто число проверок, классическая <палочная> система. Необходимо ввести публичную отчетность контрольно-надзорных органов об итогах проверок, а также о затраченных на их проведение финансовых и людских ресурсах, и сразу будет видно, какая проверка чего стоит и вообще нужна ли она была>.

Проглотив и переварив обиду, мы, как члены Совета при Президенте (и тут я точно не одинок), обращаемся к нему, собственно, с советом. Русский народ любит власть, так привык. Он не прощает ей одного (что выяснится при любом честном подсчете голосов) — глупости. А глупость депутатов ГД и рвущихся исполнить их безумные утопии <силовых структур> пухнет как снежный ком.

Леонид Никитинский, «Новая газета», 17.04.2013

БОРЩЕВ

«Мы возвращаемся к репрессивному произволу советских времен»

Минюст направил в суды 9 тыс. заявлений о ликвидации НКО. Деятельность 21 организации уже приостановлена, возбуждено более 5 тыс. административных дел. В частности, правозащитную ассоциацию «Голос» хотят привлечь к ответственности за отказ регистрироваться в качестве иностранного агента. Правозащитник Московской Хельсинкской группы Валерий Борщев обсудил ситуацию с ведущей Ксенией Турковой.

— Вашей организации тоже какие-то претензии предъявлялись?

— Нет, нас не было, но принесли список документов, которые надо сдать в течение месяца. Мы сдадим эти документы.

— Как вы можете прокомментировать ситуацию, которая сложилась вокруг ассоциации «Голос»? То, что стало известно о возбуждении дела?

— Некоторое время назад по другой радиостанции выступал Михаил Барщевский — представитель правительства и президента в судебных инстанциях. Он очень точно сказал: у нас не существует дефиниции политической деятельности. Нет юридического определения политической деятельности. И то определение, которое есть в законе об НКО, вполне позволяет Чулпан Хаматову с ее фондом «Подари жизнь» обвинить в политической деятельности и назвать иностранным агентом.

Главная проблема, что закон просто несовершенен.

«Голос» не получал финансирования со дня принятия закона. Его хотят привлечь за то, что он награжден премией Андрея Сахарова. Фонд отказался от денег, но все равно его называют иностранным агентом. Это мне напомнило ситуацию 50-х годов с Борисом Пастернаком, когда от Бориса Пастернака требовали отказаться от Нобелевской премии. Он отказался, но это его не спасло, его исключили из Союза писателей, его травили, он через три года умер в гонениях. Мне кажется, что мы возвращаемся к этому печальному репрессивному произволу советских времен, как 50-х годов, так и 30-х. Все это не имеет никакого отношения к правовому полю.

— Довольно долго не было проверок НКО, и вдруг какой-то всплеск пошел. Чем вы его можете объяснить?

— Путин на коллегии ФСБ сказал, что закон необходимо выполнять. Ведь вначале же даже Минюст усомнился в качестве этого закона, там все-таки грамотные люди, они правильно усомнились. Действительно, дефиниция политической деятельности там сформулирована таким образом, что она абсолютно резиновая, туда можно кого угодно затянуть. Они взяли под козырек и решили выполнять этот приказ, закинули невод. Причем обвинения самого разного рода: кого-то в нарушении противопожарной безопасности, кого-то в нарушении ведения документов. Лишь бы что-нибудь найти.

— Как вы думаете, как будет ситуация вокруг ассоциации «Голос» развиваться в ближайшее время?

— Я думаю, что будет суд. Я думаю, что Лилия Шибанова будет отстаивать свою позицию. Они никакой не иностранный агент. Поддержка прав избирателей — это не политическая деятельность, это защита прав. Авторы закона забыли, что в 70-е годы Россия подписала Хельсинкские соглашения, третью корзину, в частности, где сказано, что права человека экстерриториальны, они не национальны, они общечеловечны. И неслучайно мы ратифицировали Всеобщую декларацию прав человека, Европейскую конвенцию по правам человека, мы подчиняемся этим нормам.

В прошлом году я был в Женеве в комитете против пыток, где Россия отчитывалась, как она соблюдает права. Ей задавали вопросы, ее делегация очень серьезно отвечала. Права человека экстерриториальны, здесь не может быть иностранного агента. В свое время Европейская комиссия финансировала ФСИН, очень большой был грант на эксперимент с электронными браслетами. Я сам лоббировал интересы ФСИНа. Я сам это впервые увидел в Англии и эту идею пробивал. И что же? ФСИН — тоже иностранный агент, благодаря тому, что взял деньги и проводил эксперимент по электронным браслетам? Чушь собачья. И, как говорят, берут деньги и действуют в интересах того государства, от кого берут. Да, взяли деньги и действуют в интересах прав человека.

Коммерсантъ FM», 09.04.2013 // 21:02

http://www.kommersant.ru/doc/2166575

А НАЧАЛОСЬ С ХОДОРКОВСКОГО

У ЮКОСа много чего осталось

Прежде всего люди, среди которых не нашлось предателей. А также — дети, которые были чужими, а стали родными Юбилей. ЮКОСу — 20 лет. И 10 лет расправы с ним.

В ЮКОСе считают: а все равно это праздник. И празднуют. Вот ровно в эти дни.

Нефтяной компании <ЮКОС> в возлюбленном отечестве уже нет. А как сообщество людей юкосовцы остались. Сохранились, сплотились, поддерживают друг друга.

Кто-то написал на сайте пресс-центра Михаила Ходорковского: ЮКОС — это были труд, кураж, талант. И — радость!

А труд, кураж, талант и радость, в отличие от денег, нельзя себе присвоить. Труд, кураж, талант и радость — не бесплатное приложение и не бонус. Это — суть, сущность. То, что вырабатывается лично, собственным усилием. И ЮКОС остался не только как сообщество людей, но и как пример усилия. Заразительный — несмотря ни на что.

Как сказал мне один олигарх о Ходорковском: <Для него деньги — это ответственность, а бизнес — открытие>. Масштабное понимание денег и бизнеса, да?

Что остается стране от ЮКОСа?

Лицей для сирот <Подмосковный>, который курируют родители Ходорковского — Борис Моисеевич и Марина Филипповна. Лицей был создан Ходорковским ровно за десять лет до ареста, и о нем почти никто не знал. Пока Михаил Борисович не сел в тюрьму.

Лицей был задуман как спасение <детей побитых людей> — детей, чьи родители погибли в горячих точках. Там и дети, кто потерял мам и пап в <Норд-Осте>, и при землетрясениях, и в разбитых самолетах, и кто сам пережил Беслан: После каждого нашего несчастья мне звонит Борис Моисеевич и говорит: <Мы готовы взять детей>. И берут.

2 июля 2003 года был арестован Платон Леонидович Лебедев. 25 октября 2003 года — Михаил Борисович Ходорковский. Десять лет тюрем, лагерей.

А Василий Георгиевич Алексанян потерял жизнь. Я помню, как преподаватель права в МГУ и адвокат Лена Лукъянова, с которой я познакомилась на <Радио <Свобода>, когда мы с ней отстаивали там права заключенного Алексаняна, сказала мне о нем: <Знаешь, это был мой самый умный, талантливый и красивый студент. А потом он еще учился в Америке и стал там лучшим иностранным студентом>.

Тысячи следственных действий: обыски, выемки, допросы. Прессинг на самых обычных работников ЮКОСа — вплоть до секретарш и уборщиц — не поддается описанию. Говорят, по объему и масштабам в современной России нет равных прецедентов. И сегодня, через десять лет после начала разгрома, юкосовцы все еще сидят в тюрьмах, и в эти дни их допрашивают, и в эти часы репрессии не утихают.

Но при этом сами юкосовцы отмечают: по сути, в нашей компании не нашлось предателей, несмотря на чудовищное давление и прямые угрозы. Ну вот! А еще скептики говорят: <Какая сейчас у человека может быть гордость? Только сопротивляемость>. Нет, и гордость может быть. И — достоинство.

Светлана Бахмина с необычайной гордостью сказала на днях, что ее дети знают: <ЮКОС — это какая-то очень правильная компания, если мама посчитала возможным так отстаивать ее интересы>.

Вчера я долго разговаривала с Мариной Филипповной Ходорковской. Она сказала: <20 лет ЮКОСу: Да, очень обидно и жалко, что случилось то, что случилось.

И дело не в том, что мой сын потерял деньги. Я считаю, что очень много проиграла наша страна. Я знаю, что бюджет России был бы более полным сейчас, если бы ЮКОС не разорили. Просветительские, образовательные проекты ЮКОСа делались для людей, для государства. И это опять же не только деньги. Это то, что называется интеллект нации. Это ценно во всем мире>.

Марина Филипповна и Борис Моисеевич Ходорковские только что вернулись из Карелии. Были на свидании с сыном. Добирались туда сутки. А потом четыре часа свидания — через стекло, по телефону. Ни обнять сына, ни поцеловать.

<Это нарушение прав человека на семейное общение>, — говорит Марина Филипповна. А когда ее спрашивают об освобождении сына, она отвечает: <Особенно отрадных вариантов нет>. Помолчав, добавляет: <На этот вопрос нельзя ответить>.

…И все-таки в эту субботу мы поедем в Кораллово. В наш любимый лицей. К нашим родным и любимым Марине Филипповне и Борису Моисеевичу. К детям, учителям, директору лицея Евгению Николаевичу Травину.

Будет очень много людей. Дети дадут классный концерт.

Потом мы поднимем бокалы — за здоровье и за возвращение. Все будут улыбаться. А больше всех — Марина Филипповна и Борис Моисеевич.

Зоя Ерошок, «Новая газета», 17.04.2013

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *