Опубликовано

РОССИЯ: НАЧАЛЬНИКИ НИКАК НЕ ОТКАЖУТСЯ ОТ ГЭС

(а палатка знай себе болтает)

ТРИ ГОДА ПОСЛЕ БЕДЫ

Три года после аварии на СШГЭС: итоги печальны, выводы туманны

Три года назад на Саяно-Шушенской ГЭС произошла авария, ставшая крупнейшей в новейшей истории российской энергетики. Трагедия стала тем более резонансной, что всего лишь годом ранее завершилось реформирование РАО ЕЭС. С тех пор сделано немало громких заявлений, и, конечно, принят ряд мер, чтобы не допустить трагедий в будущем. Однако до сих пор нет однозначного ответа на многие вопросы, в том числе об истинных виновниках аварии на СШГЭС. Шпильки устали В соответствии с официальным заключением Ростехнадзора, непосредственной причиной аварии на СШГЭС стало усталостное разрушение шпилек, удерживающих крышку турбины второго гидроагрегата. Крышку турбины сорвало, вода под большим давлением вырвалась из шахты гидроагрегата и буквально ударила по машинному залу, разрушая остальное оборудование и обрушивая строительные конструкции. Под водой оказался сам машзал (отметка 327 м) и все помещения под ним, из-за коротких замыканий вышли из строя работающие гидроагрегаты и обесточилась вся станция, включая центральный пульт управления, а находившиеся на станции люди остались без связи и освещения.

Автоматика же, призванная предотвращать такого рода аварии, сама оказалась не готовой к столь стремительному развитию событий и была разрушена в короткий срок. Чтобы прекратить доступ воды в машзал, аварийно-ремонтные затворы пришлось закрывать вручную, а еще через несколько часов удалось открыть и затворы водосливной плотины для сброса воды вхолостую.

Последствия аварии заставили говорить о ней как о крупнейшей в истории отечественной гидроэнергетики: погибли 75 человек, а стоимость восстановления ГЭС оценена в сумму около 40 млрд руб. Хотя даже экономический ущерб в результате прекращения работы крупнейшей в стране электростанции вряд ли можно посчитать, а нужно еще как минимум добавить и экологический, и моральный.

Не та система

Естественно, в результате аварии возник вопрос о состоянии российской энергетики в целом. Ведь и Ростехнадзор сразу заявил о комплексе проектных, ремонтных и эксплуатационных причин трагедии, а по выражению главы ведомства Николая Кутьина, упомянутые шпильки разрушились не просто так — до усталости их довели. Так, выяснилось, например, что как минимум за месяц до аварии второй гидроагрегат начал входить в неблагоприятную рабочую зону — повышенных вибраций и биений — из-за того, что Саяно-Шушенская ГЭС по команде диспетчеров часто меняла мощность турбин, участвуя в регулировании работы энергосистемы.

Дальше — больше: сама ГЭС, как оказалось, была принята в эксплуатацию в 2000 г. с многочисленными недостатками и дефектами оборудования, причем до этого более 20 лет проработала фактически без соответствующего на то разрешения. Не обошлось, кстати, и без коррупционных схем: руководство СШГЭС учредило некое коммерческое предприятие, которое «выигрывало различные тендеры, организованные станцией, и руководители станции подписывали акт о приемке оборудования из ремонта у фирмы, ими же самими организованной».

Бывший вице-премьер РФ Игорь Сечин, возглавивший в 2009г. правительственную комиссию по ликвидации последствий аварий, озвучил официально то, о чем и так говорили и думали многие в отрасли: трагедия «Саянки» стала, в том числе, и последствием реформы РАО ЕЭС. «Это утрата связи между структурами в результате реформирования РАО «ЕЭС России», отсутствие координации между «Системным оператором» и станцией, отсутствие технического контроля на самой станции», — сказал тогда И.Сечин, добавив, что и государственные органы вели себя неправильно, не вмешиваясь в ситуацию.

Перевод стрелок

Виновных, впрочем, определяет суд, который до сих пор не состоялся. В течение минувших трех лет среди причастных к возникновению аварии лиц назывались многие должностные лица, занимавшие высокие посты. Например, Ростехнадзор внес в этот список ряд бывших руководителей РАО ЕЭС, включая и Анатолия Чубайса, который, кстати, и подписал акт о приемке Саяно-Шушенской ГЭС в эксплуатацию, и занимавшего в разное время посты замглавы РАО ЕЭС, замминистра энергетики и руководителя «Гидро ОГК» Вячеслава Синюгина, и экс-министра энергетики Игоря Юсуфова, и, естественно, представителей руководства самой станции.

Затем парламентская комиссия расширила этот список до более чем 20 человек, исключив, правда, из него тех, кто принимал Саяно-Шушенскую ГЭС в эксплуатацию, включая А.Чубайса, поскольку «какие-либо недостатки в работе гидроагрегатов должны были быть выявлены в период их временной эксплуатации». Поэтому депутаты предложили отстранить от занимаемых должностей и определить степень вины в аварии прежде всего ряд технических менеджеров «РусГидро», представителей ГЭС, включая гендиректора и главного инженера, а также руководителей двух ООО, занимавшихся разработкой системы автоматического контроля работы оборудования станции.

Нынешним летом следствие по уголовному делу об аварии на СШГЭС, разросшемуся до 1 тыс. 150 томов, завершилось, а обвинение предъявлено семи фигурантам: директору СШГЭС Николаю Неволько, главному инженеру станции Андрею Митрофанову, его заместителям Евгению Шерварли и Геннадию Никитенко, а также работникам службы мониторинга оборудования ГЭС Александру Матвиенко, Владимиру Белобородову и Александру Клюкачу. Они, по версии следствия, отвечая за безопасную эксплуатацию гидротехнического оборудования, в течение длительного времени допускали работу гидроагрегата №2 в неудовлетворительном вибрационном состоянии, а также бездействовали и не принимали никаких мер по устранению технической неисправности, в том числе и в ходе планового ремонта, проведенного в январе-марте 2009г. Им, в соответствии с ч.3 ст.216 УК РФ (нарушение правил безопасности при ведении работ, повлекшее смерть более двух лиц и причинение крупного ущерба), грозит максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет.

Хотя уже сейчас многие говорят о том, что в очередной раз «виноватыми оказались стрелочники». «Несколько человек технического и административного персонала не могут отвечать за ошибочность реформ», — прокомментировал, например, итоги следствия председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев,

по мнению которого причина аварии заключается в том, что в результате реформы во главу угла было поставлено получение прибыли, а необходимые инвестиции «хотя бы в ремонт» обеспечены не были, что и привело к деградации системы контроля и безопасности не только Саяно-Шушенской ГЭС, но и других энергообъектов страны.

ГЭС под присмотром

Правда, выводы после столь громкой трагедии не сделать было нельзя, и они сделаны. В «РусГидро» уверяют, что подобная авария повториться не может в принципе. Теперь гидроагрегаты станции контролируются большим количеством датчиков и при выходе за предельные величины параметров останавливаются автоматически, а доступ воды к ним перекрывается затворами. Полное обесточивание станции теперь исключено прежде всего за счет дополнительных дизельных электрогенераторов, автоматически запускающихся при прекращении основного питания и, при необходимости, также используемых для автоматического закрытия затворов на гребне плотины и, соответственно, прекращения подачи воды к турбинам. Кроме того, станция теперь исключена из процесса регулирования энергосистемы, и ее агрегаты работают в наиболее оптимальном режиме, без значительных вибраций.

Принято и еще множество мер, включая, например, замену медных кабелей связи на устойчивое к воде оптоволокно, установление дополнительных камер наблюдения и проведение более частого инструментального контроля, в том числе за состоянием тех самых пресловутых шпилек. Достаточно сказать, что после аварии в правилах, определяющих надежную и безопасную эксплуатацию гидроэнергетических объектов, появилось более 100 изменений и новых требований, внедряемых не только на Саяно-Шушенской, но и на других ГЭС.

Вообще, по свидетельству заместителя председателя комитета Совета Федерации по экономической политике Сергея Шатирова, который также входил в состав парламентской комиссии по расследованию причин аварии на СШГЭС, за минувшие три года в лучшую сторону изменилась вся ситуация в сфере технической безопасности, причем кардинально. «Были выработаны новые подходы в плане технологической безопасности, установлены новые агрегаты, датчики замеров вибрации. Вообще изменились подходы в области энергетики, сейчас проектирование новых объектов ведется с учетом той аварии», — сказал сенатор.

Куда кривая выведет?

Правда, отвечая на вопрос, возможно ли повторение подобной аварии, С.Шатиров сказал: «Давайте не будем гадать. Говорю как горный инженер по образованию — лучше не заниматься гаданиями, а работать, делать свою работу на всех уровнях».

С сенатором нельзя не согласиться, ибо если каждый будет хорошо делать свою работу на своем уровне, то вероятность подобных аварий наверняка будет сведена к минимуму. Тем более что выводы в нашей стране, как показывает практика, делать иногда умеют. Например, после Чернобыльской аварии требования к безопасности отечественных АЭС возросли настолько, что теперь они (АЭС), по заверениям атомщиков, легко бы перенесли даже такое маловероятное в нашей стране стечение обстоятельств, которое привело к трагедии на АЭС «Фукусима» в Японии весной прошлого года.

В то же время вопрос, насколько полными будут эти выводы, по-прежнему остается открытым. У нас ведь и еще одна традиция есть — «пока гром не грянет».

Там, где он грянул — и меры принимаются, и пристальное внимание со стороны властей обеспечено. А если в следующий раз «устанут» не шпильки под крышкой турбины, а какие либо другие компоненты сложного гидротехнического или вообще энергетического оборудования? Комплекс-то причин, упомянутых выше И.Сечиным и Н.Кутьиным, по большому счету, никуда не делся, несмотря на «кардинальные улучшения».

Кто ответит за ремонт

Например, итоги самой реформы РАО ЕЭС, идеологией которой было привлечение инвестиций в изношенное на 50-80% энергетическое хозяйство, по-прежнему вызывают много споров. С одной стороны, по словам А.Чубайса, в результате было привлечено 930 млрд руб. С другой — где гарантии, что частные компании будут модернизировать полученную энергетику, а не отделаются выполнением взятых на себя обязательств по строительству генерации в рамках договоров о предоставлении мощности (ДПМ), направляя свободные средства лишь на поддержание имеющегося хозяйства в состоянии, необходимом для получения прибыли?

Тем более что сами компании справедливо указывают государству на жесткое ручное регулирование тарифов при отсутствии мер, стимулирующих капиталовложения в эту самую модернизацию.

Тут можно поговорить и о непрозрачности инвестиционных программ энергокомпаний, даже государственных. Например, аналитика Deutsche Bank Дмитрия Булгакова удивляет тот факт, что в инвестпрограмме все той же «РусГидро» на 2012-2016 гг., не так давно утвержденной Минэнерго РФ, затраты на техническое перевооружение и реконструкцию отдельных ГЭС из расчета на МВт установленной мощности в разы превышают соответствующие расходы на Саяно-Шушенской ГЭС, восстанавливаемой после аварии. «Возможно, этому есть простые объяснения, но даже мне, как аналитику, это непонятно. Вероятно, для лучшего контроля и прозрачности следует определить типовые затраты, по аналогии с ДПМ, позволяющие оценить целесообразность тех или иных вложений», — полагает аналитик.

Хорошая кампания

Впрочем, пока вряд ли стоит ожидать от правительства каких-либо решительных шагов, способных изменить ситуацию принципиально. Даже если, например, вспомнить о коррупционных явлениях в энергетике, на которые указал в декабре прошлого года тогдашний премьер-министр РФ Владимир Путин, то пока результатом борьбы с ними стали несколько отставок, последовавших сразу после доклада главы правительства. А полного списка коррупционеров в отрасли, которых по поручению В.Путина должно было выявить Минэнерго, причем совместно с правоохранительными органами, так никто из широкой общественности и не увидел, что просто дало повод говорить об очередной кампанейщине.

Госкомпании, правда, все же утвердили изменения в свою закупочную политику, обязав поставщиков и подрядчиков раскрывать всю цепочку своих собственников, что, по идее, должно противодействовать коррупции. Но насколько эти требования соблюдаются — и соблюдаются ли вообще, — можно сказать, оперируя лишь данными самих компаний.

А в целом уже неудивительно, что одни эксперты ратуют сейчас за наметившееся объединение энергокомпаний под контролем государства, другие — указывают на недопустимость отказа от рыночных реформ, признавая, правда, их несовершенство и необходимость кардинальных изменений в отрасли. Большинство при этом уверено, что при нынешнем состоянии энергетики количество аварий может только увеличиваться. Столь безрадостных перспектив, наверняка, можно избежать.

Дело за малым — в очередной раз определиться с направлениями дальнейшего движения отрасли.

Павел Батурин, Август 17, 2012, http://www.plotina.net/sshges-baturin/

ЕНИСЕЙ

Ростехнадзор о Красноярской ГЭС: 380 нарушений, но все в порядке

Согласно данным Российского регистра гидротехнических сооружений (ГТС), в нашей стране работает свыше 65 тысяч дамб, ГЭС и других подобных строений.

Цифра внушительная. При этом специалисты Академии безопасности гидротехнических сооружений констатируют: сейчас средний возраст ГТС в России приближается к 60 годам. А абсолютное большинство таких объектов — то есть где-то 97 процентов — имеет расчётный срок службы — 50 лет.

Во времена Советского Союза всё гидротехническое хозяйство принадлежало государству. Но в результате экономических реформ 90-х годов прошлого века в федеральной собственности осталось чуть более одного процента всех ГТС. Конечно, согласно закону, собственники тех же гидроэлектростанций обязаны соблюдать нормы и правила безопасности ГТС. Есть регламент по их строительству, эксплуатации, ремонту, реконструкции, консервации, выводу из эксплуатации и ликвидации, разработке, есть и правила по обеспечению технически исправного состояния гидротехнических сооружений. Однако бизнес, гонящийся за прибылью, иногда намеренно игнорирует некоторые требования безопасности, и вполне логично, что без контроля государства тут не обойтись. Повторения Саяно-Шушенской катастрофы допустить нельзя.

На днях правительство страны приняло постановление «О федеральном государственном надзоре в области безопасности гидротехнических сооружений», документ содержит положение о госнадзоре. «При определении мер, принимаемых по фактам выявленных нарушений обязательных требований, надзорные органы должны учитывать тяжесть нарушений, их потенциальную опасность для жизни и здоровья людей, окружающей среды, имущества граждан и юридических лиц, безопасность государства, но не допускать необоснованного ограничения прав и законных интересов граждан и юрлиц, — говорится в положении. — В частности, они должны предоставлять владельцам гидротехнических сооружений всю информацию о проверке».

«Городские новости» попытались связаться с Ростехнадзором и выяснить, как изменится работа госинспекторов после принятия нового постановления. Однако вопрос журналистов остался без ответа. На официальном сайте ведомства написано, что «реализация постановления позволит обеспечить необходимый уровень безопасности гидротехнических сооружений путём организации и выполнения необходимых мероприятий по контролю и надзору, а также предотвратить аварии на гидротехнических сооружениях и обусловленные ими чрезвычайные ситуации, что в свою очередь позволит значительно сократить ущерб от затоплений и подтоплений территорий, разрушения плотин, дамб и других гидротехнических сооружений».

Между тем надзорные органы и до вступления нового постановления в силу имели право проверять, насколько безопасны работающие в стране ГТС. Более того, владельцы гидротехнических сооружений обязаны исправлять недочёты, обнаруженные экспертами.

Только в этом году специалисты Енисейского управления Ростехнадзора дважды проверяли Красноярскую ГЭС. В ходе июньской плановой проверки госинспекторы выявили 380 нарушений.

«В частности, не проведено комплексное обследование здания высоконапорной гидравлической лаборатории с оценкой его прочности, устойчивости и эксплуатационной надёжности, — гласит отчёт инспекции. — Также нет исследования состояния подводной части водосливной плотины со стороны верхнего бьефа, не приняты меры к обеспечению технически исправного состояния опорных полозьев затворов плотины».

По итогам проверки ОАО «Красноярская ГЭС» к административной ответственности привлечено 15 должностных лиц. Общая сумма наложенных штрафов составляет 350 тысяч рублей. Руководству плотины выдано предписание, а также установлены сроки устранения нарушений.

Тем не менее по итогам апрельской проверки состоянию плотины поставлена следующая оценка — «Гидротехнические сооружения Красноярской ГЭС находятся в нормальном эксплуатационном (работоспособном) состоянии».

По словам начальника службы технологических систем управления Саяно-Шушенской ГЭС Владимира Луференко, после аварии, произошедшей 17 августа 2009 года, требования к безопасности гидроэнергетических объектов претерпели серьёзные изменения.

— В правилах безопасности появилось более ста дополнений и изменений, — говорит эксперт, — и восстановление станции идёт с учётом этих требований. Так, инструментальный контроль за состоянием шпилек будет производиться ежегодно, а раз в 20 лет и при каждом капремонте гидроагрегата будет производиться их замена. Предпринятые после аварии меры исключают полное обесточивание станции: дополнительные дизельные электрогенераторы автоматически запускаются при исчезновении основного питания, с чем бы это ни было связано.

На Саяно-Шушенской ГЭС появились новые системы защиты оборудования и модернизированы алгоритмы старых. «Например, стационарная система виброконтроля стала обязательным элементом системы диагностики состояния гидросилового оборудования, — продолжает Владимир Луференко. — После аварии на гребне плотины было организовано круглосуточное дежурство оперативного персонала, который в случае необходимости сможет без промедления сбросить затворы в ручном режиме.

Всё оборудование системы связи вынесено на незатопляемые отметки».

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС, а также катастрофа, произошедшая в мае 2010 года на крупнейшей угольной шахте России «Распадская» заставили федеральные власти ускоренно принять ещё один закон: об обязательном страховании особо опасных объектов. Впрочем, страхование ответственности при эксплуатации опасных производственных объектов является обязательным уже много лет, норма закреплена в 116-ФЗ «О промышленной безопасности» и 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений».

— Поэтому практически все владельцы особо опасных объектов (ОПО) страховали свою ответственность, что контролировал Ростехнадзор, — говорит директор одной из красноярских страховых компания Евгений Никипелов. — Новый закон только установил единые страховые тарифы для всех компаний. А также существенно увеличил тарифы, к примеру, минимальные страховые взносы насчитывают 7-10 миллионов рублей, а максимальная выплата составляет 6,5 миллиарда рублей. Страховщики отмечают, что помимо Ростехнадзора они также ежегодно проверяют состояние ОПО. Специалисты признаются: самый большой риск в этом виде страхования — степень износа основных фондов опасных производственных объектов, что в основном и приводит к авариям с большим количеством пострадавших.

В Национальном союзе страховщиков ответственности надеются: так как приобретение полиса стало обязательным, страховщики, принимающие на себя риски, неизбежно будут стимулировать своих клиентов — владельцев ОПО — к повышению качества эксплуатируемых объектов. На то же надеются и органы госвласти, наделяя надзорные ведомства всё новыми и новыми полномочиями по контролю за ГТС. Уровень безопасности красноярских гидротехнических сооружений

47,6 % — нормальный

31,7 % — пониженный

11,8 % — неудовлетворительный

6,5 % — опасный

2,4 % — нет данных

Всего в Красноярском крае 296 гидротехнических сооружений

По данным ФГУП Центр Российского регистра гидротехнических сооружений и государственного кадастра

Андрей МУЖЩИНСКИЙ, Ноябрь 20, 2012, http://www.plotina.net/krasges-gts-rtn/

ПОДКАМЕННАЯ ТУНГУСКА

Чиновники воскрешают Эвенкийскую ГЭС

Правительство Красноярского края допускает строительство на севере региона Туруханской (Эвенкийской) ГЭС. Об этом говорится в проекте Стратегии социально-экономического развития Красноярского края до 2020 года. В документе отмечается, что перспектива строительства Эвенкийской ГЭС в Северном макрорайоне рассматривается в «оптимистическом варианте» развития территории.

ИА «PRESS-LINE» не удалось выяснить, каким образом скандальный проект попал в Стратегию. Один из чиновников правительства предположил, что Эвенкийскую ГЭС могли внести в документ ученые, принимавшие участие в его разработке.

Напомним, борьба с возможностью строительства Туруханской (Эвенкийской) ГЭС стала трендом для экологической общественности Красноярского края в конце 2000-х годов. Против выступили власти Эвенкии, и также на общественных слушаниях, и многие депутаты Заксобрания региона.

И сегодня в ЗС придерживаются точки зрения что возрождать проект Эвенкийской ГЭС как минимум рано. «Мне кажется, что все уже давно высказались. После провала ферромарганцевого проекта в Красноярске поднимать эту тему — политическая трагедия», — говорит депутат Законодательного собрания Красноярского края Владислав Зырянов.

По словам Зырянова, спешить с новыми мега-проектами краю не нужно.

«Давайте посмотрим на отдачу от Нижнего Приангарья, от Богучанской ГЭС, посмотрим на Ванкор. Это крупные многомиллиардные сырьевые проекты, которые должны дать краю, населению, бюджету новые рабочие места, дороги, детские сады, школы, театры. Пока я не вижу целесообразным торопиться с Эвенкийской ГЭС», — считает депутат.

Директор КРОЭО «Плотина» Алексей Колпаков также не рад «всплывшей» теме строительства ГЭС в Эвенкии. Независимый эксперт напомнил, что проект встретил жесткую критику со стороны как красноярских, так и международных экологов.

«Особенно резко против проекта выступили коренные малочисленные народы — ввиду того, что затапливается огромная территория порядка 9500 квадратных километров. Это связано с особенностями ландшафта, где нет сдерживающих воду препятствий: после затопления предполагаемого водохранилища местным жителям не останется собственно места для проживания», — рассказал Колпаков.

Критики проекта отмечают, что Восточная Сибирь является энергоизбыточным регионом. Это означает, что энергия ГЭС должна передаваться за пределы Эвенкии, поскольку местных потребителей нет и не будет. Однако опыта реализации подобных проектов сверхдальней переброски электроэнергии у российских энергетиков нет. К тому же значительная часть энергии будет потеряна в сетях, что снизит экономическую эффективность проекта.

Специалисты КРОЭО «Плотина», «Гринпис» и WWF также указывают на непредсказуемое влияние Эвенкийской ГЭС на сейсмические процессы и на возможное радиационное загрязнение из-за затопления полостей подземных ядерных взрывов. Еще одним негативным последствием может стать усиление парникового эффекта вследствие разложения затопленной растительности и почвы. Вследствие этого ухудшится качество воды в водохранилище ГЭС и Енисее.

Напомним, что подготовительные работы по строительству Туруханской ГЭС начались в конце 1980-х годов, однако к началу 1990-х были остановлены как из-за протестов экологов, так и из-за ухудшения экономического состояния страны, сопровождавшегося падением энергопотребления. В 2005 проект переименовали и тема строительства теперь уже Эвенкийской ГЭС снова была поднята главами РАО «ЕЭС России» и ОАО «ГидроОГК» Анатолием Чубайсом и Вячеславом Синюгиным.

Интересно отметить, что в июне 2010 года, председатель правления ОАО «РусГидро» Евгений Дод назвал вопрос о строительстве Эвенкийской ГЭС «тяжелым» и заявил, что со строительством электростанции компания «торопиться не будет».

«Экономическая ситуация не позволяет серьезно в ближайшее время рассматривать данный проект», — заявил Дод акционерам компании.

Замороженный статус Эвенкийской ГЭС подтвердил на III Сибирском энергетическом форуме заместитель губернатора Красноярского края Андрей Гнездилов: «На текущий момент строительство этого объекта заморожено и пока никаких новых событий здесь не происходило».

Отметим, что Эвенкийская ГЭС мощностью от 8 до 12 гигаватт должна была «перещеголять» по мощности Красноярскую ГЭС (6 гигаватт) и Богучанскую ГЭС (3 гигаватта) и стать мощнейшей ГЭС в России. Рассматривалось и увеличение мощности Эвенкийской ГЭС до 20 гигаватт при той же выработке с целью использования водохранилища ГЭС как государственного энергетического резерва. Планировалось, что электроэнергия ГЭС будет передаваться в Европейскую часть России для покрытия дефицита энергосистемы.

ИА «PRESS-LINE»,Ноябрь 22, 2012,  http://www.plotina.net/evges-strategy-2020/

ТОМЬ

Крапивинский гидроузел на реке Томь недопустим

Международная коалиция «Реки без границ» распространило письмо направленное управляющему директору по энергетике En+ Group Сергееву Александру Юрьевичу по вопросу очередной попытки построить гидроэлектростанцию на базе недостроя советских времен — Крапивинского гидроузла на реке Томь в Кемеровской области.

Напомним, идея строительства Крапивинского гидроузла была оформлена в 1968 постановлением Совмина СССР. Строительные работы начались в 1975. В 1989, на волне протестного экологического движения, поддержанного широкими слоями населения (в том числе и шахтёрами Кузбасса), строительство гидроузла было остановлено. В 1993 это решение было закреплено актом Государственной экологической экспертизы. К этому времени готовность сооружений гидроузла составляла 60-70 %, в ложе водохранилища было вырублено 42 тыс. га леса, переселено более 3000 чел. из 20 сел. Гидроузел был просто брошен, консервации сооружений не проводилось. В последующие годы состояние сооружений гидроузла ухудшалось. Публикуем письмо без сокращений.

Уважаемый Александр Юрьевич!

Международная коалиция  «Реки без границ» обращается к Вам в связи с намерениями группы компаний En+ Group построить гидроэлектростанцию на базе недостроя советских времен Крапивинского гидроузла на реке Томь в Кемеровской области.

Обращаем Ваше внимание на то, что проект строительства гидроэлектростанции на основе недостроенного Крапивинского гидроузла в свое время получил отрицательную оценку со стороны независимых экспертиз и известных российских ученых. Кроме того, базовый проект Крапивинского гидроузла получил отрицательную оценку Государственной экологической экспертизы в 1993 году.

Напомним Вам некоторые замечания экспертов, зафиксированные в акте Государственной экологической экспертизы проекта строительства Крапивинского гидроузла (1993 год):

1. Строительство Крапивинского гидроузла существенно изменит сезонный режим реки Томь в нижнем ее течении. Изменится характер затопления поймы реки, следовательно, произойдут изменения в пойменных экосистемах. Нарушится продуктивность сельхозугодий, водоемов, лесных земель. Изменится видовой состав растительного покрова и животного мира.

2. По предварительной оценке после строительства Крапивинского водохранилища возможны следующие изменения микроклимата прибрежной зоны:

i. — учитывая большие размеры водохранилища в районе его влияния, будут развиваться ночные и дневные бризы, скорость которых может достигать 2 м/с и более;

ii. — благодаря дневным бризам в теплое время года в прибрежных районах температура воздуха может понижаться на расстоянии около 10 км от водохранилища. При этом на расстоянии до 100 м от берега водоема вглубь прибрежной зоны температура воздуха может понижаться в июле на 4-5 °С, а на расстоянии от 1 до 10 км — от 2 до 0,2 °С соответственно;

iii. — скорость ветра, даже при отсутствии бриза, в прибрежной полосе может увеличиваться в 1,2-1,3 раза, а на мысах и косах  — в 1,5-2 раза. Увеличение скорости ветра будет прослеживаться на расстоянии не менее 10 км.

iv. — средняя месячная относительная влажность воздуха в теплое время года может повышаться до 10 % и более;

v. — туманы, особенно в зимнее время, в районе водохранилища могут возникать на порядок чаще. При этом, учитывая, что в районе водохранилища, как и на всей территории Кемеровской области в течение всего года преобладают ветры южной четверти, эти туманы будут перемещаться в сторону Кемерово и других промышленных районов. Последнее будет способствовать образованию смога в промышленных районах.

3. В настоящее время слабо изучены вопросы, связанные с застойными явлениями. «Цветение» воды коснется не только водохранилища, но и пойменных водоемов, находящихся ниже плотины водохранилища. С изменением характера затопления усилятся заморные процессы, уменьшится роль реки в формировании природных комплексов. В первую очередь это отразится на почве и растительности поймы.

Снятие поемности на основной территории нижнего течения реки Томи, снижение уровня грунтовых вод повлекут за собой деградацию почв и растительности поймы нижнего бьефа водохранилища, снижение устойчивости пойменной экосистемы от плотины до устья Томи и даже поймы Оби до впадения в нее Чулым.

4. При перехвате 50% стока весеннего половодья в нижнем течении Томи условия для воспроизводства рыбы окажутся неблагоприятными. По предварительным подсчетам ущерб рыбным запасам составит не менее 1,2 тысяч тонн в год.

5. Сочетание понижения температуры воздуха в теплый период с увеличением влажности воздуха и скорости ветра создаст менее благоприятные микроклиматические условия для проживания, ухудшит рекреационные свойства прибрежной зоны. В холодное время года усиление ветра в сочетании с низкой температурой воздуха повысит суровость зимы.

Разумеется, перечень замечаний экспертов не исчерпывается вышеприведенными пунктами, но они дают основное представление о том, почему достройка Крапивинского гидроузла несет больше угроз, чем потенциальных преимуществ.

Международная коалиция «Реки без границ» согласна с тем, что в существующем виде недостроенный Крапивинский гидроузел является источником повышенной опасности для региона.  Однако  нам представляется очевидным, что нейтрализация  этой опасности должна включать в себя поиск проектных решений по ликвидации гидроузла и освобождению реки Томь, а не изыскивание новых способов зарегулирования речного стока.

С уважением, Александр Колотов, российский координатор международной коалиции «Реки без границ»

17 октября, 2012, http://green.tomsk.ru/node/1251

И О ПОГОДЕ НА ВОЛГЕ

from Elena Kolpakova — Вода. Сбереги!, Нижний Новгород

Завершился прием работ на традиционный областной конкурс рисунков и фотографий <Вода. Сбереги!>, который проводится вот уже в пятый раз (с 2008 г.).

В нынешнем году появилась  новая номинация — <Чебоксарское водохранилище в рисунках и фотографиях>.

Организаторы конкурса — Министерство экологии и природных ресурсов Нижегородской области и Координационный центр движения <Поможем реке> при экоцентре <Дронт>.

Конкурс <Вода. Сбереги!> привлекателен тем, что в нем могут участвовать люди любых возрастов и профессий. Художественнеы работы и фотографии, созданные участниками конкурса, вопевают красоту рек и озер Нижегородской области, рассказывают об отношении людей к водным проблемам.

Основная цель конкурса — привлечь внимание к сохранению водных ресурсов, донести до людей понимание, что такой ресур, как вода,  является величайшей ценностью и не должен становиться редкостью.

На конкурс  поступило около 1000 фотографий и рисунков из 35 районов и городов области, а также из Республики Чувашия.

Очень скоро жюри объявит победителей. Самыми активными оказались: Нижний Новгород (222 работы), Балахнинский и Богородский районы  (71 и 66 работ).

Радует не только количественный, но и качественный состав участников.

В большинстве это составляют школьники,  ненамного отстают от них воспитанники детских садов. Самым маленьким участникам —  5 лет, а самым старшим — 59.

Учителя, воспитатели, директора, вожатые, сторож в детском саду, дизайнеры, профессиональные фотографы создавали художественные образы наших рек и озер.

Много прекрасных работ родилось в семейных коллективах.

Лучшие работы составят фотовыставку, которая начнет свою работу в Сормовской библиотеке имени Ленинского Комсомола.

КЦ <Поможем реке>

enwl.bellona@gmail.com, 23 ноября 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *