Опубликовано

ТЯГОМОТИНА ВОКРУГ БОГУЧАНСКОЙ ГЭС. ПРОДОЛЖЕНИЕ

Богучанская ГЭС: последний срок

Хотим мы этого или нет, но летом следующего года, самое позднее — осенью, часть территории Иркутской области станет водохранилищем Богучанской ГЭС.

Времени подготовиться к этому событию было достаточно. Вся загвоздка в том, что строительство БоГЭС — совместный проект РУСАЛа и РусГидро. Именно эти компании должны были компенсировать пострадавшим ущерб от будущего затопления. Однако до сих пор Иркутская область получила лишь малую часть денег, которые нужны на подготовку ложа. Сейчас, когда до прихода воды остаётся чуть больше года, власти спешно готовятся к тому, чтобы водохранилище не затопило хотя бы жилые дома, кладбище и скотомогильник.

На прошлой неделе депутаты дважды рассматривали запрос о соблюдении интересов жителей Иркутской области в связи со строительством Богучанской ГЭС:

на комитете по природопользованию и на сессии Законодательного Собрания. И каждый раз обсуждение затягивалось надолго. Слишком много нерешённых вопросов и мало времени.

В зону водохранилища Богучанской ГЭС попадают три населённых пункта: посёлки Кеуль, Невон и левобережная часть Усть-Илимска. Из зоны затопления БоГЭС предстоит переселить 1731 человека, это жители 532 домов. По словам первого заместителя председателя регионального правительства Владимира Пашкова, на сегодня уже решён вопрос с переездом 429 семей, ещё 100 человек будут переселены <вторым эшелоном>. <Меняющиеся настроения жителей не позволяют окончательно сформировать реестр нуждающихся в переселении из зоны затопления> — так Владимир Пашков объяснил возникшую неопределённость и пообещал, что к началу мая правительство сможет уточнить, какие новые места жительства выбрали переселенцы. Переселение должно завершиться к 22 августа.

Параллельно с переселением необходимо заниматься санитарной очисткой территории, переносить кладбище, консервировать или менять место скотомогильника, демонтировать строения в Кеуле. Кроме того, специалистам предстоит провести археологические работы на месте будущего водохранилища Богучанской ГЭС и вывезти наиболее ценные находки.

Владимир Пашков сообщил, что санитарная рубка леса будет проводиться лишь по нескольким спецучасткам, которые нужно расчистить для судоходства на водохранилище БоГЭС. Общая стоимость работ по подготовке ложа Богучанской ГЭС к затоплению составляет около 9 миллиардов рублей. Из этой суммы только 2,5 миллиарда планируют выделить федеральные власти. Вопрос, где взять остальные деньги, пока остаётся открытым.

Депутат Илья Сумароков задал Владимиру Пашкову вопрос, который интересовал многих: кто отвечает за исполнение проекта? Как отметил первый заместитель председателя областного правительства, на сегодняшний день отсутствует акт, который бы определял заказчика работ по подготовке ложа водохранилища Богучанской ГЭС и главного распорядителя средств. <Иркутская область явилась заложником ситуации: выполнять работы мы не обязаны, но и не выполнять их не вправе, поскольку это может привести к опасным экологическим последствиям>, — констатировал Владимир Пашков.

Нет ясности и с оценкой ущерба, который будет причинён Иркутской области после затопления. Депутат Владимир Лукин отметил, что в актуализированном проекте, выполненном ОАО <Ленгидропроект>, нет точной цифры ущерба. Владимир Пашков согласился с парламентарием и сказал, что аналогичные претензии к проектировщику выразило и правительство Иркутской области. Но сотрудники института ссылаются на то, что им заказали актуализировать проект и раздел <ОВОС> (оценка воздействия на окружающую среду) в новый документ входить не должен. Якобы в проекте Богучанской ГЭС уже есть оценка воздействия, выполненная в

1979 году. Сейчас документ проходит госэкспертизу, поскольку только уполномоченные эксперты могут побудить проектировщиков дополнить проект. С замечаниями представителей областной власти сотрудники института не соглашаются.

Непростая ситуация складывается с лесом, попадающим в зону затопления Богучанской ГЭС. <Сколько деловой древесины на территории будущего водохранилища?> — спросил первого зампреда заместитель спикера парламента Геннадий Нестерович. Оказалось, на предполагаемом для затопления участке растёт около 1,2 миллиона делового леса. Но из-за труднодоступности крупные компании не хотят заходить на эти участки. Существует ещё одна проблема — юридическая. Физически этот лес есть, а на бумаге его нет. Дело в том, что лесхоз уже вывел земли из своего ведения, а Госводресурсы их ещё не приняли, ведь ложе не наполнено водой.

<Вопрос заготовки леса мы можем решать, что называется, <между струйками дождя>, — образно выразился Владимир Пашков. — Такая процедура не описана в правовом пространстве>.

Депутат от ЛДПР Михаил Сазонов напомнил Владимиру Пашкову просьбы, с которыми к депутатам обратились жители Кеуля: чтобы во всех квартирах были балконы и чтобы правительство обеспечило централизованный переезд переселенцев, а не выплачивало им компенсацию. Владимир Пашков отметил, что не все желающие переехать в благоустроенные квартиры заявляют о необходимости балкона. Это объясняется тем, что его площадь входит в общий объём квадратных метров, и многие предпочитают обойтись без балкона, зато у них будут просторные комнаты. Относительно централизованного переезда Владимир Пашков сказал, что перевезти несколько сот семей — задача достаточно сложная в техническом отношении, но правительство готово взять на себя эти заботы.

Валерий Лукин вернулся к проблеме оценки ущерба от затопления. Депутат сообщил, что специалисты Института географии СО РАН оценивают сумму ущерба от БоГЭС в 12 миллиардов рублей. <Мы являемся свидетелями нарушения экологического законодательства. И предъявить претензии некому, — заявил Валерий Лукин. — Я предлагаю направить губернатору области запрос с просьбой предоставить документ: для чьих нужд изымается земля на севере области? Только ответив на этот вопрос, мы сможем вести персонифицированный парламентский контроль>.

Вице-спикер парламента Геннадий Истомин напомнил о 325 миллионах рублей, которые область больше года назад выделила на актуализацию проекта подготовки ложа водохранилища Богучанской ГЭС на условиях возврата денег из федерального бюджета. Однако до сих пор о компенсации расходов речь не идёт.

<В правительстве нет нормативных актов, закрепляющих право области вернуть потраченные деньги. Бумаги, которые подписывались на совещаниях, к сожалению, не являются документами. В мае-июне, когда будет сформирован кабинет министров, мы вынуждены будем начинать всё заново, — отметил Геннадий Истомин. — С 2006 года мы говорим о подготовке к затоплению. Сегодня рискуем тем, что в ноябре будет подписан акт и водохранилище будет заполнено как есть>.

Депутаты решили оставить запрос об обеспечении интересов жителей Иркутской области в связи со строительством Богучанской ГЭС на контроле. Уже на майской сессии парламентарии вновь вернутся к этому непростому вопросу.

Ольга МУТОВИНА, Апрель 24, 2012, http://www.plotina.net/boges-irkutsk-zs-srok/

Ущерб Иркутской области от проекта БоГЭС может составить 17 млрд руб

ИРКУТСК, 14 июн — РИА Новости. Ущерб от затопления северных территорий Иркутской области, попадающих в зону водохранилища Богучанской ГЭС, может составить 17 миллиардов рублей, говорится в материалах Иркутского института географии СО РАН, проводившего оценку.

Речь идет о затоплении 29 тысяч гектаров земли, куда в основном попадут лесные массивы.

Оценка была представлена накануне депутатам законодательного собрания Иркутской области, которые в преддверии очередной сессии рассматривали проект закона «О внесении изменений в Закон Иркутской области «Об отдельных мерах по подготовке части территории Иркутской области к затоплению».

В настоящее время компенсация ущерба, причиненного Иркутской области проектом БоГЭС, не предусматривается.

Заполнение водохранилища БоГЭС будет проходить в два этапа: на отметке 185 метров — по ноябрь 2012 года, на отметке 208 метров — с марта по ноябрь 2013 года. При реализации проекта ГЭС в зону затопления попадут 149,5 тысячи гектаров земель в Красноярском крае и Иркутской области. На территории области под воду уйдут сельскохозяйственные угодья, лесные массивы, населенные пункты Невон и Кеуль.

Строительство БоГЭС началось в 1980 году, затем, после остановки в начале 1990-х годов, возобновлено в 2006 году компаниями ОАО «РусГидро» и ОК «Русал» после заключения соглашения о совместной реализации проекта по созданию Богучанского энерго-металлургического объединения (БЭМО).

http://eco.ria.ru/business/20120614/672853834.html

Богучанская ГЭС: иркутские депутаты требуют ответа по существу

Комитет по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Законодательного Собрания Иркутской области признал неудовлетворительным ответ губернатора Приангарья на парламентский запрос депутата ЗС Валерия Лукина о принятии мер, обеспечивающих интересы населения и компенсацию ущерба, причиненного региону в связи со строительством Богучанской ГЭС.

Как сообщил председатель комитета регионального парламента Юрий Фалейчик, запрос необходимо направить повторно.

<У нас коллизия: есть утвержденный сессией Законодательного Собрания депутатский запрос, есть ответ губернатора Иркутской области на него, но нет ответов на поставленные в запросе вопросы>, — отметил Юрий Фалейчик.

Согласно тексту депутатского запроса, Валерий Лукин просит губернатора предоставить нормативно-правовой акт, определяющий орган или организации, для чьих нужд изымается земельный участок под зону затопления водохранилищем БоГЭС на территории Усть-Илимского района Приангарья. Кроме того, свидетельство, подтверждающее его регистрацию в органе, осуществляющем государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Вместе с тем парламентарий просит принять все необходимые меры, предусмотренные Уставом Иркутской области, обеспечивающие интересы населения и полную компенсацию ущерба, причиненного региону в связи с реализацией инвестиционного проекта строительства БоГЭС.

<29 тыс. га земли изымается непонятно в чьих интересах. Мне кажется, губернатор, как <хозяин> региона должен озадачиться этим, — заметил Валерий Лукин. — Кроме того, вопрос компенсации ущерба, который, безусловно, будет нанесен области, требует ответа. Но в этом вопросе нужна политическая воля>.

Между тем депутат ЗС Роман Незовибатько заявил о необходимости переноса на более поздний период сроков заполнения ложа водохранилища БоГЭС и, соответственно, ввода ее в эксплуатацию. <По заявлению гидротехников, подъем уровня воды в водохранилище до отметки 174 м, который предположительно произойдет в течение двух ближайших месяцев, повлечет снижение уровня воды в озере Байкал. А это уже станет международной проблемой>, — подчеркнул законодатель.

Антонина Адушинова, Июнь 16, 2012, http://www.plotina.net/boges-zs-irkutsk-otvet/

Богучанская ГЭС: затопление проверит Генпрокуратура РФ

Представители общественности Приангарья намерены обратиться в Генпрокуратуру РФ с требованием провести проверку обоснованности решения начать затопление территорий, примыкающих к зоне БоГЭС. Об этом шла речь  на общественных слушаниях по вопросам затопления ложа водохранилища Богучанской ГЭС, которые прошли в Общественной палате Иркутской области.

В заседании приняли участие ученые, депутаты, представители экологических общественных организаций и службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области.

Руководитель общественной организации <Бурятское региональное объединение по Байкалу> Сергей Шапхаев в начале заседания в своем докладе напомнил о том, что затопление водохранилища Богучанской ГЭС началось 29 апреля. Напомним, такое решение было принято по итогам совещания, прошедшего в правительстве РФ под руководством заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Козака. Сергей Шапхаев подчеркнул, что затопление зоны БоГЭС начато незаконно, так как не было получено положительное заключение экологической экспертизы и главгосэкспертизы по проектной документации.

Заместитель директора института географии СО РАН Леонид Корытный, выступая на заседании, отметил, что предполагаемый ущерб от мероприятий по затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС составляет около 90 миллиардов рублей, при этом некомпенсируемый ущерб наносится на сумму 66 миллиардов рублей. Также Леонид Корытный добавил, что  до сих пор не определен заказчик проекта затопления водохранилища БоГЭС и не проведена оценка воздействия запуска ГЭС на окружающую среду.

По словам руководителя службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Виталия Барышникова, в зоне затопления Богучанской ГЭС находится 60 объектов на площади 117 гектаров, представляющих архитектурное наследие Сибири. Земли площадью 75 гектаров, на которых еще не проведены раскопки, также могут уйти под воду. На мероприятия по сохранению объектов архитектурного наследия необходим миллиард 800 миллионов рублей. В частности, этим летом планируется перенести из зоны затопления БоГЭС пять усадеб Усть-Илимского района в музей <Ангарская деревня>, который расположен в Братске.

На эти цели необходимо 150 миллионов рублей.

О ситуации, сложившейся в Красноярском крае, сообщил председатель красноярской региональной экологической организации «Плотина» Алексей Колпаков.

Он отметил, что местные жители, чьи дома, находящиеся в зоне затопления, были сожжены, до сих пор не обеспечены жильем.

По итогам заседания докладчики планируют составить протокол, который направят на рассмотрение инвесторам проекта, а также в правительство РФ и другие органы исполнительной власти.

ИА <Телеинформ>, Июнь 18, 2012, http://www.plotina.net/boges-irkutsk-sobranie-genproc/

С Богучанской ГЭС решили разобраться повторно

Депутаты Законодательного Собрания Иркутской области намерены направить в адрес губернатора новый запрос о принятии мер по соблюдению интересов населения и компенсации ущерба в результате заполнения водохранилища Богучанской ГЭС. Ответ на предыдущий их не устроил, поскольку в нём не содержится информации о том, кто должен нести расходы, связанные с подготовкой ложа водохранилища БоГЭС, переселением людей и минимизацией воздействия на окружающую среду. Парламентарии полагают, что с проблемой нужно разобраться повторно, привлекая при этом правоохранительные органы и научное сообщество.

Запрос, который подал заместитель председателя комитета ЗС Иркутской области по собственности и экономической политике Валерий Лукин, был обнародован на апрельской сессии регионального парламента. В нём депутат просил предоставить документ, определяющий орган или организации, для нужд которых изымается земельный участок под зону затопления водохранилищем Богучанской ГЭС в границах откорректированного технического проекта станции, а также свидетельство, подтверждающее регистрацию прав на него. По словам парламентария, это является <коренным вопросом>, поскольку <по Гражданскому кодексу и другим законам тот, в чьих интересах изымается земля, и должен нести в полном объёме все расходы, связанные с ущербом, переселением и прочим>.

Ответ на его запрос прозвучал два месяца спустя на заседании комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве, которое состоялось 13 июня. Обнародовал его руководитель дирекции по подготовке к затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС Алексей Коротнев, напомнивший, что отсутствие единого заказчика уже стало камнем преткновения в получении заключения Главгосэкспертизы на скорректированный технический проект станции (а его наличие, напомним, является ключевым условием для получения средств из федерального бюджета). По этой причине, кстати, в настоящее время приходится проходить экспертизу отдельных объектов капитального строительства, включённых в проект.

Коротнев сообщил, что ещё в семидесятые-восьмидесятые годы, когда станцию только начали возводить, земли были изъяты — и это документально подтверждено — в пользу дирекции по строительству Богучанской ГЭС. Однако новая дирекция, созданная уже после решения о возобновлении работ на БоГЭС, отказывается признать себя правопреемницей существовавшей в советское время структуры. <Они говорят, что являются заказчиками строительства самой плотины, а отдельно существует заказчик, который строит, назовём это так, энергетический узел, — пояснил Коротнев. — И существует позиция Министерства регионального

развития, по которой есть несколько заказчиков и каждый из них работает на своём уровне>. Кроме того, именно Минрегион ранее дал поручение проходить экспертизу отдельных объектов капитального строительства, а не всего проекта ложа водохранилища Богучанской ГЭС.

— Какова, на ваш взгляд, юридическая правильность этого решения? — поинтересовался заместитель председателя ЗС Геннадий Истомин.

— Проводить экспертизу в качестве отдельно строящихся объектов — почему бы и нет, — ответил руководитель дирекции по подготовке ложа водохранилища.

— А с чего мы должны проводить экспертизу по этим объектам, когда мы не являемся заказчиком и обоснование решения требуется комплексное? — не унимался вице-спикер.

— Есть поручение, — сказал Коротнев.

В спор вмешался депутат Илья Сумароков, заметивший, что нет смысла искать заказчика, <который никогда не будет заниматься> подготовкой ложа водохранилища БоГЭС. По его мнению, проще найти ответственного в Иркутской области.

На это Истомин язвительно поинтересовался, где в областном бюджете можно будет изыскать дополнительные 6 млрд. рублей — именно этой суммы не хватает для того, чтобы выполнить все предусмотренные в скорректированном техническом проекте мероприятия, связанные с подготовкой ложа. <С сельского хозяйства снимем>, — не менее язвительно заметил Лукин.

Дискуссию прервал председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Юрий Фалейчик, предложивший подготовить решение комитета, где было бы сказано о необходимости повторно рассмотреть запрос. <Можно по необходимости привлечь прокуратуру, Институт географии [СО РАН, работавший над оценкой воздействия Богучанской ГЭС на окружающую среду] и позицию правительства представить на сентябрьской сессии>, — заключил он.

Георгий БОРИСОВ, Июнь 17, 2012, http://www.plotina.net/boges-zapros-povtorno/

Богучанская ГЭС как авантюра

Богучанская ГЭС начала заполнять ложе водохранилища. Невзирая на то, что Иркутская область не только не готова к приёму воды, но и не может быть готова — потому что просто до сих пор не имеет на это права. Но, даже оставив в прошлом все неувязки и несогласования, приходится признать, что авральный запуск БоГЭС больше всего похож на авантюру. Он как минимум непродуман!

В соответствии с распоряжением заместителя председателя правительства РФ Дмитрия Козака, Иркутская область должна быть полностью готова к тому, что Богучанское водохранилище придёт на её территорию не позднее 1 сентября 2012 года. До этого момента должны быть завершены все работы — спасены от затопления археологические объекты и деревянное зодчество, переселены люди, вырублены леса и кустарники.

Чиновники привычно берут «под козырёк», готовясь выполнить распоряжение «любой ценой».

Даже противозаконно.

Суть дела такова. У любого большого проекта при его подготовке и реализации должны быть: заказчик, который отвечает за все подготовительные работы, контролирует ход выполнения проекта и принимает и утверждает или не утверждает результаты. Ну, и, само собой, получает от проекта какую-то пользу.

Проектная документация, прошедшая государственную и экологическую экспертизу, общественные слушания (если проект затрагивает интересы социума) и, как продолжение, пакет технических заданий и прочих бумаг, проверенных и утверждённых. Инвестор, который в проект вкладывает деньги, чтобы потом получить прибыль по результатам реализации проекта.

Так вот, в случае с Богучанкой все эти обязательные элементы оказываются какими-то: странными.

Заказчиком выступает, в соответствии с Водным Кодексом, государство. Но реальную пользу должны были получать с ГЭС вполне частные лица — те самые, которые планировали строительство дополнительных заводов, главных потребителей энергии. Ради этого замороженная ещё в советское время стройка двенадцатитурбинной Богучанской ГЭС была возобновлена якобы по прежним проектам, якобы прошедшим все необходимые экспертизы и согласования.

Оставим в стороне такие мелочи, как то, что проект БоГЭС был всё-таки изменён (9 турбин вместо 12-ти); что будущее ложе после расчистки за 30 лет успело зарасти не кустиками даже, а отменным строевым лесом; что после расконсервации тело плотины не прошло полную техническую проверку с проведением необходимых реставрационных и изыскательских работ ввиду изменений характеристик потока, линии берегов, донных грунтов и основания плотины. Оставим в стороне даже тот факт, что проект в своём первоначальном виде был раскритикован научным сообществом, то есть экологическую экспертизу не прошёл.

Ради скорости даже плюнули на то, что будущее водохранилище имеет коэффициент водообмена меньше шести, то есть по закону подпадает под требование о ПОЛНОЙ лесосводке, и даже заказали исследования в нужном месте, чтобы получить «научно обоснованное» разрешение на вырубку леса только в отдельных точках русла…

Но, даже оставив в прошлом все неувязки и несогласования, приходится признать, что авральный запуск БоГЭС больше всего похож на авантюру. Он как минимум непродуман!

«Кому он нужен, этот Васька?»

Начать с того, что в результате недавнего экономического кризиса выяснилось: потенциальный получатель энергии в новом заводе не нуждается. Строительство его не то идёт, не то стоит, даже несмотря на понукания правительства, сильно рассчитывавшего то ли на налоги с этих производств, то ли на что-то ещё. Есть другие потенциальные потребители, но к ним нужно тянуть сети, а это тоже вопрос не то, что не трёх месяцев — это вопрос не одного года. Да даже запроектированные сети для передачи энергии ещё не все готовы!

То есть все копья, сломанные в борьбе за более высокую отметку зеркала Богучанского водохранилища, в погоне за большими вырабатываемыми мощностями, оказались сломанными ни за грош. Эти мощности как минимум на ближайшие год-два не нужны как главному потребителю. То есть, когда-нибудь они потребуются, но не к августу этого года точно. И этот потребитель теперь уже вроде как и сам не рад, что связался с этим чемоданом без ручки — приходится из-за этой ГЭС сейчас строить завод, продукцию которого неизвестно куда потом девать. И его в этом, в принципе, можно понять.

Про главного заказчика тоже стоит сказать. В этом конкретном случае государство представлено двумя субъектами: Красноярским краем, который получает и саму Богучанскую ГЭС как источник энергии, рабочих мест, инфраструктуры и налогов, а потому имеет право называться собственно заказчиком, и Иркутская область, которая: не получает ничего, кроме головной боли. То есть, Иркутскую область заставляют участвовать в том, что ей не только ни к чему, но и даже во вред. Ведь запуск новых электрогенерирующих мощностей у соседей снизит стоимость киловатт-часа у нас, сказавшись на прибылях уже действующих энергосистем (а их в области немало). Более того, пришедшая в область из Красноярского края электроэнергия потенциально уничтожит часть существующих ТЭЦ — а это и налоги, и рабочие места как минимум.

«Без меня меня женили»

Дальше — ещё интереснее. Иркутскую область вынуждают быть заказчиком. Потому что именно заказчик обязан обеспечить лесосводку, археологические и культурологические изыскания (и спасение существующих артефактов как минимум), расселение попадающих под затопление поселений.

На всё это государство должно дать деньги своему субъекту, а субъект должен составить план работ, утвердить его через всё те же государственную и экологическую экспертизу и общественные слушания. И ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЭТОГО область ИМЕЕТ ПРАВО начать выполнять подготовку ложа водохранилища, которое ей и даром не нужно, и с приплатой не нужно, потому что представляет собой экологически сомнительный проект, не дающий реке возможности самоочистки после прохождения всего ангарского каскада ГЭС. Если: будет считаться заказчиком. А она — НЕ считается.

Впрочем, проект область заказала. Хотя не имела на это никаких полномочий. И даже отправила на экспертизу. Но ФАУ <Главгосэкпертиза России> не приступило к оценке технического проекта станции — потому что заказчик-то так и не определён, а проекты от не-пойми-кого они рассматривать не обязаны.

То есть речь идёт о том, что правительство Иркутской области не имеет права сейчас готовить это самое ложе. Потому что не является заказчиком. И потому что на прохождение всех этапов только УТВЕРЖДЕНИЯ проекта потребуется всё оставшееся до осени время. Выполнять проект будет уже некогда.

«Где деньги, Зин?»

В плане финансирования, кстати, тоже всё далеко не благополучно. Были профинансированы более-менее достаточным образом изыскательские и археологические работы для Красноярского края, который и является главным получателем всех благ от БоГЭС. А Иркутской области на всё про всё (в наибольшей мере — на переселение из затопляемых районов) выделено около 2,2 миллиарда рублей. При расчётной потребности как минимум в 9,3 миллиарда. Причём Минрегион РФ вроде бы и согласен эти деньги дать — если будет «добро» от Главгосэкспертизы. Которая ждёт, что ИО будет определена как заказчик. Чего область не хочет, да и не успевает — комиссия во главе с Козаком не дала на это времени.

На то финансирование, которое осталось от других статей, были проведены «ускоренные» археологические исследования. Которые определили ареал, подлежащий изъятию артефактов. Не конкретные места городищ, захоронений и стоянок, а области, в которых они МОГУТ находиться. И в этом году все эти области должны быть раскопаны, описаны и прочими способами задокументированы, а найденное — вывезено с соблюдением всех необходимых предосторожностей. По словам нового министра культуры Приангарья Виталия Барышникова, если бы изыскания велись в то же время, когда они начались в Красноярском крае, и велись чуть медленнее и методичнее — площади, подлежащие раскопкам, сильно бы уменьшились за счёт точности. В частности, были бы исключены из списков те из них, которые уже повреждены деятельностью человека, а такие на сельхозплощадях имеются. А следовательно, на собственно «спасательные работы» потребовалось бы куда меньше и денег, и людей, и времени. Но даже и при существующем порядке вещей археологам нужны хотя бы два полных сезона. А дают — один, да и тот урезанный.

А ведь давно известно: спешить надо медленно. Поспешишь — людей насмешишь.

Вот и с переселением — побыстрее да подешевле выливается в строительство для переселенцев методами штурмовщины пополам с головотяпством. Что недавно и выяснил новоназначенный губернатор Иркутской области.

«Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее, Вы тугую не слушайте плеть!»

На самом деле, правительство Иркутской области вполне могло бы послать всю комиссию Дмитрия Козака вместе с ним самим в дальнее эротическое путешествие.

Раз выпускник-отличник юридического факультета Ленинградского государственного университета 1985 года не знает, что законно, а что нет — пусть бы погулял.

Но действительность такова, что этот демарш не остановил бы воду, уже начавшую поступать в будущее водохранилище. Потому что полностью оснащённая, хотя и не прошедшая экспертизу ГЭС НЕ ЗАВИСИТ от водохранилища.

И это — ещё один бредовый момент проекта.

Инвесторам очень хотелось сэкономить. Всем инвесторам этого хочется, но на то и существуют надзорные органы, чтобы такая экономия была законной и не шла во вред ни обществу, ни государству, ни экологии Однако в этом случае контролирующие организации почему-то сделали вид, что не видят, не слышат и знать

ничего не знают, и вообще — «всё хорошо, прекрасная маркиза». И в результате небольшого бюрократического «крибле-крабле-бумса» единый объект «Богучанская ГЭС» превратился в два НЕЗАВИСИМЫХ — плотину с установленными гидроагрегатами и ложе водохранилища. И первый объект был выведен из-под экспертизы, как «прошедший её в советское время», а второй на экспертизу не подавался, так как был разделён по двум субъектам, и Красноярский край не подавал, потому что не имел проекта от Иркутской области, а Иркутская область не подавала потому, что не являлась заказчиком:

И всего-то делов — дать области возможность готовить ложе до самого прихода воды — примерно до августа следующего года. А ещё лучше — вообще не спешить с началом затопления. Потому что для наполнения водохранилища БоГЭС все остальные станции Ангарского каскада должны будут в этом году или серьёзно снизить уровень Байкала — что, во-первых, прямо запрещено, а во-вторых — выдаст на-гора излишки электроэнергии, которые по имеющимся в наличии сетям не смогут быть распределены конечному пользователю, который, к тому же, неизвестно, куда эту энергию будет девать. Ну, или срабатывать «вхолостую», что тоже для них совсем не в удовольствие. При этом весь каскад в результате «просядет», понизив уровень своих водных зеркал. А следующим летом, которое метеорологи прогнозируют весьма засушливым, этот недостаток воды усугубится.

Но с верхних этажей власти идут только понукания. Зачем, какой смысл? Почему было необходимо попасть в наполнение до отметки 185 метров (на которой и предлагают остановиться и экологи, и учёные, и даже депутаты Законодательного собрания Иркутской области) именно в паводок весны этого года? Что, «если не сейчас, то никогда»? Или просто попала вожжа под хвост? Или стало жалко денег на зарплаты людям, которые лишний год не буду выдавать: чего? энергии, которую некуда девать?

Есть ещё одна народная пословица: «слепой в баню торопится — а баня и не топится»: Хорошенький же у нас слепой — правительство РФ. Или это только у господина Козака чем-то глаза застило, что он и про законодательство забыл, юрист наш высокосидящий?

Анна Машерова, Июнь 20, 2012, http://www.plotina.net/boges-kak-avantyura/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *