Опубликовано

ГОВОРЕНИЯ О ПЛОТИНАХ. О ВОЗВРАТЕ В ВОЛГУ БЕЛУГИ И СЕВРЮГИ РЕЧИ НЕТ

ПРАВОСЛАВНЫЕ — О ЧУБАЙСЯТИНЕ

Волга умрёт на «Отметке 68»

Актуализированы планы по «доламыванию» великой русской реки…

Казалось, после потерь минувшего века, наступило в истории России время сбора камней. Когда надо терпеливым трудом исцелять раны, восполнять бреши нанесенные народу и земле, на которой он живёт. Казалось, произвол вандалов и волюнтаристов, калечивших души людей, уничтожавших культурно-историческое наследие, насиловавших природу навсегда ушёл в прошлое.

Однако новые планы «преобразователей» Волги заставляют думать, что вместо созидания и возрождения начинается новая атака на основы российской жизни.

Кому выгодно

Нельзя отказать в настойчивости и упрямом стремлении мегакомпании «Русгидро» (объединяет все гидроэлектростанции страны) поднять уровень печально известной Чебоксарской ГЭС.

Нелишне будет напомнить, что гидроэнергетический гигант «Русгидро» — один из лакомых кусков, образовавшихся в ходе реформы (развала) единого энергосетевого хозяйства страны. Осуществлял раздел, как известно «добрый гений» российских реформ Анатолий Чубайс. Потому актив и был передан под управление мало кому известному в энергетике, но зато близкому к Чубайсу Евгению Доду.

Как известно, для менеджеров чубайсовского набора прибыль — всё, остальное — ничто. Ныне они расходуют огромные деньги и ведут рекламную компанию «за поднятие» Чебоксарской ГЭС. Это даст им дополнительные мегаватты энергии и миллиарды рублей, повысит капитализацию и котировки компании.

Такие издания как «АиФ», «Труд» и некоторые помельче десятками публикуют оголтелые проплаченные материалы. Бравурные заметки готовят сотрудники, большинство из которых не то, что не знакомы с проблемой — на Волге-то ни разу не бывали. Для них боль великой реки, боль Поволжья, тех, кто живет по ее берегам — всего лишь абстракция (как уверяют их эксперты из ОАО «Русгидро» к жизни отношения не имеющая). Поистине, горе-журналисты не ведают, что творят. На самом же деле в погоне за прибылью «Русгидро», получившее во владение всё советское гидроэнергетичское хозяйство, намерено совершить то, от чего в ужасе отказались в 80-х годах прошлого века.

После ввода в эксплуатацию Чебоксарской ГЭС (1981 г.), этого очередного тромба, перерезавшего главную артерию страны, уровень воды был поднят на отметку в 63 метра. К счастью хватило ума не поднимать сразу до задуманных 68-и метров.

И без того тысячи домов, десятки тысяч гектаров заливных лугов, реликтовые леса ушли под воду. С тех пор бедствует Нижний Новгород и все те города и села, что стоят ниже по реке. Весеннее подтопление стало бедой и заботой их жителей. Скорость течения в реке упала, вода летом цветёт, почти исчезла рыба, в прибрежных территориях гниет затопленный лес.

30 лет назад власти (тогда еще СССР), увидев последствия ввода Чебоксарского монстра в эксплуатацию на стандартной отметке 63 метра для Нижегородской области и республики Марий Эл, одумались. И не стали доводить проект до убийственного конца. То есть до того, что предлагается теперь — доведения высоты плотины до 68 метров.

Последствия

Что означают эти лишние 5 метров воды?

Можно последовательно опровергнуть все доводы «Русгидро» и нанятых ими глашатаев и кликуш. Потому что каждый из их «аргументов» не выдерживает критики.

Но начать стоит с того, чему наши благочестивые предки всегда уделяли наибольшее внимание. «Не стоит город без святого, а селение без праведника».

Веками хранил народ эту мудрость. Вот и город Нижний Новгород, славный освободитель Руси от нечестия Смутного времени, торговый Центр Российской империи имел своих святых. Среди них чтил и имена, дорогие любому православному сердцу. Одно из них — Александр Невский, усопший в волжском Городце, в честь которого был построен храм на знаменитой «стрелке» — месте слияния Оки с Волгой.

Этот уникальный по совершенству своих пропорций, вписанности в пространство реки и города храм будет подтоплен и обречен на уничтожение. Впрочем, как и многие другие исторические памятники Нижнего, в том числе относящиеся к ансамблю нижегородского Кремля.

Но ещё большая угроза нависла над другой святыней — Макарьевским монастырем, являющимся одной из главных святынь не только Поволжья, но всей России.

Его Казанский храм в результате затопления погибнет, монастырские земли полностью уйдут под воду, а стены и все иные сооружения разрушаться через несколько лет постоянных подтоплений. Насельники монастыря, церковные власти Нижегородской епархии уже не раз обращались к Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву с мольбами и просьбами остановить губительный проект.

Возможно, Волге «повезло», потому что насилие над природой сопровождается насилием над людскими судьбами и над самой историей. Нижний Новгород — многомиллионный город, который не хочет мириться с ситуацией затопления и превращаться в зону постоянного бедствия, бесконечного материального и морального ущерба.

И все же если брать материальный аспект угрозы наиболее важным следует считать те непоправимые последствия, к которым приведет «Отметка 68» всю великую реку.

В погоне за мегаваттами, то есть за сверхприбылями «Русгидро» спешит «закупорить» течение Средней Волги. Того единственного участка реки, где еще осуществляется относительно нормальное течение. После этого Волга окончательно потеряет способность к самоочищению и превратится в длинное сплошное болото, состоящее из цепи гигантских водохранилищ.

Качество воды ухудшится. Для питья она станет непригодной. И это уже будет означать ситуацию близкую к гуманитарной катастрофе. Ну а о знаменитой волжской рыбалке придется навсегда забыть. Нет, конечно, кое-какие мальки в отстойных цветущих затонах будут попадаться. Другой вопрос можно ли их будет употреблять в пищу.

Ведь перспектива поднятия уровня воды вызвала к жизни еще один «проклятый вопрос». О ядовитых захоронениях химических производств города Дзержинска.

Там за десятилетия их было свалено столько, что хватит отравить население, вдесятеро превышающее нынешнюю численность жителей РФ. Уклончивые объяснения экспертов, ангажированных «Русгидро» о том, что затопление «не коснется основных свалок» с учетом накала дискуссии звучит скорее саморазоблачительно, чем успокаивающе.

Стоит понять — напрасно те же нижегородские власти обвиняются критиками в «отстаивании» местечковых интересов. С цифрами на руках они убедительно доказывают, что даже если подходить к вопросу исключительно с точки зрения выгоды, никаких перспектив у проекта гидроэнергетиков нет и быть не может.

Убытки, связанные с переселением десятков тысяч людей (от Балахны до Чебоксарского водохранилища), с проведением всего комплекса мероприятий по защите от экологического бедствия (Дзержинск), по ирригации и минимальной защите о катастрофы затопления (Нижний Новгород) — в конечном итоге все это выльется в сотни миллиардов, а с учетом отечественных традиций казнокрадства триллионы рублей. И платить их будет вынуждено государство. Так же как государство наверняка привлекут к инвестированию в достройку ГЭС до нового уровня, что тоже потребует многомиллиардных вложений. То есть налогоплательщики будут давать свои деньги на убийство великой русской реки.

Пока не поздно

Сколько же десятков, а то и сотен лет потребуется, чтобы окупить энергосбытом даже эти, не поддающиеся подсчету затраты?

Если же говорить о Волге в целом, о значении экологии ее бассейна для России и что не будет преувеличением, для всей Евразии, ущерб от стремления получить поистине местнический и хищнический барыш становится немыслимым.

Единственным доводом, при помощи которого сторонники «перестройки» Чебоксарской ГЭС пытаются втянуть оппонентов в дискуссию, является проблема судоходства на обмелевших участках Волги. Но и здесь давно найдено экономичное и безвредное с точки зрения безопасности и экологии решение — строительство подпорной плотины. Но контраргумент предпочитают замалчивать или не слышать.

Волга — это не просто великая русская река. Это как будто само воплощение русской души. Все утраты и трагедии, как и все великие Победы отразила она в своих водах, восприняла на своих берегах. И там, где она начинает свое течение, у живописного Плёса, запечатленного Левитаном, и там где герои труда, они же жертвы большевизма соединяли ее великими каналами с другими реками, там, где над Рыбинским водохранилищем возвышаются остовы затопленных церквей, там где возвышается сталинградская Родина-Мать, и перед завершением пути, где необъятная дельта соединяется с Каспием.

Не дать убить, как назвал Волгу сам народ «мать родную», не дать превратить ее живую, живоносную воду в мертвую — одна из главнейших задач всего российского общества сегодня, а не только тех, кого катастрофа коснется в первую очередь. Осознать это, значит сделать первый шаг к победе в еще одном сражении бесконечной битвы за Волгу.

Только если все граждане России, все ответственные силы, все те, кто имеет не только высокое положение, но сохранил и совесть, обратят внимание на крик о помощи миллионов нижегородцев и марийцев — только в этом случае планы по превращению Чебоксарской ГЭС в убийцу Волги будут раз и навсегда забыты.

А сама река, с ее божественной красотой и святынями получит шанс на спасение.

Анна  Бармина, 07.11.2012, http://ruskline.ru/analitika/2012/11/07/volga_umryot_na_otmetke_68/


ПЛАНЫ БИЗНЕСА И РАССУЖДЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Правительствам «большой двадцатки» предложат отказаться от крупных плотин

В рекомендации для правительств G20 могут войти ликвидация крупных ГЭС на равнинных реках и отказ от финансирования новых проектов, связанных с ядерной энергетикой, нефтью и углем. Темы проработаны рабочей группой «гражданской двадцатки» [куда входит и руководитель «Плотина.Нет!» Александр Колотов] на встрече в Москве, говорят источники. Рекомендации вряд ли полностью исполнимы, скептичны эксперты, но часть предложений войдет в итоговый вариант документа. Рабочая группа «гражданской двадцатки» (Civil G20) по устойчивой энергетике предлагает признать крупные плотинные гидроэлектростанции на равнинных реках и атомную энергетику (включая весь ядерный топливный цикл) опасными и дорогими источниками энергии, противоречащими концепции «зеленого роста».

Проект рекомендаций G20, сформулированных по итогам консультаций в Москве, предлагает понизить уровень и ликвидировать крупные плотины на равнинных реках, если выгоды (экологические, социальные и экономические) от демонтажа превышают выгоды от их эксплуатации, рассказал «Газете.Ru» источник, знакомый с ходом дискуссий.

Другой источник, близкий к процессу согласования, уточняет, что участники консультаций из стран — партнеров России по «двадцатке» направили данные предложения на дальнейшее согласование. «Сейчас будут проходить встречи с теми, кто принимает решения. В дальнейшем позиции участников рабочей группы будут согласовываться в формате conference call», — уточнил он, добавив, что финальная версия рекомендаций будет готова ближе к лету.

Один из источников рассказал, что группа также предлагает отказаться от государственного субсидирования производства ядерной энергетики, большой гидроэнергетики и биотоплива. Проект предполагает также постепенную ликвидацию субсидий на добычу ископаемого топлива (нефти и угля) с графиком полного отказа от этих субсидий к 2020 году.

Сейчас государства субсидируют нефтегазовые компании, крупные ГЭС и АЭС в ущерб возобновляемой энергетике, что увеличивает выбросы углекислого газа и снижает конкурентоспособность альтернативной энергетики, пояснил источник. Правительства и банки развития, по словам источника, тоже должны исключить финансирование инфраструктурных проектов, связанные с крупными плотинными ГЭС, ядерной энергетикой, углем и нефтью, и гарантировать, чтобы все инфраструктурные проекты в развивающихся странах соответствовали требованиям «зеленого роста».

Банки при этом должны принять запрет на новые проекты, связанные с крупными плотинными ГЭС, ядерной энергетикой, нефтью и углем, при разработке политики развития.

В 2009 году страны — члены «двадцатки» и Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества, включая Россию, приняли обязательства «рационализировать и, в среднесрочной перспективе, устранить неэффективные субсидии, стимулирующие расточительное потребление ископаемых топлив».

«Важно договориться с учетом мнения гражданского общества об определении неэффективных и эффективных субсидий в добычу ископаемого углеводородного топлива. С этих позиций, по нашему мнению, субсидии в освоение арктического шельфа не могут быть эффективными (себестоимость добычи нефти в море Лаптевых — более $600-700 за баррель при нынешней рыночной цене около $100), тогда как экономические механизмы стимулирования повышения коэффициента извлечения нефти (КИН), использования нефтяного попутного газа (например, ставки НДПИ, отличной от нуля), разведки углеводородов на суше и развития нефтехимии (вместо того чтобы «топиться ассигнациями») могут рассматриваться в качестве эффективных субсидий, наряду с субсидиями в развитие альтернативной энергетики», — пояснил директор по природоохранной политике WWF в России Евгений Шварц.

Но пока G20 рассматривает ядерную и гидроэлектроэнергию как экологически чистую энергию и как часть стратегии «зеленого роста», сетует источник, знакомый с позицией «гражданской двадцатки».

Меры против распространения ядерной энергетики, по словам источника, предполагают ограничения на трансграничные перевозки ядерных материалов и радиоактивных отходов атомной энергетики, в том числе с запретом на трансграничные перевозки отработавшего ядерного топлива, а также меры по подъему радиоактивных отходов, захороненных в море.

Компании — операторы ядерных объектов, а также компании, имеющие лицензии на обращение с радиоактивными отходами, обязаны будут обеспечить финансовые гарантии для компенсации ущерба физическим лицам и окружающей среде, наносимого в результате аварий на их объектах.

В России сильны позиции и атомной, и гидроэнергетики. Доля гидроэнергетики в электроэнергетическом энергобалансе России составляет около 20%, а на атомную и гидроэнергетику в целом приходится более трети энергобаланса. По себестоимости электричества гидростанции являются самыми дешевыми, за ними следуют атомные, а самыми дорогими являются тепловые станции, работающие на газе.

Вместе с тем самым затратным и долгим является возведение крупных ГЭС и АЭС.

Объем капитальных вложений Росатома, управляющего российскими АЭС, составляет 300 млрд рублей с 800 проектами в России. Крупнейшим из строящихся в России гидроэнергетических проектов является Богучанская ГЭС с установленной мощностью 3000 МВт — частно- государственный проект, реализацию которого осуществляет «Русгидро» совместно с «Русалом» на реке Ангара в Красноярском крае. Самой крупной из действующих ГЭС является Саяно-Шушенская ГЭС (около 6000 МВт), на которой несколько лет назад произошла серьезная авария. Гидроэлектростанции в Сибири обеспечивают дешевой электроэнергией металлургические предприятия, в том числе «Русал».

Полностью отказаться от субсидирования строительства ГЭС и АЭС не только Россия, но и другие страны «двадцатки» не могут, считают российские эксперты.

«Возможен более селективный подход — ужесточение требований по безопасности и учет так называемой экологической ренты в инвестициях в строительство крупных ГЭС и АЭС», — говорит Василий Конузин из АФК «Алемар». — Из тепловых станций отказаться совсем можно и нужно только от мазута. В Европе даже возросло потребление угля и появились новые, более экологичные технологии его использования. В связи с бумом в сфере добычи сланцевого газа в США и снижением спроса на уголь, он по привлекательным ценам стал экспортироваться в Европу».

Участие международных финансовых институтов в строительстве крупных гидросооружений и АЭС и сейчас минимально: ЕБРР, например, финансирует в основном небольшие проекты , связанные с модернизаций тепловой генерации, а также «зеленые» проекты, отмечает эксперт.

В нынешней форме рекомендации вряд ли полностью исполнимы, учитывая позиции ряда стран G20, но важно помнить, что это первая версия рекомендаций, отражающая настроения значительной части гражданского общества, которое не слышат или не хотят услышать, подчеркивает Шварц.

«Важнейшее положение рекомендаций — средства налогоплательщиков не должны использоваться для создания искусственных экономических преимуществ для атомной энергетики, крупных высоконапорных плотинных ГЭС на равнинных реках, ренессанса угольной генерации электроэнергии и экологически и экономически рискованного освоения арктического шельфа для добычи нефти. Фактически на базе рекомендаций может быть сделан вывод о том, что средства налогоплательщиков должны в первую очередь идти на повышение энергоэффективности экономик стран G20 ( в том числе путем повышения эффективности и роли современной газовой генерации), преодоление барьера «вхождения в рынок» для различных видов возобновляемой энергетики (включая малую гидроэнергетику и ГЭС на горных реках с малой площадью затопления)», — добавил он.

Шварц считает, что в рекомендациях «гражданской двадцатки» есть пункты, которые соответствуют общему направлению дискуссии G20 в области энергетики и которые могут быть включены в итоговые документы G20 в этом году.

«Это предложение разработать и принять новые международные нормы энергопотребления в самых энергоемких отраслях промышленности и, в частности, внедрить согласованные международные минимальные стандарты эффективности потребления топлива для новых автомобилей и создать условия для дальнейшего повышения этой эффективности. Ввести такой же подход в других энергоемких секторах экономики и разработать график и план действий по развитию гибридных автомобилей и электромобилей в странах — членах «двадцатки», — перечисляет эксперт.

В резолюции рабочей группы Civil G20 есть широкий спектр рекомендаций как на долгосрочную, так и средне- и краткосрочную перспективу, часть из которых должны найти отражение в итоговых документах председательства России в G20, а часть, предположительно, войдут в повестку дня следующих председателей «двадцатки», резюмировал Шварц.

Ольга Алексеева, Петр Канаев,  26 Февраля 2013 г.,http://www.plotina.net/civilg20-no-large-dams/

ВСПОМНИЛИ О ТЕОРИИ

Президент Башкирии Рустэм Хамитов выступил за низконапорные плотины на равнинных реках.

До 20 века почти все плотины были низконапорными — с перепадом высот 0,2-2 м.

Для того чтобы сравнить высоконапорные и низконапорные плотины на равнинных реках, разберем причины выбора в пользу тех или других в первой половине 20 века и сейчас, в 2012 по каждой функции плотин:

1) Выработка электроэнергии.

2) Орошение.

3) Борьба с паводками.

4) Поддержание судоходных глубин.

5) Отдых на берегу.

6) Рыбоводство.

7) Управление гидроузлом.

1. Получение механической работы. Выработка электроэнергии.

Использование энергии падающей воды известно с 2 века до новой эры. До появления промышленных электрогенераторов и линий электропередачи валы и ремни нельзя было протянуть далеко, поэтому водяные колеса ставили часто, плотины были небольшими, мощность водяных колес соответствовала потребности предприятия.

С появлением ЛЭП стало возможным ставить мощные гидроэлектростанции вдалеке от потребителя. Что было очень важно, удельная стоимость гидроагрегата (турбины с генератором), была тем ниже, чем выше напор. Когда цена электрооборудования была высока по сравнению со стоимостью земляных и даже бетонных работ, выгоднее было поднять плотину повыше. Для напоров меньше 6 метро вообще не было мощных гидроагрегатов.

Развитие машиностроения и электротехники позволило строить экономически состоятельные и экологически менее ущербные русловые ГЭС, а пиковую мощность получать на ГАЭС.

Разработка недорогих ортогональных гидротурбин, способных работать в диапазоне напоров 0,5 -6 м, позволила вырабатывать электроэнергию на плотинах любой высоты.

Современные технологии позволяют строить низконапорные плоти с очень малым расходом материалов (мембранного типа).

2. Орошение и водоснабжение.

До большой электроэнергетики вода на поля (и в города по водопроводу) за редким исключением подавалась самотеком либо с помощью мускульной силы.

Чтобы оросить бОльшую площадь полей, нужно было забрать воду с более высокого уровня.

Электрические насосы резко изменили дело. Проще поднять воду по более кроткому пути. С другой стороны, капельное орошение требует намного меньше воды, чем арычное и трубки вместо каналов.

Кроме того, во многих случаях вместо полива можно вывести и использовать более засухоустойчивые сорта.

Для орошения также нужно накопить в водохранилище паводковую воду и использовать ее в течение сезона. Но для получения заданного полезного объема водохранилищ нет принципиальной разницы — строить одну большую плотину или несколько маленьких.

3. Борьба с паводками.

Важнее не размер плотин, а максимальный объем паводкового стока, безопасная пропускная способность реки (канала) и полезная емкость водоудержания.

Удерживать воду могут не только водохранилища, а также леса и болота.

Для уменьшения ущерба от паводка высота одной плотины непринципиальна (за исключением лавин и селей, но о горах отдельный разговор). Наоборот, при чрезвычайном паводке, грозящем разрушением плотин, большая плотина опаснее.

4. Поддержание судоходных глубин.

Для подержания судоходства высота плотины выше глубины судового хода вообще не нужна. Исторически судоходство поддерживалось небольшими плотинами.

Небольшие плотины, правда, увеличивают число шлюзов. Замедление технической скорости судов компенсируют четким графиком прохождения шлюзов.

Во многих случаях есть альтернатива плотине — судоходный канал или углубление русла земснарядом.

Небольшие плотины для поддержания судоходных глубин редко вызывают протесты местно населения и экологов. Между Москвой и Рязанью на Москве и Оке есть несколько плотин и шлюзов, по поводу которых экологи вообще молчат.

5. Мосты.

Плотины часто являются и мостами. Мосты через реки нужны намного чаще, чем ГЭС.

Совмещение моста и плотины — обычное дело.

6.Отдых на берегу.

Для отдыха на берегу воды размер водоема редко имеет значение больше десятков метров и глубина больше двух метров.

Для получения пруда на мелкой речке совсем необязательно вообще делать плотину. Водоем можно выкопать (или вычерпать земснарядом).

Длина береговой линии (во многих случаях определяющая емкость зоны отдыха) обычно больше у нескольких небольших водоемов, чем у одного большого, и обычно лишь уменьшается при затоплении водохранилищем части русел рек.

7. Рыбоводство.

Для разведения рыбы больше водохранилища совершенно не нужны. В Южно-чешском крае есть 7 000 прудов, общая площадь которых составляет более 30 000 гектаров (то есть средний размер пруда немногим больше 4 гектаров). Один пруд приходится на 1,5 кв. км суши. В этих прудах разводят карпов.

Обычно гидрорежим водохранилища, выгодный для энергетиков, губителен для рыбы. Поэтому целесообразно разделять водоемы с энергетическими и рыбохозяйственными функциями.

8. Управление гидроузлом и энергосистемой.

Объединение электростанций и потребителей в сеть имеет слишком большие преимущества. Вручную легче управлять мощностью одной большой электростанции в энергосистеме, чем многих маленьких.

Появление «умных сетей» изменило положение. То же самое касается управлением водным режимом множества плотин для снижения последствий паводка.

9. Разбавление загрязненных стоков.

Популярный аргумент для середины 20 века. С тех пор философия ПДК ушла в прошлое. Ответственные общества стремятся снизить общий объем сбросов загрязняющих веществ.

10. Престиж. Возможность масштабного воровства.

Важные аргументы для верхушек несправедливо устроенных обществ.

Как мы видим, большие плотины не имели значительных преимуществ перед малыми во всех сферах использования, кроме гидроэнергетики. А важнейший аргумент энергетиков — отсутствие низконапорных гидроагрегатов — в самые последние годы пал.

enwl.bellona@gmail.com, 18 января 2013 г.

А ЮРИСТ ВСПОМНИЛ О БЕЗОПАСНОСТИ

Премьер-министр потребовал усилить безопасность и надежность плотин

После многочисленных трагедий, таких как авария на шахте <Распадская>, <Юбилейная>, а также на Саяно-Шушенской ГЭС, государство всерьез озаботилось этой проблемой. Глава правительства РФ Дмитрий Медведев потребовал усилить безопасность и надежность существующих гидротехнических сооружений в России.

Особое внимание премьер поручил уделить использованию водных ресурсов. А именно: внедрять в производство современные водосберегающие технологии.

Снижать уровень транспортных потерь воды, ставить системы учета на водозаборах и в квартирах.

По мнению Медведева, от этого зависит и снабжение городов и поселков нормальной водой, и здоровье наших граждан, но и развитие, конечно, промышленности, энергетики.

Кроме того, глава правительства потребовал в рамках госпрограммы укрепить безопасность и надежность существующих гидротехнических сооружений, а также строить новые дамбы, новые плотины, передает Интерфакс.

Напомним, страшная авария на Саяно-Шушенской ГЭС, унесшая жизни 75 человек, произошла в августе 2009 года. Следственный комитет тогда возбудил уголовное дело по статье <нарушение правил охраны труда>.

Анастасия НОВИКОВА, 1 марта 2013 г.,http://www.plotina.net/medvedev-dams-safety/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *