Опубликовано

«БОРЦЫ» С ЭКСТРЕМИЗМОМ НЕ УНИМАЮТСЯ

ТЮМЕНЬ

СВИДЕТЕЛИ В СУД НЕ ЯВИЛИСЬ

24 мая в Центральном районном суде Тюмени состоялось очередное заседание по делу преподавателя Тюменского государственного университета Андрея Кутузова, осужденного за призывы к экстремистской деятельности. Заседание шло с 10 утра вплоть до 17 часов вечера. Следующее судебное заседание состоится 25 мая, в 10 часов утра.

Как и предполагалось, ни следователь Сухарев, ни понятые, присутствовавшие при осмотре сакраментального компакт-диска, на суд не явились. Сухарев ещё 16 мая отказался расписываться в повестке, а у понятых тоже всё сложно: одного из них три дня подряд невозможно было застать дома, а другой в повестке расписался, но сослался на больной позвоночник и предупредил, что, возможно, на суд не явится. Так и получилось.

Защита, естественно, ходатайствовала о принудительном приводе в суд Сухарева, раз он так ни во что не ставит суд. Государственный обвинитель Щеглов против этого возразил, что Сухарев в списках свидетелей не значится, а потому «целесообразность его допроса сомнительна». В итоге судья Шадёркина отказала в принудительном приводе Сухарева, поскольку «давалась повестка для этого свидетеля, он не явился, а оценку всех его действий суд даст в совещательной комнате при вынесении окончательного решения по делу».

Были заслушаны два единственных явившихся на суд свидетеля обвинения — господин Барахоев и госпожа Белых, которые были понятыми при обыске в квартире у Кутузова 14 апреля 2010 года. Оба они уже допрашивались в декабре в суде первой инстанции. Ничего принципиально нового они не сказали. Разве что продемонстрировали опять чудеса памяти. Так, Барахоев заявил, что в квартире было обнаружено две разных листовки — одна с заголовком «Долой политические репрессии», а другая — с заголовком «Ментов к стенке». Напомним, что вообще-то следствие инкриминирует Кутузову одну листовку с заголовком «Долой политические репрессии.

Ментов к стенке». Белых «вспомнила», что, оказывается, был изъят целый транспарант (!) с надписью «Ментов к стенке». Излишне говорить, что никакого такого транспаранта в материалах дела нет и никогда не было.

Вот так понятые помнят процесс обыска.

Затем был допрошен Михаил Агапов, который также уже выступал в суде первой инстанции. Он был одним из неформальных организаторов митинга 30 октября 2009 года, участвовал в оргвстрече в ТЦ «Гудвин» за несколько дней до митинга и предложил пятое требование: создание выборных общественных советов при ГУВД. Михаил подробно рассказал том, как организовывался митинг, как согласовывались тексты листовок, какие цели преследовали организаторы. По его словам, никаких призывов к насилию в печатных материалах от организаторов быть не могло, поскольку митинг был нацелен на привлечение внимания общественности к проблеме правового произвола со стороны центров «Э», а широкую публичную поддержку призывами к насилию не обрести.

Михаилу были продемонстрированы листовки из материалов дела и он уверенно отличил настоящие листовки (которые раздавались организаторами на митинге) от подложной, в том числе — по отсутствию в ней пятого требования, автором которого он и являлся.

На этом живые свидетели закончились и дальше судья Шадёркина оглашала предыдущие показания неявившихся свидетелей: Кузнецовой, Агейкина, Тесаловского, Баранова, Фахретдинова, Слободчикова, Вельгус, Семёнова, Гайсиной, Ковалева, Зурабова, Пахомова и нескольких сотрудников милиции.

Все их показания подробно приведены в отчётах с заседаний суда 1 инстанции, так что не будем тратить здесь место. Отметим лишь тот интересный факт, что по крайней мере Фахретдинов и Слободчиков точно не получали никаких повесток в районный суд, но их всё равно скопом записали в «неявившиеся свидетели». Интересно, отправлялись ли вообще повестки большинству из перечисленных выше?

Оглашены были и показания экспертов обвинения (Мочалова, Усова, Цебренко) и специалистов защиты (Михалькова, Куниловская, Терпигорьев). Показания свидетелей обвинения Урлова и Гилева не оглашались, поскольку защита настаивала на их вызове в суд.

После обеда гособвинитель Щеглов зачитывал письменные доказательства из всех томов дела, за исключением шестого. По итогам оглашения первого тома защита заявила ходатайство о недопустимом доказательстве. Дело в том, что по материалам дела капитан Забокрицкий из ОМ-4 изъял у Урлова «экстремистские» листовки «в соответствии со статьей 27.10 КоАП РФ» (л.д. 29, т.1), но протокол об административном правонарушении, необходимый при этом по закону, он не составил. То есть, непонятно в рамках чего производилось изъятие. Доказательства, полученные с  нарушением закона, как известно, признаются недопустимыми. поэтому защита просила признать таковыми и этот протокол изъятия и саму листовку «Ментов к стенке», изъятую у Урлова. Кроме того, листовка Урлова напечатана на струйном принтере, а у Кутузова лазерный. Возникают подозрения, что эту листовку просто не смогли подменить в деле после изъятия у Кутузова принтера, поскольку она была в ОМ-4 индивидуализирована (на неё поставлен штамп). А до обыска фальсификаторы просто были не в курсе, какой принтер у Кутузова и печатали на чём попало.

Гособвинитель Щеглов был против, ему кажется, что всё в порядке и Забокрицкий действовал в рамках оперативно-розыскных мероприятий. Судья Шадёркина постановила ходатайство защиты приобщить к делу, оценку ему дать позже.

По итогам оглашения тома с экспертизами у защиты также возникло ходатайство о приобщении к делу заключения специалиста: Лукьяновой Елены Анатольевны, доктора юридических наук, профессора юридического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова. Заключение было сделано по запросу от адвоката Ладина. Суть заключения в том, что экспертные  учреждения ФСБ действуют незаконно, поскольку регулирующий их деятельность Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 31.01.2002 No. 60 «Об утверждении положения об экспертных учреждениях в органах федеральной службы безопасности» не был надлежащим образом опубликован.

Поэтому их экспертизы являются недопустимыми доказательствами по определению. Вот отрывок из заключения  Лукьяновой:

Может ли регулироваться порядок проведения экспертизы в уголовном процессе актом, не опубликованным для всеобщего сведения в установленном законом порядке?

Нет, не может. Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 31.01.2002 No. 60 <<Об  утверждении положения об экспертных учреждениях в органах федеральной службы безопасности>>…затрагивает права и свободы человека. В соответствии с ч. 3 ст. 15 Конституции Российской Федерации, любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения.

Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 31.01.2002 No. 60 <<Об утверждении положения об экспертных учреждениях в органах федеральной службы безопасности>> является нормативным правовым актом органа исполнительной власти. В соответствии с п. 8 Указа Президента Российской Федерации <<О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти>> (от 23 мая 1996 г. No. 763 и от 13.08.98 No. 963) нормативные  правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер, подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера.

Помимо этого одним из главных принципов уголовного судопроизводства является принцип законности (ст. 7 УПК РФ), который, безусловно, включает в себя закрепленное ст. 50 Конституции Российской Федерации правило, в соответствии  с которым при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Приказ Федеральной службы безопасности Российской Федерации от 31.01.2002 No. 60 <<Об  утверждении положения об экспертных учреждениях в органах федеральной службы безопасности>>, будучи не опубликованным и, соответственно, не подлежащим применению, не может регулировать правоотношения, связанные с получением доказательств.

Кроме этого, применение неопубликованного нормативного акта, затрагивающего права и свободы человека, противоречит правилам, установленным Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод. Во-первых,  виновность обвиняемого должна устанавливаться в законном порядке (п. 2 ст. 6), что ни в коем случае не допускает  применение официально не опубликованного нормативного акта, затрагивающего права и свободы человека. Во-вторых, обвиняемый в совершении уголовного преступления лишается возможности для подготовки своей защиты (пп. «b» п. 3 ст. 6).

Можно ли считать размещение нормативного правового акта на официальном сайте органа исполнительной власти его  обнародованием?

Нет, нельзя. Конституция Российской Федерации однозначно ставит знак равенства между официальным опубликованием  и обнародованием. В соответствии Конституцией (ч. 3 ст. 15) все законы, а также любые нормативные акты,  затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, должны быть официально опубликованы для всеобщего  сведения, то есть обнародованы. Неопубликованные нормативные правовые акты не применяются, не влекут правовых  последствий, как не вступившие в силу.

Размещение нормативного правового акта даже на официальном сайте органа исполнительной власти не является  официальным опубликованием, поскольку Указом Президента Российской Федерации <<О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти>> (от 23 мая 1996 г. No. 763 и от 13.08.98 No. 963) определен закрытый перечень изданий, являющихся официальными источниками опубликования нормативных правовых актов органов исполнительной власти.

Ими являются «Российская газета» а также Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти издательства «Юридическая литература» Администрации Президента Российской Федерации. Официальным также является указанный Бюллетень, распространяемый в машиночитаемом виде научно — техническим центром правовой информации «Система».

Кроме того, адвокат Ладин пояснил, что направлял запрос в Свердловское РУ ФСБ, где спрашивал, на каких правовых основах функционирует их экспертное учреждение и можно ли ознакомиться с методиками экспертов Мочаловой и Цебренко(они, как мы помним, секретные). Однако, запрос остался без ответа — адресат (ФСБ) не забрал ценное письмо с почты.

В связи с этим защита просила суд содействовать в направлении такого запроса и получения от ФСБ ответа.

Судья Шадёркина приобщила к делу заключение Лукьяновой, но отказалась направлять запрос в Свердловское РУ ФСБ, поскольку «неясно какой может быть ответ и будет ли он,а о квалификации экспертов нам известно и так».

Последним ходатайством на сегодня стало повторное ходатайство о проверке Кутузова и свидетелей обвинения на детекторе лжи (полиграфе), с их согласия, естественно. Подобное ходатайство уже заявлялось в суде 1 инстанции, тогда судья Гарипова отказала. Сейчас судья Шадёркина, выслушав возражения Щеглова («проверка на полиграфе не обязательна по закону, поэтому и назначать её не нужно»), удалилась в совещательную комнату. До утра 25 мая.

Напомним, что 14 марта мировой суд Центрального административного округа Тюмени признал Кутузова виновным в «публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности» за листовку «Ментов к стенке», которую якобы

раздавал подсудимый, и приговорил его к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года.

Преподаватель вуза с решением суда не согласился и обжаловал его в вышестоящую инстанцию.

ДПН  ИНФОРМ, ekbdpn@gmail.com, 25 мая2011 г.

МУРМАНСК

Судилища в Мурманске

29 ноября 2011 года в Мурманске состоялось очередное судебное слушание о привлечении к уголовной ответственности по статье «Экстремизм» 17-летнего Артура Степаненко, члена движения «Другая Россия». История довольно странная и беззаконная.

Напомним, что 31 января 2010 года в Мурманске прошел объединенный пикет внесистемной оппозиции Мурманской  области, в декабре 2010 года, в нарушение всех мыслимых и немыслимых законов в отношении одного их участников  пикета Артура Степаненко было возбуждено уголовное дело за несанкционированный пикет, хотя законом предусмотрен за такой проступок штраф, в случае задержания на месте и составлении протокола, однако для мурманской полиции (тогда еще милиции) — этот закон, видимо, неизвестен.

Однако, очнувшись от годовой спячки, органы ЦПЭ и ФСБ вдруг решили поискать в Мурманской области экстремизм.

И нашли у 17-летнего парня, участвовавшего в пикете годовой давности. И перед Новым 2011 годом у членов оппозиции были произведены повальные обыски, а может быть эти обыски нужны были перед Новым годом «для галочки» Центру по борьбе с экстремизмом?

Возможно, такое беззаконие и было бы скрыто от общественности. Но лидер ОГФ  региона Елена Васильева возмутилась незаконным трехчасовым обыском в своей квартире и обратилась за защитой своих прав к губернатору Мурманской области Д. Дмитриенко.

История получила широкую огласку. В адрес Елены Васильевой было направлено более 30 писем от всех структурных отделений полиции (УВД, прокуратуры всех уровней, Следственного комитета области), подтверждающих, что обыск в ее квартире проводился абсолютно на законных основаниях, как свидетеля по делу А. Степаненко.

Такие же рапорты легли и на стол губернатора Дмитриенко.

В знак протеста против незаконных действий ЦПЭ и ФСБ Васильева объявила 7-дневную голодовку. Ее поддержалчлен регионального политсовета ОДД «Солидарность» Мурманской области, известный в регионе преподаватель Владислав Трошин, объявив в знак поддержки требований Е.Васильевой 3х дневную голодовку, несмотря на то, что он находился  в областной больнице после операции. Свои заявления протеста направили губернатору лидеры ОДД «Солидарность», участники боевых действий МКЦ «Забытый полк», Союз военных моряков, граждане России со всех уголков страны.

Союз военных моряков принял Е.Васильеву в свои ряды почетным членом объединения.

Поскольку губернатор хранил гробовое молчание по этому поводу Васильева вновь направила в его адрес открытое письмо.

Результатом этой истории стало то, что все материалы по произведенным обыскам у членов оппозиции, проходившим  по этому делу в качестве свидетелей, просто исчезли из материалов дела, как будто и не было этих беззаконных обысков. Васильева была вызвана в следственный отдел, где ей было возвращено все изъятое на обыске в декабре 2010 года.

Дабы достойно довести незаконно начатое уголовное дело до конца, оно было передано в Октябрьский суд  г. Мурманска, и сегодня 29 ноября 2011 года судья вынесла свой вердикт: «Закрыть дело за истечением сроков».

Ну а что губернатор Дмитриенко?

Ничего, он, как гарант наших конституционных прав вместе с В.Поповым (АПРК «Курск» помните?) стремится в государственную думу, и ждет, что 4го декабря за него с его компанией  северяне дружно проголосуют.

Так и хочется выдвинуть лозунг: Голосуй за обыски в своем доме, бесправие и беззаконие — голосуй за Единую Россию!

Свет Егоров, http://ogfnord.ucoz.ru/214.jpg

greenpol@mail.ru, 29 ноября 2011 г.

«ГАРАНТ»

Орган массовых репрессий

Президент Медведев создал Межведомственную комиссию по борьбе с экстремизмом

Президент России Дмитрий Медведев своим указом учредил Межведомственную комиссию по противодействию экстремизму. Об этом говорится в сообщении пресс-службы главы государства от 29 июля.

Согласно пресс-релизу, главой нового органа назначен министр внутренних дел Рашид Нургалиев. Другие участники:

глава ФСБ, министр обороны и руководители прочих «силовых» ведомств, а также министр культуры.

Среди задач комиссии указано «противодействие экстремизму и на устранение способствующих ему причин и условий, а также разработка проектов  концепций, стратегий, программ, планов и иных документов в области противодействия экстремизму».

Отметим, что практика применения 282 «антиэкстремистской» статьи УК РФ, а также сама официальная юридическая формулировка этого понятия в российском законодательстве вот уже в течение ряда лет подвергается постоянной критике со стороны правозащитников, гражданских активистов и представителей политической оппозиции.

Критики считают эти уголовно-процессуальные нормы и практику их применения инструментом систематического запугивания, давления и репрессий против гражданских и политических активистов.

Отдельной критике подвергается Управление по борьбе с экстремизмом или Центр «Э» созданный на базе упраздненного Управления по борьбе с организованной преступностью. Сотрудников этих центров в разных регионах России обвиняют  в систематической практике неправомерного возбуждения уголовных дел против оппозиционеров и общественных активистов, в их запугивании и незаконном применении насилия.

Часть политической оппозиции и правозащитного сообщества России выступают за полную отмену 282 статьи УК РФ и расформирования всех силовых подразделений, задачей которых является «борьба с экстремизмом».

Дмитрий Урсулов, 29.07.11, http://www.kasparov.ru/material.php?id=4E3256228B795

ОТДЕЛЬНО ВЗЯТЫЙ «БОРЕЦ»

В ходе совещания межведомственной комиссии по противодействию экстремизму в РФ в Новосибирске 2 августа глава МВД Рашид Нургалиев высказал мнение, что в стране давно назрела необходимость узнать пристрастия каждого отдельного человека, передает РСН.

«Давно назрела ситуация, чтобы провести мониторинг в стране, узнать, кто что слушает, читает и смотрит», —  выразил мнение председатель комиссии Р. Нургалиев.

Глава МВД выразил обеспокоенность потенциальной однобокостью музыкальных пристрастий молодого поколения.

«Сейчас забыли романсы, вальсы, все, что нас объединяло, истоки и корни.

Давно пора более серьезно посмотреть на исторические памятники, обратить внимание на самобытность и обычаи», — указал министр. Также министр полагает, что «необходимо разработать комплекс мер для ограничения деятельности  отдельных интернет-ресурсов, не посягая на свободу обмена информацией».

Р.Нургалиев особо отметил, что именно молодежь наиболее подвержена внешнему влиянию, а потому крайне необходимо уделять ей больше внимания. Именно молодые люди под чужим влиянием совершают наиболее дерзкие и циничные преступления по мотивам национальной, расовой и религиозной ненависти или вражды.

http://top.rbc.ru/society/02/08/2011/608397.shtml

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *