Опубликовано

ДЕЛА ПРАВОЗАЩИТНЫЕ

НЕ ХОТЯТ ИДТИ В ШПИОНЫ

<Мы не агенты!>

Одиннадцать НКО направили жалобу в Европейский суд по правам человека на закон об <иностранных агентах> и приглашают журналистов на пресс-конференцию

Сегодня, 6 февраля 2012 года, одиннадцать некоммерческих организаций направили в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) жалобу на Федеральный закон № 121-ФЗ от 20 июня 2012 года <О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части регулирования деятельности НКО, выполняющих функции иностранного агента> (далее — закон об <иностранных агентах>). Среди заявителей — правозащитные, просветительские и одна экологическая организации.

Жалоба направлена от:

Фонда в поддержку демократии <Голос> (местонахождение руководящего органа — Москва),

Санкт-Петербургской общественной правозащитной организации <Гражданский контроль>,

Региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам <Гражданское содействие> (Москва),

Общероссийского общественного движения <За права человека>,

Межрегиональной общественной организации <Комитет против пыток> (местонахождение руководящего органа — Нижний Новгород),

Автономной некоммерческой правозащитной организации <Машр> (Ингушетия),

Международного историко-просветительского, благотворительного и правозащитного общества <Мемориал> (Международный Мемориал),

Межрегиональной общественной организации Правозащитный центр <Мемориал> (местонахождение руководящего органа — Москва),

Региональной общественной организации <Московская группа содействия выполнению Хельсинских соглашений — Московская Хельсинская группа>,

Региональной общественной организации <Экозащита!> (Калиниград),

Фонда содействия защите прав и свобод граждан <Общественный вердикт> (Москва).

Жалобу готовил юрист ПЦ <Мемориал> Фуркат Тишаев. Интересы заявителей в ЕСПЧ представляют юристы ПЦ <Мемориал> и Европейского центра защиты прав человека.

Завтра, 7 февраля 2013 года, в 13:30 в Независимом пресс-центре (Москва, Пречистенка, 17/9) представители организаций-заявителей расскажут почему, по их мнению: закон <об иностранных агентах> грубо нарушает их права, гарантированные статьей 11 (свобода собраний и объединений), статьей 10 (свобода выражения мнения), статьей 14 (запрещение дискриминации) и статьей 18 (пределы использования ограничений в отношении прав) Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод;

в каком статусе организации-заявители направляют свою жалобу в ЕСПЧ;

какие системные проблемы затрагивает закон об <иностранных агентах>.

memorial.rus@gmail.com, 6 февраля 2013 г.

ФЕДОТОВ ЗА РАБОТОЙ

МОСКВА, 6 февраля. /ИТАР-ТАСС/. Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека /СПЧ/ разработал поправки в законодательство о защите религиозных чувств.

«Мы не предлагаем новых статей УК, нового состава преступлений, как предлагают депутаты Госдумы. Совет считает, что защитить верующих можно теми средствами, которые уже есть в Уголовном кодексе и Кодексе об административных правонарушениях, внеся в них точечные изменения», — пояснил ИТАР-ТАСС председатель Совета Михаил Федотов.

«Задача была поставлена защитить религиозные чувства», — напомнил он. «Речь идет не об ужесточении наказания, а о точном определении состава преступлений. Например, воспрепятствование деятельности религиозных объединений и воспрепятствование совершению религиозным обрядам — это совершенно разные действия, но сегодня в УК они рассматриваются как единый состав преступления», — отметил Федотов, комментируя поправки к ст. 148 УК РФ. «Теперь мы предлагаем эти деяния различать и наказывать по-разному, в зависимости от конкретных обстоятельств наказание может варьироваться от штрафа в 40 тыс руб до 3-месячного ареста, а если имело место насилие, то наказание может достигать 1 года лишения свободы», — сообщил глава СПЧ.

Новая редакция статьи 243 УК /уничтожение или повреждение памятников истории и культуры/, разработанная правозащитниками, предусматривает до 5 лет лишения свободы, если преступление совершено по «мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы».

СПЧ считает необходимым внести изменения в КоАП. Согласно предложенной поправке за «умышленное унижение достоинства другого лица в связи с его отношением к религии либо осквернение богослужебной литературы, а равно предметов религиозного почитания» виновный может быть оштрафован на 5 тыс руб или приговорен к 100 часам обязательных работ. Штраф за это правонарушение для должностных лиц гораздо выше — до 50 тыс руб, а для юридических — до 500 тыс руб.

Ранее СПЧ в своем экспертном заключении призвал отклонить законопроект об оскорблении религиозных чувств, внесенный в Госдуму 26 сентября 2012 г.

депутатами всех фракций. Совет указал на неопределенность формулировок, а выделение законопроектом ряда религиозных объединений, составляющих неотъемлемую часть исторического наследия, счел дискриминационным по отношению к иным верующим. Проект закона предусматривает внесение ряда поправок в УК РФ. В частности, предлагается дополнить его новой статьей, которая предусматривает наказания за «оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан и/или осквернение объектов и предметов религиозного почитания / паломничества/, мест, предназначенных для совершения религиозных обрядов и церемоний». В случае публичного оскорбления обрядов религиозных объединений и публичного оскорбления религиозных чувств граждан предусмотрены штрафы до 300 тыс руб либо обязательные работы на срок до 200 часов, либо лишение свободы на срок до 3 лет.

«Есть два пути борьбы с преступлениями в религиозной сфере. Первый путь характерен для средневекового права и теократических государств — это защита и продвижение одной определенной религии. Второй — защита свободы совести, который доминирует во всех развитых странах с конца XVIII века. Предложенные нами нормы защищают свободу совести, как то и гарантированно Конституцией России», — заключил Федотов.

http://www.itar-tass.com/c9/641060.html

ОПЯТЬ ФЕДОТОВ

Заявление членов Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека в связи с голодовкой Сергея Кривова

Совет приветствует прекращение голодовки ученым-физиком Сергеем Кривовым, протестовавшим против заключения его под стражу по делу о событиях на Болотной площади 6 мая 2012 г.

Известно, что в основу обвинения С. Кривова положена видеозапись ряда эпизодов столкновений демонстрантов с полицией, которая размещена в сети Интернет.

Однако о событиях 6 мая с.г. Совет может судить не только по этой видеозаписи: ряд членов Совета официально осуществляли в тот день общественное наблюдение за соблюдением прав человека при проведении массового мероприятия. Общественные наблюдатели имели возможность констатировать, что накануне мероприятия на интернет-сайте ГУ МВД России по г. Москве была размещена схема его проведения, показывавшая проход к месту проведения митинга, в том числе через сквер Болотной площади. В реальности же, в нарушение данной схемы, сквер Болотной площади был полностью оцеплен сотрудниками полиции с собаками, а проход к месту проведения митинга со стороны Большого Каменного моста был перекрыт рамками металлоискателей. Со стороны Малого Каменного моста проход был также перекрыт с оставлением узкого прохода на Болотную набережную.

В результате этих действий полиции закономерно возникла давка: массовое скопление десятков тысяч людей возле узкого прохода к Болотной набережной и попытки людей попасть на площадь не могли не привести к выходу основной массы демонстрантов за рамки полицейских ограждений и даже к стычкам отдельных участников с силами правопорядка. Ни до, ни после 6 мая полиция не создавала для демонстрантов подобных невыносимо провокационных условий.

Совет твердо придерживается мнения о недопустимости применения насилия по отношению к представителям правоохранительных органов, исполняющим в ходе массовых мероприятий свои профессиональные обязанности. Но в любом случае ответственность должна носить исключительно индивидуализированный характер — за конкретные акты насилия в отношении конкретных полицейских.

Как отмечали члены Совета и эксперты на заседании Постоянной комиссии по гражданским свободам и гражданской активности 21 декабря 2012 года, поведение участников массового мероприятия на Болотной площади, в том числе и Сергея Кривова, носило в значительной степени вынужденный характер. В этой связи отсутствуют основания для квалификации данных событий, как <массовых беспорядков>. При этом должной правовой оценки требуют действия тех сотрудников правоохранительных органов, которые реально причинили вред законопослушным участникам мероприятия, их здоровью, имуществу, чести и достоинству.

Совет призывает судебные органы проявить гуманность и справедливость, чтобы изменить меру пресечения Сергею Кривову, как и другим участникам так называемого <дела 6 мая>, на не связанную с содержанием под стражей. Что же касается рассмотрения данного дела по существу, то Совет убежден в том, что оно не должно носить характер сведения политических счетов, а, напротив, способствовать консолидации общества.

http://www.president-sovet.ru/news/3500/

У ПОНОМАРЕВА НАБОЛЕЛО

Оглянись вокруг себя:

Не только простые обыватели, но и некоторые общественные активисты, в целом ждущие от режима всяких пакостей, часто не могут представить насколько система готова к по-настоящему массовым репрессиям. Но поскольку в бюрократическом государстве любое, даже тайное решение быстро обрастает огромным количеством сопроводительной и всяческой попутной документации, то некоторые фрагменты всё равно вываливаются на свет божий. А дальше, как это делают палеонтологи, по нескольким косточкам можно восстановить всего монстра.

Более восьми лет назад, в середине декабря 2004 года в небольшом башкортостанском городке Благовещенске милиция и бойцы ОМОН несколько дней избивали и унижали людей, держали их в импровизированных мини-концлагерях. История имела огромный резонанс, на место выезжала общественная комиссия с участием тогдашнего председателя президентского совета по правам человека Эллы Памфиловой, Анны Политковской и Людмилы Алексеевой.

Против милицейского начальства было возбуждено уголовное дело, несколько сот человек было признаны потерпевшими. И вот в процессе расследования выяснилось, что в сентябре 2002 года тогдашним главой МВД Грызловым было утверждено «Наставление о действиях в условиях чрезвычайных обстоятельствах» (приказ № 870-ДСП). Этот приказ открыто санкционировал интернирование граждан в «фильтрационных пунктах» и применение огнестрельного оружия во время массовых беспорядков. Одновременно был найден план штабных учений благовещенской милиции, составленный в феврале 2004 года на основе этого приказа.

Этот план предусматривал создание штурмовых групп для уничтожения протестующих.

Так в мае 2005 года достоянием гласности стало ясно о существовании в нашей стране подробных планов жесточайших карательных действий против собственного народа. Характерно, что эти планы были составлены задолго до «оранжевых» событий в Украине, хотя считается, что именно с них Кремль начал готовится к возможным революционным сценариям.

Теперь проявилась ещё одна «косточка» чудовища — общество получило исчерпывающие доказательство того, что власти считают «экстремизмом» практически любую оппозиционную деятельность.

Как известно, для проведения легальной слежки (оперативно-розыскных мероприятий) необходимо доказать судье, даже спецсудье, что объекты слежки нарушают закон, совершают противоправные действия, или находятся на грани преступления. Например, в относительно спокойном 2011 году было выдано почти полмиллиона судебных санкций на прослушивание телефонов и чтение интернет-переписки.

Но процедура требует: для слежки за гражданскими активистами, оппозиционерами или правозащитниками необходимо «доказать» криминогенный характер их деятельности. Для бюрократического удобства правоохранителям был необходим единый документ, причисляющий значительную часть оппозиции к противоправной деятельности. Поскольку ни к коррупции, ни к обороту наркотиков их подключить как класс было невозможно, то, естественно, был избран экстремизм. Но и в этом случае, как с и тайным приказом Грызлова, шила в мешке утаить не удалось.

Во время нашумевшего дела лидера екатеринбургского «ЯБЛОКа» Максима Петлина, обвинённого якобы в вымогательстве (очень многие считают, что это дело — провокация, откровенно сфабриковано спецслужбами и призванная скрыть разоблачения широкомасштабных злоупотреблений администрации), выяснилось, что за ним вела слежку ФСБ, как за «экстремистом».

Причём «экстремистом» его сочли в кажущемся сегодня почти оттепельном 2010 году. Все суды, включая судью Верховного суда Истомину, признала законным слежку за «экстремистом» Петлиным.

Об этом решении судьи писали очень многие. Главное что выяснилось — даже нахождение в системной парламентской оппозиции, как это было в случаях с партий «ЯБЛОКО» или «Союзом правых сил», не защищает от того, чтобы в глазах спецслужб попасть в перечень потенциальных смутьянов.

Достаточно лишь критиковать правительство и спецслужбы и не быть при этом марионеткой власти!

Но очевидно, что вряд ли Верховный суд РФ решился бы так откровенно цитировать справку о «подрывной» деятельности партий и правозащитных организаций, если бы она не базировалась на некоем базовом документе, который был подготовлен уже в начале 2010 года. Иначе, эту справку, нелепый и какой-то даже анекдотический характер которой очевиден, можно было бы списать на паранойю провинциальных полицейских.

В декабре 2012 года Движение «За права человека» попросило Независимый экспертно-правовой совет изучить решение судьи Истоминой с точки зрения нарушения прав общественных и политических объединений.

Предлагаю вниманию мнение известного правоведа, адвоката Юрия Костанова, который не только вскрыл вопиющие нарушения прав самого Максима Петлина, но и убедительно доказал, насколько грубо противоречит законам, включая Основной закон, та характеристика партий, движений и правозащитных организаций, которой пользуются ФСБ и центры по противодействию экстремизму.

Самое главное.

Если с точки зрения правоохранителей, критика правительства и ФСБ, или — как это было с Петлиным — даже само присутствие на собрание, где представитель оппозиции выдвигается кандидатом в областное законодательное собрание, уже является признаком экстремизма, то, следуя букве закона об оперативно-розыскной деятельности, органы безопасность и внутренних дел просто ОБЯЗАНЫ вести постоянную слежку за независимыми гражданскими организациями.

Ещё раз повторюсь. Оформлено это обоснование «экстремизма» официально и доведено до исполнителей ещё, по крайней мере, за год до напугавших власти событий на Манежной площади, за два года до бурного декабря 2011.

Надеюсь, что найдутся депутаты, которые сделают в ФСБ России и ДПЭ МВД России запросы на предмет того, какие применяются критерии для причисления организаций и лиц к категории «подозреваемых в экстремизме».

Лев Пономарев, 17 января 2013, http://www.echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/991878-echo/

MONEY-MONEY

Некоммерческая убыль

Сектор НКО в 2013 году потеряет 19 млрд рублей

Как стало известно «Ъ», в связи с изменением госполитики в сфере НКО Минэкономразвития оценивает потери этого сектора экономики в 2013 году в 19 млрд руб. Чтобы компенсировать уход из РФ иностранных финансовых доноров, российские власти собираются выделить на нужды некоммерческих организаций в этом году около 3 млрд руб., а в Минэкономразвития разработали комплекс мер по поддержке социально ориентированных организаций. Правозащитники и сотрудники волонтерских организаций говорят, что налоговые льготы не помогут — необходима отмена закона «Об НКО».

Прогноз на 2013 год о потерях в секторе российских НКО представил на закрытой встрече с членами Совета по правам человека и развитию гражданского общества (СПЧ) при президенте РФ сотрудник департамента инновационного развития Минэкономики Илья Чукалин. Как рассказала «Ъ» член совета Елена Тополева, представитель Минэкономразвития сообщил, что последние изменения в российском законодательстве и смена политики в отношении НКО привели к тому, что в текущем году этот сектор экономики может потерять порядка 19 млрд руб.

Этих денег НКО лишатся в том числе из-за ухода из РФ крупных доноров.

Финансовые трудности в 2013 году ждут организации, занимающиеся правозащитой, помощью наркозависимым, больным ВИЧ, оказывающие содействие в реабилитации освободившихся из мест лишения свободы, а также участвующие в подготовке наблюдателей на выборах.

Напомним, в марте 2012 года российская сторона отказалась получать финансовую помощь от Глобального фонда борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией — одного из крупнейших международных распределителей благотворительной помощи. Предполагалось, что в рамках реализации проекта лекарства получат около 20 тыс. страдающих тяжелыми формами туберкулеза, однако представители Минздравсоцразвития уведомили фонд о том, что Россия сама готова получить статус донора и в помощи более не нуждается. Затем в сентябре 2012 года свою деятельность в РФ вынуждено было свернуть Агентство США по международному развитию (USAID), осуществлявшее финансовую поддержку многих российских НКО, в том числе организации «Голос», готовившей наблюдателей на выборах.

Уход USAID из РФ совпал с принятием Госдумой поправок к закону «Об НКО», существенно ужесточивших контроль за некоммерческими организациями, получающими финансирование из-за рубежа.

По словам госпожи Тополевой, прогнозируемые Минэкономразвития потери связаны не только с решениями российских властей, но и с «атмосферой, которую они формируют». «Многие доноры, которые подумывали вернуться в РФ, теперь задумались, а некоторые спонсоры, только собиравшиеся сюда, уже пересматривают свои планы»,- рассказала она. Кроме того, утверждает правозащитница, представители региональных властей уже присылают запросы в Москву с просьбой объяснить, оказывать ли поддержку за счет бюджета НКО, в которых числятся граждане, ранее сотрудничавшие с организациями, получавшими финансирование из-за рубежа. «Атмосфера очень нездоровая, но пока речи о смене курса или отмене закона мы не ведем. Известно, что в 2013 году на президентские гранты будет выделено порядка 3 млрд руб. и еще несколько миллионов Минэкономразвития собирается выделять на поддержку НКО до 2015 года»,- сказала госпожа Тополева. Также, по ее словам, в министерстве подготовили комплекс фискальных мер, которые должны облегчить жизнь НКО.

В Минэкономразвития вчера не стали комментировать факт встречи с членами СПЧ. Глава департамента инновационного развития Артем Шадрин заявил «Ъ», что ничего не знает ни о заседании, ни о прозвучавших на нем прогнозах и предложениях.

Вместе с тем в распоряжении «Ъ» оказался подготовленный министерством проект по «увеличению поддержки социально ориентированных НКО на период до 2018 года». Он предполагает продление до 2018 года пониженных тарифов страховых взносов; внесение изменений в Налоговый кодекс, предусматривающих право таких организаций уменьшать прибыль, подлежащую налогообложению; разработку федерального закона, предполагающего снятие ограничений на формирование и использование целевого капитала благотворительными организациями; освобождение отдельных НКО от проведения обязательного аудита.

Правозащитники считают, что налоговые льготы не облегчат сложившуюся ситуацию. «Они предлагают упростить процедуру пожертвований и для бизнеса, но я сомневаюсь, что какой-нибудь бизнесмен рискнет финансировать условную «Агору» или нас»,- заявил «Ъ» глава НКО «Щит и меч» Алексей Глухов (организация первой попыталась встать на учет в Минюсте в качестве иностранного агента). По его мнению, участь НКО может облегчить только смена государственной политики и отмена закона «Об иностранных агентах». «Уход крупных доноров из России серьезно сказался на волонтерских организациях, помогающих наркозависимым и людям, живущим с ВИЧ. Денег действительно стало существенно меньше, и сосчитать, сколько человек лишится помощи в 2013 году, трудно»,- говорит Денис Годлевский из Международной коалиции по готовности к лечению ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии.

«Я никакой связи между изменениями в законах и ситуацией с НКО не вижу. Где-то финансирование уменьшилось из-за ухода доноров, где-то по другим причинам, но в России никто не собирается препятствовать финансированию НКО»,- заявил «Ъ» автор закона «Об иностранных агентах» депутат Госдумы Александр Сидякин.

«Коммерсантъ», №16 (5047), 30.01.2013, http://kommersant.ru/doc/2115992

ОПЯТЬ MONEY-MONEY

Как распределяются гранты для российских НКО?

Исследования — В России

31 января на круглом столе в Национальном исследовательском университете «Высшая Школа Экономики» эксперты Центра Трансперенси Интернешнл — Р (Центра ТИ-Р) представили доклад «Исследование информационной открытости системы распределения государственной поддержки НКО». Доклад был подготовлен Центром ТИ-Р и Проектно-учебной лабораторией антикоррупционной политики (ПУЛ АП). Первый доклад, подготовленный в рамках работы по исследованию распределения средств социально-ориентированным НКО, был представлен осенью 2012 года.

В представленном докладе проанализированы результаты распределения средств государственной поддержки некоммерческим неправительственным организациям, участвующим в развитии институтов гражданского общества в 2010 году. Общая сумма средств, выделенных распоряжением Президента, составляет миллиард рублей.

Исследователи обратили внимание как на информацию о грантооперторах, так и получателей наиболее крупных президентских грантов (на сумму более 3 миллионов рублей). Эта система сравнивается с распределением средств социально-ориентированным некоммерческим организациям. Каждому грантооператору в результате исследования присвоен балл информационной открытости. Самый высокий балл получила организация «Сопротивление» (6,33 из 8 возможных), самый низкий — Институт общественного проектирования (4,67 баллов).

В целом, распределение президентских грантов оказалось менее прозрачным, чем распределение средств в рамках поддержки социально-ориентированных некоммерческих организаций, осуществляемой МЭР. Единственное исключение — конечные получатели: в случае президентских грантов указывается не только НКО и сумма получаемых ей средств, но и название проекта и информация о нем.

«Мы предлагаем ввести дополнительные требования к некоммерческим организациям, получающим государственное финансирование. У нас уже введены дополнительные требования к НКО, получающим зарубежное финансирвоание. У нас уже есть система, в которой сформулированы разные требования к разным организациям. Очевидно, что к организациям, желающим получить финансирование от государства, должны быть повышенные требования», —  заявил, представляя доклад, замдиректора Центра ТИ-Р Иван Ниненко. «Минэкономразвития использует конкурсные процедуры при распределении средств среди регионов. Ясно, что на конкурсной основе должны выбираться и операторы президентских грантов», —  добавил он.

«Во всем мире принято, что желающие получать государственные средства должны быть особенно прозрачны», — поддержала авторов доклада председатель Комиссии Общественной палаты по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан, глава Агентства социальной информации Елена Тополева.

Член Общественного совета Москвы Нодари Зананашвили предложил расширить тематику работы, отслеживая в динамике распределение государственных средств НКО, а также углубить аналитическую деятельность в рамках подготовки подобных докладов: «Само наличие отчета, которое является критерием финальной оценки, не обязательно что-то значит. Надо смотреть его содержательно», — прокомментировал он свое предложение.

Заместитель Института общественного проектирования Александр Зябрев и Директор Фонда подготовки кадрового резерва «Государственный клуб» рассказали о работе грантооператоров и связанных с ней проблемах.

Авторами доклада были озвучены следующие рекомендации: создание единого портала, посвященного государственной поддержке некоммерческих организаций (по аналогии с сайтом госзакупок), а также введение необременительных, но однозначных требований прозрачности организаций, претендующих на поддержку.

По мнению экспертов Центра ТИ-Р, отбор грантооператоров должен осуществляться на конкурсной основе (сегодня выбор операторов происходит совершенно непублично) и с публикацией информации о проектах, осуществленных с привлечением государственных средств.

Исследование информационной открытости системы распределения государственной поддержки НКО 2013 (640 Кбайт)

2002sergeyv@mail.ru, 1 февраля 2013 г.

И В МИРОВОМ МАСШТАБЕ

Вышел в свет 2013 Годовой отчет о глобальных тенденциях для правозащитников

23 января 2013 г. Front Line Defenders опубликовал свой четвертый Годовой отчет о глобальных вызовах, с которыми столкнулись правозащитники по всему миру в 2012 году.

Отчет рассматривает ситуацию на глобальном и региональном уровнях, включая несколько стран, представленных более детально, а именно Бурунди, Вьетнам, Гватемала, Казахстан и Алжир. Он подчеркивает «нестихающее» преследование правозащитников из-за их деятельности по документированию злоупотреблений, выявлению коррупции, или продвижению реформ.

«Нападения и убийства, освещенные в этом отчете — это только верхушка айсберга. Во многих странах, правительcтва или закрывали местные средства информации, подвергали правозащитные организации кампаниям преследования, или пытались заставить замолчать тех, кто имеет смелость вынести факты на международное рассмотрение», сказала исполнительный директор Front Line Defenders Мэри Лолор.

Отчет особо подчеркивает:

* Убийства 24 правозащитников в 2012 году

* Физические нападения на правозащитников в 28 странах по всем регионам:

* Нападения на правозащитников ЛГБТИ в Чили, Коста-Рике, Эквадоре, Киргизстане, Российской Федерации, Южной Африке, Уганде, Украине и Зимбабве.

* Ограничительные законодательства были приняты или находились в стадии рассмотрения в Алжире, Азербайджане, Бурунди, Китае, Египте, Ираке, Израиле, Литве, Молдове, Российской Федерации и Украине.

* Судебное преследование было зарегистрировано в 40 странах

* Законы об информационных технологиях были использованы против тех, кто выражал несогласие или распространял информацию о нарушениях прав человека, в особенности, в Азии и на Ближнем Востоке.

* Притеснения из-за сотрудничества с международными органами в области прав человека были сообщены правозащитниками из Бахрейна, Беларуси, Колумбии, Казахстана, Саудовской Аравии и Шри-Ланка.

«Факты говорят сами за себя», сказала Мэри Лолор. «Печальная реальность заключается в том, что в то время, как правительства на международных форумах объявляют о своей поддержке в области прав человека и уважении к работе правозащитников, на практике, правозащитники вынуждены ежедневно бороться за выживание», добавила г-жа Лолор.

Данный отчет показывет, как безопасное пространство, в котором работают правозащитники, постепенно сужается, когда их личный авторитет атакуется путем клеветнических кампаний, спонсируемых правительствами, где они обычно представляются агентами западных или иностранных интересов. Введение ограничительного законодательства, огранивающего как их деятельность, так и возможности в получении международного финансирования, также часто используется для того, чтобы затруднить их работу.

Отчет особо выделяет тревожно большое число убийств правозащитников и тот факт, что только со стороны Front Line Defenders были зафиксированы случаи физического нападения в 28 странах и убийств 24 правозащитников. Условия для правозащитников в Африке, Азии и на Ближнем Востоке остаются вызывающими беспокойство, и как показывает отчет, во многих странах Европы и Средней Азии, ситуация реально ухудшилась.

На региональном уровне, во многих странах Африки наблюдался ряд волнующих тенденций, в том числе физические нападения и безнаказанность в отношении насильников. Как отмечается в отчете, убийства двух правозащитников ЛГБТИ- Тапело Махутле в Южноафриканской Республике и Мориса Мжомбы в Танзании — иллюстрируют эти риски.

Подобная безнаказанность повсеместно наблюдается также в Америках, вместе с использованием, во всем регионе, сфабрикованных уголовных обвинений, подобно тем, которые привели к 18-летнему тюремному заключению колумбийского правозащитника Давида Рабело Креспо.

В Азии продолжалось использование клеветнических кампаний против правозащитников, клеймящих их как «врагов государства или работающих для иностранных интересов». Одним из примеров подобных случаев можно найти в Индии, где П.В.Раджагопала, вице-президента Фонда Мира Ганди , заклеймили как «симпатизирующего маоистам».

Ситуация в Европе и Средней Азии характеризуется возрастающим применением во многих странах законодательства для обуздания деятельности правозащитников. Это особенно проявилось в Российской Федерации, где был введен ряд законов, в том числе закона, обозначающего НПО, получающих зарубежное финансирование, «иностранными агентами».

Наконец, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки отчет подтверждает опасения «ограниченных реальных изменений», несмотря на то, что события

Арабской весны «подавали надежду тысячам людей практически в каждой стране региона». В частности, в Бахрейне, к концу года почти все правозащитники, высказывающие свое мнение, находились в заключении, среди них бывший штатный сотрудник Front Line Defenders Абдулади Ал-квайя.

Отчет составлен на основе работы Front Line Defenders по поддержке правозащитников, находящихся в ситуации риска. В 2012г. Front Line Defenders опубликовал 287 срочных обращений о 460 правозащитниках в ситуации риска в 69 странах; предоставил 267 грантов по безопасности и провел обучение для 358 правозащитников. В общей сложности, более 1150 правозащитников получили пользу от поддержки Front Line Defenders в сфере безопасности в 2012 году.

Источник: Frontline Defenders, http://pravo-ural.ru/2013/01/29/vyshel-v-svet-2013-godovoj-otchet-o-globalnyx-tendenciyax-dlya-pravozashhitnikov/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *