Опубликовано

ОЧЕРЕДНЫЕ ЯДЕРНЫЕ ГОВОРЕНИЯ

АРУТЮНЯН

В «Газете.Ru» завершилось онлайн-интервью с заместителем директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ РАН) по научной работе и координации перспективных разработок Рафаэлем Арутюняном. Он рассказал читателям о причинах аварии на АЭС «Фукусима», а также о перспективах развития атомной энергетики.

Насколько катастрофично использование ядерной энергетики в перспективе на будущее?

Катастрофичность атомной энергетики в прошлом, настоящем и будущем — абсолютный миф. Вся история развития атомной энергетики, даже с учетом технологий первого поколения, продемонстрировала ее высокий уровень безопасности по сравнению с обычной энергетикой. Для того, чтобы в этом убедиться, не нужно гадать или ссылаться на чье-то мнение. Даже очень профессиональное. Есть статистика весьма уважаемых международных организаций, в том числе независимых не только от атомщиков, но и каких-либо правительственных органов. В истории атомной энергетики известны 60 различных аварий, в том числе три крупнейшие: авария 1979 года на американской АЭС Три-Майл-Айленд с разрушением активной зоны реактора и выбросом большого числа активности внутри здания АЭС, авария на 4 блоке Чернобыльской АЭС в 1986 году с разгоном реактора и его фактически полным разрушением с большим выбросом радиоактивности в окружающую среду, и последняя авария на АЭС Фукусима-1 с расплавлением активных зон трех реакторов, разрушением зданий четырех блоков взрывами водорода и выбросом радиоактивности в окружающую среду, сравнимую, хотя и меньше, с выбросом во время чернобыльской аварии. Каждая из этих аварий проанализирована ведущими мировыми экспертами, в первую очередь с точки зрения воздействия на здоровье человека и окружающую среду, и результаты представлены в специальном докладе НКДАР ООН всему международному сообществу. Про аварию на АЭС Фукусима, несмотря на короткий срок с того момента, как она произошла, опубликованы и доступны в интернете многие тысяч страниц информации о ее радиационных последствиях и результатах прогнозов воздействия на здоровье человека и окружающую среду, выполненных различными высокопрофессиональными научными организациями.

Комитет по действию атомной радиации ООН в 2008 году выпустил отчет, где проанализировал и суммировал результаты анализа последствий для здоровья человека всех аварий в атомной энергетике. При этом каждая авария проанализирована на основе детальных материалов, как национальных, так и международных организаций. Результаты в части, касающиеся человеческих жертв, и негативного воздействия на здоровье человека, хорошо известны специалистам и обладают достоверностью, вряд ли доступной для каких либо других отраслей промышленности. Суммарное число погибших за всю историю атомной энергетики — 59 человек.

Число людей, здоровью которых был нанесен значительный вред большими дозами облучения, — 275 человек. В это число входят и 134 человека, получивших высокие дозы облучения во время чернобыльской аварии, из которых 28 умерли, получив колоссальные дозы облучения. Именно поэтому чернобыльская авария относится к наиболее тяжелой в атомной энергетике. Авария на АЭС Фукусима не привела к значимым дозам облучения среди персонала. Только 2 человека получили дозы выше допустимой для персонала при аварийных работах, без серьезных последствий для их здоровья. Радиационная обстановка, сложившаяся в результате аварии на Фукусиме, не привела, и не приведет в будущем к облучению населения за всю его жизнь, превышающему дозы облучения от природного фона, которые получают десятки миллионов людей на планете, без каких-либо последствий для здоровья. Эти цифры, характеризующие последствия для здоровья человека всех аварий в атомной энергетике, которые многие любят называть катастрофами, в сто раз меньше количества жертв в обычной энергетике с использованием органического топлива и ГЭС. Сухие цифры статистики для обычной энергетики таковы: число погибших только за 30 лет только в авариях с числом жертв больше 5-ти человек, составляют около 80 000 человек. При этом только при прорыве ГЭС в Китае в 1975 году погибло 26 000 человек. Говоря об аварии на АЭС Фукусима, опять же используют термин «катастрофа», это при том, что ни одной человеческой жертвы от радиационного фактора нет. В то время как жертвами землетрясения и цунами стали 20 000 человек. Не надо также забывать, что выбросы тепловой энергетики являются причиной смертности на уровне 250 000 человек в год. В частности, в США, где 40% в тепловой энергетике составляет угольная, ежегодная смертность от выбросов порядка 23 000 человек, из которых около 2 000 умирает от рака легких. Все эти цифры — результаты скурпулезного анализа большого количества международных организаций, институтов и специалистов высочайшего уровня компетентности. На этом фоне говорить о катастрофичности атомной энергетики мягко говоря не сообразуется с элементарной логики. Что касается будущего атомной энергетики, то очевидно, что ее развитие основано на новых технологиях безопасности заведомо более высокого уровня, чем технологии станций предыдущего поколения, например таких, как Фукусима, проект которой был выполнен 40 лет назад. Могут ли случаться аварии в будущем? — очевидно, что аварии были и будут во всех областях техники всегда. Задачей атомной энергетики является не только поддерживать существующий высокий уровень безопасности, продемонстрированный за 50 лет ее развития, но и обеспечить переход на другой уровень безопасности, не требующей необходимости временной эвакуации ни при каких авариях. Именно на этих принципах сконструированы и спроектированы строящиеся в настоящее время в России и в ряде стран за рубежом, российские атомные станции по проекту АЭС-2006 . Но что, безусловно, достигнутый за предыдущие годы уровень безопасности и дальнейшее развитие атомной энергетики, связаны с неукоснительным соблюдением принципов и требований безопасности в атомной энергетики.

Хотелось бы побольше узнать о перспективных разработках российской энергетики.

Что касается развития традиционной атомной энергетики на водо-водяных реакторах, то в проекте АЭС-2006 реализованы новые системы безопасности, включающие в себя пассивные системы отвода остаточного тепла от реактора, независимо от наличия источников энергоснабжения, без участия персонала, в течение трех суток. Также в этом проекте реализована так называемая «ловушка» для удержания топлива в пределах защитной гермооболочки АЭС, даже в случае полного расплавления топлива и корпуса реактора. В плане будущего развития атомной энергетики в долгосрочной перспективе, правительством РФ принята разработанная Росатомом совместно с другими организациями программа «Ядерно-энергетические технологии нового поколения». Основная суть новых технологий — переход на реакторы на быстрых нейтронах, которые повышают эффективности использования урана в десятки раз. Тем самым даже разведанные запасы урана при переходе на быстрые реакторы с замкнутым топливным циклом, могут обеспечить энергией человечества на многие тысячи лет. А существующие на земле запасы урана гарантируют энергообеспечение человечества на сотни тысяч лет. Новые энерготехнологии также предполагают переход на так называемые принципы естественной безопасности, предотвращающие такие аварии, как разгон реактора или разрушение ядерного топлива, а также минимизацию количества радиоактивных отходов за счет замыкания ядерного топливного цикла.

Считаете ли вы возможным решить проблему остаточного тепловыделения в атомных котлах пассивными системами безопасности, т.е. системами, которые работают только за счет природных сил, (например, сил гравитации) и не требующие вмешательство человека.

Собственно это уже реализовано в проекте российской АЭС-2006 и предполагается обеспечить в реакторах нового поколения с жидко-металлическими теплоносителями, которые разрабатываются в рамках Федеральной целевой программы «Ядерные энерготехнологии нового поколения». Такие же работы по новому поколению АЭС с реакторами на воде и быстрыми реакторами с жидко-металлическими теплоносителями проводятся всеми ведущими странами мира.

Считаю, немцы правы, отказавшись от атомной энергетики. Да, они распечатали реакторы этой холодной зимой, но это стратегическое решение и проблему дефицита энергии они обязательно решат другим способом. Почему бы России не внять голосу разума, особенно такого пунктуального, как немецкий?

Почему Германия, не имеющая больших запасов ископаемого топлива, отказалась от использования АЭС, притом, что в истории Германии не было серьезных инцидентов, связанных с авариями на АЭС, а Россия с ее огромными запасами нефти и газа упорно продолжает развивать атомную энергетику, и это после Чернобыля?

Если демонизировать аварии на атомных станциях, то, наверное, нужно говорить об их закрытии. Но вся атомная энергетика за всю свою историю показала, что уровень ее безопасности гораздо выше, чем он есть в тепловой энергетике. Есть изъян, который можно считать серьезным в атомной энергетике, все события, которые связаны с аварией на АЭС всегда воспринимались остро и приводили в результате к социальным последствиям. В частности критерии эвакуации, объявленные в Японии, никакого отношения к вреду для здоровья не имеют. Это означает, что атомная энергетика должна учитывать эту ситуацию и соответственно повышать уровень безопасности, чтобы снижать вероятность таких событий и их частоту. Говорить «никогда» — глупо. Везде и всюду аварии были и будут. Чем больше развивается наша инфраструктура, которая нас обеспечивает, тем больше таких событий. Но атомная энергетика доказала свою безопасность, которая на порядок выше чем тепловая энергетика, — с точки зрения людей которые пострадали. Урок тут простой — надо соблюдать те требования, которые являются наиболее жесткими. Но это не всегда происходит. Контроль тоже должен быть жестче. Такие выводы и делаются. При этом важно не доходить до чрезмерных эмоций и истерии. Вспомните, после Чернобыля на том, что якобы тысячи людей умерли, развитие ядерной энергетики в России затормозили на много лет. Результат простой — сколько потеряли? Кто за это ответил? Сами же и пострадали. Хотя ту были и экономические причины периода развала СССР. Поэтому надо давать себе отчет, что нельзя отстаивать якобы «свои интересы» себе же во вред. Не раздувать на злобу дня из аварии на АЭС Фукусима-1 катастрофу. Катастрофа там — это землетрясение и цунами. Везде во всей энергетике суммарное число известно документально ?80 тысяч жертв за 30 лет. А в атомной энергетике за всю ее историю — 59 человек умерло. 275 человек получили высокие дозы облучения и значимый вред здоровью. В то время как от выбросов тепловых страдает почти 250 тысяч человек в год.

Если люди этого не понимают и борются за свои интересы, считая, что надо закрывать атомные станции, то надо брать ответственность за экономически, социальные и экологические последствия таких необоснованных решений.

В Германии уже более 40 лет сильно влияние партии зеленых, для которой лозунг закрытия атомной энергетики является одним из составных частей ее партийной платформы. При этом надо понимать, что ведущие наиболее экономически развитые и высокотехнологные десять стран мира производят сегодня более 80% атомного электричества, а в Европе функционирует 140 блоков АЭС. И Германии неизбежно придется потреблять «атомную» электроэнергию, свою или чужую.

Производство электроэнергии с использованием газового топлива является наиболее дорогим. Так что перед Германией будет стоять задача во-первых, обеспечение газом своей энергетике, во-вторых, платить экономически за принятые решения, если они будут реализованы. Так что если говорить на кого следует ориентироваться как пример, то вряд ли пример Германии сколь либо убедителен, не говоря о больших сомнениях, что Германии удастся реализовать программу энергообеспечения одной из ведущих экономик Европы без использования атомного электричества.

Собираются ли российские атомщики развивать технологию реактора на бегущей волне, работающего на обедненном уране? Известно, что американцы и китайцы собираются. Ваше отношение к этой технологии, какие проблемы она решает? А какие не решает?

Технология реактора на бегущей волне — это вопрос будущего. Сама по себе идея очень привлекательная и интересная. Но для ее реализации можно пройти еще большой путь научных и технологических разработок. В развитии научных основ такой технологии одни из первых — российские ученые.

В чем, в свете Фукусимы, заключалась главная стратегическая ошибка японских атомщиков? И в чем все-таки состояла главная непосредственная причина аварии на Фукусиме?

Непосредственной причиной аварии на АЭС Фукусима явились ошибки проектирования АЭС без учета площадки ее расположения с точки зрения цунами опасности.

Несмотря на то, что проект станции 40-летней давности было необходимо и технически абсолютно возможно провести ее модернизацию, которая сводится к защищенности ключевых резервных систем безопасности, обеспечивающих охлаждение активной зоны реактора после ее остановки от элементарного затопления волной цунами. Инженерно здесь нет никаких секретов. Задача вполне решаемая и экономически не потребовала бы больших затрат. К сожалению, это не было сделано. Вот здесь стратегическая ошибка японских атомщиков — по существу игнорирование рассмотрения пусть маловероятных, но возможных ситуаций, которые могут привести к тяжелым авариям, если не предпринять заранее меры по их предотвращению.

Будут ли строится новые АЭС в России, сколько, когда, где и на какого типа реакторах?

Новые АЭС в России уже строятся. Это Нововоронежская АЭС-2, Ленинградская АЭС-2, Балтийская АЭС. Эти станции сооружаются на основе нового российского проекта АЭС-2006 с реализацией новых пассивных систем безопасности. Таких как «ловушка» для удержания топлива при любых тяжелых авариях в пределах защитной оболочки, пассивной системы отвода остаточного тепловыделения от реактора в течение более 3-х суток без каких-либо источников энергообеспечения, двойная защитная оболочка, рассчитанная на падение тяжелых самолетов. Такой же проект в основе строящихся зарубежом АЭС по российским проектам.

Этично ли (и логично ли) с Вашей точки зрения считать безопасной атомную энергетику после Чернобыля и Фукусимы?

Если опираться на факты, а не досужие вымыслы, то безопасность атомной энергетики доказана ее развитием даже с учетом всех аварий. Вопрос же этичности в первую очередь относится к нашему умению ответственно относиться к реальному пониманию приоритетов безопасности на основе реальных фактов, а не вымыслов.

В случае Фукусимы были проигнорированы не только требования по безопасности АЭС, но и вопрос безопасности проживания населения в цунамиопасной зоне.

Двадцать тысяч погибших — это не только результат катастрофического землетрясения, но и непродуманных мер по оповещению и эвакуации населения в случае прихода волны цунами. Поэтому делать правильные выводы, чтобы избежать в будущем реальных жертв техногенных и природных катастроф, а не мифических несуществующих жертв радиации — это действительно вопрос этический.

Прекрасно помню, как еще до Чернобыля один российский атомщик чуть ли не матерью клялся по советскому ТВ, что возможность взрыва АЭС — это бред и мракобесие. Как после этого можно верить специалистам? И вот теперь Фукусима… Как Вы лично для себя решаете — будут ли еще подобные катастрофы в будущем?

Реальные катастрофы, уносившие тысячи, десятки и даже сотни тысяч жизней, случались и, к сожалению, могут еще случаться. Но к атомной энергетике это никакого отношения не имеет. Аварии на атомных станциях случались и могут случаться, если игнорировать требования по безопасности. При этом атомная энергетика продемонстрировала присущий ей высокий уровень экологической безопасности. Задача развития атомной энергетики — минимизировать тяжелые аварии на АЭС и выбросы радиоактивности в окружающую среду, не с точки зрения якобы огромного числа жертв при них, которых не было ни при одной тяжелой аварии, включая чернобыльскую с полным разрушением реактора и здания блока, ни при фукусимской аварии с разрушением активных зон трех реакторов и повреждением зданий четырех блоков, а созданием новых систем безопасности снять вопрос угрозы необходимости эвакуации населения за счет снижения потенциального выброса ниже порогов воспринимаемых населением как угрозу для здоровья. Что, собственно, и реализуется в проектах третьего поколения и тем более четвертого поколения как реакция атомной отрасли на обостренное восприятия радиационного риска общественностью.

Мы считаем опасным, вредным и совершенно безответственным с точки зрения будущего страны и наших детей принятый Путиным Закон, позволяющий ввозить в Россию 20 тысяч тонн отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) зарубежного производства, оставляя значительную часть мировой радиоактивности на берегу Енисея нашим детям и внука…. Какие доводы «за» Вы можете привести в отношении этого преступного на наш взгляд закона? Ведь любая аварийная аварийная ситуация в ходе перегрузки, хранения и переработки этих отходов неминуемо приведет к самым тяжким последствиям!

Не буду комментировать терминологию вопроса. Атомная энергетика изначально производит наименьшее количество отходов, измеряемых величиной в одну тонну радиоактивных продуктов деления за целый год работы. Любая тепловая станция за год потребляет около миллиона тонн органических теплоносителей и двух-трех миллионов тонн кислорода, выбрасывая в окружающую среду сотни тысяч тонн химических продуктов сгорания и три-пять миллионов тонн углекислого газа. При этом порождая проблемы угроз глобального потепления и сотни тысяч преждевременных смертей в год. Что касается ОЯТ, то в наиболее развитых странах мира их накоплено около четырехсот тысяч тонн за все годы развития атомной энергетики. Вопрос безопасного обращения с ОЯТ — задача, решенная и ни разу не породившая каких-либо проблем для окружающей среды и экологии. На современном этапе все ведущие страны мира определили свои подходы к решению этой задачи и реализуют их. При этом часть стран пошла по пути прямого захоронения ОЯТ, другая движется по пути по переработке ОЯТ и выделении 95% продуктов для дальнейшего использования в атомной энергетике. И только 5% уходят в РАО для последующего длительного хранения или окончательного захоронения. При перегрузках, хранении и переработке ОЯТ, никаких тяжелых последствий для человека и экологии не было и быть не может. Перевозимое ОЯТ обладает малым тепловыделением, перевозится в сверхпрочных контейнеров и любые инциденты с ним могут привести к локальным инцидентам, а не какой-либо серьезной аварии или катастрофе. Вряд ли следует считать не только Россию, но и все ведущие страны мира, среди которых США, Франция, Англия, Канада и та же Япония, которая наверняка решит вопросы должного обеспечения безопасности в своей атомной энергетике, не способными понимать и обеспечивать безопасность обращения с ОЯТ.

В основе развития атомной энергетики во всем мире — фундаментальные причины. Дальнейшее развитие человечества с учетом вхождения в современную экономику развивающихся стран с многомиллиардным населением, потребует значительного роста потребностей в энергии. Энергетика, базирующаяся на органических энергоносителях, не способна обеспечить этот рост в силу своих экологических ограничений, в том числе глобального характера и ограниченности энергоресурсов.

Альтернативные виды энергетики должны и могут решать проблемы энергоснабжения там, где они эффективны. Но в любом случае в среднесрочной перспективе их объем в мировом производстве электроэнергии не превысит единиц процентов. Сейчас альтернативная энергетика обеспечивает около 3% в электроэнергетики.

При этом ее искусственное внедрение на дотационной основе скорее дань моде, чем реальная попытка решить задачу устойчивого экологически безопасного энергообеспечения человечества. Развитие любой энерготехнологии должно сопровождаться анализом и обоснованием безопасности на основе детального объективного количественного анализа. Только на такой базе можно правильно строить эффективную стратегию экологически безопасного устойчивого энергообеспечения человечества.

http://www.gazeta.ru/conference/s4089537.shtml

ЗЕРНОВА

О том, что такое ПЗРО, и как создание подобного объекта может отразиться на жизни жителей, главный редактор Piter.tv, тележурналист Андрей Радин обсуждает с председателем регионального отделения фракции «Зеленая Россия» РОДП «Яблоко» Линой Зерновой, председателем экологического Совета при губернаторе Ленинградской области Денисом Крыловым и экспертом по атомным проектам ЭПЦ «Беллона» Алексеем Щукиным. Представители Росатома и правительства Ленинградской области от участия в беседе, состоявшейся в студии Piter.tv, отказались.

Радин: Уважаемые гости, что для вас ПЗРО, чем оно опасно, чем хорошо?

Щукин: В Сосновом Бору сосредоточено очень много атомных объектов: ЛАЭС, строится ЛАЭС-2, ЭКОМЕТ, другие, производящие радиоактивные отходы (РАО). До ПЗРО существовали пункты временного хранения. Но это ненормальная ситуация. Радиоактивные отходы должны храниться надежно, долговременно, под охраной, чтобы никакие временные осадки их не размывали и т.д. Поэтому сама идея строительства ПЗРО вблизи объекта рациональна.

Зернова: На сегодня для меня, как жителя Соснового Бора, — это нарушение моих прав на благоприятную окружающую среду. Потому что идет такая концентрация ядерных объектов, которой нет ни в одной точке Балтийского моря. Это будет беспрецедентная концентрация ядерных объектов: 4 реактора действующей станции, завод по переплавке ЭКОМЕТ-С, хранилище РАО — бывший Ленспецкомбинат РАДОН, еще два блока (ЛАЭС-2 — ред.) строятся, два спроектированы и два еще будут на стадии проектирования. То есть — на чарующем берегу Финского залива будет создан заказник мирного атома.

Крылов: Надо посмотреть на ситуацию объективно. РАДОН практически пришел в негодность. По оценкам экспертов уже загрязняются и грунтовые воды, и почва.

Строить (ПЗРО — ред.), безусловно, надо. Но строить по мировым технологиям, безопасным для здоровья граждан.

Радин: Алексей Борисович, что Вас смущает?

Щукин: Первоначально, как говориться в ОВОС (оценка воздействия на окружающую среду — ред.), это предназначалось для безопасного захоронения РАО, которые  будут образовываться при выводе из эксплуатации ЛАЭС-1. Однако, по последним данным, ее эксплуатация продлевается.

Зернова: В 2018 г. будет выводиться первый блок.

Щукин: В 2016 г. будет построен ПЗРО. И туда, по всей вероятности, начнут свозить радиоактивные отходы откуда угодно. Для чего строить ПЗРО в 2016 году, если вывод (ЛАЭС-1 — ред.) начнется в 2018? До 2018 г. отходы с ЛАЭС не образуются. Значит, хранилище будет заполнено и придется строить следующее ПЗРО.

Если бы целью было захоронение уже образовавшихся отходов, тогда понятно.

Кроме того, изыскания, которые проводились, проведены некорректно. Имеется глина, что очень хорошо. Есть мнение, что радиоактивные элементы, если попадут, в глине совершенно не двигаются. И за 100 тысяч лет они не продвинутся. Но если глины пропитаны водоносными слоями, то тогда миграция увеличивается в сотни тысяч раз.

Необходимо более подробное исследование этого района, чтобы была гарантия, что этих миграций не будет.

Радин: Лина, насколько я понимаю, Вас не устраивает ПЗРО в принципе.

Зернова: Я согласна с Алексеем Борисовичем: если хранить свое, то «да». Но дело в том, что планы строительства ПЗРО никак не коррелируются ни с выводом ЛАЭС их эксплуатации, ни с планами спецкомбината. В мае прошлого года (2011 — ред.) мы были на спецкомбинате, а также встречались с директором ЛАЭС и задавали вопрос: Ваше отношение к объекту? Ни один, ни другой руководителей не связали будущее своих предприятий с ПЗРО. Директор атомной станции сказал, что у них есть свои хранилища, и они будут сами хранить и перерабатывать свои отходы. Месяц спустя директор Ленспецкомбината сказал, что у них свое предприятие, к ПЗРО они не имеют никакого отношения, и они построили хранилище на 15-17 лет, в котором будут продолжать захоранивать отходы. Эта информация висит на сайте РосРАО. Получается странная вещь: РосРАО в своих документах провозглашает неких своих поставщиков, которые ни сном, ни духом. А ведь это единое ведомство. И как руководители предприятий не могут знать, что они будут захоранивать отходы — это огромный вопрос. Более того. На ЛАЭС, несмотря на то, что она выводится из эксплуатации в 18-м году, нет ни дорожной карты, ни планов вывода из эксплуатации, ни спецификации РАО, ни их активности.

Тогда каким образом рассчитываются объемы ПЗРО?!

Эта неразбериха наводит нас на мысль о том, что поставщики все-таки будут другие. Вопрос — кто? Потому я и говорю о нарушении моих прав. А если сюда будут свозиться еще и РАО из других регионов России, а может даже из-за рубежа? Новый закон о РАО, который был принят 11 июня 2011 года, позволяет ввоз в Россию отработанных высокоактивных источников, которые были произведены на территории России. В порту Усть-Луга построен терминал, который уже получил разрешение на перевалку радиоактивных грузов. И вполне возможно, что нам из Европы повезут наши отработанные источники. Их очень удобно привезти в Сосновый Бор. Это минимальные экономические затраты и РосРАО выгодно строить ПЗРО в нашем регионе. Я против того, чтобы под Петербургом возникал потенциал ядерной опасности в такой концентрации.

Надо сказать также, что могильники строятся в больших глиняных массивах. Наш объект будет строиться на краю глиняного массива. В километре от уреза воды. Как правило, это очень нестабильные геологические формации. А наша местность, как считают геологи, еще и сейсмонеустойчивая.

Радин: Позвольте выразить сомнение в сейсмонеустойчивости. Что вы имеете в виду?

Зернова: Активность есть. По официальным данным геологов, в 12 веке здесь было очень большое землетрясение. В 2010 было землетрясение в Калининградском анклаве.

Зернова — Что интересно — в ОВОС рассказано как текут хранилища Ленинградской атомной станции. Когда 10-15 лет назад мы пытались выяснить их состояние, нас уверяли, что там все хорошо. Сейчас приходят документ, который доказывает, что хранилища текут.

Радин: Вы против ПЗРО или против того, чтобы сюда привозили чужие РАО?

Зернова: Я против подземного варианта. Я считаю, что вариант наземного хранения низко- и среднеактивных отходов — это самый экономичный и безопасный путь.

Радин: Денис, что об этом думаете Вы?

Крылов: Здесь два аспекта. Первое: Росатом действительно планировал сделать хранилище уровня Северо-Запада. Но обсуждая этот вопрос на заседании с губернатором области, а также опасаясь проникновения туда отходов из Западной Европы, что может превратить его в европейскую свалку отходов, было принято решение отказать Росатому в этом вопросе. И четко контролировать ситуацию.

Второй вопрос: нужно ли строить ПЗРО? Безусловно, нужно. Это понимают и сторонники, и противники ПЗРО. Есть документы, подтверждающие, что хранилище течет, есть загрязнение и есть опасность для здоровья граждан. Какими технологиями пользоваться, как это делать, как позиционировать как это будет на самом деле?

Позиционируется, что хранилище РАДОН закрывается и в ПЗРО будет 70% того, что складируется на РАДОНе. Оставшиеся 30% — это будут низко- и среднеактивные РАО (медицинские приборы, механизмы и т.п.). Топлива там не будет!

Зернова: В ОВОС сказано, что хранилище будет на 50 тысяч кубометров с возможностью расширения до 250 тысяч. На РАДОНе сейчас хранится 60 тысяч. Остается еще 190 тысяч. По некоторым оценкам, атомная станция при демонтаже дает 400 тысяч тонн. Получается несовпадение, и эта неразбериха нас волнует.

Местную общественность беспокоит, что в очередной раз обманут. Повезут отовсюду. За 6-10-лет планируется заполнить хранилище. Вопрос только — чем? РАДОН перевезут, ЛАЭС демонтировать еще не успеют (это долговременный процесс). Следующее (ПЗРО — ред.) строить?

Радин: Выскажу крамольную мысль — возможно, что пытаясь построить это хранилище, заказчики переживают за то, что какие сроки не установи, все равно не уложатся. Поэтому планируют к 2016-му, построят к 2018? К этому времени станция будет закрываться.

Зернова: Уже заказана метростроевская машина для подземного бурения, технологии есть. По их мнению, это процесс достаточно предсказуемый, главное подготовиться. Спешка, в которой все происходит, связана и с тем, что очень небрежные документы. Руководитель отдела по природопользованию местной

администрации обнаружила в ОВОС такие слова: «разогрев глин вокруг контейнеров с РАО». А разогрев — это отходы высокой активности. Она поинтересовалась:

что же будет греться? В следующем томе ОВОС, куда были внесены поправки, этот пункт просто убрали. При этом сказали, что действительно допустили ошибку, потому что в ПЗРО не должно быть высокоактивных отходов.

Но в ОВОС от ноября 2011 года сказано, что там будет храниться плутоний. А это высокоактивные отходы. Период полураспада у плутония 24000 лет! А отходы средней и низкой активности будут безопасны через 300 лет, а может и через 50. Это зависит от радионуклеидного состава.

Возникает вопрос: где гарантия, что за 24 тысячи лет тоннель не будет размыт водой, его не тряхнет землетрясением? Гарантий никто не даст.

Радин: Кому это выгодно?

Зернова: РосРАО. Это бизнес-интересы. Это большие деньги. Принять с Запада отходы и куда-то воткнуть — это страшно выгодно.

На сегодняшний день в России отсутствует национальный оператор, который по закону об обращении с РАО должен управляться с этими веществами. По этому закону общественность может задать этому оператору вопрос: что за отходы, какой категории, активности, кто поставщик. И оператор должен дать исчерпывающий ответ.

Это не относится к тайне.

Поэтому РосРАО быстренько напичкает это хранилище отходами, и кто потом полезет под землю и будет заглядывать в эти бочки?

Радин: Вопрос ко всем — что делать?

Крылов: Те институты, которые взялись за мониторинг и контроль ситуации, должны сформировать предложения и внести их в органы власти. Ряд законодательных инициатив уже был принят президентом и Госдумой. Этот механизм работает.

Радин: Иными словами, есть надежда, что губернатор Ленобласти ядерного беспредела не допустит?

Крылов: Есть уверенность.

Зернова: Я не очень уверена, так как год назад межведомственная комиссия Ленобласти дала согласие на строительство этого объекта. Мы вынудили Росатом создать рабочую группу и провести ряд семинаров в Сосновом Бору с участием представителей общественности, чтобы поставить вопросы, вытащить все непростые моменты и поставить условия. Я считаю, что присоединение к этой проблеме Петербурга и давление на Росатом — это крайне важный фактор.

Еще один фактор то, что хранилище строится на берегу Балтийского моря, которое является общим для финнов, эстонцев и других.

Радин: Но ведь там тоже есть определенные лоббистские группы, заинтересованные в том, чтобы вести ядерные отходы к нам?

Зернова: Есть конвенция о трансграничном воздействии (Конвенция Эспо), которую Россия подписала, но не ратифицировала.

Сейчас Росатом, если он хочет выглядеть современно и инновационно, он должен принять это хранилище в рамках Эспо конвенции. Дать информацию нашим соседям по Балтике, пригласить западных экспертов, сделать все прозрачным и открытым. И убедить общественность, что это именно отходы ЛАЭС, РАДОНа и т.д. Мы хотим жить на чистом берегу.

Щукин: Нужно , прежде всего, привести документы в соответствие с законом. В законе о государственной тайне ничего не говорится о том, что запрещены данные о количестве РАО, о радиационной безопасности. Хотя Ростом уверяет, что это конфиденциальная информация. Что и зачем они скрывают? Кроме того, в первый вариант ОВОС были внесены 69 замечаний. Они куда-то пропали. Необходимо добиться, чтобы в ОВОСе все было четко. Прежде всего: откуда эти отходы. Второе:

что подразумевается под расширением. Сосновый Бор и так уже перегружен объектами.

Радин: Я позволю себе крамольную мысль, что Петербург в принципе против могильника.

Зернова: К этому обсуждение надо подключать и Петербург, петербуржцев, которые тоже живут на этой территории. Замечу — это будет первый в России могильник РАО такого масштаба.

Радин: Если лоббистам из РосРАО удастся протолкнуть этот проект, что делать?

Зернова: Мы принимаем меры: В конце декабря в Сосновом Бору мы, местная власть и Росатом обсуждали проект вопрос о могильнике. Росатом готов обсуждать, но не готово РосРАО. Нас крайне не устраивает информационный туман и неразбериха. Это преступление. Когда речь идет о таких опасных веществах на берегу Балтики, под пятимиллионным Петербургом. Этого делать нельзя, пока люди не скажут «да»! Люди отстаивают свои права на окружающую среду и по Конституции это абсолютно легитимно.

http://piter.tv/event/Mogil_nik_pod_Peterburgo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *