Опубликовано

УХОДЯЩАЯ НАТУРА — О ЗАПОВЕДНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

ВЫСТУПЛЕНИЕ ЮРИСТА

Совещание по вопросам развития туристического кластера на Северном Кавказе

11 марта 2012 года, Краснодар

Д.МЕДВЕДЕВ: Уважаемые коллеги!

Мы обсудим сегодня вопросы развития внутреннего туризма в нашей стране, в том числе и перспективы развития туристического кластера на Северном Кавказе.

Если говорить в целом по теме внутреннего туризма, то серьёзный, полноценный разговор на эту тему состоялся почти четыре года назад. Это было 2008 году, тогда в Угличе проходило совещание, по его итогам были даны поручения. Часть этих поручений, естественно, исполнена, но, скажем откровенно, ситуация с внутренним туризмом всё равно остаётся весьма и весьма непростой.

Меры по развитию туризма реализуются в рамках соответствующей федеральной целевой программы, создаются особые экономически зоны — зоны так называемого рекреационного типа, в том числе на Байкале, Алтае, в Приморье, в Калининградской области и здесь, на Кавказе. Всё более популярным становится так называемый экстремальный туризм в красивейших уголках нашей страны: это в основном Север, Сибирь, Дальний Восток.

Уверен, что крупные мероприятия, которые будут происходить в нашей стране: имею в виду универсиаду в Казани, чемпионаты мира по лёгкой атлетике в Москве, конечно — зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году, чемпионаты мира по хоккею, по футболу в 2016 и 2018 годах, — дадут толчок развитию внутреннего туризма. Откровенно говоря, этого всего мало. И привязывать внутренний туризм только к крупным спортивным соревнованиям совершенно неправильно, потому что, сколько бы мы их ни принимали, это всё-таки эпизоды сложные, на которые у нас уходит много сил, финансы тратятся, а внутренний туризм должен существовать нон-стоп, он должен существовать весь год.

К сожалению, прогресс за последние четыре года незначительный. По реализации туристического потенциала, по оценке международных экспертов, мы находимся на 59-м месте. Причём всё-таки мы должны понимать, что такое Россия: ежегодно к нам приезжает немногим более 2 миллионов иностранных туристов, при том что мы самая большая по территории страна на планете и у нас такое разнообразие различных мест, которым не может похвастаться ни одно государство в мире. При этом мы ещё и один из мировых лидеров по количеству объектов природного и культурного наследия. Поэтому у нас есть базовые предпосылки для роста туристического потока. По оценке Всемирной туристический организации, Россия может ежегодно принимать не менее 70 миллионов российских и иностранных туристов. Обращаю внимание, что сейчас — 2 миллиона иностранцев. Общий туристический поток в 2011 году составил порядка 37 миллионов человек, то есть он может быть увеличен минимум в два раза.

Причины такого отставания, в общем, понятны. Это устаревшая или дорогая гостиничная сеть, неразвитая транспортная инфраструктура внутри страны, пока не очень качественный сервис, усложнённая процедура выдачи виз, устаревшие миграционные регламенты. Часть этих вопросов может быть достаточно быстро решена; часть, конечно, требует очень масштабных вложений.

Мы с вами понимаем, каков потенциал туристической отрасли: туристическая отрасль является одной из ключевых в мире. По объёму доходов она занимает третье место в мире, уступая нефтедобывающей промышленности и автомобилестроению: сначала — углеводороды, потом — автомобили, и потом — туризм.

В 2010 году мировой туристический поток уже приблизился к миллиарду человек, и на долю туризма приходится 9 процентов валового внутреннего продукта в целом по планете — и рабочих мест. Прежде всего, конечно, это места, самые важные и для нас тоже: это места в малом и среднем бизнесе. Задача заключается в том, чтобы использовать все те возможности, которые у нас есть, наши уникальные возможности, и поддерживать индустрию туризма по всем направлениям.

В этом контексте я дам поручение Правительству определиться с механизмами поддержки туристической отрасли в ближайшие годы, чтобы определиться, каким образом мы будем снимать препятствия для быстрого развития туризма, а также обеспечивать реализацию мер по информационному сопровождению туристических услуг и предложений по этим услугам на внутреннем и внешнем рынке. В ближайшее время, после формирования нового Правительства, мы определимся и с тем, каким должно быть само движение вперёд, как должно быть организовано решение этих задач, кто будет отвечать за конкретные результаты и какие структуры этим будут заниматься.

Очевидно, что основной интерес в привлечении туристов у региональных властей. Здесь представлены руководители регионов, не только входящих в Северо-Кавказский и Южный федеральные округа, но и в другие округа. Понятно, что должна быть федеральная структура, которая отвечает за снятие барьеров федерального уровня и формирование общего информационного пространства, реализацию соответствующих экономических программ. Кто этим будет заниматься, ещё раз подчёркиваю, мы определимся с этим в ближайшее время.

Теперь два слова о северокавказском туристическом кластере, создание которого началось почти два года назад. Его изюминкой является горноклиматический туризм, горнолыжные возможности. Думаю, что нет смысла ещё раз возвращаться к тому, насколько важной является эта тема для социально-экономического развития региона в целом. В целом, я считаю, сделано уже немало для формирования единой нормативно-правовой базы (здесь мы смогли, так сказать, расчистить прежние завалы) и привлечения инвесторов и партнёров. Был разработан механизм государственной поддержки проекта, внесены изменения в Федеральный закон об особых экономических зонах в Российской Федерации, причём этот закон позволяет сегодня решать самые сложные задачи. Раньше такого механизма не было. Для резидентов экономических зон туристско-рекреационного типа на Северном Кавказе предусмотрены налоговые и таможенные льготы.

Есть конкретные плоды этой деятельности. Полным ходом идёт строительство всесезонного горного курорта Архыз. Надеюсь, что в зимнем сезоне 12-го года курорт уже сможет принимать первых туристов.

Естественно, строятся и другие курорты. Здесь коллеги присутствуют, они расскажут о том, что у них сделано. Протяжённость горнолыжных трасс будет очень значительной; конечно, это уже создаст другую конструкцию. Но есть и проблемы, которым, я надеюсь, мы и сегодня тоже уделим внимание.

Во-первых, это обеспечение курортов современной инфраструктурой, их транспортная доступность. Строительство автомобильных и железных дорог, аэропортов мирового уровня — это важнейшие условия привлечения туристов на Северный Кавказ и на Каспий.

В связи с этим я поручаю Правительству определить потребности туристического кластера во внешней, инженерной, энергетической, транспортной инфраструктурах и подготовить предложения по срокам строительства и, конечно, по источникам финансирования соответствующих расходов.

У нас как минимум под реконструкцией находятся шесть существующих аэропортов для того, чтобы развивать соответствующее направление. Я имею в виду и Краснодар, где мы присутствуем (это, в общем, крупнейший центр, тем не менее всё равно нужно аэропортом заниматься), и Майкоп, и Минеральные Воды, и Нальчик, и Беслан, и Махачкалу, да, собственно, и другие города тоже. Нужно построить четыре новых аэропорта. При этом мы должны определиться также с тем, какие аэропорты будут так называемыми хабами (то есть пунктами, где происходит основная перевалка пассажиропотока и грузопотока), при том что пропускная способность действующих аэропортов Северного Кавказа — около 20 тысяч человек в сутки. Для реализации этого большого проекта горнотуристического кластера пассажиропоток должен быть увеличен минимум в пять раз, то есть как минимум 100 тысяч человек в сутки необходимо пропускать через аэропорты Северного Кавказа.

Ещё одна задача — это привлечение инвестиций. Уже подписаны юридически обязывающие соглашения с инвесторами из Франции, Кореи, Сингапура на довольно значительные суммы, более 3 миллиардов долларов; с российскими инвесторами — также на сопоставимые суммы. Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить всех инвесторов: и российских, и иностранных, — которые взяли на себя довольно серьёзные обязательства и уже приступили к работе на юге нашей страны. Для нас это, конечно, очень важно, что такие обязательства приняты и что они начали реализовываться именно на Юге. Но нам нужно двигаться дальше, надо минимизировать высокий уровень финансовых рисков, в том числе долгосрочными государственными гарантиями для инвесторов. Думаю, что подобное решение можно было бы принять и на правительственном уровне.

Очевидно, что такие так называемые кластерные, как сейчас модно выражаться, элементы подхода к развитию туризма не должны быть ограничены Северным Кавказом. Все соответствующие решения могут быть использованы в любой точке нашей страны, лишь бы эти решения были привлекательны для туристов. Поэтому нужно подготовить общие критерии выстраивания работы. Нужно понять, что — конечно, применительно к условиям того или иного региона — нужно предпринимателям и инвесторам для вложения своих средств и усилий. Собственно, на это и должна быть направлена основная работа федеральных структур.

Давайте приступим к работе. Будем надеяться, что те рекомендации, которые будут выработаны сегодняшним совещанием, будут способствовать развитию туристической отрасли и в целом, и на Севером Кавказе в частности.

Давайте сначала по кавказским делам послушаем заместителя Председателя Правительства и полпреда Президента в Северо-Кавказском округе Александра Геннадиевича Хлопонина.

http://www.kremlin.ru/news/14745

РЕАКЦИЯ-1

О ЗАПОВЕДНИКАХ И ЗАКАЗНИКАХ

Центр охраны дикой природы поддерживает заявление Президента России

11 марта 2012 г. на совещании по вопросам развития туризма в России Президент Д.А. Медведев обратил внимание на проблемы, связанные с особо охраняемыми территориями (ООПТ) России. Судя по сообщениям в прессе (http://top.rbc.ru/economics/11/03/2012/641223.shtml), Президент считает необходимым поддерживать природные заповедники и заказники «в надлежащем состоянии». Это можно и нужно всячески приветствовать! И не только потому, что речь идет о непреходящем национальном достоянии в полном смысле этих слов. К сожалению, система заповедников, национальных и природных парков, заказников и других ООПТ в последние годы практически выпала из внимания руководства страны, что несправедливо и не соответствует национальным интересам, так как именно совокупность ООПТ во многом обеспечивает экологическую безопасность России.

Президент считает, что «В России очень много заповедников и заказников, но, к сожалению, зачастую их наличие просто оправдывает бесхозяйственность».

Действительно, различных ООПТ в России немало, хотя явно недостаточно для гарантированного сохранения природного разнообразия в стране, которое, как известно, не только формирует ее облик, но целиком и полностью определяет экологические условия каждого конкретного региона, обеспечивая тем самым стабильность экологических услуг, жизненно необходимых человеку. При этом возникает вопрос, — каким образом, по мнению Президента, наличие ООПТ «оправдывает бесхозяйственность»? Вероятно, Д.А. Медведев имел в виду, что во многих регионах управленцы, не умея наладить эффективное и неистощительное использование природных ресурсов и, следовательно, бездумно уничтожая региональный природно-ресурсный потенциал, ссылаются на то, что у них, мол, слишком много закрытых для разнузданного природопользования территорий, что якобы мешает экономическому развитию.

Президент отметил, что на территории ООПТ «не происходит должного ухода за лесом и водой, в то же время там нельзя вести никакой хозяйственной деятельности. В результате происходит просто деградация, а в ряде случаев всем этим торгуют». И да, и нет! К сожалению, советники Президента, очевидно, ввели его в заблуждения, поскольку в отсутствии хозяйственной деятельности природные территории не деградируют, а напротив, развиваются естественным и наиболее продуктивным и полезным для человека образом.

Вместе с тем, мы полностью поддерживаем озабоченность Президента в отношении торговли национальным природным достоянием. Действительно, в последнее десятилетие его нелегитимное использование в сиюминутных и часто корыстных интересах приобрело невиданные масштабы. Управленческие и коммерческие структуры зачастую действуют на местах по принципу «после нас хоть потоп», пользуясь фактическим отсутствием заинтересованности государства в поддержании экологической безопасности на его территории (ведь самостоятельное и независимое ведомство, ответственное за эту важнейшую составляющую жизни страны, ликвидировано вот уже более 10 лет назад; финансирование охраны природы ведется, очевидно, по самому остаточному принципу в истории российской государственности; и т.д. и т.п.).

Президент России также подчеркнул, что «Государство не может туда зайти, поскольку это охраняемый объект, а на самом деле там идет варварская эксплуатация, причем в нелегальной форме. Об этом я призываю призадуматься правительство и руководителей регионов». Дмитрий Анатольевич, спасибо за эти слова! Природоохранная и научная общественность который год аргументировано твердит о восстановлении действительно государственного отношения к заповедникам, паркам и заказникам, о признании их национальным достоянием с соответствующими управленческими выводами. О недопустимости и недальновидности какого-либо хозяйственного использования заповедников и заповедных зон ООПТ других типов. О необходимости развивать туризм и соответствующую инфраструктуру за пределами ООПТ, если это аргументировано научными обоснованиями. О недопустимости сокращения региональных ООПТ и о необходимости их последовательного развития и расширения там, где это обусловлено объективными данными. О восстановлении полноценного государственного и общественного контроля за использованием природных ресурсов. О признании обеспечения экологической безопасности страны в качестве приоритетной государственной задачи. И так далее.

Мы надеемся, что правительство страны и руководители регионов прислушаются к призыву Президента России «призадуматься» над всем этим. А иначе будущее у нашей страны будет незавидным…

Алексей Зименко, 11 марта 2012 г.

enwl.bellona@gmail.com, 12 марта 2012 г.

РЕАКЦИЯ-2

Президент хочет как лучше, но может получиться как всегда

Президент Дмитрий Медведев обратил внимание руководства регионов на «бесхозяйственность»: в заповедной системе и поручил развивать туризм.

Как полагает президент, заповедники зачастую… «просто оправдывают бесхозяйственность» и там нет «должного ухода за лесом и водой, в то же время там нельзя вести никакой хозяйственной деятельности». «Государство не может туда зайти, поскольку это охраняемый объект, а на самом деле там идет варварская эксплуатация, причем в нелегальной форме. Об этом я призываю призадуматься правительство и руководителей регионов», — заявил российский лидер на совещании в Краснодаре по развитию туризма в РФ.

Отрадно, что президент обратил внимание на крайне тяжелую ситуацию, в которой оказалась российская заповедная система, некогда одна из лучших в мире.

Экологические организации, включая Гринпис России, бьют тревогу уже не первый год, но до сих пор российская власть игнорирует их обращения и предложения.

Учитывая это, не вполне понятно, что имел в виду Д.Медведев, говоря, что «государство не может туда зайти». Все ООПТ в России — государственные и управляются правительством и региональными властями. Именно правительство и региональные власти принимают главные решения, способствующие коррупции и развалу в заповедной системе. К таким, например, относится недавно утвержденная Концепция развития федеральных ООПТ до 2020 года .

Стоит привести несколько свежих конкретных примеров того, как в охраняемых территориях «идет варварская эксплуатация, причем в нелегальной форме».

Незаконным решением российского правительства в лице Минприроды и властей Республики Коми из национального парка «Югыд ва» изъято почти 2 000 га для добычи золота компанией «Голд минералс», информация о владельцах которой охраняется как государственная тайна. А прокуратура при этом не находит очевидных нарушений.

В Алтайском крае руководство региона и подчиненное Минприроды управление «Алтайнедра» добиваются разрешения на добычу полезных ископаемых в уникальном «Залесовском» заказнике, что приведет к его полной деградации.

Наконец, правительство РФ в лице Минприроды в полном согласии с властями Краснодарского края утвердило границы заповедника «Утриш», намеренно исключив из него наиболее ценные участки можжевелово-фисташковых лесов, для охраны которых он собственно и создавался. Все это ради строительства «физкультурно-оздоровительного комплекса», инициатором которого является, по официальным данным, Главное управление кап.строительства Управления делами президента РФ. Чтобы окончательно «снять проблему» с охранным статусом, администрация края объявила конкурс на ликвидацию заказника «Большой Утриш».

Подобных примеров в современной истории нашего государства десятки, а может быть и сотни. На этом фоне более чем странным выглядит отношение госструктур к иным «особо охраняемым объектам». К примеру, вновь предложенный президентом на должность губернатора Краснодарского края А.Ткачев арендует земельный участок, который, вместе с прилегающими к нему лесом и черноморским побережьем, обнесен глухим металлическим забором, что запрещено законом. Более того, за «порчу» этого забора экологическим активистам, которые пытались отстоять законное право на пользование лесом и берегом, грозит до 5 лет тюрьмы!

Что особенно настораживает в речи президента, так это упоминание заповедников в контексте развития туризма. Ведь именно туризм (как его понимает российское государство и приближенные к нему бизнесмены) является одной из основных угроз заповедникам России. За примерами ходить далеко не надо — они налицо в том же самом Краснодарском крае, где Д.Медведев выступал с вышеприведенными заявлениями .

Кстати, совещание по туризму президент проводил после посещения плато «Лагонаки», входящего в объект всемирного наследия «Западный Кавказ».

Комитет всемирного наследия на 35 сессии в 2011 году однозначно заявил о недопустимости его освоения. Но вместо того, чтобы обеспечить соблюдение международных конвенций, российская власть в лице губернатора Кубани предлагает развивать здесь туристическую структуру на миллион человек.

Да, призывы развивать туризм совершенно оправданы. Однако возникает резонный вопрос: почему его нельзя развивать на общедоступных территориях, площадь которых в десятки раз больше площади особо охраняемых объектов всех типов, включая и те, где развивать туризм можно и нужно?

Гринпис надеется, что государственные чиновники всех рангов поймут слова президента правильно. Заповедной системе России нужно развитие, а не туристическое освоение.

enwl.bellona@gmail.com, 12 марта 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *