Опубликовано

И ОПЯТЬ О БУДУЩЕМ ПЛОТИНОСТРОЕНИЯ И ЭНЕРГЕТИКИ

АБАКАН

После СШГЭС властям Хакасии не нужны новые плотины

Власти Хакасии решили воздержаться от проекта, предусматривающего строительство каскада из четырех ГЭС на реке Абакан, сообщил заместитель председателя госкомитета по тарифам и энергетике Хакасии Андрей Варлаков. По словам чиновника, проект рассматривался на уровне республики, авторы идеи предполагали создание гидростанций относительно небольшой мощности, значительно уступающих Саяно-Шушенской ГЭС. Сильной стороной проекта было названо повышение энерговооруженности региона. Однако, по ряду соображений, от воплощения его в жизнь пока решено воздержаться. — При условии работающей Саяно-Шушенской ГЭС Хакасия обеспечивается необходимым количеством энергии. Более того, мощность станции значительно превосходит потребности региона. Создание же новых ГЭС означает дополнительный ущерб экологии. И при этом ясно, что вырабатываемая ими энергия будет продаваться за пределы Хакасии, — отметил Андрей Варлаков.

Отметим, что тема создания дополнительных мощностей для выработки электроэнергии в Хакасии поднимается регулярно. Включает она и достаточно крупные проекты — такой, как строительство нового энергоблока на Абаканской ТЭЦ (ТГК-13), и небольшие разработки местных умельцев по альтернативным источникам электроэнергии. Такой интерес вызван рядом причин причинам. В частности, растущей потребностью в электроэнергии Абакано-Черногорского промышленного узла при ограниченных возможностях распределительных сетей.

Андрей Кедрин, 19 июля 2012 г., http://www.plotina.net/posle-sshges-4-ges-v-khakasii/

АНГАРА

Новые ГЭС на Ангаре: утка по-пекински на сибирских киловаттах

Как известно, в дальнейших планах освоения Ангары после Богучанской ГЭС значится строительство двух новых крупных плотин: Нижне-Ангарской (Нижнебогучанской) ГЭС и Мотыгинской ГЭС. В этой связи в китайском интернет-издании Chinadialogue опубликована прелюбопытная статья — о том, как энергия «недоразвитой Сибири» подпитывает «динамично развивающийся» Китай.

«Слаборазвитая малонаселенная Восточная Сибирь имеет огромные ресурсы, чтобы предложить своим густонаселенным и быстро развивающимся соседям, — ликует издание. — Русские и китайские компании могут использовать регион на основе взаимной выгоды». Какая говорящая лексика! В отрезке «взаимной выгоды» нет ни слова о человеке, только о частных фирмах, чья цель — прибыль, прибыль и еще раз прибыль. То, что для трех миллионов красноярцев — малая Родина, дом, где они дышат, пьют, строят планы на будущее, для узкого круга лиц — регион с ресурсами, который можно выжимать, как белье после стирки. «Когда электричество Китаю уже не потребуется, российские власти будут вкладывать «лишние» киловатт/часы в разработку леса, полезных ископаемых, металлы, уголь, нефть и другие ресурсы, многие из которых тоже предназначены для китайского рынка», — воодушевляет своих читателей издание. И не даром.

В 2011 году дефицит электроэнергии в Китае спровоцировал скачок цен — свет подорожал на 11%. Компашка РусГидро — РусАл, сначала опустошившая, а затем захламившая Нижнее Приангарье, обещает сбывать кВт соседям по смешным, ниже внутрироссийских, ценам. Как пишет Chinadialogue, если в 2011-м в Китай из России экспортировано 1,2 млрд кВт/ч, то к концу 2012-го — уже 2,6 млрд. И всплеск, обещает наша сторона, продолжится. Поскольку правительство РФ, как заметили в Поднебесной, «показывает приверженность финансирования крупных энергетических проектов».

Например, 22 ноября президент РФ подписал распоряжение о выделении из федерального бюджета 50 млрд. рублей на эти цели. В планах компаньонов, РусГидро и РусАла, — строительство ГЭС под новые, до 10 тысяч мегаватт, мощности.

«Мы стимулируем развитие китайской экономики, а не нашей собственной, — комментирует эколог Александр Колотов («Плотина.Нет!»). — Собираемся продавать дешевую электроэнергию в Китай. Китай будет производить дешевые товары — и продавать нам. Таким образом, сосед выиграет дважды».

К слову, эта полуворовская донорская схема уже давно и успешно работает. Самый легкий пример — лес. Из Сибири в Китай гонят кругляк, опустошая тайгу не всегда легально. Местные бюджеты имеют копеечные налоги (в лучшем случае) или ничего (в случае контрабанды). Родной лес возвращается к сибирякам в виде зубочисток «made in China».

Вы говорите — древесина гниет? скотомогильники размывает? флора и фауна гибнет? кежмарей, как кулаков, выдворили с исторической родины в городские норы? Эка безделица по сравнению с тем, что пекинские chinatown теперь заваривают свой душистый чай с помощью сибирских киловаттов. Мы ведь истинные христиане: готовы отдать последнюю рубашку, лишь бы согреть соседа.

Маргарита Баранова, 2 декабря 2012 г.,http://www.plotina.net/angara-beijing/

ВОЛГА

Международный день рек, Против больших плотин,

Новости акции 14 марта, Нижний  Новгород

Агитбригада и оперный театр

К акционному  четвергу против подъема воды в Чебоксарском водохранилище подключились движение <Народный собор>, экологическое объединение <Зеленый парус>, ВООП, Сормовская библиотека им. Ленинского Комсомола, экологическая организация <Вьюница> (Дзержинск),  молодежь Нижнего Новгорода, представители городов Кстово, Балахна, Бор и др.

Акция начнется  в 13.00 на главной улице города — Покровской (пешеходная),  у кинотеатра  <Октябрь>, а продолжится  на Театральной площади, у Драмтеатра, где участников акции ожидает выступление агитбригады гимназии №2 и небольшое историческое представление, которое  поддержал Нижегородский оперный  театр. Но играют непрофессионалы.

Жители города уже приступил к написанию  писем  о недопустимости  подъема воды в Чебоксарском водохранилище  Президенту  РФ.

Напомним,  14 марта — день писем Президенту. Расширяется круг участников: звонят люди, чтобы посоветоваться как лучше оформить плакат на дому, приходят добровольцы посильно помочь в оргвопросах, некоторые хоть на часик, да заглянут. Вот уже нашлись добровольцы напечатать листовки к акции.

Учителя  готовятся выделить специальное время на уроках  для писем Президенту  РФ.

Но, конечно, есть в Нижнем и другая тенденция. Многие проводят только <свои акции>, пускай и втроем.

Такие не присоединяются. Индивидуализма хватает. Но откликаются на наш призыв многие.

Жаль, что четверг — рабочий день, к тому же середина дня. Потруднее собрать народ.

На связь вышли   экологические организации  Чувашии — по их словам, они соберут подписи против  подъема, будут писать письма Президенту РФ и взаимодействовать  с нижегородцами.

Откликнитесь, кто еще  отмечает 14 марта — Международный день рек! Напишите, что у вас планируется.

Но, конечно, есть в Нижнем и другая тенденция. Многие проводят только <свои акции>, пускай и втроем. Такие не присоединяются. Индивидуализма хватает. Но откликаются многие.

КЦ «Поможем реке», pomreke@dront.ru, 12 марта 2013 г.

И ВООБЩЕ

Создание новых крупных ГЭС — вопрос выбора стратегии развития страны

Как показал опыт строительства Богучанской ГЭС, экономическая целесообразность этого проекта под большим вопросом. Да, при определенных условиях выигрывает алюминиевая отрасль, но теряет лесная промышленность, судоходство, уж не говоря об экологических потерях и социальных издержках. Опять же к вопросу о стратегическом выборе: страна собирается и дальше быть поставщиком сырья (алюминий) или получать прибыль и создавать рабочие места в более наукоемких и трудоемких отраслях? Причем ГЭС на Востоке страны — это экспорт дешевой электроэнергии в Китай, при всех социальных и экологических издержках, которые понесет местное население и российская экономика. Так считает Владимир Чупров, сопредседатель рабочей группы Civil20 по энергетике и экологии (в этой группе также представлена и <Плотина.Нет!> в лице своего руководителя Александра Колотова):

— Представители каких стран и организаций участвуют в работе вашей группы, все ли страны <двадцатки> представлены?

— Представлены многие, но не все страны. Кроме России это организации из Австралии, США, Мексики. Конечно же, много международных организаций, которые представляют отделения в нескольких странах. Например, Оксфам.

— Какие вопросы вызывали наибольшую полемику? Что нового в этом году на повестке дня?

— Вопросы, которые традиционно вызывают дискуссию в сообществе НПО (неправительственные организации) — отношение к биоэнергетике, к малой гидроэнергетике; как относиться к разным странам с точки зрения изменения климата, например есть Китай и есть Тувалу, обе — развивающиеся страны, но в обоих случаях должны быть разные подходы. Традиционно позиция НПО в вопросах энергетики не имеет больших внутренних противоречий в отношении атомной и крупной плотинной гидроэнергетики на равнинах. Не вызывает вопросов проблема отказа от субсидирования ископаемого топлива и инвестирования в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) и энергосберегающие технологии.

Если говорить про новые темы, то к таким можно отнести требование минимальных стандартов для автомобилестроения (топливопотребление), переход к гибридным и электромобилям. Вопрос с транспортным топливом более чем актуальный в свете выбора стратегии в условиях сокращающихся запасов традиционных дешевых месторождений нефти.

Вопрос напрямую связан с нефтедобычей на Арктическом шельфе. Только один пример: мероприятия по нефтесбережению могут дать до 60 млн тонн экономии нефти и нефтепродуктов в России до 2020 года, а максимальный объем добычи нефти на российском арктическом шельфе к 2030 году составит примерно 13 млн тонн нефти.

Это официальные цифры. Арктика, кстати — новая тема, которая звучит в требованиях НПО сообщества.

— В ваших предварительных рекомендациях значится достаточно радикальное предложение, касающегося отказа от строительства и финансирования крупных ГЭС на равнинных реках и АЭС, и даже возможная консервация ГЭС при определенных условиях. В России, значительная часть промышленности которой, особенно металлургии, ориентирована как раз на крупные ГЭС, эта инициатива находит понимание не у всех. Какова позиция ваших западных коллег? Почему большие ГЭС и АЭС — это не альтернативная энергетика, как многие считают?

— В первую очередь мы обращаем внимание на отказ от строительства новых ГЭС и АЭС. Новой генерации в атомном секторе и крупной гидроэнергетике есть альтернативы. Для России в первую очередь — это модернизация газовой энергетики. Если инвестиции на строительство новых АЭС и других предприятий ядерного топливного цикла в России (до 100 млрд рублей ежегодно), направить на модернизацию газовых ТЭС, то мы бы экономили примерно на 20% больше газа.

Что касается ГЭС, то, как показал опыт строительства Богучанской ГЭС, экономическая целесообразность этого проекта под большим вопросом. Да, при определенных условиях выигрывает алюминиевая отрасль, но теряет лесная промышленность, судоходство, уж не говоря об экологических потерях и социальных издержках. Опять же к вопросу о стратегическом выборе: страна собирается и дальше быть поставщиком сырья (алюминий) или получать прибыль и создавать рабочие места в более наукоемких и трудоемких отраслях? Пока выбор в пользу первого.

Причем для ГЭС на Востоке страны — это экспорт дешевой электроэнергии в Китай, при всех социальных и экологических издержках, которые понесет местное население и российская экономика.

— Шерпа Ксения Юдаева уже заявила о поддержке инициативы по снижению субсидий на ископаемое топливо, в пользу которого государства зачастую тратят больше денег в ущерб альтернативной энергетике. Пока Россия предоставляет одни из наибольших субсидий на ископаемые виды топлива, в том числе на газ и электроэнергию. С другой стороны, уход от субсидирования грозит ростом цен, в том числе для населения, а альтернативные источники энергии в России недостаточно развиты. Как разрешить это противоречие? Есть ли гарантии, что отказ от субсидий углеводородов приведет к развитию альтернативных источников?

— Правительство России уходит от субсидирования, конечно же, не следуя решениям <двадцатки>, а просто понимая, что в условиях исчерпания дешевых месторождений углеводородов найти ресурсы для поддержания нефтегазовой отрасли сложно, и выравнивание мировых и российских цен на газ (и электроэнергию как следствие) имеет объективную основу. Стоимость освоения арктического шельфа — одна из последних надежд пионерного нефтегазового освоения — составит не менее полутриллиона долларов. Это годовой федеральный бюджет страны.

Поэтому отказ от субсидирования не приведет к развитию ВИЭ, а должен по замыслу правительства привести, к сожалению, к дальнейшему нефтегазовому освоению того же арктического шельфа. С нашей точки зрения это стратегическая ошибка.

При этом нужно помнить: когда мы говорим о субсидиях, речь идет о субсидировании потребителя и производителя энергии. Это абсолютно разные экономические категории. Так вот, производитель энергии — тот же <Газпром> и <Роснефть> — таких субсидий не лишаются (в отличие от российского потребителя), а получают новые — для освоения континентального шельфа и других сложных территорий. То есть фактически меняется реципиент субсидий. Это противоречие нужно, конечно же, решать.

Во-первых, реализовывать потенциал энергосбережения. Это архисложная, в первую очередь административная, проблема. Но, не решив ее, никакие ВИЭ не смогут обеспечить энергоснабжение. Во-вторых, ВИЭ должны получить финансовую поддержку. Мировой опыт показывает, что без этого новые игроки на энергетических рынках просто не выживут. Тут есть важная деталь: традиционная энергетика получает субсидии уже десятилетия. Огромные субсидия. Отказ от этих субсидий, как вы отметили, приведет к росту тарифов. То есть проблема не в том, что пришли ВИЭ и энергия подорожала. Проблема в том, что энергия уже изначало дорогая, и мы оплачиваем напрямую только ее часть. Поэтому ВИЭ имеют такое же право на субсидирование, как и традиционные источники. Еще один момент. <Дешевая> атомная энергетика получает ежегодно из бюджета до 100 млрд рублей ежегодно. При этом атомная энергетика не относится к <ископаемой> — в определении <двадцатки>.

— Расскажите про предложения вашей группы по защите морских акваторий. Почему вы считаете опасным разработку шельфовых месторождений и, в частности, предлагаете отказаться от разработки арктического шельфа? Какую позицию вы занимаете в области социальной ответственности бизнеса? (в том числе аварии на нефтяных платформах)?

— Предложения простые. Наиболее уязвимые и сложные с точки зрения нефтегазового освоения акватории должны получить охранный статус с исключением здесь опасных видов деятельности, в первую очередь нефтедобычи. Арктический шельф относится к таким акваториям в первую очередь из-за ледовых условий.

Кстати, экономические риски здесь таковы, что компании уже начинают остывать от арктической горячки: посмотрите решения об отказе или переносе сроков освоения Statoil, Shell, ВР, Total. Если говорить об ответственности бизнеса, то очевидно, что она должна быть полной с точки зрения оплаты мероприятий по ликвидации последствий аварий и компенсации ущерба. Недавно принятый российский закон (т.н. Закон о защите морей) такую ответственность декларирует.

Но закон не решает проблемы по сути. Даже если компания оплатит все 100% расходов по уборке нефти, всю нефть убрать не удастся. И тут мы опять встаем перед стратегическим выбором — если есть альтернативные, более дешевые и безопасные способы решения нефтегазовой проблемы, то почему правительство выбирает самый дорогой и опасный?

— Среди предложений гражданской <двадцатки> — максимальная прозрачность о прибыли добывающих компаний за рубежом. Есть ли надежда, что этот пункт в том или ином виде найдет поддержку в G20?

— Хороший вопрос. Пока очевидного консенсуса нет. Посмотрим, как пойдут переговоры.

— Как вам видится концепция <зеленого роста> применительно к России?

— Тут важно иметь какие-то базовые представления, которые разделяют все. Например, с нашей точки зрения, <зеленый рост> и атомная энергетика — понятия несовместимые. Для России <зеленый рост> в энергетике — это в первую очередь энергосбережение.

— Как вы оцениваете исполняемость рамочных соглашений в рамках G20 в целом?

— G20 — очень бюрократическая машина, отягощенная принципом консенсусного принятия решений. То есть даже принять решение — уже прогресс. Если какое-то решение принято, исполняемость — это отдельная история. Причем долгая. Но опять же, смотря с чем сравнивать. ООНовские процессы еще более долгие и, возможно, появление таких структур как Двадцатка — это реакция государств на быстроменяющийся мир в условиях отсутствия таких же относительно быстрых механизмов. Ольга Алексеева

Справка

<Гражданская двадцатка>

Гражданское общество начало принимать участие в процессах G20 на второй год существования саммита, проводились консультативные сателлитные встречи и экспертные советы с выработкой неформальных рекомендаций. С этой стороны в помощь политикам выступают неправительственные организации, бизнес, фонды и исследовательские университеты. Позднее сопутствующие саммиту G20 мероприятия выделились в так называемый аутрич-диалог, который включает в себя В-20 (крупный бизнес), Think-20 (мозговые центры), G20Yes (молодые предприниматели), Girls20 (женский взгляд), L20 (министерства труда и трудовые профсоюзы), Y20 (молодежь) и G20Civil (гражданское общество).

G20Civil своей главной целью ставит продуктивный диалог гражданского общества, политиков и лиц, принимающих решения по темам энергетики, образования, здравоохранения, продовольственной безопасности и содействия международному развитию. Единая платформа в приоритетах и векторах развития со стороны мирового гражданского общества позволяет принимать на саммитах G20 и G20Civil важнейшие социальные решения, имеющие значение для всего человечества.

12 марта 2013 г., http://www.plotina.net/g20civil-chuprov/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *