Опубликовано

АВАРИЯ В ФУКУСИМЕ: КОНЕЦ ЭПИЗОДА

Что скрывали про Фукусиму год назад

Фукусима, правительственный штаб

AtomInfo.Ru, ОПУБЛИКОВАНО 13.03.2012

Кризисный штаб, сформированный при правительстве Японии в первые часы аварии на АЭС «Фукусима Дайичи», терзался сомнениями, искал ответственных и готовился к эвакуации десятков миллионов людей.

Спустя год после аварии японские власти опубликовали сборник, содержащий записи дискуссий в правительственном штабе. Некоторые из них — это не собственно записи, а восстановленные задним числом тексты по воспоминаниям участников заседаний.

Угроза расплавления

Первое заседание штаба было созвано 11 марта 2011 года в 1903 по местному времени и продлилось 20 минут. Заседание было созвано спустя почти два часа после получения уведомления от компании TEPCO о чрезвычайной ситуации на станции (потеря индикации уровня воды в корпусе реактора первого блока).

На первом заседании чиновник, оставшийся неизвестным, назвал в качестве возможного итога аварии расплавление активных зон.

Чиновник объяснил своим коллегам по правительственному штабу, что системы охлаждения фукусимских реакторов работают сейчас «только от аккумуляторов», а заряда последних хватит на восемь часов.

«Требовалось подключить аварийные дизель-генераторы для охлаждения, но они не стартовали из-за цунами. Единственное, что функционирует — системы, работающие от аккумуляторов. Это может продолжаться восемь часов», — сказал он.

Вскоре после окончания первого заседания информация об аккумуляторах попала в прессу. В архивах новостных лент можно найти немало сообщений на тему о восьми часах и срочной необходимости доставить на станцию мобильные генераторы.

«Если температуры в активных зонах продолжат повышаться после периода в восемь часов, то есть возможность расплавления», — сказал чиновник.

Прогноз, данный неназванным чиновником, вышел на деле чересчур благостным — он давал правительству ещё четыре часа на действия.

В мае 2011 года компания TEPCO опубликовала свой расчётный анализ, из которого следовало — повреждение активной зоны на первом блоке началось в 1930, то есть, спустя семь минут после завершения первого заседания правительственного штаба. Позднее TEPCO опубликовала ещё более пессимистические данные.

Между тем, на публику в первые дни шла совершенно иная информация. Власти не исключали, что реакторы могут быть «повреждены», но и только. Официальный представитель регулирующего органа NISA, допустивший 12 марта на пресс-конференции возможность расплавления топлива, был вскоре заменён. На заседании штаба 14 марта Юкио Эдано, бывший тогда генеральным секретарём кабинета министров, призвал своих коллег тщательно выбирать слова при публичных высказываниях. «Мы должны предоставлять информацию быстро, но она должна быть точной. Мы должны: объявлять (о наших оценках и суждениях) только после того, как примем решение», — подчеркнул Эдано.

Эвакуация

О необходимости эвакуации правительственный штаб заговорил сразу. Но споры вызывали размеры зоны, откуда требовалось бы вывозить население.

Банри Кайеда, возглавлявший на момент аварии профильное министерство, сразу предложил ввести шестимильную зону. К нему не прислушались и предпочли ограничиться зоной в 1,2 мили, в которую попадало порядка 1800 человек.

Однако довольно быстро в правительстве поняли, что такой зоны мало. Границу эвакуации сдвинули до пяти миль, а спустя два часа — до шести миль.

Окончательную точку по размерам зоны поставили на третьем заседании штаба 12 марта. Коитиро Генба, министр по национальной стратегии, задал коллегам вопрос: «Есть вероятность расплавления. Нормально ли, что зона эвакуации принята шестимильной? Не следует ли расширить её?». Во второй половине дня радиус был увеличен до 12 миль.

Премьер-министр Наото Кан недолго полагал 12-мильную зону достаточной. Ещё 14 марта он отстаивал сделанный выбор: «Консенсус экспертов полагает 12 миль достаточным». В пользу расширения зоны высказывался всё тот же Генба: «У некоторых экспертов есть иная точка зрения».

Но 16 марта после серии взрывов на фукусимских блоках премьер-министр заговорил по-другому. Фактически, он запаниковал.

«Выбросы из этих реакторов могут превзойти выбросы из Чернобыля. Мы должны продолжать охлаждать реакторы, чего бы это нам ни стоило. Битва будет долгой», — предупредил премьер.

«Мы должны беспокоиться о бассейне выдержки четвёртого блока, где растёт температура», — сказал он.

Группе специалистов из японской комиссии по атомной энергии было дано поручение просчитать возможный наихудший сценарий развития событий.

Результаты были представлены 25 марта и немедленно засекречены. Журналистам удалось ознакомиться с ними только в январе 2012 года.

Причина, по которой доклад комиссии подпал под гриф, такова. Авторы доклада пришли к выводу о необходимости эвакуации большого Токио при наихудшем сценарии. Всего перемещёнными оказались бы порядка 30 миллионов человек.

Нехватка данных

Сборник записей подтверждает факт, о котором много писалось в японских и других СМИ. В первые дни аварии правительственный штаб страдал от организационной неразберихи и нехватки данных.

«Кто возглавляет сейчас всю операцию? Я получаю множество запросов и сообщений, которые не соответствуют друг другу. Такое впечатление, что руководителя просто нет», — сказал на заседании 15 марта министр по административным делам и коммуникациям Ёсихиро Катаяма.

Ошибки высокопоставленных чиновников оставляли местные власти и жителей префектуры в неведении по многим важным вопросам, касающимся эвакуации. А сами чиновники нередко получали информацию о людях, нуждающихся в помощи, не от местных властей, а из прессы.

Но министр Генба как политик, представляющий префектуру Фукусима, призывал своих коллег по штабу не складывать руки и бороться: «Это война. Мы можем только либо победить, либо проиграть. Мы уже потерпели ряд поражений. Но для нас важно свести как-то ограничить наши потери».

enwl.bellona@gmail.com, 21 марта 2012 г.


Ровно год назад, 11 марта 2011 года в восточной части Японии случилось землетрясение, которое, по мнению ученых, стало для страны одним из сильнейших за всю историю наблюдений. Вслед за ним на территорию Японии обрушилось цунами, высота волн которого в некоторых местах достигала 40 метров. Огромный поток воды залил большую территорию, и в том числе несколько расположенных на ней атомных станций. Стихийное бедствие привело к развитию тяжелой аварии на японской АЭС «Фукусима-1» (Fukushima Daiichi).

Это авария стала третьей крупнейшей на АЭС в мире после событий на атомной станции «Три Майл Айленд» в США и Чернобыльской АЭС в СССР. Институт проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН с первых часов развития драматических событий в Японии подготовил прогноз развития ситуации на АЭС «Фукусима-1» в долгосрочной перспективе, который в результате полностью совпал с реальностью. Первый заместитель директора ИБРАЭ, ведущий эксперт по тяжелым авариям на АЭС Рафаэль Варназович Арутюнян к печальной годовщине данных событий развеял для РИА Новости пять главных мифов вокруг аварии на японской атомной станции.

Миф первый: Даже в Японии, высокотехнологичной стране, являющейся законодателем мод в культуре управления процессами, не удалось предотвратить аварию на атомной станции. А это значит, что атомная энергетика крайне опасна, потому что она ущербна в своей неуправляемости.

Реальность: На самом деле ситуация на АЭС «Фукусима-1» жизненная и очень простая. Японцы не учли в проекте этой атомной станции то, что в мире давно является стандартом безопасности. Проект Fukushima Daiichi изначально содержал в себе ошибки и не какие-то сложные, а очень простые — в проекте не было предусмотрено воздействие цунами на станцию. А ведь цунами очень характерно для Японии. Странным является то, что японцы на самом деле задолго до развития этих драматических событий реально обсуждали возникновение проблемы залива водой площадки станции, и компания-оператор АЭС TEPCO даже пересматривала проект с учетом цунами. Но они почему-то ограничили себя рассмотрением предельной высоты волны в 5,7 метра. И никакой научной базы под эту цифру, насколько мне известно, так и не подвели. Как мы помним, в результате волна пришла гораздо большей высоты. Не было ничего сложного и в подготовке площадки АЭС к такому возможному развитию событий. Ведь в данном случае речь идет не о глубоких разработках сложнейших систем безопасности, а об элементарных системах, обеспечивающих безопасность. К примеру, надо было поднять дизельные генераторы повыше, чтобы они не заливались водой. Вопрос в том, как в Японии, к которой мы относимся уважительно и воспринимаем их достижения в научно-технической области очень серьезно, могли столь небрежно относиться к обеспечению безопасности АЭС? Я думаю, что тут не нужно искать глубоких корней и причин. Мне кажется, похожее произошло в СССР после аварии на американской АЭС «Три Майл Айленд» в 1979 году. В Советском Союзе тогда стали говорить, что американская авария случилась, потому что у США и операторы были слабо подготовлены, и техника несовершенна. В итоге в СССР не выучили уроки аварии на АЭС в США, и через семь лет случилась Чернобыльская АЭС. То же самое произошло и в Японии, они не выучили уроки аварий, произошедших в мире ранее, в том числе и на Чернобыльской АЭС. У японцев вообще не было готовности к тяжелым авариям, и поэтому в ходе своей аварии они опаздывали в реагировании на развитие событий почти на каждом шагу.

Миф второй: На атомной станции системы защиты были настолько неадекватными, что привели к взрыву реакторов.

Реальность: Самое удивительное в том, что даже на таком старом проекте АЭС, а проекту 40 лет, системы безопасности сработали в штатном режиме и заглушили реакторы во время землетрясения! Главное требование к безопасной эксплуатации атомной станции звучит так: в любом случае цепная реакция в реакторах должна быть остановлена. На японской станции это собственно и произошло: стрежни поглотители системы защиты в момент землетрясения вошли в активную зону реактора, и цепная реакция прекратилась.

Повторю, даже в условиях сильнейшего землетрясения такая старая станция своевременно прекратила работу благодаря сработавшей системе аварийной остановки. Есть еще одна функция безопасности, которая должна обязательно действовать, — нужно обеспечить охлаждение активной зоны реактора. Эта задача чисто технически не требует каких-то особых усилий и «семи пядей во лбу» у персонала, ведь все необходимые системы на станции предусмотрены. Если в условиях землетрясения внешнее электропитание пропадает, то для обеспечения работы системы охлаждения станции необходимо иметь дизельные генераторы, предназначенные для обеспечения охлаждения активных зон и их полного расхолаживания. Что же в реальности произошло? Как я уже говорил выше, в рамках проекта не была предусмотрена защита от воздействия на станцию цунами, причем не какой-то безумной высоты волны, а выше пять-семь метров. И это при том, что АЭС стоит на берегу океана! В результате, пришедшая волна цунами затопила дизельные генераторы, которые были расположены на каждом из энергоблоков внизу, в заливаемой водой части. После выхода из строя дизельных генераторов АЭС они не смогли обеспечить простую функцию охлаждения реакторов и бассейнов выдержки топлива. В  результате произошел перегрев и расплавление активных зон, случилась так называемая пароциркониевая реакция, в результате которой выделяется водород. Этот водород скапливался в помещениях, где расположены реакторы, взрывался, разрушал здания, и дальше шел выброс радиоактивности во внешнюю среду. То есть взрывались не реакторы, а скапливающийся в зданиях энергоблоков водород как крайне легко воспламеняющийся газ. Сами реакторы, конечно же, не взрывались.

Японские специалисты пытались бороться с аварией совсем не так, как следовало бы в данном случае, они действовали неадекватно. Например, нужно было вентилировать контайнтмент, где собирался водород, чтобы выпустить газ наружу, и тогда бы не было взрывов. Они все это делали с задержками. Долго думали, долго выполняли. Взрывов зданий точно можно было избежать. Японцы также оказались не готовыми и к аварийной подаче воды для охлаждения реакторов и бассейнов выдержки облученного ядерного топлива (ОЯТ).

Миф третий: Развитие аварии на любой атомной станции таково, что невозможно при любом уровне аварии повернуть ее вспять.

Реальность: На самом деле, если вы посмотрите историю развития японской аварии, то обратите внимание, что почему-то почти совсем не упоминаются пятый и шестой энергоблоки станции. Все дело в том, что именно на этих блоках АЭС «Фукусима-1» сохранился один дизель-генератор, и в условиях отсутствия внешнего электропитания с его помощью удалось обеспечить охлаждение двух реакторов и двух бассейнов ОЯТ. И на этих блоках никакой тяжелой аварии не произошло. То есть, если бы японцы вовремя предусмотрели меры по подаче дополнительного питания подачи воды не по стандартной схеме, можно было остановить эту аварию на всей АЭС. И на самой ранней стадии. Я считаю, что причина любой аварии на АЭС — человеческий фактор. В атомной энергетике нет технических особенностей, не позволяющих решить любые задачи в сфере безопасности. И если авария все-таки случилась, то по причине того, что либо был людьми недоработан проект АЭС, либо отсутствовали технические средства готовности к реагированию на запроектные события, либо персонал не был подготовлен к действиям в подобных ситуациях.

Конечно, станция, построенная несколько десятилетий назад, могла по изначальному проекту не отвечать современным требованиям безопасности, но ведь есть же процесс модернизации, и японцам надо было, конечно же, в полной мере использовать его возможности.

Миф четвертый: Авария на японской АЭС из-за близости станции к океану и сбросов в него радиационной воды привела к колоссальным негативным последствиям для Японии и для мира в целом.

Реальность: Как только «Фукусиму» отнесли к седьмому уровню по международной шкале событий INES, то у мировой общественности сразу возникла аналогия с аварией в Чернобыле, а значит появилась убежденность, что «Фукусима» — катастрофа. Первое, что хочу отметить, и пусть это прозвучит неожиданно резко, но честно, Чернобыль — катастрофа только в головах общественности. Потому что реальные последствия аварии на ЧАЭС известны, и Всемирной организации здравоохранения, и МАГАТЭ, и ООН, и эти последствия никак нельзя отнести к катастрофическим. С точки зрения последствий для человека в аварии на ЧАЭС — 28 людей получили огромные дозы радиационного облучения и умерли. Сто тридцать четыре человека получили большие дозы, и за 25 лет из них умерло еще 20 человек, но по разным причинам, и далеко не все от онкологии. В тоже время смерть 28 человек — это очень много для атомной энергетики. Если брать общее число смертей в мире, связанных с атомной энергетикой, то насчитывается 60 умерших, и среди них наши 28 из-за ЧАЭС. Теперь посмотрим на японские события.

Авария на четырех блоках АЭС «Фукусима-1» не привела к даже самым минимальным радиационным последствиям для населения, и никто не погиб из персонала АЭС из-за радиации. Доза радиационного облучения до 100 миллизиверт (млЗв) не несет никаких последствий для здоровья человека. Нигде на территории Японии люди не получили такие дозы. Среди персонала АЭС есть единичные случаи, порядка 17 человек, когда люди получили дозу более 100 млЗв, два человека превысили дозу в 250 мЗв, при этом аварийная норма, и на ЧАЭС, и на «Фукусиме» — 250 млЗв. У нас в свое время в Чернобыле тоже была аварийная доза в 100 млЗв, при ее превышении для продолжения работы нужно было получать разрешение директора; но здесь есть психологический момент — персонал на ЧАЭС не бегал за разрешением к директору, поскольку понимал, что нужно действовать. В Японии же для предотвращения взрывов тех же энергоблоков нужно было вентилировать контайнтмент, но как только персонал японской АЭС понимал, что приближается к получению дозы в 100 млЗв, он покидал опасную зону, несмотря на возможные негативные последствия их ухода для дальнейшего развития ситуации.

Можно конечно, обсуждать, правильно или нет, что они соблюдали строго аварийные пределы доз, даже когда они не представляли сколь либо значимого риска, но ведь в итоге никто из них не переоблучился, не получил высоких доз и не умер. Еще раз повторю — на японской АЭС не было ни одной смерти от радиационного воздействия в момент аварии, дозы облучения, полученные в дальнейшем специалистами-ликвидаторами, не превышают нормы. Поэтому катастрофой события на «Фукусиме» можно назвать только без учета реальных последствий.

Теперь о воздействии радиационных событий на природу. Давайте сразу же обозначим принципиальную вещь: когда мы говорим о влиянии на природу, то нужно понимать, что уровень радиационного воздействия, при котором проявляется негативное воздействие на флору и фауну, в 100 раз превышает уровень допустимого воздействия на человека. Поэтому нонсенсом и глупостью являются разговоры о воздействии радиации на природу там, где ее влияние на человека вообще не ощущается. Никаких уровней радиационного загрязнения, при которых будет проявлено хоть какое-то воздействие на природу, в Японии нет ни на суше, ни в океане. Конечно, какие-то локальные места загрязнения на территории страны на узкой полосе на северо-западе, но это очень небольшая территория, которую можно в привести в порядок. Что касается океана, то он сам по себе самый большой растворитель на планете, и те кажущиеся нам огромными объемы радиоактивной воды, сброшенные в свое время с АЭС в океанские воды, давно уже разбавились до уровней, не представляющих опасности ни для человека, ни для флоры и фауны.

Миф пятый: у атомной энергетики нет будущего, после аварии в Японии все страны мира стали отказываться от АЭС, и только Россия строит атомные станции, не прислушиваясь к мировому сообществу.

Реальность: Развитие атомной энергетики — насущная необходимость мировой экономики. Во-первых, крупные развивающиеся страны, испытывающие потребности в энергии, осознали, что решение проблемы надежного энергоснабжения на основе органических энергоносителей, нефти, газа, угля, не существует. Одни потребности Китая на рынке углеводородных ресурсов являются колоссальными. Именно поэтому развивающиеся страны пошли по пути эксплуатации атомной энергетики. Во-вторых, атомная энергетика — это экология. В США действует 100 энергоблоков АЭС, в Европе — 140, в одной только Франции 56 блоков. АЭС — это серьезный инструмент для сдерживания выбросов парниковых газов в атмосферу. При этом выбросы угольных станции, по официальным данным, приводят только в США ежегодно к смерти 26 тысяч человек. После аварии в Японии лишь Германия отказалась от своих АЭС, но поскольку она в окружении стран, эксплуатирующих «мирный атом», то вынуждена будет покупать электроэнергию атомных станций своих соседей. Отказ Германии, как мы видим, не имеет никакого отношения к общемировому тренду. Ведущие страны мира разрабатывают реакторы четвертого поколения, в том числе с жидкометаллическими теплоносителями, и новые АЭС должны обеспечивать не только безопасность эксплуатации, но и не допускать сколь либо значимых радиационных выбросов в любой ситуации.

РИА Новости, http://www.atomic-energy.ru/smi/2012/03/11/31686

Гринпис инициировал м/н открытое письмо к мировым лидерам в связи с годовщиной Фукусимской трагедии.

Оригинал письма здесь http://www.greenpeace.org/russia/Global/russia/report/energy/nuclear/letter_nuclear_risks.pdf

Перевод на русский ниже.

Письмо будет опубликовано 5 марта.

В.Чупров

Открытое письмо к Мировым лидерам

От имени миллионов людей, чьи жизни находятся под угрозой ядерных аварий, мы обращаемся к вам с требованием поставить интересы людей выше интересов атомной энергетики и возложить на атомную индустрию полную ответственность за риски и последствия ядерных катастроф.

Пришло время исключить ядерные риски из жизни людей и начать переход наших экономик на чистые и безопасные источники энергии.

Землетрясение и цунами, которое обрушилось на восточное побережье Японии почти год назад, обнажили серьезные сбои как в системе безопасности ядерных реакторов, так и в системе защиты людей от радиационных аварий.

Десятки тысяч людей погибли в результате разрушительного землетрясения и цунами. Сотни тысяч продолжают испытывать последствия разрушительного цунами и ядерной катастрофы, которая последовала за ним. Наши мысли остаются со всеми, кто пострадал от этих бедствий.

Главным уроком ядерной катастрофы Фукусимы является провал в работе тех людей и служб, которые должны были защитить людей от подобной аварии, а на самом деле позволили этому случиться. То, что может произойти землетрясение и цунами, было известно задолго. Тем не менее, руководство атомной компании и регулирующие органы проигнорировали эти опасности.

В результате такой халатности в первую очередь пострадали те, кто должен был действовать первым — работники станции и пожарные, рисковавшие своим здоровьем и даже жизнью, чтобы уменьшить радиационный риск для других.

Несмотря на их усилия более 150 тысяч человек покинули свои дома и потеряли средства к существованию. Многие до сих пор живут на зараженных территориях, в том числе беременные женщины и дети, которые наиболее уязвимы к последствиям облучения.

Общий объем расходов, связанных с аварией на Фукусиме, включая вывод из эксплуатации шести реакторов АЭС Фукусима-1 и компенсации жителям, может составить от 500 до 650 млрд. долларов США.

Японское законодательство возлагает на оператора полную финансовую ответственность за последствия аварии. Но на практике почти все расходы возьмут на себя японские налогоплательщики, а не атомная промышленность.

Ошибки Японии повторяются в любой стране мира, где есть ядерные реакторы. Не существует безопасных реакторов, также как нет системы регулирования, которая могла бы обеспечить эту безопасность. Миллионы людей находятся в зоне риска, так как в любое время, на любом реакторе может произойти серьезная авария.

Кроме того, спустя 60 лет существования атомной энергетики, ни один ее защитник не может сказать, что найден безопасный способ хранения высокоактивных отходов в течение сотен тысяч лет.

Представители ядерной индустрии ошибочно утверждают, что ядерная энергия необходима для борьбы с изменением климата. Напротив, дорогая, неустойчивая и опасная ядерная энергетика отвлекает инвестиции от возобновляемых источников энергии, которые являются реальным решением проблемы изменения климата.

К сожалению, тех, кто принимает решения, больше заботит прибыль атомной промышленности, нежели чем их обязанность защищать людей.

Пришло время задуматься о людях и поставить их интересы на первое место.

enwl.bellona@gmail.com, 27 февраля 2012 г.

<Cуши Фукусимские»- по нижегородски

Нижегородское антиядерное движение провело креативную акцию в память о Фукусиме. Прохожим предлагалось попробовать суши <со вкусом Фукусимы>, намекающие на то, что это может стать дежурным блюдом местных кафе — если Росатом таки построит Нижегородскую АЭС на карсте.

Вообще же суши символизировали одно из последствий катастрофы — радиоактивное загрязнение океана. Ученые из Океанографического общества Вудс Холла (Woods Hole Oceanographic Society) выяснили, что Фукусимская катастрофа стала причиной <крупнейшего за всю историю выброса радиации в мировой океан>.

В апреле 2011 года в пробах океанской воды, взятых у берегов Фукусимы, уровень цезия-137 в 50 млн раз превышал доаварийный уровень. По мнению ученых, в течение ближайших десятилетий невозможно предсказать, как радиация повлияет на экосистемы. В образцах морских водорослей и рыбы, взятых для проб специалистами Гринпис, содержание радионуклидов сильно превышает предельно допустимые нормы. Даже по оценкам TEPCO, радиоактивный стронций был обнаружен в водах Тихого океана в количестве 462 тера беккерелей. Если радионуклиды попадут в пищевую цепочку, то стронций, который способен накапливаться в организме человека, может увеличить риск заболеваний лейкемией и раком костей.

Как ни странно, желающие попробовать суши <со вкусом Фукусимы> нашлись.

Проблема возможных аварий не исчерпана, и трагедия в Японии, к сожалению, может оказаться далеко не последней в череде атомных катастроф. Каждый реактор таит в себе такую же опасность, как Чернобыль или Фукусима и это не отрицают даже сами атомщики.

Участники акции раздавали листовки со словами: <Авария в Японии на АЭС Фукусима-1 показала, что крупная авария на АЭС может случиться в любой стране мира: для этого не обязательно должно происходить землетрясение. Достаточно и карстового провала…>

Нижегородское антиядерное движение от имени жителей региона требует отказаться от строительства Нижегородской АЭС, которое планируется на опасном, закарстованном участке вблизи села Монаково в Навашинском районе.

Росатом, не строй нам Фукусиму!

enwl.bellona@gmail.com, 14 марта 2012 г.

С цунами сняли вину за «Фукусиму»

Одной из причин аварии на АЭС в Японии назван человеческий фактор

Авария на АЭС «Фукусима-1» в Японии в марте прошлого года произошла из-за халатности и множества технических ошибок оператора станции и управления. Об этом говорится в окончательном докладе парламентской комиссии по расследованию обстоятельств трагедии.

«Очевидно, что причиной аварии стало не стихийное бедствие как таковое, но ошибки, допущенные человеком», — приводит РИА «Новости» выдержки из документа.

В докладе подчеркивается, что компания-оператор ТЕРСО и государственные институты, которые должны были следить за деятельностью энергокомпаний в атомной области, не продумали и не были готовы «к ущербу от землетрясения и цунами, к серьезной техногенной аварии, к необходимости обеспечить и гарантировать безопасность населения».

«У правительства, надзорных органов и компании-оператора ТЕРСО не было чувства ответственности за жизни людей и общество», — цитирует BBC авторов документа.

Особой критике подвергли экс-премьер-министра страны Наото Кана, вмешательство которого, по мнению членов комиссии, «вызвало хаос в системе управления и командах персоналу».

И все же Япония возвращается к атомной энергетике после довольно долгого перерыва. Как сообщает Радио «Свобода», на западе страны сегодня утром впервые после катастрофы в Фукусиме, был перезапущен третий реактор АЭС вблизи города Ои в префектуре Фукуи.

Напомним, в марте 2011 г. в Японии случилось землетрясение, за которым последовало цунами. На АЭС в префектуре Фукусима произошла утечка радиации.

Местное население пришлось эвакуировать, вокруг станции создали зону отчуждения по типу чернобыльской. Жертвами подземных толчков и цунами стали около 15800 человек, свыше трех тысяч пропали без вести.

После катастрофы в Фукусиме правительство Японии приостановило работу всех атомных электростанций страны, что стало серьезным ударом по японской энергетике (АЭС обеспечивали до трети всей вырабатываемой в стране электроэнергии). Тем не менее, многие японцы по-прежнему убеждены, что работу АЭС не следует возобновлять, так как это слишком рискованно. По данным BBC, такой точки зрения придерживается около 46% населения страны.

Марина ИЛЬИНА, Утро, 05 июля 2012

http://www.utro.ru/articles/2012/07/05/1057238.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *