Опубликовано

ПРОБЛЕМЫ РАЗНЫХ ЗАПОВЕДНИКОВ

    Нас очень тревожит судьба природы Западного Кавказа

    Поводом для написания данного письма послужила все более тревожная ситуация, складывающаяся вокруг Кавказского заповедника и других ООПТ Западного Кавказа.  Оно не несет принципиально новой информации, а скорее является конспективным выражением  того,  что  сейчас наиболее тревожит меня и других представителей региональной науки, посвятивших изучению природы этого региона многие годы.

    Так, нас  очень тревожат планы реконструкции дороги по территории Кавказского заповедника по долине реки Шахе до кордона Бабук-Аул. Ведь мы так и не услышали от инициаторов этого строительства убедительного объяснения его конечной цели.  Но каковы бы ни были причины, в любом случае реконструкция дороги приведет к дополнительной антропогенной нагрузке на очень ценные природные объекты — колхидские самшитовые леса, которые и так находятся сейчас в угрожаемом состоянии из-за массового усыхания самшита.

    Причина этого явления пока не выяснена, однако нельзя исключить, что это может быть связано с масштабными нарушениями горных лесов в долинах причерноморских рек в последние годы.

    Но это не единичный подобный проект. Нас очень тревожит общая ситуация, складывающаяся вокруг Кавказского заповедника и территории Всемирного природного наследия <Западный Кавказ>. В частности, периодически возникающие планы строительства различных других дорог, которые должны проходить либо через заповедник, либо непосредственно подходить к его границам практически со всех сторон, а также проекты размещения на его территории различных туристических, спортивных и иных  объектов и особенно связанных с мегапроектом ОАО <Курорты Северного Кавказа>.

    Заповедники России — это уникальное явление в мире, один из наиболее ярких символов нашей страны. Они занимают мизерную часть ее территории, но именно здесь природные экосистемы функционируют сами без непосредственного влияния человека и поэтому не только сохраняются, создают благоприятную экологическую обстановку вокруг себя, но и дают ценнейшую информацию для понимания экологических процессов глобального масштаба. Поэтому для экологов-исследователей заповедники — это еще и уникальные природные обсерватории, столь же необходимые, как дорогостоящие телескопы для астрономов или ускорители для физиков. Их использование для получения сиюминутной экономической выгоды аналогично забиванию гвоздей микроскопом.

    Аналоги нашим заповедникам (абсолютным резерватам) не могли быть созданы в Западной Европе, поскольку там система ООПТ формировалась в условиях очень высокой плотности населения и почти полного отсутствия естественных ландшафтов.

    Нас очень тревожит то, с какой легкостью Государственная Дума меняет природоохранные законы. В частности, нас очень тревожат поправки к закону об ООПТ, принятые Думой во втором чтении, которые позволяют осуществлять на участках биосферных полигонов заповедников капитальное строительство — одну из наиболее разрушительных форм природопользования. Ведь  полигоны предназначены для  проведения научных исследований, экологического мониторинга, апробирования и внедрения методов рационального природопользования, не разрушающих окружающую среду и не истощающих биологические ресурсы. Кроме того, кто, в конечном счете, будет определять границы полигонов и участков, отведенных под строительство? У нас складывается ощущение, что данная поправка — это новый сигнал из центра к расчленению и захвату заповедных территорий.

    Нас также очень тревожит, что российская наука и, в частности, научные отделы заповедников, практически полностью выключены из процесса обсуждения закона об ООПТ, ситуации в заповедниках России в целом, принятия решений относительно их судьбы. Роль Ученых советов заповедников сведена на нет.

    Координация работы научных отделов ООПТ России отсутствует, также как и заинтересованность Министерства природных ресурсов в ее результатах.

    Поразительно, что в настоящее время, в демократической России статус заповедной науки кардинально и в худшую сторону отличается от того, что было в тоталитарном Советском Союзе. А ведь заповедники, согласно закону, это не только природоохранные, но и научно-исследовательские учреждения, и в последние десятилетия наука не раз спасала их от разрушения. И не только заповедники.

    Нас не меньше тревожит ситуация и в других ООПТ Западного Кавказа, особенно положение, которое складывается в причерноморских лесах Кубани. Россия — крупная лесная держава, но небольшие по площади и изолированные анклавы субсредиземноморских и колхидских лесов береговой полосы Черного моря и долин впадающих в него горных рек представляют для нашей преимущественно северной страны особое уникальное явление. Они пережили несколько ледниковых периодов, сохранились в советские годы, но спешно уничтожаются благодаря олимпийскому, курортному и дачному строительству в настоящее время. Нас очень тревожит, что к этому строительству причастны, в том числе, политические и духовные лидеры нашего государства, поскольку это подает очень плохой пример и развязывает руки чиновникам более низкого ранга, и не только им.

    Нас очень тревожит тот пресс, который оказывается в последнее время на экологов-активистов из Экологической вахты по Северному Кавказу и Гринпис России. На протяжении многих лет мы видим их самоотверженную работу. Нам не раз приходилось обращаться к ним за помощью, и мы нисколько не сомневаемся в их бескорыстности, высокой гражданственности и патриотизме. Небольшая группа активистов этих организаций взвалила на себя работу, которую не хотят или боятся делать чиновники из природоохранных ведомств и по отношению к которой все более безынициативной по объективным и субъективным причинам становится наука. Сейчас Экологическая вахта и Гринпис России  — это единственная преграда на пути безоглядного разрушения естественных ландшафтов Западного Кавказа. Тем обиднее заявления, которые делаются в их адрес некоторыми представителями академической науки, как например, в скандальной статье В. Лунина и др., опубликованной агентством <Росбалт>.

    В условиях правового и экологического нигилизма, широко процветающего в нашей стране, надежды на сохранение Кавказского заповедника и остатков девственной природы Западного Кавказа для наших потомков становятся все более иллюзорными. И нас это очень тревожит.

                Акатов В.В., д.б.н., профессор, hookeria@mail.ru, November 12, 2011

                      enwl.bellona@gmail.com, 12 ноября 2011 г.

    Приокско-Террасный заповедник в опасности

    Ситуация в заповеднике накалилась до предела, что вынудило сотрудников написать открытое письмо Министру Природных ресурсов и экологии РФ.

    Сотрудники заповедника призывают всех, кому не безразлична судьба этой Природной Жемчужины Подмосковья ознакомиться с открытым письмом (http://online.stack.net/~ptz/tur/pismo1.html).

    Мы надеемся на что грамотная политика Министра прекратит расхищение заповедника его руководством.

    Однако, мы с сожалением констатируем, что без поддержки средств массовой информации и общественного мнения коллективу заповедника не справиться в сложившейся ситуации.

    Рассчитываем на понимание и поддержку всех друзей заповедника.

                      eusov@greenpeace.org, 10 ноября 2011 г.

    Проблемы в Приокско-Террасном заповеднике

    Друзья имеющие отношения к лесозащите, просьба обратить внимание и по возможности распространить!

    Со словосочетанием ПТЗ (приокско-террасный заповедник) меня роднит очень многое. Это всего в 110 километрах от Москвы. Прежде всего, это конечно первые детские экспедиции, знакомство с дикой природой. Наш экологический кружок несколько лет выезжал туда на экологическую практику. Жили в палатках на границе охранной зоны, проводили исследования под руководством ученых заповедника. Помню ранние, еще до восхода солнца подъемы. Потом по росе в лес, в скрадок. А там, в нескольких сантиметрах от лица, мухоловка пеструшка кормит в дуплянке птенцов…

Первое знакомство с первоцветами, со степной окской флорой, с хищными птицами, с росянкой и тритонами, первая любовь, наконец — все это ПТЗ. Полурасплывшаяся юношеская татуировка на руке до сих пор напоминает о тех днях.

    С тех пор прошло больше 30 лет. Но каждую весну, каждое лето я посещал окрестности заповедника, приезжал к Илье Осипову, работающему в заповеднике зам. директора по науке, делал фотографии для «Юного натуралиста». Но однажды Илья сказал:у нас новый директор… Сработаться с ним невозможно…Видимо придется уходить.

    Не могу оценить, насколько это правильно… Илья Николаевич — взрослый, состоявшийся человек. Спокойный и рассудительный. Он все равно продолжает интересоваться тем, что происходит в заповеднике и когда я его спрашиваю: — ну как дела, слышу в ответ — все плохо.

    Сегодня утром, заглянув в почту, увидел там письмо с темой «SOS Помогите заповеднику». Мне совсем чужды лавры Навального, да и не могу я грамотно разобраться в происходящем. Однако я обязан и хочу помочь и своему другу и тому заповеднику, где можно сказать каждый можжевельник, каждая сосна или маленькое болотце знакомы мне с детства.

Поэтому предоставлю слово Илье Николаевичу Осипову, потомственному лесоводу, энтомологу, знатоку природы и энтузиасту.

    Публиковать или нет ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО на страницах СМИ и в Интернете долго обсуждалось в коллективе заповедника.

    Многие не хотели «выносить сор из избы». Но люди все же решились на это, скорее от безысходности не найдя твердой и безоговорочной поддержки в министерстве.

    Помещение этой информации носит, прежде всего информационный характер.

    Мы предлагаем всем узнать что «происходит за забором заповедника» сейчас, через 1.5 года после смены директора.

Безусловно, каждый сформирует свое мение сам.

    Заповеднику действительно нужна помощь.

    Министерство этим письмом поставлено перед трудным выбором: либо сменить директора, либо оставить все как есть, фактически поставив под увольнение те 20 подписантов, которые составляют костяк заповедника, многие проработали по 10, 20 лет и не могут смириться с творящимися сейчас безобразиями.

    Нужно привлечь внимание сотрудников министерства к проблеме.

    Возможно, у кого то есть близкие к МПР знакомые, корреспонденты, блогеры, короче личные связи, без которых уже почти ничего и не делается.

    Без помощи коллективу заповедника с безобразиями и коррупцией не сладить!!!

    Цель этой темы «всколыхнуть общественность» и я прошу распространить ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО коллектива заповедника в профильной среде как можно шире.

             Илья Осипов.

             http://andrey58tom.livejournal.com/152864.html

       ПРОБЛЕМЫ РАЗНЫХ ЗАПОВЕДНИКОВ 

    Нас очень тревожит судьба природы Западного Кавказа

    Поводом для написания данного письма послужила все более тревожная ситуация, складывающаяся вокруг Кавказского заповедника и других ООПТ Западного Кавказа.  Оно не несет принципиально новой информации, а скорее является конспективным выражением  того,  что  сейчас наиболее тревожит меня и других представителей региональной науки, посвятивших изучению природы этого региона многие годы.

    Так, нас  очень тревожат планы реконструкции дороги по территории Кавказского заповедника по долине реки Шахе до кордона Бабук-Аул. Ведь мы так и не услышали от инициаторов этого строительства убедительного объяснения его конечной цели.  Но каковы бы ни были причины, в любом случае реконструкция дороги приведет к дополнительной антропогенной нагрузке на очень ценные природные объекты — колхидские самшитовые леса, которые и так находятся сейчас в угрожаемом состоянии из-за массового усыхания самшита.

    Причина этого явления пока не выяснена, однако нельзя исключить, что это может быть связано с масштабными нарушениями горных лесов в долинах причерноморских рек в последние годы.

    Но это не единичный подобный проект. Нас очень тревожит общая ситуация, складывающаяся вокруг Кавказского заповедника и территории Всемирного природного наследия <Западный Кавказ>. В частности, периодически возникающие планы строительства различных других дорог, которые должны проходить либо через заповедник, либо непосредственно подходить к его границам практически со всех сторон, а также проекты размещения на его территории различных туристических, спортивных и иных  объектов и особенно связанных с мегапроектом ОАО <Курорты Северного Кавказа>.

    Заповедники России — это уникальное явление в мире, один из наиболее ярких символов нашей страны. Они занимают мизерную часть ее территории, но именно здесь природные экосистемы функционируют сами без непосредственного влияния человека и поэтому не только сохраняются, создают благоприятную экологическую обстановку вокруг себя, но и дают ценнейшую информацию для понимания экологических процессов глобального масштаба. Поэтому для экологов-исследователей заповедники — это еще и уникальные природные обсерватории, столь же необходимые, как дорогостоящие телескопы для астрономов или ускорители для физиков. Их использование для получения сиюминутной экономической выгоды аналогично забиванию гвоздей микроскопом.

    Аналоги нашим заповедникам (абсолютным резерватам) не могли быть созданы в Западной Европе, поскольку там система ООПТ формировалась в условиях очень высокой плотности населения и почти полного отсутствия естественных ландшафтов.

    Нас очень тревожит то, с какой легкостью Государственная Дума меняет природоохранные законы. В частности, нас очень тревожат поправки к закону об ООПТ, принятые Думой во втором чтении, которые позволяют осуществлять на участках биосферных полигонов заповедников капитальное строительство — одну из наиболее разрушительных форм природопользования. Ведь  полигоны предназначены для  проведения научных исследований, экологического мониторинга, апробирования и внедрения методов рационального природопользования, не разрушающих окружающую среду и не истощающих биологические ресурсы. Кроме того, кто, в конечном счете, будет определять границы полигонов и участков, отведенных под строительство? У нас складывается ощущение, что данная поправка — это новый сигнал из центра к расчленению и захвату заповедных территорий.

    Нас также очень тревожит, что российская наука и, в частности, научные отделы заповедников, практически полностью выключены из процесса обсуждения закона об ООПТ, ситуации в заповедниках России в целом, принятия решений относительно их судьбы. Роль Ученых советов заповедников сведена на нет.

    Координация работы научных отделов ООПТ России отсутствует, также как и заинтересованность Министерства природных ресурсов в ее результатах.

    Поразительно, что в настоящее время, в демократической России статус заповедной науки кардинально и в худшую сторону отличается от того, что было в тоталитарном Советском Союзе. А ведь заповедники, согласно закону, это не только природоохранные, но и научно-исследовательские учреждения, и в последние десятилетия наука не раз спасала их от разрушения. И не только заповедники.

    Нас не меньше тревожит ситуация и в других ООПТ Западного Кавказа, особенно положение, которое складывается в причерноморских лесах Кубани. Россия — крупная лесная держава, но небольшие по площади и изолированные анклавы субсредиземноморских и колхидских лесов береговой полосы Черного моря и долин впадающих в него горных рек представляют для нашей преимущественно северной страны особое уникальное явление. Они пережили несколько ледниковых периодов, сохранились в советские годы, но спешно уничтожаются благодаря олимпийскому, курортному и дачному строительству в настоящее время. Нас очень тревожит, что к этому строительству причастны, в том числе, политические и духовные лидеры нашего государства, поскольку это подает очень плохой пример и развязывает руки чиновникам более низкого ранга, и не только им.

    Нас очень тревожит тот пресс, который оказывается в последнее время на экологов-активистов из Экологической вахты по Северному Кавказу и Гринпис России. На протяжении многих лет мы видим их самоотверженную работу. Нам не раз приходилось обращаться к ним за помощью, и мы нисколько не сомневаемся в их бескорыстности, высокой гражданственности и патриотизме. Небольшая группа активистов этих организаций взвалила на себя работу, которую не хотят или боятся делать чиновники из природоохранных ведомств и по отношению к которой все более безынициативной по объективным и субъективным причинам становится наука. Сейчас Экологическая вахта и Гринпис России  — это единственная преграда на пути безоглядного разрушения естественных ландшафтов Западного Кавказа. Тем обиднее заявления, которые делаются в их адрес некоторыми представителями академической науки, как например, в скандальной статье В. Лунина и др., опубликованной агентством <Росбалт>.

    В условиях правового и экологического нигилизма, широко процветающего в нашей стране, надежды на сохранение Кавказского заповедника и остатков девственной природы Западного Кавказа для наших потомков становятся все более иллюзорными. И нас это очень тревожит.

                Акатов В.В., д.б.н., профессор, hookeria@mail.ru, November 12, 2011

                      enwl.bellona@gmail.com, 12 ноября 2011 г.

    Приокско-Террасный заповедник в опасности

    Ситуация в заповеднике накалилась до предела, что вынудило сотрудников написать открытое письмо Министру Природных ресурсов и экологии РФ.

    Сотрудники заповедника призывают всех, кому не безразлична судьба этой Природной Жемчужины Подмосковья ознакомиться с открытым письмом (http://online.stack.net/~ptz/tur/pismo1.html).

    Мы надеемся на что грамотная политика Министра прекратит расхищение заповедника его руководством.

    Однако, мы с сожалением констатируем, что без поддержки средств массовой информации и общественного мнения коллективу заповедника не справиться в сложившейся ситуации.

    Рассчитываем на понимание и поддержку всех друзей заповедника.

                      eusov@greenpeace.org, 10 ноября 2011 г.

    Проблемы в Приокско-Террасном заповеднике

    Друзья имеющие отношения к лесозащите, просьба обратить внимание и по возможности распространить!

    Со словосочетанием ПТЗ (приокско-террасный заповедник) меня роднит очень многое. Это всего в 110 километрах от Москвы. Прежде всего, это конечно первые детские экспедиции, знакомство с дикой природой. Наш экологический кружок несколько лет выезжал туда на экологическую практику. Жили в палатках на границе охранной зоны, проводили исследования под руководством ученых заповедника. Помню ранние, еще до восхода солнца подъемы. Потом по росе в лес, в скрадок. А там, в нескольких сантиметрах от лица, мухоловка пеструшка кормит в дуплянке птенцов…

Первое знакомство с первоцветами, со степной окской флорой, с хищными птицами, с росянкой и тритонами, первая любовь, наконец — все это ПТЗ. Полурасплывшаяся юношеская татуировка на руке до сих пор напоминает о тех днях.

    С тех пор прошло больше 30 лет. Но каждую весну, каждое лето я посещал окрестности заповедника, приезжал к Илье Осипову, работающему в заповеднике зам. директора по науке, делал фотографии для «Юного натуралиста». Но однажды Илья сказал:у нас новый директор… Сработаться с ним невозможно…Видимо придется уходить.

    Не могу оценить, насколько это правильно… Илья Николаевич — взрослый, состоявшийся человек. Спокойный и рассудительный. Он все равно продолжает интересоваться тем, что происходит в заповеднике и когда я его спрашиваю: — ну как дела, слышу в ответ — все плохо.

    Сегодня утром, заглянув в почту, увидел там письмо с темой «SOS Помогите заповеднику». Мне совсем чужды лавры Навального, да и не могу я грамотно разобраться в происходящем. Однако я обязан и хочу помочь и своему другу и тому заповеднику, где можно сказать каждый можжевельник, каждая сосна или маленькое болотце знакомы мне с детства.

Поэтому предоставлю слово Илье Николаевичу Осипову, потомственному лесоводу, энтомологу, знатоку природы и энтузиасту.

    Публиковать или нет ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО на страницах СМИ и в Интернете долго обсуждалось в коллективе заповедника.

    Многие не хотели «выносить сор из избы». Но люди все же решились на это, скорее от безысходности не найдя твердой и безоговорочной поддержки в министерстве.

    Помещение этой информации носит, прежде всего информационный характер.

    Мы предлагаем всем узнать что «происходит за забором заповедника» сейчас, через 1.5 года после смены директора.

Безусловно, каждый сформирует свое мение сам.

    Заповеднику действительно нужна помощь.

    Министерство этим письмом поставлено перед трудным выбором: либо сменить директора, либо оставить все как есть, фактически поставив под увольнение те 20 подписантов, которые составляют костяк заповедника, многие проработали по 10, 20 лет и не могут смириться с творящимися сейчас безобразиями.

    Нужно привлечь внимание сотрудников министерства к проблеме.

    Возможно, у кого то есть близкие к МПР знакомые, корреспонденты, блогеры, короче личные связи, без которых уже почти ничего и не делается.

    Без помощи коллективу заповедника с безобразиями и коррупцией не сладить!!!

    Цель этой темы «всколыхнуть общественность» и я прошу распространить ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО коллектива заповедника в профильной среде как можно шире.

             Илья Осипов.

             http://andrey58tom.livejournal.com/152864.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *