Опубликовано

ИНТРИГИ ВОКРУГ НАКОПЛЕННОГО ЭКОЛОГИЧЕСКОГО УЩЕРБА В МОСКВЕ

(химическое оружие, закопанное в лесопарке Кузьминки )

1993

В США был решен вопрос о старом химическом оружии, причем без конфликтов с обществом. В ноябре 1993 г. армия представила обществу доклад с подробным описанием 215 мест, где в годы подготовки к химической войне осуществлялись операции по производству, испытанию, хранению и уничтожению химоружия757. В докладе были описаны 34 точки в 20 штатах США, которые ныне уже не используются армией, авиацией и флотом для своих целей и возвращены государству. Среди них упоминался военно-химический полигон, который в 1918 г. действовал на территории столицы США г.Вашингтон. Описаны также и 48 точек в 28 штатах, которые ныне используются армией в нехимических целях. В докладе были названы также серьезные суммы, которые предполагалось использовать при реабилитации этих территорий.

А еще в том же 1993 г. армия США доложила обществу обо всех случаях утечки ОВ из химических боеприпасов за последние 11 лет. Всего в 1982-1992 гг. случилось 1471 событие такого рода. Назовем основные: 907 утечек зарина из реактивных снарядов M55 к пусковой установке М91, 273 утечки иприта, зарина и V-газа из 155 ммартснарядов, 141 утечка иприта, зарина и V-газа из емкостей для хранения ОВ, 46 утечек зарина из 750 фунтовых авиахимбомб MC-1.

В России в 1993 г. события развивались иначе. Химический полковник В.К. Соловьев объявил, что за 33 года службы в армии он «впервые слышит» о существовании военно-химического полигона на территории Москвы.

1994

Сотрудники Института минералогии, геохимии и кристаллохимии редкоземельных элементов при плановом исследовании почв Юго-Восточного округа нашли «пятна» мышьяка в лесу по соседству с жилым кварталом на улице Головачева. Они не знали, что раньше здесь, в лесопарке Кузьминки, существовал военно-химический полигон и закапывалось ненужное химоружие и потому не стали скрывать, что превышения фоновых концентраций мышьяка были гигантскими. Между тем мышьяк был центральным элементом не только люизита, но и многих других отравляющих веществ времен между двумя мировыми войнами, которые испытывались в предвоенные годы на полигоне в Кузьминках.

1998

В начале октября, через 80 лет после образования первого советского военно-химического полигона, химик-эколог Л.А.Федоров и журналистка Е.Б. Субботина нашли живой (негидролизованный) иприт в Москве, в верхнем слое земли на поляне на берегу лесного озера на территории бывшего военно-химического полигона в лесопарке Кузьминки (измерения выполнил сотрудник Российской Академии наук Е.С. Бродский) («Московская правда», 5-6 января 1999 г.). Факт активнейшего закапывания на поляне и затапливания в озере бочек с ипритом известен из архивных документов. Оказалось, что иприт и другие отравляющие вещества, а также химические боеприпасы по-прежнему находятся в закопанном состоянии там, где их бросила Советская Армия при ликвидации полигона в 1962 г. Возглавляющий Москву Ю.М. Лужков сделал вид, что ничего «не заметил».

1999

Мышьяк и многое другое, в том числе общеизвестное отравляющее вещество иприт, были вновь найдены в ходе анализа почв с бывшего военно-химического полигона в Кузьминках (Москва). По настоянию газеты «Московская правда» исследование выполнили в конце 1999 г. военные химики из военно-химического университета (бывшая Военно-химическая академия, Москва) («Московская правда», 29 декабря1999 г.). Таким образом, нахождение различных отравляющих веществ на этом полигоне, выполненное за год до этого, полностью подтвердилось. Однако и после этого кепка на голове пчеловода, руководившего Москвой, не пошевелилась.

2000

В августе руководитель Центра экологической политики России член-корреспондент РАН А.В. Яблоков обратился к мэру г.Москвы Ю.М. Лужкову с тревожным письмом. В нем указывалось на опасную ситуацию, связанную с захоронением в прошлые годы больших количеств отравляющих веществ на территории столичного лесопарка Кузьминки (ранее там находился военно-химический полигон и испытывалось и закапывалось химоружие. Ответа от руководителя столицы России не последовало.

2001

В США, в отличие от России, отнеслись к закопанному в столице химическому оружию серьезно. В июле 2001 г. на территории столицы США городе Вашингтон в том месте, где в 1918 г. начал функционировать военно-химический полигон (это северо-западная часть Spring Valley), были найдены отравляющие вещества. Возле одного из коттеджей были обнаружены емкости с ипритом. Немедленно началась проверка на химическое заражение 1200 частных особняков, включая резиденцию посла Южной Кореи. Конгресс США объявил о начале расследования. Проблема была понята армией США адекватно и через некоторое время была решена.

А в Москве о состоянии территории военно-химического полигона, тоже образованного в 1918 г. и тоже забытого, шел другой разговор. В январе 2001 г. были опубликованы воспоминания ветеранов, которые лично присутствовали при захоронении химоружия на химполигоне в лесопарке Кузьминки, в том числе при затоплении в лесном озере («Время MN», 19 января 2001 г.). А в сентябре высказался Б. Самойлов, назвавший себя завлабораторией природы Москвы ВНИИ природы. В ответ на вопрос о закопанном иприте он сообщил, что будто бы «Кузьминский лесопарк — единственное место в Москве, где растет можжевельник. Причем не несколько кустов, а довольно большая популяция… Но анализов почвы мы не делали» («Комсомольская правда», 3 сентября 2001 г.). Этой «правды» властям показалось мало. В октябре в рамках наступательной пропаганды группа анонимов, назвавших себя экспертами экологического фонда развития городской среды «Экогород», сообщила, что «в Кузьминском лесопарке водятся кроты». Мол, какое может быть химоружие, если можно наблюдать кротов…

В мае-июне Союз «За химическую безопасность» опубликовал и распространил книгу Л.А.Федорова «Тропой сталкера (военно-химический детектив)» (Москва, 2001, 56 стр.) о химическом оружии, закопанном по всей стране, в том числе в Москве в лесопарке Кузьминки (сайт www.rus-green.ru, раздел НАША БИБЛИОТЕКА).

2002

В первом полугодии Союз «За химическую безопасность» опубликовал и распространил книгу Л.А.Федорова «Где в

России искать закопанное химическое оружие? (химическое разоружение по-русски)» (Москва, 2002, 116 стр.), в том числе о химическом оружии, закопанном в лесопарке Кузьминки (сайт www.rus-green.ru, раздел НАША БИБЛИОТЕКА).

В руководстве Москвы отреагировали на быстрое и эффективное решение в 2001 г. проблемы закопанного химического оружия в г. Вашингтон (США) на месте начавшего работать в 1918 г. военно-химического полигона, а также на публикацию двух книг о закопанном в стране и в Москве химическом оружии. В апреле 2002 г. мэр Москвы Ю.М. Лужков посетил новый «Птичий рынок». Лес через дорогу от рынка, где поныне закопано химическое оружие на территории лесопарка Кузьминки, мэр «не заметил». В июне экологический министр мэра Л.А. Бочин солгал москвичам, что на военно-химическом полигоне в Кузьминках будто бы лишь «испытывались снаряды (но, отнюдь, не химическое оружие)… никаких отравляющих веществ в… захоронениях не содержалось». Поскольку Л.А. Бочин опустился до того, что вел речь лишь о 78 га лесопарка, хотя во всех документах предвоенных лет площадь военно-химического полигона определялась от 900 до 1100 га, за благополучие столицы России, где на полигоне в лесопарке Кузьминки и поныне беспокоиться.

Во втором полугодии Союз «За химическую безопасность» опубликовал книгу Л.А.Федорова «МОСКВА-КУЗЬМИНКИ (военно-химическая оперетта). Ю.М.Лужкову посвящается». (Москва, 2002, 84 стр.) (сайт www.rus-green.ru, раздел НАША БИБЛИОТЕКА). Книга о закопанном в Кузьминках химическом оружии была разослана всей бюрократии Москвы.

2003

Руководитель Департамента природопользования в правительстве Москвы Л.А. Бочин на информацию о химической опасности, исходящей от химического оружия, закопанного в лесопарке Кузьминки, смело солгал: «Я в курсе этой проблемы. С 1918 г. в Кузьминках действительно работал военный полигон, там есть захоронения артиллерийских снарядов (но не химических). У нас есть официальное заключение Госсанэпидемнадзора — экологическая ситуация в Кузьминках нормальная» («Известия», 3 февраля 2003 г.).

2006

Чтобы экологи больше не надоедали мэру Москвы и всяким там бочиным напоминаниями об экологической опасности для москвичей химического оружия, закопанного в лесопарке Кузьминки, в феврале появился официальный документ обобъявлении Кузьминок… природно-историческим парком (Постановление правительства Москвы от 21 февраля 2006 г.

№ 111-ПП «О создании природно-исторического парка «Кузьминки-Люблино»). В постановлении было указано о запрещении земляных работ на территории лесопарка.

2008-2009, ГАРАНТ И ЕГО КОМАНДА

27 ноября 2008 г. Союз «За химическую безопасность» обратился к гаранту Конституции России с предложением «поручить Генеральной прокуратуре России привлечь лиц, ответственных за непринятие мер по откапыванию в лесопарке Кузьминки опасного химического оружия, к уголовной ответственности; персонально это относится, безусловно, к мэру Ю.М.Лужкову и к министру Л.А.Бочину, однако быть может прокуратура выявит и иных виновных лиц».

Далее последовал обычный футбол. 16 декабря 2008 года управление Президента РФ по работе с обращениями граждан перебросило обращение в Генеральную прокуратуру РФ. 20 января 2009 года Генеральная прокуратура РФ переслала обращение в прокуратуру г.Москвы. 2 февраля 2009 года прокуратура г.Москвы переслала обрашение в Кузьминскую межрайонную прокуратуру г.Москвы для проведения проверки о нарушения природоохранного законодательства. 3 марта 2009 года Кузьминская межрайонная прокуратуру г.Москвы переслала обращение в Люблискую межрайонную прокуратуру г.Москвы (оказывает Кузьминский лесопарк «располагается на территории, поднадзорной Люблинской прокуратуре»). 6 марта 2009 года Люблинская межрайонная прокуратура г.Москвы переслала обращение в департамент природопользования и охраны окружающей среды г.Москвы Бочину Л.А. для проверки сообщения «о захоронении химического оружия в лесопарке Кузьминки». 26 мая 2009 года клерк из департамента природопользования и охраны окружающей среды г.Москвы (Бочин Л.А. не снизошел) сообщил о намеченном в лесопарке Кузьминки «проведении детального обследовании с привлечением специализированных организаций». 29 апреля 2010 года тот же самый клерк сообщил, что в 2001 году ведомство России с названием на три буквы «проводило поиск металлических предметов в поверхностном слое почвы, где располагался полигон» и не обнаружил «боевых отравляющих веществ» (вообще-то нормальные химики ищут отравляющие вещества не с помощью металлоискателей, а совсем иначе). Клерк солгал также, что «регулярно проводимые пробы воздуха показывают, что следы летучих соединений (продукты разложения иприта) отсутствуют» (лучше бы он не смешил знающих людей этой своей «информацией»). Остальная часть письма была посвящена наличию в Кузьминском лесопарке можжевельника, кедровой сосны и черного дятла. А еще клерк сообщил, что «по сведениям Министерства обороны РФ все носители отравляющих химических соединений на данной территории были извлечены еще в 1937 году, когда проводились работы по очистке и дегазации территории». Это — прямая ложь. Руководитель химической службы в отчете в Генштаб от 20 декабря 1937 года сообщил, что работы по очистке полигона не были закончены из-за наступления морозов и что «для безопасности района полигона дополнительно к проделанным работам необходимо: а) весной 1938 г. провести еще раз тщательную разведку всей территории специальным отрядом» (РГВА, ф.31, оп.7, д.73, л.50-52). На самом деле никаких очистных работ на полигоне в Кузьминках не производилось ни в 1938, ни в последующие годы. Более того, советский военный министр К.Е.Ворошилов позволил возобновить на полигоне закапывание химического оружия. А в феврале 1940 г. военно-химический начальник Красной Армии гордо докладывал тому самому министру, что в Кузьминках «на опытном поле промышленность г.Москвы уничтожает ненужные отравляющие вещества… и тем самым очищают Москву».

2009

Газета «Известия» попыталась обратить внимание власти на опасность для москвичей, которая исходит от химического оружия, закопанного в лесопарке Кузьминки.

15 июня 2009 г. в «Известиях» было опубликовано подробное интервью об опаснейших работах с химическим и биологическим оружием, проводившихся в Москве в годы советской власти. Среди прочего, властям нынешней России было напомнено, что в связи с работами 1937 г. по поискам оружия на территории полигона в Кузьминках (в рамках поиска доказательств против Тухачевского) в архивных документах фигурируют две цифры насчет иприта, захороненного в лесном озере: затопленно было 100 бочек с ипритом, а извлечено из него в конце 1937 г. лишь 24 бочки, других никто никогда не искал (не было смысла: с Тухачевским покончили еще в июне 1937 г.).

16 сентября 2009 г. «Известия» вновь подробно описывали проблему наличия многочисленных токсичных веществ, находящихся в верхнем слое почвы в лесопарке Кузьминки. На что пресловутый «эколог» Л.Бочин отозвался напомининием о наличии в лесопарке Кузьминки можжевельника.

2010

28 сентября 2010 мэр Москвы был отставлен от своей должности.

2.11.2010 г. МОСКОВСКИЕ ЭКОЛОГИ ПОБЕСПОКОИЛИ НОВОГО МЭРА МОСКВЫ

О состоянии окружающей среды и экологических проблемах города Москвы

Обращение группы московских экологов к Мэру Москвы С.С.Собянину

Уважаемый Сергей Семенович!

Мы, специалисты и экологические активисты, отдавшие многие годы решению экологических проблем города Москвы, оцениваем сложившуюся в городе экологическую ситуацию как критическую.

Наряду с рядом несомненных достижений (выделение Природного комплекса, развитие сети особо охраняемых природных территорий, издание Красной книги города Москвы и др.) по целому ряду важных показателей Москва занимает низкие, а по некоторым — и худшие места среди субъектов Российской Федерации.

Качество городской окружающей среды катастрофическим образом сказывается на состоянии здоровья населения.

Под предлогом <благоустройства> экологически опасно расходуются значительные средства. Истинное состояние экологической ситуации, и ее связь со здоровьем горожан, не привлекает должного внимания или замалчивается.

Просим Вашего поручения организовать обсуждение в Правительстве Москвы направляемую с этим письмом Аналитическую записку.

Записка подготовлена рабочей группой независимых экспертов, созданной Общественным экспертным советом при Комиссии по экологической политике МГД.

А.Н. Чумаков (Российский <Зеленый крест>)

А.В. Яблоков (Научный совет РАН по проблемам экологии)

Г.В. Морозова (Московская Экологическая Федерация)

Л.Б. Волкова (Институт проблем экологии и эволюции РАН)

К.Ф. Цейтин (Московский госуниверситет инженерной экологии)

А.Н. Фролов (Союз общественных экологических организаций)

А.В. Зименко (Центр охраны дикой природы)

Н.А. Соболев (Институт географии РАН)

В.Ф. Меньщиков (Фонд экологического возрождения)

Ю.П. Чукова (Краснопресненский фонд охраны природы и здоровья населения)

В.К. Ильин (Институт медико-биологических проблем РАН)

strogino-park.org>expertopinion/29—.html

9.11.2010 г. ЭКОЛОГ ФРОЛОВ УСИЛИЛ ПИСЬМО НОВОМУ МЭРУ ХИМИЧЕСКИМ ОРУЖИЕМ В КУЗЬМИНКАХ

МОСКВА, 9 ноя — РИА Новости. Экологические организации Москвы требуют убрать захоронение химического оружия в Кузьминском лесопарке, сообщили представители организаций во вторник на пресс-конференции в РИА Новости.

По данным союза «За химическую безопасность», начиная с 1925 года, отходы четырех московских заводов, производителей химического оружия, закапывали на полигоне в Кузьминках. Там же проходили опытные стрельбы химическим оружием. Просуществовал химический полигон вплоть до 1961-1962 годов, когда Кузьминки из подмосковного села превратились в район Москвы. При этом точное количество захороненных отходов и химического оружия неизвестно, ввиду секретности полигона.

«Мы с вами живем на достаточно крупной пороховой бочке и, конечно, все зависит от того, рванет — не рванет», — сказал председатель Союза общественных экологических организаций Андрей Фролов.

Между тем, как отмечают экологи, в соответствии с ратифицированной РФ конвенцией о запрещении химического оружия, старое химоружие в Кузьминском лесопарке должно быть найдено и уничтожено. При этом, в соответствии с экологической доктриной России, проводится обязательная реабилитация таких загрязненных территорий.

По данным аналитической записки о состоянии окружающей среды в Москве, которую представители экологических организаций направили новому мэру Сергею Собянину, в столице расположено более ста химически опасных производств, на которых сосредоточено большое количество опасных отходов.

«В России 50 тысяч химических производств, которые производят различные опасные химические вещества, из них порядка 15% находятся в Москве», — сказал Фролов.

Кроме того, по данным экологов, значительная часть почв города опасно загрязнена бензапиреном, нефтепродуктами, тяжелыми металлами. «Москва — в первой десятке субъектов федерации по загрязнению почв посанитарно-химическим и микробиологическим показателям. По ряду показателей это опасное загрязнение растет», — отмечают представители экологических организаций.

Письмо на имя Собянина подписали представители Российского «Зеленого креста», научного совета РАН по проблемам экологии, Института проблем экологии и эволюции РАН, Московской экологической федерации, Московского госуниверситета инженерной экологии, Союза общественных экологических организаций, Центра охраны дикой природы, Института географии РАН, Фонда экологического возрождения, Краснопресненского фонда охраны природы и здоровья населения, а также Института медико-биологических проблем РАН.

Кузьминский лесопарк — один из самых больших «зеленых островов» Москвы. Его площадь составляет более тысячи гектаров. Лесной массив и система прудов полностью размещается в пределах долины реки Москвы на ее высоких надпойменных террасах.

ria.ru>Москва>20101109/294407763.html

15 ноября 2010 г. второй канал Российского телевидения показал в программе «Вести» подробнейший и вполне доказательный репортаж о химическом оружии, закопанном на территории лесопарка Кузьминки.

«Скрытая угроза

В Кузьминском лесопарке обнаружены остатки бункера, в котором ещё в начале прошлого века испытывали химическое оружие. Согласно архивным документам, на секретном полигоне были захоронены тонны отравляющих веществ. Дальнейшая судьба ядовитых отходов покрыта завесой тайны.

«Запретная зона». «Могильник». «Токсично». «Опасно для жизни». Грозные таблички, колючая проволока — всего в 30 минутах езды от центра столицы. «Лес жары» — этим красивым названием на карте Москвы обозначен секретный полигон, на котором полвека испытывали бактериологическое и химическое оружие массового поражения.

«Таких закопанных бочек на полигоне много, в документах они описаны. Это гигантское количество химического оружия, сотни тонн отравляющих веществ. В боевых условиях этого хватило бы, чтобы уничтожить какой-нибудь город», — подчёркивает президент союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Фёдоров.

Эколог Лев Фёдоров утверждает: согласно документам из Государственного военного архива, в Кузьминском парке закопаны сотни тонн химической смерти.

«Доклад комиссии 1937-го года маршалу Егорову: участок у озера 150 на 60 метров, 150 зарытых бочек со стойкими и нестойкими отравляющими веществами, 100 баллонов с отравляющими веществами, 150 химических артиллерийских снарядов», — рассказывает Лев Фёдоров.

1918-й год, Гражданская война. Красной армии достался трофейный арсенал — 420 тысяч снарядов с боевыми отравляющими веществами. Под него и открыли химполигон в Кузьминках. В 1920-м Тухачевский травил восставших тамбовских крестьян ещё царским фосгеном. А уже в 1925-м в «Лесу жары» испытывают советский иприт. Отравляющие вещества запрещены Женевской конвенцией. Но только в столице четыре завода ковали химическое оружие для мировой революции.

Иприт поражает кожу и глаза в капельно-жидком состоянии, вдыхание паров вызывает тяжёлые поражения дыхательных путей. Человек покрывается язвами, слепнет и умирает от отёка лёгких.

Лаборатория полигона. Здесь снаряды, мины, бомбы начиняли ипритными смесями и испытывали на собаках и лошадях. С 1931 по 1935 год — 6 тысяч опытов. После войны настала очередь зарина и зомана.

«Делались траншеи, блиндажи, туда вместо людей сажались животные, всё это обкуривалось отравляющими веществами, и потом смотрели, кто выжил, кто не выжил», — рассказывает сопредседатель Союза экологических общественных организаций Андрей Фролов.

Блиндажи — на месте. Целы и клетки для подопытных животных. Военные ушли отсюда в 1962 году, землю планировали отдать под жильё, но она оказалась заражённой. По данным Военного института химзащиты, предельное содержание мышьяка в некоторых местах превышено в 550 раз. По словам экспертов, иприт и зарин хранили в керамических сосудах. Кругом валяются бочки, из которых течёт ядовитая жижа. В воздухе — тяжёлый запах чеснока.

Так пахнут разлагающиеся отравляющие вещества.

«Эти развалины хранят тайну биологического оружия — испытывавшейся на четырёх козах боевой формы сибирской язвы. Испытание было выполнено в 1926 году. Коз поместили в подземелье, взорвали пакет со спорами сибирской язвы.

Они сдохли в течение двух суток», — продолжает Лев Фёдоров.

Подтверждений этому много. Тут же, в парке, Институт экспериментальной ветеринарии разрабатывал бактериологическое оружие. В 2006-м, после того, как учёные покинули лабораторию, блоггерами-следопытами были сделаны фотографии. Образцы тканей животных, поражённых чумой, сапом, сибирской язвой. Андрей Фролов, в 1990-х — чиновник Моссовета, — входил в комиссию, обследовавшую скотомогильник при институте.

«Выяснилось, что оно герметизировано, но не полностью. Если начнётся активное попадание воды и фильтрация вовне, то эти споры сибирской язвы могут оказаться и на территории Москвы», — предупреждает Андрей Фролов.

Но тот скотомогильник хотя бы состоит на учёте, а куда делось химическое оружие, копившееся на полигоне с 1918-го по 1962-й годы, неизвестно.

В тот единственный раз, когда здесь производились раскопки — осенью 1937-го, — из земли было извлечено около

7 тысяч химических мин, 800 артиллерийских снарядов, 75 химических авиабомб и около тысячи бочек иприта. Однако, как следует из доклада №000269 руководства химического управления на имя наркома обороны Ворошилова, всё это было просто перевезено в полевой отдел на полигон в Кузьминки. То есть из одного конца полигона в другой. Остатки сверхсекретного 14-го полевого отдела НИИ «Химмаш» мы обнаружили в самом центре «Леса жары». И вот сюрприз — что-то в этих старых бункерах до сих пор охраняют пожилые сторожа.

— А чего вы с дубинкой-то?

— А это я работаю! — объясняет сторож Виталий Иванов.

По данным эколога Льва Фёдорова, в парке может быть как минимум девять захоронений отравляющих веществ. Кпримеру, в озере из 100 бочек иприта, упомянутых в письме маршала Егорова, были найдены лишь 24. Мы решили проверить эту информацию с помощью глубинного металлоискателя.

«Похоже на несколько крупных предметов, лежащих недалеко друг от друга. Похоже на накиданные объекты размером с бочку», — отмечает директор кладоискательской компании Олег Генералов.

Странное мёртвое дно — ни травинки, ни рыбки. Возле острова прибор зашкалило, будто он весь из бочек. Вторая точка — поляна из доклада 1937 года наркому обороныВорошилову.

«Смотрите: бочка закопана уже давно — деревца растут. Что там внутри — непонятно, дальше копать опасно», — считает Олег Генералов.

Дальше слово за военными. Но пока ни одно ведомство — гражданское или военное, — куда мы обращались за комментариями по поводу химического леса в Кузьминках, не откликнулось».

А.Карпов, 15 ноября 2010 г., vesti-moscow.ru>rnews.html?id=99836

2011

Новые власти Москвы, недолго думая, определили свою позицию по поводу опасности, исходящей для столицы России и ее жителей от химического оружия, закопанного в Кузьминках.

24 мая 2011 г. А.О.Кульбачевский — официальный «защитник природы» Москвы — письменно известил обеспокоенного москвича, проживающего в Кузьминках недалеко от бывшего военно-химического полигона, что будто бы «боевых отравляющих веществ, находящихся в свободном доступе, на территории Кузьминского лесопарка не имеется». Не иначе со слов известного ведомства России, называющегося на три буквы.

2012

Официальную позицию нового мэра Москвы и его «защитника природы» А.О.Кульбачевского насчет отсутствия опасности со стороны химического оружия, закопанного в лесопарке Кузьминки, московские экологи-общественники поняли правильно. «Эколог» А.Фролов не допустил оглашения доклада о химическом оружии, закопанном в лесопарке Кузьминки и других местах Москвы, на экологической конференции, состоявшейся в Москве 21 февраля 2012 г. А «эколог» Г.Морозова (она себя именует «Заслуженный работник Москомархитектуры, автор Схемы развития и размещения особо охраняемых природных территорий Москвы, отв. редактор Красной книги Москвы) согнала с трибуны выступающего за попытку поднять разговор о химическом оружии, закопанном на территории лесопарка Кузьминки, хотя бы в порядке дискуссии.

Жизнь продолжается.

И О ПОГОДЕ

Начальникам Москвы (Кульбачевскому и прочим) следовало бы знать, что любители торговли грибами активно собирают их в леспарке Кузьминки и вместе с ними активно растаскивают мышьяк с полигона по близлежащим рынкам.

Между тем грибы — чрезвычайные любители извлекать из почвы всякую токсичную дрянь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *