Опубликовано

В ДИМИТРОВГРАДЕ ГОТОВЯТ ЯДЕРНЫЙ ПРОГРЕСС

Росатом и Дерипаска планируют в поволжье аварийно-опасный реактор

К такому выводу пришли общественные организации после ознакомления с проектом опытной атомной станции нового типа, финансируемой олигархом Олегом Дерипаской.

Экспериментальную аэс планируют строить в Димитровграде (Ульяновская область) и ввести в эксплуатацию к 2017 году.

В преддверии общественных слушаний по проекту, намеченных в Димитровграде на 29 июля, Гринпис, Беллона и Центр содействия гражданским инициативам направили заказчику проекта заключение, в котором привели более 20 доказательств, почему станция опасна. Представители неправительственных организаций потребовали отказаться от использования атомной технологии, приведшей к авариям на нескольких подводных лодках.

Димитровградская атомная станция с реактором типа СВБР-100 будет иметь свинцово-висмутовый теплоноситель.

Он печально известен тем, что накапливает полоний-210 — радиоактивное вещество, смертельно опасное для человека даже в микродозах. В 60-80-е годы реакторы такого типа ставились на советские атомные подводные лодки (апл), однако после череды аварий от них отказались.

Капитан первого ранга в запасе, проходивший службу на атомных подводных лодках и занимавшийся их утилизацией, руководитель экологического центра <<Беллона>> Александр Никитин поясняет: <<судовые реакторы со свинцово-висмутовым теплоносителем являются более сложными в эксплуатации по сравнению с водо-водяными судовыми реакторами. Полоний, который образуется при облучении висмута, резко повышает активность теплоносителя. Именно поэтому даже при незначительной разгерметизации наступают серьезные радиационные последствия для людей и окружающей среды>>.

Бывший подводник сообщил, что за 80 реакторо-лет эксплуатации подлодок с такими реакторами с ними произошло минимум три аварии, в результате гибли люди, на одной из них погибло девять человек экипажа. Если исходить из опыта эксплуатации реакторов со свинцово-висмутовым теплоносителем на апл и частоты аварий на них, выходит, что на ближайшие 60 лет на димитровградской атомной станции <<запрограммированы>> как минимум две крупные ядерные аварии.

Председатель совета димитровградской общественной организации <<Центр содействия гражданским инициативам>> Михаил Пискунов, в течение многих лет занимающийся вопросами защиты интересов населения в области радиационной безопасности, отмечает: <<к великому сожалению, население димитровграда и окружающая среда и без того страдает от НИИАРа — одного из крупных атомных центров россии, где действует шесть реакторов. Выбросы в атмосферу радиоактивных веществ происходят даже при работе реакторов в нормальном штатной режиме. К тому же случаются крупные ЧП. В 1997 году из-за разгерметизации топливных сборок в результате ошибки персонала одного из реакторов в атмосферу в течение трех недель шёл повышенный выброс йода-131, особенно опасного для щитовидной железы. В некоторые дни предел допустимого выброса превышался в 15-20 раз, но мер по защите населения так и не было принято>>.

Площадка для размещения атомной станции, по мнению михаила пискунова, выбрана крайне неудачно: аэс будет находиться в зоне тектонического нарушения.

Кроме того, риск землетрясений в этом районе увеличивается в результате постоянных работ по закачке жидких радиоактивных отходов в подземные горизонты на действующем рядом полигоне и одновременной откачки воды из расположенных поблизости артезианских скважин.

<<Технология реакторов на быстрых нейтронах уже доказала свою экономическую несостоятельность, — говорит Андрей Ожаровский, эксперт объединения Беллона. — Франция отказалась от промышленной эксплуатации реакторов феникс и суперфеникс, япония отказывается от эксплуатации реактора монзю.

Производство топлива и утилизация отходов реактора СВБР-100 — дорогостоящие процессы и потребуют немалых государственных дотаций>>.

<<Строить в димитровграде атомную станцию не имеет экономического смысла: в масштабах средней Волги к 2020 году планируется рост установленной мощности с 36 000 мвт до 56 000 мвт, а новая АЭС мощностью 100 мвт — это капля в океане, — говорит руководитель энергетического отдела Гринпис России Владимир Чупров. — Причем значительная часть мощности на предлагаемом энергоблоке предназначена для собственных нужд реакторной установки.

Так что новая АЭС скорее создаст новые социально-экономические и экологические проблемы (например, нехватку квалифицированного персонала для действующих в Димитровграде ядерных объектов, понизит инвестиционную привлекательность региона и т.д.), нежели поможет решить проблему растущего электропотребления>>.

Известные аварии на апл со свинцово-висмутовым теплоносителем: в мае 1968 года на АПЛ К-27 произошла тяжелая радиационная авария, в результате которой погибло девять членов экипажа. После 13-летнего отстоя в резерве лодка была затоплена в Карском море; в 1973 году произошла авария на атомной установке апл К-64 проекта 705 (класс <<Альфа>>). В результате застывания теплоносителя в активной зоне реактор вышел из строя; подводная лодка в 1974 году была утилизирована; в апреле 1982 года у острова медвежий (Баренцево море) произошла авария атомной установки с выбросом жидкого металла в отсек на атомной подводной лодке К-123 проекта 705 (класс <<Альфа>>).

enwl.bellona@gmail.comб 26 июля2011 г.

Общественные слушания по ОВОС АЭС в Димитровграде — мероприятие формального подхода

Прошедшие 29 июля общественные слушания по планируемой атомной станции в городе Димитровграде стали демонстрацией формального подхода к организации этого мероприятия — таков вывод инициативной группы «За безъядерное Поволжье» (www.atomno.ru). Вместо всестороннего обсуждения оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и выявления слабых сторон особо радиационно-опасного объекта,  ради чего должны бы проводиться общественные слушания, было организовано восхваление проекта со стороны разработчиков. И если на их два доклада было отведено больше часа, то на выступления других участников — только по три минуты. Оппонентам за такой короткий отрезок времени изложить результаты глубокого анализа представленных материалов ОВОС практически было невозможно. В результате — общественные слушания по проекту атомной станции продолжались всего лишь два с половиной часа и  превратились в мероприятие для «галочки».

Строить атомную станцию в Димитровграде намерено ОАО «АКМЭ-инжиниринг», учредителем которой являются «Росатом» во главе с Сергеем Кириенко и «Евросибэнерго» олигарха Олега Дерипаска. У них — прежде всего коммерческий интерес. Предлагаемый тип АЭС с опытным реактором на быстрых нейтронах СВБР-100 они намереваются «опробовать» сначала в Среднем Поволжье, а потом  — модули такого типа проектировщики намечается размещать в других регионах России.

В преддверии слушаний общественные организации Гринпис России, Беллона и Центр содействия гражданским инициативам (ЦСГИ) всесторонне проанализировали выдвинутый на обсуждение предварительный вариант материалов по ОВОС атомной станции с опытным реактором СВБР-100 и подготовили Заключение [1, 2], в котором  предложили заказчику принять «нулевой вариант», то есть отказаться от строительства атомной станции в Димитровграде. При этом в Заключении, занявшем 17 страниц, они  привели более 20 доказательств, почему предлагаемая атомная станция в Димитровграде опасна. Доказательства эти основываются на документах и исследованиях, названы первоисточники, изложены доводы и факты.

На общественных слушаниях основные выводы и аргументы из Заключения предстояло огласить председателю совета димитровградского «Центра содействия гражданским инициативам» Михаилу Пискунову, принимавшему участие в подготовке этого документа. Но за три минуты, отведенных регламентом, выполнить такую задачу практически невозможно.  Именно поэтому М.А.Пискунов, заявив тему выступления на полученном при регистрации бланке, специально указал, что требуется шесть минут и передал свою заявку в секретариат общественных слушаний. Тем не менее председательствующий на общественных слушаниях заместитель главы администрации города А.В.Барышев ограничил его выступление тремя минутами, заявив, что все равны и надо соблюдать регламент. В результате выступающему удалось лишь перечислить список причин, почему представленная в материалах ОВОС информация не позволяет сделать вывод о безопасности и экологической приемлемости проекта. Этот список велик, в их числе такие: в ОВОС не рассмотрены альтернативные, в том числе «нулевой» вариант проекта;

не доказана хозяйственная необходимость проекта; не учтен крайне негативный опыт эксплуатации ректоров с СВТ на АПЛ;  территория для размещения атомной станции на предложенной площадке в Димитровграде является неблагоприятной в связи с наличием в зоне тектонического нарушения, полигона захоронения ЖРО и куста артезианских скважин; отсутствуют данные по ключевым показателям здоровья населения г.Димитровград и других населенных пунктов, расположенных вблизи ОАО «ГНЦ НИИАР»; не исключен риск запроектной аварии; не рассмотрен целый ряд аварий, связанных с обращением с ОЯТ;  не отражено, что строительство и эксплуатация в Димитровграде АС с ОПЭБ с РУ СВБР-100 не создают условия для устойчивого социального и промышленного развития региона и Димитровграда; размещение самостоятельного предприятия, каковым является предлагаемая к строительству атомная станция, рядом с действующими радиационными опасными объектами НИИАР нарушает требования законодательства Российской Федерации.

«В ходе своего выступления, — говорит Михаил Пискунов, — мне нужно было хотя бы кратко пояснить, почему названы именно эти причины и на чем они основываются. Но, увы, председательствующий приказал отключить микрофон».

А дальше сложилась парадоксальная ситуация. В связи с тем, что ранее выступивший  содокладчик М.Т.Ойзерман из Москвы утверждал об отсутствии в районе предлагаемой площадки строительства АЭС тектонических нарушений, руководитель «Центра содействия гражданским инициативам» М.А.Пискунов, находясь у трибуны с выключенным микрофоном,  заявил краткое требование о приобщении к материалам ОВОС копии официальных документов [3, 4], доказывающих обратное [5]. Но и в этом возникла преграда. В секретариате общественных слушаний, куда он же подошел с копией имеющихся документов, с него начали требовать исходящие номера от «ЦСГИ» на документах. Хотя на самом деле эти два документа исходили из Института физики Земли. И здесь важен не формальный подход, а ответственное отношение к данным документам, так как ими подтверждают, в частности, наличие тектонического нарушения в зоне предполагаемой площадки АЭС, а также произошедшие в городе Димитровграде 14 и 29 июня 1990 года подземные толчки с последующими важными рекомендациями межведомственной комиссии, выезжавшей на место события. Кстати, эта комиссия, в частности, рекомендовала создание в Димитровграде, в районе НИИАРа, постоянно действующей системы сейсмического и системы геодезического мониторинга [4]. Однако разработчики проекта ОВОС АЭС пытаются скрыть наличие названных документов.

Почему же лица, заинтересованные в строительстве атомной станции в Димитровграде, так поступают? Дело в том, что в соответствии с требованиями федеральных правил НП-032-01, зона тектонического нарушения является неблагоприятной для размещения атомной станции. И, видимо, именно поэтому проектировщики намерены всячески утаивать не только «невыгодные» факты относительно выбранной ими площадки для строительства АЭС в Димитровграде, но и давать дезинформацию. Так, накануне общественных слушаний появилась информация, из которой следует, что не соответствуют действительности сведения в ОВОС АЭС о действующей в районе НИИАРа сети сейсмологических наблюдений из 4-х пунктов, контролирующих местную сейсмичность. Как утверждает осведомленный специалист областного ранга, долгое время проработавший в областном комитете по охране природы, «сейсмостанций у нас в области вовсе нет!» [6].

Несмотря на всё это, «организованные» участники общественных обсуждений идею строительства особо радиационно-опасного объекта поддерживали единодушно, безоговорочно, в том числе один человек — от имени всех профсоюзов города, второй — от имени всей молодежи города, третий — от имени пенсионеров НИИАРа, четвертый — от имени всех «Женщин России» и т.д.  Поддерживали, не вникая в проблемы опасности предлагаемого проекта АЭС, вскрытые, в частности, в Заключение общественных организаций Гринпис, Беллона, ЦСГИ.

Еще дальше пошел в своем выступлении депутат от КПРФ Законодательного собрания Ульяновской области Габдулхак Мурзаханов. Он не только поддержал идею строительства АЭС в Димитровграде, но и предложил разработчикам проекта выступить в областном парламенте. Правда, при этом запутался в общеизвестных всему миру ядерных трагедиях Японии и заявил, что научно-технических прогресс невозможен без Хиросимы и Фукусимы. Кроме того, Г.А.Мурзаханов по коммунистической привычке увидел за спиной у ранее выступавшего М.А.Пискунова «уши» американского дяди Сэма, хотя возглавляемый Михаилом Андреевичем «Центр содействия гражданским инициативам» действует на общественных началах и уже три года не имеет грантов ни откуда, а что касается непосредственного отношения к атомной энергетике в США, то Штаты, заботясь о безопасности своей страны, не строят атомные станции у себя уже 33 года. Депутат-коммунист, как бы между прочим,  высказал ничем необоснованный упрек приехавшим на слушания активистам из Казани в том, что, мол, еще двадцать лет назад Татарстан намеревался отвоевать себе проект АЭС у Ульяновской области, хотя на самом деле население и «зеленые» Татарстана активно протестовали и протестуют против строительства атомных станций не только в своей республике, но и в соседних регионах.

Собственно, позиция общественных организаций Татарстана заслуживает особого внимания. На слушания в Димитровград представители Антиядерного общества Татарстана, Объединенной Дружины охраны природы им. Ф.Мухамадеевой, Службы охраны природы Казанского университета, Всетатарского общественного центра, Татарстанского отделения Социально-экологического Союза и других общественных организаций прибыли, совершив антиядерный марш по маршруту Казань — Набережные Челны — Димитровград. По пути они проводили пикеты и собрали больше двух тысяч подписей против строительства атомных станций поблизости с Татарстаном, в том числе в Димитровграде, больше тысячи подписей — против предпринимаемых «Росатомом» попыток внедрить в Татарстане гамма-облучение сельзохпродукции.

Выступая на общественных слушаниях в Димитровграде, председатель Антиядерного общества Татарстана Альберт Гарапов сказал, что ничего нового в предлагаемом для строительства в Димитровграде реакторе нет, это все старое, потому что  реактор — это атомная бомба и это те же самые проблемы с надежностью АЭС. Альберт Фаритович пояснил: «Нас уверяют, что надежность «обеспечивается». Но нам не надо «обеспечивать», нам нужная полная надежность!

И нам не нужны Чернобыль, Фукусима:  А пока даже не решена проблема радиоактивных отходов. Они будут накапливаться. В ОВОС указано — увозить. А куда?

На Луну? Давайте работайте над проблемами радиоактивных отходов — кончайте закачивать их под землю, возить туда-сюда». И завершая своё выступление, Альберт Гарапов подчеркнул: «Новые реакторы — это чисто ведомственный интерес».

Неля Биктимирова из Татарстанского отделения Социально-экологического Союза  в свою очередь сообщила участникам слушаний об опасном эксперименте, навязываемом по линии «Росатома» Татарстану — это предпосевное облучения семян, против чего категорически выступают общественные организации  и жители республики.  «А новая миссия  НИИАР с атомной станцией, — отметила она, — может нести угрозу не только жителям Димитровграда, но соседним областям и республикам. АЭС — это прошлый век!… Катастрофы у нас стали нормой жизни, гарантии безопасности АЭС нет и не может быть, не решены проблемы отработавшего ядерного топлива, радиоактивных отходов».

Суть выступления еще одного участника антиядерного марша из Татарстана, педагога Владимира Шушкова прозвучала в таких словах: «Важнее — семья, дети. Но мы заложники — атомной энергетики. Аварии происходили и будут происходить. Я не хочу, чтобы была АЭС — альтернатив много. Призываю вас выразить свою гражданскую позицию!».

На заключительном этапе общественных слушаний директору НИИАР Владимиру Троянову, руководителю проекта из концерна «Росэнергоатом» Сергею Бояркину и советнику руководителя ГК «Росатом» Игорю Конышеву было предложено дать ответы на вопросы. Вместо этого, ответив на пару вопросов, Троянов стал отметать оглашенные М.А.Пискуновым на слушаниях причины, названные им в ходе выступления, по которым Гринпис, Беллона и ЦСГИ считают, что представленная в материалах ОВОС информация не позволяет сделать вывод о безопасности и экологической приемлемости проекта. Причем, Владимир Михайлович, видимо, даже не познакомился с доказательствами, изложенными общественными организациями в своем Заключении, потому что он не назвал ни одно из них.

А объяснение Троянова типа «запроектная авария вообще не может произойти» — это проявление поверхностного, шапкозакидательского подхода.

В своем выступлении Игорь Конышев сообщил, в частности, что поступило несколько письменных вопросов от Андрея Ожаровского (физик-ядерщик из Подмосковья), на которые позже ответят письменно эксперты. Но тем самым представитель «Росатома» нарушил регламент общественных слушаний, в котором такой вариант не предусмотрен. Таким образом, участники общественных слушаний остались в неведение и о содержании вопросов, и об информации,  которую Конышев или не знал, или просто-напросто побоялся сообщить присутствующим в зале. В свою очередь Ожаровский заявил, что ему доводилось быть на многих общественных слушаниях, но с таким отношением к заданным вопросам столкнулся впервые.

В общем, исход общественных слушаний во многом оказался таким, каким  прогнозировался общественными организациями, выступающими против АЭС в Димитровграде. Далее должен быть оформлен протокол общественных слушаний, с ним в установленный регламентом срок вправе ознакомиться любой участник слушаний. Одновременно в течение 30 дней со дня окончания общественных слушаний готовится сводка замечаний и предложений общественности, которая наряду с протоколом общественных слушаний является неотъемлемой частью материалов ОВОС, представляемых на государственную экологическую экспертизу.

В том случае, если критика, замечания и предложения Гринписа, Беллоны и ЦСГИ, а также представителей других общественных организаций, не поддержавших на слушаниях строительство АЭС в Димитровграде, не будут учтены, намечаются новые действия, в том числе обращения в органы власти, в прокуратуру.

Пресс-служба Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам»

csgi@bk.ru, 31 июля 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *