Опубликовано

САРАТОВСКИЕ ЯДЕРНЫЕ РЕАЛИИ

ОТХОДЫ, НЕ ИЗВЕСТНЫЕ ТЕХНАДЗОРУ

«Радий жизни на земле»

Росатом расширяет хранилище радиоактивных отходов, срок эксплуатации которого истек 18 лет назад

Саратовская область — регион богатый. Чего здесь только нет: завод по уничтожению химического оружия, захоронение отходов химической промышленности, склад пестицидов, Балаковская АЭС и, наконец,  Татищевский пункт хранения радиоактивных отходов. Срок эксплуатации последнего истек 18 лет назад, но именно его сейчас в едином порыве пытаются <расширить и углубить> чиновники всех мастей. Для них радиоактивные отходы давно стали источником доходов.

Татищевский пункт хранения появился в 1963 году на базе спецкомбината <Радон> (предприятие бывшего Минатома, ныне Росатома). Комбинату был нужен свободный полигон для захоронения радиоактивных отходов из 14 областей, краев и республик СССР. Принять все добро у себя согласилась хлебосольная администрация Татищевского района.

На закрытом заседании местная власть решила отдать свободную территорию <Радону>, и тот активно начал закапывать все накопленное в часе езды от Саратова — в хранилище траншейного типа.

Бывший эксперт экологического совета при губернаторе Саратовской области Ольга Пицунова: <Вы понимаете, что такое хранилище траншейного типа? Это яма, в которую свалили все радиоактивные отходы и засыпали землей! Они гниют там уже больше полувека. И доставать их оттуда никто не собирается.

Срок эксплуатации такому полигону отмерили 30 лет. Что будет дальше, никто особо не подумал. А потом о нем благополучно забыли.

В 2007 году полигон был затоплен грунтовыми водами. Откачанная из блоков вода фонила настолько, что ее пришлось сливать в отдельные емкости для жидких радиоактивных отходов. После этого была сделана нижняя гидроизоляция лишь одного из четырех блоков хранилища.

Недавняя геодезическая экспертиза обнаружила в грунтовых водах вокруг полигона десятикратное превышение нормы содержания радия-226 (период полураспада — около 1600 лет). Концентрацию цезия, кобальта и стронция от греха подальше измерять не стали. Между тем экологи уверяют, что с ними дело обстоит еще хуже.

По распоряжению Суркова

Росатом вспомнил о полигоне только в 2008 году, когда потребовалось куда-нибудь пристроить новую порцию радиоактивных отходов. Вспомнил и продлил срок эксплуатации — без лишнего шума и экспертиз — аж до 2027 года. Более того, полигон решено было расширить.

В декабре 2010 года было введено в эксплуатацию новое хранилище объемом 5000 кубометров. Сейчас строится еще одно. Именно оно и стало поводом для скандала, в который оказались втянуты чиновники разных уровней.

Собственно, начался он с того, что Саратовская областная прокуратура нашла многочисленные нарушения при строительстве спецобъекта: неправильный проект, неправильно залитое основание и превышение заявленного объема.

Неожиданно выяснилось, что полигон расположен в зоне сейсмической активности первой категории. Здесь возможны землетрясения силой до 8 баллов по шкале Рихтера. В непосредственной близости от полигона протекают реки Елшанка и Курдюм, впадающие в Волгу, поэтому любая утечка радиации грозит обернуться катастрофой для сотен тысяч людей.

Первыми всполошились экологи. Начался сбор подписей под обращениями к губернатору и президенту с просьбой убрать хранилище и прекратить строительство нового блока. Требовали от губернатора и отстранения от занимаемой должности главы администрации Татищевского района Павла Суркова, который разрешил расширение полигона.

Доходные отходы

Суркова от должности никто не отстранил. А история с полигоном приняла характер урагана, который сдул честную репутацию сразу нескольких высокопоставленных чиновников. Сначала — заместителя генерального директора госкорпорации <Росатом> Евгения Евстратова, который курировал расширение полигона. В июле этого года он был арестован. Правда, пострадал Евгений Вячеславович не за радиоактивный полигон, а за специфичное освоение 110 миллионов рублей из бюджета, выделенных его ведомству на научные изыскания. Как показала проверка, научные изыскания сотрудники Росатома проводили в интернете, найденное в Сети выдавали за свои разработки, а деньги за потраченные на скачивание усилия оставляли себе.

Ирония ситуации заключается в том, что до своего ареста Евстратов вел оживленную переписку с губернатором Саратовской области Ипатовым — как раз по поводу строительства хранилища. Под давлением экологов губернатор написал официальное обращение к руководству Росатома о невозможности расширения полигона под Татищевом.

После ареста Евстратова Павел Ипатов стал писать обращения в Росатом с удвоенным энтузиазмом. Как говорят злые языки, чтобы откреститься от возможности появления <саратовского следа> в деле Евстратова.

Пока высокое начальство выясняло отношения, успокоить общественность, как мог, пытался советник Ипатова по экологическим вопросам Игорь Шопен: <На самом деле это настолько правильный подход к проблеме, производство там — настоящая конфетка!>

<И тебе перепадет:>

Проверить <конфетку> могло бы контролирующее Росатом ведомство — Госатомконтроль. Могло бы. Но его расформировали 10 лет назад — после того как его руководитель Юрий Вишневский попытался воспрепятствовать принятию поправок в природоохранное законодательство, разрешающих ввоз отработанного ядерного топлива из-за рубежа.

Вот что Юрий Георгиевич говорит сейчас о ситуации в Татищеве: <У нас в стране нет сегодня хранилищ, которые бы позволяли безопасно хранить и свои, и чужие отходы ядерной промышленности. То, что было построено в советское время, стареет и разлагается, а траншейное захоронение вообще не выдерживает никакой критики.

Когда решался вопрос о том, чтобы сделать страну мировым центром хранения ядерных отходов, ко мне приходили люди из администрации Путина (тогда еще президента РФ. — Н.Ш.) и говорили: <Ты что, это же огромные деньги!

Соглашайся, и тебе перепадет!> — <Нет, спасибо, — сказал я, — не надо>. Думаю, именно это послужило основанием для того, чтобы досрочно отправить меня на пенсию>.

Сегодня функции контроля за радиационной безопасностью выполняет не отдельное ведомство, а Федеральная служба по экологическому, технологическому и атомному надзору. В ее компетенции всё: от контроля за энергопотреблением и хранением взрывчатых веществ — до проверок на объектах ядерного топливного цикла. Насколько эффективно служба выполняет свои обязанности, можно узнать, если задать конкретному чиновнику вопрос, находящийся в его непосредственной компетенции.

Начальник отдела по надзору за учетом и контролем ядерных материалов, радиоактивных веществ и радиоактивных отходов Игорь Хрокало: <Какое хранилище вы говорите? Татищево? Впервые слышу это название. Вот мне сотрудники подсказывают, что это в Саратовской области: И что там? Радиация? Нет, я не в курсе. Делайте официальный запрос!>

Пресс-служба в командировке

Дозвониться  в Росатом  оказалось непросто. Дело в том,  директор департамента коммуникаций ведомства Сергей Новиков по совместительству исполняет обязанности еще и личного помощника  Сергея Кириенко — главы Росатома, поэтому на рабочем месте его практически никогда не бывает (всегда при шефе). Помощник помощника Кириенко — Марина Николаева дружелюбно отправила меня в подразделение Росатома, занимающееся радиоактивными отходами, — корпорацию <РосРАО>.

Звонок в <РосРАО>:

— Добрый день! Мне нужен кто-нибудь из пресс-службы.

— Ой, вы знаете, они все в командировке!

— Как, вся пресс-служба?!

— Их всего 2 человека… Звоните на следующей неделе! И вообще — по любому вопросу делайте официальный запрос!..

Естественно, секретарь <РосРАО> могла и не знать, что запрос по  ситуации с Татищевским полигоном ведомству был отправлен две недели назад. До настоящего времени ответа не последовало.

<Оставьте нам право на жизнь!>

А пока чиновники разбираются с полигоном, все прелести соседства с радиоактивными отходами испытывают на себе жители ближайшего к хранилищу села Курдюм.  Чтобы хоть как-то обратить на себя внимание, этим летом обеспокоенные граждане записали видеообращение к президенту и разместили его на YouTube. Обращение записано на фоне душераздирающей растяжки: <Дмитрий Анатольевич, оставьте нам право на жизнь!> <У нас половина деревни болеет онкологией. Врачей нет, дорог нет. Если что-то случается, отсюда не выехать, сюда не заехать. Мы никому не нужны, — обращаются из интернета к главе государства жители села Курдюм. — Погибают животные, в некоторых местах не растет вообще ничего! Люди здесь не живут, а доживают. Остается либо доконать нас этими отходами, либо показать, что у нас есть хоть какие-то права в этой стране:>

Обращение осталось без ответа.

Наталья Шпынова, «Новая газета», 3.10.2011

БУДУЩЕЕ АТОМНОЙ СТАНЦИИ

В ожидании завода

<Росатом> готов построить в Саратовской области еще два блока атомной станции

Государственный концерн <Росатом> готов достроить в Саратовской области пятый и шестой энергоблоки Балаковской АЭС. Но только в том случае, если там будут новые потребители на мощность более 2 ГВт.

<Росатом> готов построить в Саратовской области еще два блока атомной станции Иллюстрация: Эксперт OnlineГлава <Росатома> Сергей Кириенко подтвердил журналистам неизменность позиции своей корпорации по поводу достройки двух энергоблоков крупнейшей российской атомной станции — Балаковской (БалАЭС, Саратовская область).

<Мы в любой момент готовы приступить к достройке пятого и шестого энергоблоков Балаковской АЭС, но никому не нужны энергоблоки, которые стоят и не производят электроэнергию>, — передало слова главы атомного холдинга РИА <Новости>. <Пока нет заказа на электроэнергию, ничего там строить не будем>, — сказал Кириенко, подчеркнув, что толчком к началу строительства могло бы стать возведение в регионе алюминиевого завода.

Достройка БалАЭС уже много лет будоражит власти Саратовской области, чей губернатор — Павел Ипатов, строил, а затем руководил этой атомной станцией. С 1985 по 1988 годы были введены первые три блока этой станции. В 1993 году Ипатову, несмотря на крайне скудное финансирование, удалось достроить 4-й блок станции. Но строительство еще двух блоков — 5-го и 6-го при готовности 60% и 15%, решением федерального правительства в 1992 году было заморожено.

Однако даже недостроенная станция сейчас обеспечивает четверть общего производства электроэнергии в Приволжском федеральном округе и пятую часть выработки всех отечественных АЭС. При этом поскольку БалАЭС расположена по соседству с крупными гидроэлектростанциями — Жигулевской (Самарская область), Саратовской (Саратовская область) и Волжской (Волгоградская область), то на полную мощность она фактически никогда не работала. Потребности самой Саратовской области в электроэнергии не так уж велики, а отправить электричество за пределы региона в необходимом объеме тоже не получается — нет достаточной пропускной способности линий электропередачи (поэтому сейчас Федеральная сетевая компания их и строит интенсивно в этом регионе).

Наличие дешевого (относительно) резервуара электроэнергии уже привлекло в Балаково нескольких крупных инвесторов, в том числе <Северсталь> Алексея Мордашова и Уралвагонзавод. <Мы производим в четыре раза больше электроэнергии, чем потребляем. И такая мощная энергосистема, естественно, побуждает у инвесторов желание прийти в Саратовскую область>, — подчеркнул <Эксперту Online> министр промышленности и энергетики региона Сергей Лисовский. Первая компания строит здесь металлургическое производство стоимостью более 600 млн долларов, которое с 2013 года должно выпускать ежегодно более 1 млн тонн сортовой металлопродукции для нужд строительной отрасли.

Вторая в 2013 году должна запустить первую очередь завода по производству металлургических заготовок для вагоностроения стоимость 3 млрд рублей.

Эти и другие инвестпроекты в Саратовской области дают возможность <балаковке> третий  год подряд вырабатывать ежегодно более 31 млрд киловатт-часов электроэнергии. <По итогам 2010 года АЭС вышла на рекордные производственные показатели. В 2010 году достигнут коэффициент использования установленной мощности (КИУМ) 90,5%, что соответствует лучшим общемировым показателям КИУМ для АЭС с аналогичными энергоблоками>, — с гордостью сообщила пресс-служба БалАЭС, говоря о том, что в 2010 году станция выработала 31,7 млрд киловатт-часов электроэнергии.

И, очевидно, руководство <Росатома> считает, что потенциальные возможности имеющихся четырех энергоблоков Балаковской АЭС соответствуют перспективным потребностям в электроэнергии Саратовской области и окружающих ее регионах. Более того, опережая возможные вопросы, атомный концерн программу реновации первых двух блоков станции, которые позволят продлить срок их эксплуатации на 15 лет. Для трех энергоблоков реализуется программа увеличения их мощности на 4%, что, по мнению российских атомщиков, далеко не предел. <Со временем мощности всех действующих атомных энергоблоков России будут повышены на несколько процентов. Это делается в рамках общемировой тенденции повышения энерговыработки на действующих энергоблоках. В мире уже накоплен подобный опыт, в том числе и на зарубежных энергоблоках, сооруженных по советским проектам. Так на финской АЭС <Ловииза> мощность энергоблоков ВВЭР-440 советской постройки увеличена на 15%>, — заявили журналистам на БалАЭС осенью прошлого года.

Стоимость достройки двух энергоблоков Балаковской АЭС общей мощностью 2 ГВт  варьируется, по разным источникам, от 58 млрд до 120 млрд рублей. Это дешевле, чем строить новую атомную станцию. Балтийская АЭС, например, которая сейчас строится в Калининградской области, мощностью 2,3 ГВт стоит (предварительно) 5 млрд евро. Но стоимость реновации двух первых блоков БалАЭС еще дешевле — около 17-19 млрд рублей. А повышение мощности действующих блоков обходится (в пересчете на 1 кВт дополнительной мощности) более чем в 10 раз дешевле, чем строительство новых.

Поэтому <Росатом>, очевидно, будет <стоять до последнего> в вопросе достройки пятого и шестого энергоблоков Балаковской АЭС, ожидая появления суперстратегического инвестора. В 2007 году таким инвестором решил стать <Русал>, намереваясь построить в Балаково алюминиевый завод мощностью 1,05 млн тонн металла в год. Предполагалось, что помимо завода на условиях частно-государственного партнерства <Русал> в сотрудничестве с <Росатомом> достроит и два блока БалАЭС. Общий бюджет проекта назывался в районе 10 млрд долларов. Но очевидно, что сейчас для металлургов куда важнее достроить Богучанский (Красноярский край) и Тайшетский (Иркутская область) алюминиевые заводы, чем затевать новое производство в Саратовской области. Хотя об отказе от него <Русал> тоже не заявлял.

Вадим Пономарев, <Expert Online> 29 сентября 2011 г.

http://expert.ru/2011/09/29/v-ozhidanii-zavoda/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *