Опубликовано

ОБЩЕСТВЕННИКИ, ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ШПИОНЫ И ИЗМЕННИКИ!

ДЕНЬ ОПРИЧНИКА НАСТАЛ

21 ноября: закон об <иностранных агентах> в действии

В ночь на 21 ноября на здании <Мемориала> в Малом Каретном переулке появилась сделанная краской надпись: <Иностранный агент. I Love USA>. Рядом с табличкой <Мемориала> были расклеены стикеры с текстом: <Иностранный агент>.

Акция неизвестных пришлась на 21 ноября не случайно. Именно сегодня вступает в силу так называемый закон <об иностранных агентах> — закон, который <Мемориал> считает антиправовым и аморальным.

<Мемориал> подтверждает свою первоначальную позицию: мы не намерены регистрироваться в качестве <иностранного агента>. Появление же надписи на стенах здания <Мемориала> расцениваем как сознательное оскорбление памяти миллионов людей, погибших в ГУЛАГе.

О законе об <иностранных агентах>. Заявление Международного Мемориала http://www.memo.ru/d/129219.html

Фотографии http://www.memo.ru/uploads/img/2315.jpeg

http://www.memo.ru/uploads/img/2316.jpeg

http://www.memo.ru/uploads/img/2317.jpeg

memorial.rus@gmail.com, 21 ноября  2012 г .

Наталия Евдокимова: коррупциогенные факторы в проекте приказа Минюста об иностранных агентах Эксперт <Беллоны> Наталия Евдокимова провела анализ проекта приказа Минюста России <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента>. В результате анализа было выявлено пять коррупциогенных факторов. Наталия Евдокимова, 16/11-2012 Евдокимовой Наталией Леонидовной, аккредитованной в качестве независимого эксперта антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов распоряжением Минюста России от 28 марта 2011 г. № 601-р, в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 17 июля 2009 г.

№ 172-ФЗ <Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов>, пунктом 4 Правил проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96, проведена антикоррупционная экспертиза Проекта приказа Минюста России <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента>.

В представленном проекте приказа Минюста России <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента> выявлены коррупциогенные факторы (в соответствии с приложением).

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов предлагается отправить на доработку данный проект приказа с учетом указанных в приложении нарушений.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

по результатам проведения независимой антикоррупционной экспертизы проекта приказа Министерства Юстиции Российской Федерации <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента>

В соответствии с Федеральным законом от 17 июля 2009 г. № 172-ФЗ <Об антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов>, Федеральным законом от 25 декабря 2008 г. № 273-ФЗ <О противодействии коррупции> и Правилами проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. № 96, проведена антикоррупционная экспертиза приказа Министерства Юстиции Российской Федерации <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента>, в целях выявления в нем коррупциогенных факторов и их последующего устранения. В представленном приказе Министерства Юстиции Российской Федерации <О Порядке ведения реестра некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента> (далее — Приказ Минюста) выявлены следующие коррупциогенные факторы.

1. Согласно подпункту 9) пункта 5 статьи 13_1 ФЗ <О некоммерческих организациях> сама НКО подаёт заявление о включении некоммерческой организации в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента (далее — реестр). При этом согласно абзацу 2 пункта 3 Приказа Минюста <реестр формируется на основе документированной информации, предоставляемой некоммерческими организациями, выполняющими функции иностранного агента, территориальными органами Министерства (далее — территориальные органы), федеральными органами государственной власти (их территориальными органами), органами местного самоуправления.> Привлечение территориальных органов Министерства, федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления для формирования реестра не входит в компетенцию органов исполнительной станции. Налицо коррупциогенный фактор — принятие нормативного правового акта за пределами компетенции — нарушение компетенции органов государственной власти или органов местного самоуправления (их должностных лиц) при принятии нормативных правовых актов.

2. Подпункт ж) пункта 8, абзацы 5 и 6 подпункта ж) пункта 28 Приказа Минюста говорят о поступлении (планируемом поступлении) предоставлении (планируемом предоставлении) денежных средств и иного имущества из иностранных источниках. Неизвестно, что понимается под терминами <планируемое поступление>, <планируемое предоставление>. Что это — обсуждаемый в НКО источник поступления, или подготовленные документы для получения гранта, или полученное подтверждение о его получении? Налицо коррупциогенный фактор — юридико-лингвистическая неопределенность — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера.

3. Подпункт и) пункта 8, подпункт и) пункта 28 Приказа Минюста говорит о предоставлении информации о целях и видах политической деятельности. В условиях неопределённости термина <политическая деятельность>, получаем коррупциогенный фактор — юридико-лингвистическая неопределенность — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера.

4. Абзац 1 пункта 16 Приказа Минюста гласит <Заявление об исключении некоммерческой организации из реестра представляется в Министерство не ранее, чем по истечении одного календарного года со дня прекращения некоммерческой организацией деятельности в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента>. Таким образом, НКО, прекратившая деятельность в качестве некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента,  ещё год будет таковой числиться. Налицо коррупциогенный фактор — наличие завышенных требований к лицу, предъявляемых для реализации принадлежащего ему права, — установление неопределенных, трудновыполнимых и обременительных требований к гражданам и организациям. 5. Пункт 21 Приказа Минюста <Решение об исключении некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента, из реестра принимается Министерством не позднее чем через тридцать рабочих дней со дня поступления в Министерство документов, подтверждающих прекращение деятельности такой некоммерческой организации> противоречит Абзацу 1 пункта 16 Приказа Минюста. Коррупциогенный фактор — юридико-лингвистическая неопределенность — употребление неустоявшихся, двусмысленных терминов и категорий оценочного характера.

http://www.bellona.ru/articles_ru/articles_2012/1353051259.15

ШАГ ЗА ШАГОМ К «БОЛЬШОМУ ТЕРРОРУ»

Вчера опубликован печально знаменитый закон о госизмене, точнее, соответствующий пакет поправок в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы.  Ещё два дня назад члены нового Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека не знали о намерении Путина его подписать. Более того, слова главы государства о необходимости избежать расширенного толкования понятия государственная измена (самого страшного для общества) и с этой целью ещё раз изучить проект, были поняты как возможность того, что может произойти чудо, и этот закон в существующей формулировке не будет подписан. Точно также, как он был остановлен три года назад. Но чуда не произошло. Судья Конституционного Суда в отставке Тамара Георгиевна Морщакова предупредила Путина о том, что все его ссылки на то, что правоприменительная практика поможет сгладить недостатки закона несостоятельны. Она сказала, что закон делает возможным обвинение в госизмне за <любое оказание помощи деятельности, которая может причинить вред безопасности государства, это не надо больше доказывать.

Не надо доказывать даже то, что вредные последствия могли наступить. Достаточно мнения правоприменительных органов о том, что та или иная деятельность:

может быть расценена как измена Родине>. Ибо правоприменительная практика в современных российских условиях всегда ещё ужесточает нормы закона, как например, это произошло с такими <популярными> статьями УК, как оборот наркотиков (228), разжигание вражды (282) или мошенничество (159).

Итак, с сегодняшнего дня мы вновь, как и в сталинские времена, живём в стране, где практически любого, хоть как-то контактирующего с иностранцами, можно обвинить в <измене родине>. И когда 20 декабря в <День работника безопасности> Путин вновь поднимет в Кремле бокал — он смело может произнести тост за полный реванш чекистов. За то, что 75-летие Большого террора ознаменовано полной не только кадровой, но и юридической базой — на тот, случай, если власти захотят устроить новый 1937 год. Кто только не изгалялся на тему перепуга оппозиции <новым Тридцать Седьмым>. А <шаги Командора> всё громче.

Из обращения элиты столичного следственного управления, мы узнали — их переключили на изучение оппозиционных выступлений на митингах. Мы видим подготовку показательного процесса по <делу 6 мая>, к которому стремительно подверстали <телевизионное делу>, превратив события на Болотной в часть иностранного заговора. Теперь внезапная чистка в минобороне, которая также сопровождается телевизионной артподготовкой. И сразу куча новых расследований против министерств и ведомств.

Казалось бы, общество должно радоваться — идет борьба с коррупцией. Однако, следует напомнить, что механизм <Большого Террора> оттачивался в первую очередь на показательных процессах против <своих>, которых Сталин отдавал на заклание для укрепления своей власти. Народ тогда приветствовал это ликующими толпами.

И сейчас достаточно небольшого срыва перегревшегося от усердия правоохранительного механизма, чтобы фигурантов элитарных коррупционных разборок обвинили в госизмене. Между прочим, некоторые ретивые представители <партии власти> это предлагают уже открыто.

Стоит только начать. Потом, подчиняясь беспощадной логике соревнования силовой бюрократии, такие дела начнут стремительно расширяться и, как это произошло  с первым делом Ходорковского (когда сразу возникли десятки экономических дел), бесконечно дублироваться на местном уровне. Под радостное одобрение толпы, обожающей показательные расправы над начальством. И вот вам все составные части террора, превратившегося в технологию управления страной.

Жизнь вновь и вновь напоминает нам механизм сталинского террора. От преследований противников режима — к преследованию внутрипартийной оппозиции.

От объяснения техногенных катастроф и общественных проблем вредительством — к всеобъемлющей паранойе. От расправ внутри элиты — к тотальному террору,

парализующему и обескровливающему общество.

Лев Пономарев, 15 ноября 2012, http://www.echo.msk.ru/blog/lev_ponomarev/951511-echo/

АЛЕКСЕЕВА

85-летняя ЛЮДМИЛА АЛЕКСЕЕВА, председатель Московской Хельсинкской группы (МХГ), старейший и авторитетнейший правозащитник в России, рассказала корреспонденту РБК daily АЛЕКСАНДРУ ЛИТОМУ, что МХГ готовится к закрытию, а сама она не боится умереть в тюрьме. Кроме того, она выдала свой прогноз:

Евросоюз будет жестче требовать с России соблюдения прав человека, оппозиция победит через пять-десять лет. Сейчас же, по ее словам, администрация президента запрещает Совету по правам человека заниматься делом Сергея Магнитского.

— 20 ноября полностью вступает в силу законодательство об <иностранных агентах>. Ведущие правозащитные организации заявили, что регистрироваться не будут: Что теперь будет с МХГ и другими организациями?

— У каждой организации своя специфика работы. Мы занимаемся мониторингом. МХГ создана в 1976 году, и тогда ни о каких деньгах не было речи. У нас были две разбитые пишущие машинки, и мы скидывались на бумагу и копирку. Первый грант мы получили в 1993 году, будучи всемирно известными. МХГ может работать на очень маленькие деньги и без регистрации. Если у нас не будет офиса, у меня довольно большая квартира, я поставлю здесь три-четыре компьютера: Или каждый будет у себя дома работать: И мы будем влиять на общественное мнение. А в Петербурге есть <Гражданский контроль>: они обучают судей, прокуроров, тюремщиков, как выполнять свои обязанности по закону. Они возят судей в Страсбург, в Англию. Как такую работу без денег делать? А здесь денег на это не дадут.

МХГ не имеет филиалов в регионах, но у нас есть партнерские организации, и мы делили гранты с региональными партнерами с 1998 года: Если они лишат грантов нас, <Мемориал>, <Движение за права человека> и <Голос>, имеющие отделения в регионах, они перекроют кислород почти всем правозащитным организациям. МХГ, <Движение за права человека> и правозащитный центр <Мемориал> получили сейчас президентские гранты — российские деньги. Но для нас, МХГ, этот грант, скорее всего, будет последним. Правда, мы получили средства на мониторинг правоприменительной практики новых законов, в том числе об <агентах>. В то же время есть ограничения. По стране такие вещи должны отслеживать наши региональные партнеры, но, по условиям гранта, нам запретили передавать им деньги. И это не случайно: наших партнеров хотят задушить, расколоть нас — будто мы получили деньги, а в регионы не даем. Для работы с партнерами мы будем искать другие средства внутри страны.

— От иностранного финансирования вы отказались?

— До мая у нас есть деньги от иностранных фондов, но новых мы получить не сможем из-за этого закона… Я не знаю ни одной правозащитной организации, которая заявила бы, что будет регистрироваться. Не только потому, что этот закон противоправный и аморальный. Если кто-то ради сохранения организации пойдет на подачу ложных сведений и зареги-стрируется как <агент>, работать он все равно не сможет. Ни один российский чиновник не будет иметь дело с <агентами>, тем более из-за закона о гостайне: Зарубежные фонды тоже не будут иметь с ними дел — они дают деньги, чтобы мы работали на своих граждан,

а не на иностранные государства. Мы живем в стране, где государству с помощью телевидения удалось воссоздать советский синдром осажденной крепости — многие наши сограждане искренне верят, что мы живем во враждебном окружении. И такая организация потеряет авторитет среди значительного числа россиян.

Правозащитники — очень законопослушные граждане, мы все время апеллируем к закону. Я почти полвека участвую в правозащитном движении, и это первый раз, когда мы заявляем, что не будем подчиняться закону. Мы старались соблюдать даже самые идиотские законы, но нас поставили в безвыходное положение.

После предупреждения дела на незарегистрировавшихся передадут в суд. Если бы у нас было нормальное правосудие, суд бы решил в нашу пользу — мы никакие не агенты, нет ни одного доказательства, что мы действовали в пользу какого-то другого государства. Но насчет суда иллюзий нет. Организация лишится регистрации, могут штраф наложить — на штрафы у нас денег нет. И лишить свободы на два года. Пусть меня посадят, я этого совсем не боюсь. В заключении я помру через несколько дней, а в моем возрасте я могу помереть и до этого.

— Говорят, Минюст не рад, что ему придется всем этим заниматься:

— В Минюсте работают юристы, и они понимают, что этот закон противоречит основам права, Конституции, международным обязательствам страны и здравому смыслу. Но закон, видимо, будет реализовываться так: наступает 20 ноября, никто не зарегистрировался, Минюст хранит молчание. Но любой чиновник имеет право заявить в Минюст, что такая-то организация работает на иностранные деньги и <занимается политикой>. Тогда все это и начинается:

— С ноября по май на МХГ кто-то наверняка пожалуется?

— Мы так много представителей власти раздражили, что обязательно найдется кто-нибудь. Особенно если мы будем честно выполнять проект, оплаченный из президент-ского фонда, и будем наблюдать, как реализуется законодательство об НКО на местах. Также мы дадим заключение по нему, которое наверняка раздражит Госдуму. У меня нет ни малейших сомнений, что донесут.

— Большой резонанс получила история с Антоном Цветковым из <Офицеров России>, входящим в Общественную наблюдательную комиссию, который первым посетил Леонида Развозжаева в СИЗО и заявил, что с ним все в порядке. И пример г-на Цветкова не един-ственный. Можно ли говорить о тенденции, что создаются организации с правозащитной риторикой, на самом деле занимающиеся обслуживанием властных структур?

— Такие организации есть во многих странах. Их общее наименование — ГОНГО (Government-Operated Non-Governmental Organizations) — управляемые правительством неправительственные организации. Маскирующиеся государственные структуры. В России их невероятное количество. Создавали их давно, и не только для того, чтобы, как Цветков, в нужный момент заявлять нужное мнение, а чтобы иностранные фонды, не очень разбирающиеся в наших реалиях, снабжали ГОНГО деньгами. Туда ушло невероятное количество денег.

— А сейчас, видимо, пытаются сделать так, чтобы ГОНГО заменили полноценные правозащитные организации?

— Именно на это расчет!

— Правозащитники заявляют о солидарной позиции по новому закону, но какие у вас есть механизмы защиты друг друга?

— Еще в советское время мы поняли, что главный защитный механизм — как можно более широкая огласка. Он не обязательно защищает, но ничего другого у нас нет.

— Получается, вы можете апеллировать только к Западу?

— Нет, и к нашим гражданам тоже. Большинство обращающихся к правозащитникам — беспомощные люди, но, особенно в последние годы, появились <клиенты>, которых в 90-е годы просто не было. Вполне обеспеченные и даже облеченные властью, которые оказались в опале по тем или иным причинам. К нам обращаются бизнесмены, страдающие от рейдерства со стороны представителей исполнительной власти, прокуратуры, полиции. У нас таких <клиентов> сколько угодно. Из-за отсутствия правопорядка в нашей стране страдают честные люди, где бы они ни были.

— Как будет выглядеть апелляция правозащитных организаций к гражданам? Будете собирать митинги?

— Последнее дело — собирать митинги в собственную защиту. Мы сами не будем инициировать, но может кто-то другой.

— С учетом проводимой кампании против всего иностранного, насколько эффективной может сегодня быть апелляция к Западу?

— Апелляции эти будут продолжаться, несмотря на закон о гостайне. Потому что есть документы, подтвержденные Россией, что ситуация с правами человека — это не внутреннее дело государства. В последние дни произошло два очень знаменательных события: бундестаг принял беспрецедентно четкую резолюцию о том, что для модернизации России, в которой заинтересована Германия как сосед и деловой партнер, необходимо не только техническое перевооружение, но и изменение взаимоотношений власти и граждан. И Ангела Меркель не может это игнорировать. Второе — конгресс США принял <список Магнитского>

квалифицированным большинством, и американ-ский президент не может его не подписать. При прохождении определенной процедуры в этот список можно добавлять других людей. Депутаты, инициировавшие законы о митингах, НКО и гостайне, просятся в этот список.

— К чему приведет заявление бундестага?

— Меркель должна думать, как ей его выполнять. Скажем, россияне без конца обращаются в Страсбургский суд. Он выносит решения в пользу граждан.

Назначается денежная компенсация, но решение суда состоит не только в ее выплате, но и в устранении тех погрешностей в законодательстве, которые привели к такому решению. Пока ограничивались только выплатами. Я думаю, теперь совету министров Евросоюза придется заняться и этим. Уже в трех европейских странах приняты <списки Магнитского>, и это будет идти дальше. Конечно, никто не будет посылать войска ООН в Россию, это смешно. Я не политик и не экономист, я не знаю таких рычагов, но я не сомневаюсь, что Запад, выступая консолидированно, может влиять на Россию.

— Ваше мнение о новом составе президентского совета по правам человека.

— Получилось неплохо!

— Попытки администрации президента продавить интернет-голосование вопреки мнению членов совета, что это? Желание просто добиться выполнения кем-то принятого решения или у администрации была какая-то цель?

— Я ведь тоже на чиновников гляжу со стороны… Почему мы выступали против голосования в Интернете? Там могли выбрать достойных людей, но нам же работать нужно! Вышла из совета Светлана Ганнушкина, значит, нужен кто-то, компетентный в вопросах миграции. Вышел Дмитрий Орешкин, нужен специалист по выборам…

Я увидела, что с момента отбора новых членов администрация президента буквально сидит у нас на голове, во все вмешивается, за всем наблюдает — значит, было такое распоряжение президента. Он имеет на это право, это его совет, но я имею право из него выйти.

Сейчас начинается… говорят, какой-то президиум должен быть. Зачем президиум? Я десять лет была в этом совете, и никакого президиума не было. А получится так — кто-то войдет в президиум, и с ними будет видеться президент, а остальные в совете будут так, числиться. Это неправильно. Сохранено важное правило работы совета: каждый член имеет право инициировать рабочую группу по какой-то проблеме. Скажем, я создала две группы: содействия Общественным наблюдательным комиссиям и по <делу Магнитского>. <Список Магнитского> — это и наша заслуга тоже. Именно мы занимались делом внутри страны. Мы встречались с Бастрыкиным, следователями, матерью Магнитского, рассматривали документы: Я была готова работать в качестве эксперта в группе по Магнитскому, но мне заявили, что такая группа работать не будет — это решение администрации президента. Группа по <делу Магнитского> будет работать вне совета — и этого они запретить мне не могут!

— Как вы относитесь к созданию института бизнес-омбудсмена?

— Он очень необходим, таких дел очень много, и это специфические дела. Но назначение господина Титова разочаровывает. Он человек, который не ждет, когда мир прогнется под него, а сам прогибается под власть. Я не думаю, что это будет эффективно, но мне бы хотелось ошибиться.

— Что Борис Титов делает не так?

— С тех пор как он назначен, я не знаю ни одного его действия, правильного или неправильного. Уже это показательно.

— Главное достижение правозащитного движения за последнее время?

— Пробуждение гражданского общества — тоже заслуга правозащитного движения. Огромное количество людей вышли на улицы со своим мнением, которое формировалось не в США, а здесь. На трибунах этих митингов не было правозащитников, но правозащитная идеология, зародившаяся в нашей стране в середине 60-х годов в умах десятков, не более, людей, сейчас стала идеологией всей продвинутой части общества. Люди на митингах хотят, чтобы правительство служило народу, а не мы были почвой для их распрекрасной жизни. Это наша идея. Мне было 25 лет, когда умер Сталин. Я жила в настоящем, страшном тоталитарном государстве. И ситуация сейчас — разве можно сравнить людей, страну? В 1976 году МХГ была единственной независимой организацией на весь СССР. А сейчас все по-другому. — Сейчас многие люди, выходившие на митинги, испытывают разочарование:

— Это оправданное чувство. Люди надеялись, что власть их услышит, а она не услышала. Другое дело, что так наивно было думать. Но надо же было, как говорится, получить мордой об стол, чтобы это понять. Я полагаю, митинговая волна спадет, но это не значит, что все вернулось в прежнее состояние, люди просто ищут новые формы действий. И даже если вдруг власть персонально сменится в короткое время, сразу молочных рек и кисельных берегов не получится. Я считаю, потребуется пять-десять лет, и это нормальный срок.

Интервью РБК ДЕйли, http://www.rbcdaily.ru/2012/11/19/focus/562949985159256

ОБРАЩЕНИЕ

Открытое обращение к рекламодателям НТВ: не поддерживайте машину репрессий!

Москва, 19 ноября 2012 г. — группа гражданских организаций выступила с открытым обращением к западным компаниям — рекламодателям телекомпании НТВ с призывом отказаться от размещения своей рекламы на этом телеканале, поскольку это фактически поддерживает политические репрессии в России.

На сегодня  обращение поддержали: Движение <Белая Лента>, Московский Гражданский Форум и Группа <Сопротивление>.

Обращение также подписали: Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения <За права человека> и писатель и политолог Андрей Пионтковский.

Приводим полный текст обращения:

«5 октября 2012 г. на телеканале НТВ был показан псевдодокументальный фильм <Анатомия протеста-2>, в котором, в частности, имел место эпизод встречи ряда оппозиционных деятелей и грузинского политика, на которой якобы обсуждались вопросы о дестабилизации обстановки в России.

Этот материал продолжил серию псевдодокументальных материалов НТВ о протестном движении и неправительственных организаций. В июне 2012 г. Общественная коллегия по жалобам на прессу при Союзе журналистов России признала эту серию позорящей и дискредитирующей жанр журналистских расследований, а её создателей — недостойными звания журналиста.

Несмотря на то, что подлинность использованных в материале НТВ видеозаписей вызывает вопросы у очень многих экспертов, уже на следующий день Генеральная прокуратура  и Следственный комитет России  практически синхронно начали проверки по сюжетам и комментариям в данной телепрограмме.

По результатам проверки было возбуждено уголовное дело о подготовке к массовым беспорядкам (статьи 30 и 212 УК РФ).  В рамках этого дела были задержаны и незаконно лишены свободы двое из героев телепрограммы — Константин Лебедев и Леонид Развозжаев. При этом, как известно, Развозжаев был похищен 19 октября в Киеве около офиса Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев в Украине, а затем нелегально доставлен в Москву.

Леонид Развозжаев впоследствии заявил посетившим его правозащитникам о том, что он подвергался пыткам и был принужден к ложным показаниям.

Обвиняемым по тому же делу признан и известный оппозиционный политик Сергей Удальцов.

Всё вышеуказанное доказывают тот факт, что телеканал НТВ фактически превратился в составную часть механизма репрессий против инакомыслящих.

Демонстрируемые на этом телеканале псевдодокументальные передачи не только направлены на публичную дискредитацию оппозиции и неправительственных организаций, но и используются для фабрикации квазиюридических предлогов с целью циничной расправы с оппозиционными активистами и подавления гражданского общества.

В связи с вышеизложенным, просим Вас рассмотреть вопрос о прекращении размещения рекламы продукции Вашей компании на телеканале НТВ, поскольку это является формой финансирования политически мотивированных преследований.

Мы также сообщаем Вам о том, что в ближайшее время планируется масштабная  бессрочная кампания на территории России, стран СНГ, а также стран Западной Европы и Северной Америки с призывом к бойкоту продукции компаний, продолжающих размещение рекламы на телеканале НТВ.

Надеемся на Ваше понимание!

С уважением,

Движение <Белая Лента>

Московский Гражданский Форум

Группа <Сопротивление>

Лев Пономарев, исполнительный директор Общероссийского движения <За права человека>

Андрей Пионтковский, писатель, политолог»

zpch@zaprava.ru, 19 ноября 2012 г.


ЗАКОН

Федеральный закон Российской Федерации от 12 ноября 2012 г. N 190-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и в

статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Принят Государственной Думой 23 октября 2012 года

Одобрен Советом Федерации 31 октября 2012 года

Статья 1

Внести в Уголовный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 25, ст. 2954; 1998, N 26, ст. 3012; 1999, N 28, ст. 3489; 2002, N 30, ст. 3029; 2003, N 50, ст. 4848; 2004, N 30, ст. 3091; 2006, N 31, ст. 3452; 2007, N 31, ст. 4008; 2008, N 52, ст. 6235; 2009, N 1, ст. 29; N 52, ст. 6453; 2010, N 31, ст. 4164; 2011, N 19, ст. 2714; N 30, ст. 4598; N 50, ст. 7362; 2012, N 10, ст. 1166) следующие изменения:

1) пункт «а» части первой статьи 1041 после цифр «2822 ,» дополнить цифрами «2831 ,»;

2) абзац первый статьи 275 изложить в следующей редакции:

«Государственная измена, то есть совершенные гражданином Российской Федерации шпионаж, выдача иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, доверенную лицу или ставшую известной ему по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации, -«;

3) абзац первый статьи 276 изложить в следующей редакции:

«Передача, собирание, похищение или хранение в целях передачи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям сведений, составляющих государственную тайну, а также передача или собирание по заданию иностранной разведки или лица, действующего в ее интересах, иных сведений для использования их против безопасности Российской Федерации, то есть шпионаж, если эти деяния совершены иностранным гражданином или лицом без гражданства, -«;

4) в абзаце первом части первой статьи 283 слова «или работе» заменить словами «, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации», слова «государственной измены» заменить словами «преступлений, предусмотренных статьями 275 и 276 настоящего Кодекса,»;

5) дополнить статьей 2831 следующего содержания:

«Статья 2831 . Незаконное получение сведений, составляющих государственную тайну

1. Получение сведений, составляющих государственную тайну, путем похищения, обмана, шантажа, принуждения, угрозы применения насилия либо иным незаконным способом (при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 275 и 276 настоящего Кодекса) — наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, если оно:

а) совершено группой лиц;

б) совершено с применением насилия;

в) повлекло наступление тяжких последствий;

г) совершено с использованием специальных и иных технических средств, предназначенных для негласного получения информации;

д) сопряжено с распространением сведений, составляющих государственную тайну, либо с перемещением носителей таких сведений за пределы Российской Федерации, — наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет.».

Статья 2

Внести в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 2001, N 52, ст. 4921; 2002, N 22, ст. 2027; N 30, ст. 3020, 3029; N 44, ст. 4298; 2003, N 27, ст. 2700, 2706; N 50, ст. 4847; 2004, N 27, ст. 2711; 2005, N 1, ст. 13; 2006, N 28, ст. 2975, 2976; N 31, ст. 3452; 2007, N 1, ст. 46; N 24, ст. 2830, 2833; N 49, ст. 6033; N 50, ст. 6248; 2009, N 11, ст. 1267; N 44, ст. 5170; 2010, N 1, ст. 4; N 15, ст. 1756; N 21, ст. 2525; N 27, ст. 3431; N 31, ст. 4164, 4193; N 49, ст. 6412; 2011, N 1, ст. 16; N 23, ст. 3259; N 30, ст. 4598, 4605; N 45, ст. 6334; N 50, ст. 7361, 7362; 2012, N 10, ст. 1162, 1166; N 30, ст. 4172; N 31, ст. 4330, 4331) следующие изменения:

1) пункт 2 части второй после цифр «283,» дополнить цифрами «2831 ,»;

2) часть четвертую после цифр «283» дополнить цифрами «, 2831 «.

Статья 3

Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

Президент Российской Федерации В. Путин

http://www.rg.ru/2012/11/14/izmenenia-dok.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *