Опубликовано

В «ПАЛАТКЕ» ПРОШЛИ ПУСТОПОРОЖНИЕ СЛУШАНИЯ О ДЕЛАХ ПОДМОСКОВНЫХ

«Мы ничего нового от чиновников не услышали»

Почему участники встречи в Общественной палате РФ разочарованы ее результатом?

В отсутствие предмета

Коллизия слушаний, темой которых были экологические аспекты схемы территориального планирования (СТП) Московской области, состояла в отсутствии предмета обсуждения. А именно — самой схемы. Есть безнадежно отставшая от жизни СТП 2007 года, обсуждать которую поздно в любом случае. За минувшие пять лет многое поменялось, в том числе — губернатор, областная дума и даже Общественная палата России, в новой генерации которой, важно уточнить, не нашлось места для наличествовавшего прежде комитета по экологии. Кроме того, столица, по меткому выражению одного из участников дискуссии, высунула язык. Взгляни на карту новой Москвы — лучше не скажешь.

Стороны слушаний были представлены огромным количеством народа, не поленившимся в эдакую жару приехать из самых дальних углов области. Среди общественников была замечена знаменитая Екатерина Гениева, вице-президент Российской библиотечной ассоциации, директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы.

Приглашенные эксперты являли собой цвет цеха. Третья сторона, подмосковное правительство, почему-то решила обойтись без авторов градостроительных решений, то есть архитекторов, выставив корпус областных чиновников, то ли еще не успевших войти в курс дела, то ли предпочитающих уходить от внятных ответов. На это один из экспертов разочарованно заметил, что «опять мы о чем-то потолковали между собой». Короче, руководство  области проигнорировало предложение Общественной палаты поговорить с людьми по существу. А зря: вопросов у граждан много.

Выбирайте: свалка или кладбище?

Общественность вела себя активно, иногда даже слишком. Накал страстей объяснить нетрудно: область перегружена до предела, и иначе быть не может, если каждый десятый гражданин самой большой по площади страны мира живет в столице или Подмосковье. Другого такого региона в России нет. Здесь люди дорожат каждой соткой земли, каждым гектаром леса. При этом правды, если у тебя под носом начинают суетиться бойкие личности, не найдешь. Чиновничий произвол — вот что привело их в Общественную палату.

Жители Сходни и так утомились от рева самолетов, а тут новость: Шереметьево расширяется, строится глиссада.

«У нас уже был случай, когда ИЛ-18 рухнул на школу-интернат, чудом никто не погиб»,  — сообщил представитель инициативной группы и поинтересовался, как жить дальше.

«Этот вопрос не относится к моей компетенции», — ответил министр экологии и природопользования Московской области Михаил Воронцов.

«Вы в курсе, что в Химкинском лесу уничтожались краснокнижные виды?» — беспокоилась  представительница Гринпис. Главный эколог области предложил «дать факты».

Старосту деревни Полтево Балашихинского района интересовало, кто и по какому праву  разрешил строительство карьера в зоне водозабора деревни и как привлечь этих людей к ответственности. На что услышал предложение вернуться к основной теме обсуждения, то есть отсутствующей схеме территориального планирования.

«Мы 8 лет боремся против полигона твердых бытовых отходов, —  жаловалась активистка из Раменского района. — У нас нет водопровода, а если будет свалка, что же будем черпать в наших колодцах?»

«А нам Москва который год пытается навязать кладбище площадью 70 гектаров», — сообщила жительница Дмитровского района.

«Почему леса сельхозпредприятий не передают в Лесной фонд, а переводят в земли сельхоз назначения  и рубят?» — тревожился житель Одинцовского района.

Беспокойство понятно: довольно долго область спасали леса, их было два миллиона га. Но за последние 20 лет они существенно поредели, что очень волнует людей. Строительная экспансия практически уничтожила детище первого Генплана, Лесопарковый защитный пояс, которым так гордилась столица.

«Четвертый год воюем с коттеджной застройкой в 40 метрах от Истринского водохранилища, —  сообщил следующий участник. — Его берега осваивают так, что скоро оно будет потеряно для питьевого водоснабжения Москвы. При этом пытаются доказать нам, что леса там нет! На днях 58 огромных деревьев на берегу вырубили, за несколько часов превратив их в щепу. Следы заметали».

«Мы столкнулись с опасностью застройки охранной зоны. Несколько лет назад администрация Серпуховского района начала перевод сельхоз земель под дачи, хотя в двухкилометровой охранной зоне заповедника это запрещено. Наших сил для борьбы уже не хватает», —  излил свою боль старший государственный инспектор единственного в Подмосковье Приокско-Террасного заповедника  Николай Князьков. Он предложил запретить перевод земель из одной категории в другую, объявить мораторий на то время, пока не будет утверждена новая схема территориального развития области: «В противном случае произвол властей не остановить. Без такого моратория все потеряем».

«В области ведется беспорядочная градостроительная деятельность, что касается в первую очередь лесов. Но не стоит летать в облаках и рассчитывать, что этот опасный процесс можно быстро остановить», — начал сотрудник ВНИИприроды Борис Самойлов. При этом один из самых уважаемых специалистов по экологи мегаполиса напомнил, что при аналогичной ситуации в начале 2000-х годов леса внутри Москвы спасло законодательное закрепление природного комплекса. Ученый предложил учесть этот опыт и для области — выделить природный комплекс с особым режимом

градостроительной деятельности: «Если осваивать территорию стихийно, начнутся тяжелые последствия. Все проекты должны в первую очередь предусматривать сохранение экологического баланса Подмосковья — это главное. К сожалению, пока местные власти раздают леса налево и направо. Надо усвоить, как аксиому: охранять здесь леса нужно не хуже, чем государственную границу».

«Эта дорога идет по людям»

Отдельный вопрос — Центральная кольцевая автомобильная дорога, ЦКАД. Чтобы понять, почему столько протестов против ее строительства, важно знать, что проведение трассы подразумевает значительную вырубку леса и снос старых дачных участков. При этом широкую огласку получили факты откровенного мухлежа инициаторов деятельности: при составлении проекта использовались карты начала 60-х годов, когда дач еще не было. Таким образом, только в Софрине сносится 46 участков. Предложенную компенсацию владельцы считают неравнозначной.

«Как можно изменить схему ЦКАД, чтобы не страдало такое количество людей?» — спросила эксперт ЮНЕСКО Екатерина Гениева.

На это заместитель областного министра транспорта, не найдя более убедительных аргументов, ответил в том смысле, что всем нравятся хорошие дороги, но никто не хочет, чтобы строили около него.

«Есть ли независимая экспертиза проекта ЦКАД?» — не унимались жители. Должностное лицо развело руками.

Сбалансировать интересы взялся один из ведущих российских экспертов в сфере транспорта Михаил Блинкин: «Меня огорчает эта дискуссия. С принципом «не на моем заднем дворе» сталкиваются мои коллеги во всем мире, но у нас это происходит по полной программе. Если все возражения учитывать, ничего никогда не построишь. Любая дорожная стройка влечет протесты, и если посмотреть на карту, станет ясно, что строить нигде нельзя. Механизм  «изъятие под строительство и компенсация» — иначе не бывает. На Западе четвертая часть времени уходит на согласование со всеми сторонами. Практика такая: каждая сторона через адвокатов ведет переговоры и согласования. Мы тоже рано или поздно к этому придем».

«А куда нам выселяться? В Псков, что ли? Вблизи Москвы все занято!» — прозвучал непустой вопрос.

«В области полно резервов. Если новая администрация будет грамотно подходить, найдет выход»,  — ответил научный руководитель НИИ транспорта и дорожного хозяйства, добавив, что, хотя хорошая автомагистраль — благо, в том виде, в каком ее делают, дорога ему никогда не нравилась. Обвешанная складами, терминалами, логистическими центрами, она приведет к еще большей урбанизации региона со всеми вытекающими экологическими последствиями.

«Когда я был молодой, — продолжил маститый ученый, — обсуждалось, как потоки из Белоруссии и балтийских портов разводить возле Вязьмы в Смоленской области. Это актуально до сих пор».

Именно о том и твердит общественность: транспортно-логистическому коридору общенационального значения вблизи Москвы не место.

«Москва и область дышат одинаково»

Почти афоризм, автор — зам директора Института географии РАН Аркадий Тишков. Это он о том, что рассматривать по отдельности столицу и ее окрестности нельзя никак. Профессор сообщил, что 10 творческих коллективов трудятся сегодня над концепцией развития агломерации, работа должна быть закончена в декабре, и пока нет схемы, надо ввести мораторий на любые сделки с землей. По мнению эксперта, схема территориального развития города и области может быть только единой, причем, опираться она должна на природный каркас, для которого надо установить жесткую законодательную защиту: «Так живет весь мир, и мы должны».

Огромные деньги, отпущенные на «высунутый язык», Тишков предложил использовать не для чиновников, а для реабилитации территории, освободив ее от свалок. По его мнению, там следует развивать туризм и отдых: «Мы считаем, что это надо рассматривать как палисадник Москвы. Если бы вы видели, как смело разработчики провели

линии через самые хорошие места! Они заложили бомбы конфликтов, так как подобные планы затрагивают интересы множества дачников, в том числе и областных. Те линейные сооружения, которые  предлагаются, станут поводом к войне повсюду. При этом в старой Москве резервы для размещения чиновников есть», — закончил ученый под аплодисменты.

«Согласен с Аркадием. Надо разбираться с резервами самой Москвы. Парламентские центры везде стремятся интегрироваться в городскую среду, а не вылезать за ее пределы, — вступил в дискуссию руководитель группы «Экоград» ЦНИИП градостроительства Константин Неустроев. — То, что Москва высунула язык, серьезная градостроительная ошибка. Это против всех правил. Поступать так было нельзя. Десятиполосное Калужское шоссе — куда мы спешим? Ведь в области живут люди, и они хорошо обустроены. Что делать? Объединять Москву и область.

Создавать единый столичный регион, и уж тогда заниматься схемой планирования».

Неустроеву, одному из ответственных исполнителей планирования территорий Сочи и  острова Русский, аплодировали долго. Громче всех — общественность, разрозненные региональные группы которой начали объединяться для совместных действий. Их требования сводятся к тому же, о чем говорили уважаемые эксперты: до выработки концепции развития региона объявить мораторий на переведение лесов в земли иных категорий, на точечную застройку, освоение водоохранных зон. Люди требуют, чтобы чиновники их, наконец, услышали. Правда, самим гражданам от чиновников ничего нового услышать не удалось, с чем вынужден был согласиться председательствовавший на встрече член ОП РФ Сергей Симак: «Сегодняшнее представительство от Московской области вызывает разочарование».

Он предложил создать рабочие группы по каждой поднятой проблеме, что само по себе, наверное, правильно. Одно плохо: механизма, который можно применить, чтобы впредь не допускать тяжелых конфликтов, по-прежнему нет. Уповать пока приходится только на политическую волю нового губернатора. А уж какой вал на него обрушился, высокий градус слушаний подтвердил лишний раз.

Елена СУББОТИНА, «Российские лесные вести», 3 августа 2012

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *