Опубликовано

ПРОСТРАНСТВО ИДЕАЛИЗМА

ПЕСНИ

Эхо Галича

К 45-летию фестиваля бардов в новосибирском Академгородке

В книге воспоминаний «Генеральная репетиция» Александр Галич написал: «Была минута счастья в 1968 году. Весною того года безумцы из новосибирского Академгородка решили организовать у себя фестиваль песенной поэзии. Это был первый и последний фестиваль подобного рода… Мы пели по двадцать четыре часа в сутки: мы пели на концертах, в гостинице друг другу: нас приглашали в гости… А в последний вечер состоялся большой концерт в зале Дома ученых.

Зал вмещает около двух тысяч человек…»

Галичу было 49 лет. А его зрителям и слушателям в среднем чуть за двадцать.

45 лет назад в 1968 году во время учебы в новосибирском университете в Академгородке мне посчастливилось побывать на концертах уникального первого всесоюзного фестиваля бардов. На фотографии зрительного зала я вижу себя и узнаю многих, в частности, передо мной — двух ныне известных украинских поэтов Ивана Драча и Моисея Фишбейна.

Официально фестиваль назывался «Праздник песни». Вообще одно и то же событие отражается и остается в памяти разных людей по-разному, иногда весьма отличающимися  друг от друга версиями. В этом очередной раз убеждаешься, читая и слыша воспоминания участников и организаторов фестиваля. Но было и есть главное, на чем сходятся в своих воспоминаниях, конечно же,  все: центральным событием фестиваля стало единственное в СССР выступление Александра Галича перед широкой аудиторией.

Именно после этого выступления начались первые гонения на Галича, закончившиеся его вынужденной эмиграцией, а позднее смертью в Париже при так и не выясненных до сих пор обстоятельствах (его дела как в архиве КГБ, так и в архиве парижской полиции до сих пор недоступны для родственников).

Фестиваль ознаменовал собой последнюю перед годами застоя вспышку инфантильных надежд нескольких поколений молодежи на очеловечивание лица социализма и времени, в котором им выпало жить. Надеждам этим оставалось тогда теплиться еще всего только полгода — до ввода войск в Чехословакию. Алексей Герман рассказывал, как он видел в тот день 21 августа 1968 года рыдавшего Василия Аксенова.

Но тогда, во время фестиваля, торжествовала атмосфера праздника, подкрепленная удивительным психологическим микроклиматом Академгородка, где двери многих квартир никогда не закрывались на замок, а на лестничных площадках стояли вполне ценные вещи. Удивительно, но факт: воры из Новосибирска в городок не наезжали, а своих, похоже, не было вовсе. Было в этой жизни что-то нереально прекрасное. Возможно поэтому написанная вовсе не об Академгородке песня Юрия Кукина (1932-2011) «Город» о городе-мираже («:Странные люди заполнили весь этот город:») сразу была опознана аборигенами как своя и стала неофициальным гимном городка.

А еще фестиваль был ярким примером неподцензурного творчества задолго до альманаха «Метрополь» (1979). Советские власти так и не нашли способа контролировать магнитиздат, подвергать его цензуре.

Принявшим фестиваль его организаторам, этим «странным людям» Анатолию Бурштейну, Герману Безносову, Валерию Меньшикову, Григорию Яблонскому, Юрию Карпову и многим другим молодым ученым Академгородка, как и тем, кто заполнил фестивальные залы, верилось в правоту французского писателя и военного летчика Антуана де Сент-Экзюпери, что единственная настоящая роскошь — это роскошь человеческого общения.

Наверное, сегодня уже не столь важны детали, уточняющие — как пел Окуджава — «и кто сначала вышел вон, и кто потом украл вагон»:

Главное ясно: если бы не участие в фестивале Галича, то все происходившее на нем все равно было бы праздником, но праздником, который устроил бы все инстанции: Явление Галича перевело фестиваль в иное измерение. Интересно, что от участия в фестивале, по разным причинам, отказались Высоцкий, Окуджава, Визбор. Не было на нем ни Новеллы Матвеевой, ни Юлия Кима, отсутствие которых объяснимо.

Киму после подписания нескольких возмутивших верха писем было запрещено публично выступать под страхом потери работы, что в конечном итоге все равно произошло. Новелла Матвеева по состоянию здоровья не могла отправиться в столь далекое путешествие. Так или иначе, из известных авторов Галич был на фестивале практически один (может быть, за исключением Ю. Кукина).

«Памяти Пастернака» — одна из двух снятых кинохроникой песен, исполненных Галичем на фестивале.

Возможно, сейчас кому-то из молодых людей будет трудно расслышать в песнях, исполненных Галичем на фестивале, то, за что он подвергся преследованиям:

крамолу и так называемую антисоветчину. Но тогда практически все, что он пел, выходило за рамки принятого, а его более поздние антисталинские песни и сегодня в России вряд ли придутся ко двору.

Для почти всех, наверное, кроме сотрудников известных органов и партийной элиты Новосибирска, выступление Галича на фестивале было заразительным примером внутренней свободы и стало уроком свободы. Я помню свои ощущения, которые совпали с ощущениями многих моих ровесников. Один из них так выразил наши тогдашние чувства: «Я думал во время его выступления, что вот сейчас распахнутся двери, войдут известно кто и всех нас и его арестуют».

Но этот «сеанс свободы» давался Галичу непросто. Многие отмечают, что он то и дело сосал валидол. Но он не хотел, как пел в одной из песен, выдавливать из себя раба по капле. Он хотел сразу. Но и он, как мне думается, преодолевал свой страх. Мне кажется, что это видно и на кинопленке. И этот публичный акт освобождения стал незабываемым для всех, кто был при этом. Думаю, что и для жившего тогда в Академгородке поэта и диссидента Вадима Делоне это оказалось подпиткой его позиции и способствовало его поступку — выходу через несколько месяцев 25 августа 1968 года вместе с Константином Бабицким, Татьяной Баевой, Ларисой Богораз, Натальей Горбаневской, Владимиром Дремлюгой, Павлом Литвиновым и Виктором Файнбергом на Красную площадь с протестом против ввода войск в Чехословакию.

Послесловие. Вскоре после фестиваля власти стали делать оргвыводы и искать козлов отпущения. Одним из них стал ведущий концертов и дискуссий фестиваля, один из его организаторов социолог Юрий Карпов:

В октябре 2008 года в Реховоте (Израиль) был организован вечер в честь 90-летия со дня рождения Галича. Вечер вел Александр Дов (Медведенко), а среди участников были Анатолий Бурштейн, президент академгородковского клуба «Под интегралом», один из организаторов фестиваля, Юлий Ким и также участник и соорганизатор фестиваля Сергей Чесноков. Устроители вечера  — студия ASK — любезно разрешили использовать в материале несколько фрагментов видеозаписи вечера. Юрий Векслер, 9 марта 2013, http://www.svoboda.org/content/article/24923335.html

valery@menshikov.com, 15 марта 2013 г.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ

Метафизический вызов

Какой же должна быть национальная идея России?

Отличительной чертой национальной идеи является пассионарность — способность нации к сверхусилию для достижения поставленной цели. Крохотная Голландия выигрывает войну против Испанской империи и обретает государственную независимость. Советские войска внезапно наносят Гитлеру поражение под Москвой.

Польские войска в такой же трагической ситуации, когда падение Варшавы уже представляется неизбежным, наносят поражение Красной армии (<чудо на Висле>).

В ситуации пассионарного максимума нация действует буквально как один человек: коллективные интересы преобладают над личными, жертвенность становится нормой и открывает громадный ресурсный потенциал.

Набор национальных проектов, выдвинутых в свое время президентом Д.А. Медведевым (здравоохранение, образование, строительство жилья, чтото еще), на уровень национальной идеи явно не потянул, хотя его в это качество и пытались перевести. Не случайно об этих проектах давно забыли, списали на экономический кризис.

Аналогично с идеей модернизации. Энтузиазма у россиян эта идея не вызвала. Бытовой приговор был таков: ему (президенту) надо — пусть и модернизирует.

И опять-таки не случайно, что о данной идее сейчас стараются не вспоминать.

Исторический анализ свидетельствует, что национальная идея <включается>, как правило, в трех случаях.

Создание нации: консолидация этнических сил, завоевание независимости, образование собственного государства.

Сохранение (спасение) нации: преодоление масштабной угрозы в виде войны или катастрофы.

Преобразование нации: модернизация этносоциальной культуры в соответствии с конфигурацией нового времени.

Онтологический вызов, связанный с существованием/несуществованием нации, вызывает к жизни громадный общенациональный проект, требующий от нации напряжения всех ее сил.

Вызов может присутствовать в двух формах — физической и метафизической.

Физический вызов представляет собой конкретную, ясно видимую угрозу — масштабная катастрофа или война: борьба британского флота против испанской <Непобедимой армады>, породившая в Англии невиданный ранее национальный подъем; та же <битва за Англию> (сражение ВВС Великобритании с немецкими люфтваффе, июль-октябрь 1940 г.); Великая Отечественная война СССР против фашизма.

Метафизический вызов, в свою очередь, представляет собой вызов будущего: нарастающее несоответствие форматов национального (государственного) бытия параметрам нового мира, и в отличие от физического, конкретного вызова, долгое время существует в неявном, неотрефлектированном состоянии. Для его осознания необходимо интеллектуальное усилие национальных элит. Заметим, что этого, как правило, не происходит. Вызов будущего не осознали в 1917-м ни императорская Россия, ни другие страны. Рефлективный ступор, незамечание очевидного, как показывает история, обычно связаны с тем, что когнитивный уровень властных элит, особенно авторитарных, не слишком высок. Политики начинают осознавать необходимость реформ лишь тогда, когда стратегическая угроза обретает острую форму.

Вформальных координатах ее положение выглядит достаточно благополучным. Глобальный кризис Россия переживает без особенных потрясений, уровень жизни в стране хоть и не бог весть какой, но все же приемлем для большинства, внутреннюю ситуацию отличает стабильность: протестные всплески последних лет не поколебали властную вертикаль. Физического вызова нет. Метафизический — очевиден. У России слабая экономика: основной доход в бюджет приносит экспорт сырья. У России неуклонно убывающее население: за Уралом, вплоть до Тихого океана, простирается антропологическая пустота. В России продолжается этническая сепарация: русские уходят из национальных республик и во многих из них уже стали этническим меньшинством.

Наиболее вероятный сценарий будущего России, на мой взгляд: медленное протухание с последующим вялым распадом страны на национальные территории.

Причем отпадет от России не только большинство национальных республик, но также — Сибирь и Дальний Восток.

Осознает ли эту угрозу нынешняя российская власть? Даже если осознает, то никак это внешне не проявляет. Осознают ли эту угрозу интеллектуальные элиты страны? Нет, по крайней мере в массмедиа набат не звучит. Осознают ли ее россияне? Опять-таки нет. Большинство уверено в том, что все как-нибудь образуется.

Метафизический вызов требует преобразования нации. В результате такой трансформации возникает <новый народ>, обладающий высокой пассионарностью.

В хаосе раннего Средневековья возникла новая нация — рыцарство, которое господствовало в Европе несколько сотен лет. Причем это был именно единый <народ> — с единой религией (христианство), с единой культурой (рыцарский кодекс), с единым языком (лингва франка). Пассионарность была весьма высока.

Во времена крестовых походов рыцарские отряды дошли до Иерусалима, образовав там свое королевство.

Ответом на религиозные войны XVI-XVII веков также стало образование новых наций. В Европе возникли первые национальные государства, тут же начавшие экспансию во внешний мир, создав империи гигантские. Новая национальная общность <советский народ> так же демонстрирует высокий уровень пассионарности… до середины 1960-х.

Напомним также об <этнической революции> в Соединенных Штатах, осуществленной в 1960-1980 гг. Из нации расовой, имеющей ограниченное этническое ядро (белый, англосаксонец, протестант), американцы стали нацией мультикультуральной, <всеобщей> — энергия, порожденная этим метаморфозом, ощущается в Америке до сих пор.

И вот тут подчеркнем: во всех случаях преобразования нации идея, которая трансформировала исходный народ, была не экономической (наращивание материальных благ), а метафизической, создающей ценностный горизонт: христианизация мира, построение социализма, создание империи, мировое господство, равенство всех людей.

Ответ на метафизический вызов будущего тоже должен предстать в пространстве метафизических координат.

Очевидно, что традиционный <экономический путь> приводит Россию в тупик. В России более холодный климат, чем в Европе и США, а это ощутимо повышает стоимость производства. Если же к климатическому налогу добавить еще и транспортный, связанный со стоимостью более длинных и трудных коммуникаций, то становится ясным, что, делая <то же самое>, — мы всегда будем отставать от западных стран.

К тому же демографический кризис, в котором все глубже увязает страна, уже в ближайшем будущем приведет к тому, что заглохнут все инновационные направления. Сил еле-еле будет хватать, чтобы поддерживать текущий экономический уровень. Дистанция между Россией и западным миром будет расти.

Единственная возможность ее сократить — это помимо ресурсов физических, которые уже на пределе, использовать ресурс метафизический, рождающий дополнительную энергетику.

Россияне, чтобы выжить, должны превратиться в другой народ, перейти на качественно иной цивилизационный уровень. Стране требуется не модернизация экономики, подразумевающая улучшение быта, а модернизация бытия — создание нации, способной жить в современности. А инновационная экономика и гражданское общество войдут неизбежными компонентами в этот метаморфоз.

Так какой же должна быть национальная идея России?

Не всем быть богатым, кому-то надо быть умным. Быть может, в этом и состоит настоящая перспектива?

Быть может, следует обратить внимание на данный инновационный аспект?

Интеллектуальная рента, на которую можно жить, тем и отличается от сырьевой, что создает уникальный продукт. Это, как выразился Александр Неклесса, своего рода <техно-версаче>, который задает инновационную моду на несколько лет вперед.

Правда, для этого потребуется аксиологическая трансформация. <Новый народ> всегда возникает на базе новых ценностных приоритетов. Сейчас социальными идеалами россиян являются чиновник и бизнесмен. А должны быть — ученый, изобретатель, интеллектуал.

Не тот, кто богат, а тот, кто образован, талантлив, умен.

Труд, конечно, большой.

<Внутренняя революция>.

Превратиться в новый народ.

Но, по-моему, оно того стоит.

Андрей СТОЛЯРОВ, «Новая газета», 20 марта 2013 г.

ВЕРТИКАЛЬ

МОСКВА, 22 мар — РИА Новости. Президент РФ Владимир Путин впервые примет участие в экологической акции «Час земли» — в субботу на час будет выключено освещение Кремля, сообщил РИА Новости пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

«Час Земли» — ежегодная международная акция, которую проводит Всемирный фонд дикой природы (WWF). Она призвана привлечь внимание к проблеме расточительного использования ресурсов и глобального изменения климата. В последнюю субботу марта в 20.30 по местному времени ее участники на час выключают свет и электроприборы. «Час Земли» пройдет в России в пятый раз. В 2012 году в акции приняли около 20 миллионов жителей России из около 50 городов.

http://ria.ru/politics/20130322/928491323.html#ixzz2OFmtxX4N

И О ПОГОДЕ

Новости из мира микрофлоры:

Тут намедни на тропу войны

Дружно вышли жулики и воры —

Боевая гвардия страны.

Чтоб за честь вступиться проституток,

Доведенных прессою до слез.

Здесь, как говорится, не до шуток,

Здесь диагноз — полный и всерьез.

Игорь Иртеньев, «Новая газета», 22 марта 2013 г.

ПРОСТРАНСТВО ИДЕАЛИЗМА: 1 комментарий

  1. Что-то такое слышал, но не так подробно, а откуда материал брали?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *