Опубликовано

Самая массовая общественная организация России

О садоводстве как секторе российской экономики, источнике правильного питания и возмощности «общения с землей» в интервью «Голосу России» рассказал депутат Госдумы, глава президиума «Союза садоводов России» Олег Дорианович Валенчук
С Олегом Валенчуком беседовал Максим Григорьев.

Григорьев: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! У нас в гостях депутат Государственной думы Олег Дорианович Валенчук. Добрый день!

Валенчук: Здравствуйте!

Григорьев: Олег Дорианович, кроме того, что вы депутат Государственной думы, вы еще председатель президиума общероссийской общественной организации «Союз садоводов России».

Валенчук: Да. Это большая, серьезная организация.

Григорьев: Скажите честно, правда ли, что у нас это самая массовая общественная организация?

Валенчук: Да. Организация состоит из 24 миллионов семей, владеющих садовыми, огородными, дачными участками. Вместе с 16 миллионами подсобных хозяйств в этом секторе экономики занято около 70 миллионов жителей нашего государства. Союз садоводов России объединяет 65 региональных организаций садоводов по всей стране.

Григорьев: Скажите, что означает «сектор экономики»? Что из себя представляют садоводы? Какой продукт они создают? Как они работают?

Валенчук: На самом деле садоводы у нас появились еще в далекие восьмидесятые годы. Если наши радиослушатели помнят, это было тяжелое время. Экономика была не просто на спаде — она была в подполье. И те антирыночные методики, которые употребляли коммунисты, на самом деле довели людей практически до состояния голода. Потому что на наших прилавках были только хлеб, килька, а колбаса и водка, если вы помните, были по талонам.

Соответственно, ничего другого не оставалось, и великий мудрый Суслов, который в то время был главным идеологом коммунистической партии, придумал выход из этого положения – наделить четырьмя-шестью сотками земли каждого желающего гражданина или семью с целью создания приусадебного подсобного хозяйства. Для того чтобы люди приезжали весной, саживали морковку, картошку, капусту, огурцы, помидоры и таким образом самостоятельно решали вопросы продовольственного коллапса тех далеких семидесятых-восьмидесятых годов.

Григорьев: Классические шесть соток. Насколько я помню, тогда даже разделялось: либо создается огород, либо строится дача с небольшим огородиком. Причем строительство дачи в те времена очень жестко регламентировалось. Насколько я помню, нельзя было строить больше двух этажей (не то что в нынешние времена), и участок был небольшой — либо четыре, либо шесть соток. Как это обстояло в те времена?

Валенчук: Был очень жесткий регламент. Ограничивался и метраж, и этажность. Все, как в социализме. Все должны быть в равных условиях: и директор завода, и рабочие с этого завода. Но эти садовые товарищества создавались при крупных предприятиях, серьезных государственных объединениях. Конечно же, от этих организаций шла помощь в рамках строительства дорог, пусть даже гравийных, протяжки линий электропередач. Это все, безусловно, имело место быть. В принципе, все, что было создано тогда, в настоящее время являет собой уже развитую, широкую сеть армии садоводов, которая и сегодня, в непростое для нас время, спасает Россию.

Григорьев: Хотя бы голода уже нет. Может быть, не так много денег, но, слава Богу, уже нет пустых полок в магазинах.

Валенчук: Да, слава Богу.

Григорьев: Я правильно понимаю, что в советское время от какой-то организации, завода объединялись люди в некое садовое товарищество, получали какое-то количество земли, а затем уже завод или организация помогала: строила дороги, проводила электричество? То есть, это делалось при каких-то структурах, организациях?

Валенчук: Да, безусловно. Но у коммунистов все было прописано очень жестко, и предприятия отвечали за исполнение решения высших органов ЦК партии. Поэтому это все было очень быстро освоено, были выданы земли. И эти четыре-шесть соток начали давать свои плоды. По крайней мере, в ту тяжелую, кризисную ситуацию, я считаю, полуголодные дачники, садоводы сами себя спасли.

В принципе, на сегодняшний день эта армия тоже выполняет очень серьезную социальную миссию. В первую очередь потому, что предприятия, находящиеся в состоянии банкротства, особенно закрывшиеся предприятия военно-промышленного комплекса, выбросили людей на улицу. И, конечно же, эти люди находят себя в первую очередь на своих дачных участках.

Григорьев: То есть, дача — это еще и форма времяпровождения. Не только возможность что-то вырастить на пропитание, но это еще и форма отдыха, вероятно?

Валенчук: Безусловно. Это и форма времяпрепровождения. Это очень серьезный социальный клапан. Потому что человеку, уставшему от социума, особенно от жутких пробок, которые есть в таких мегаполисах, как Москва, Санкт-Петербург, нужно выехать на природу, чтобы подышать свежим воздухом, прикоснуться к земле. Через все эти процессы земля помогает человеку восстанавливаться.

Григорьев: Скажите, насколько та функция, которая была в советское время (а именно выращивание продуктов для еды) осталась сейчас? И что сейчас выращивают люди?

Валенчук: На сегодняшний день, по данным Министерства сельского хозяйства, 59 процентов всей сельхозпродукции.

Григорьев: То есть, большая часть?

Валенчук: Да. Выращивается дачниками, огородниками и фермерами. И эта продукция ложится на прилавок. Причем надо отметить, что эта продукция в большинстве своем экологически чистая. Потому что бабушка-садовод выращивает помидорчики-огурчики искренне, с любовью. Любой непромышленный способ имеет приоритет с точки зрения экологичности.

Григорьев: Вы так интересно рассказываете, что мне уже захотелось попробовать экологически чистые огурчики и помидорчики. Олег Дорианович, каким образом продаются эти продукты? Как они попадают на прилавки? Я помню, в одно время очень много говорили о том, что садоводы не имеют возможности продавать свою продукцию на достойном уровне. Раньше газеты очень часто писали о том, что продукты перекупают у производителей, не дают продавать напрямую. Какая ситуация сегодня?

Валенчук: Раз в четыре года проходит съезд садоводов России. Этим летом на съезде (где я был избран председателем президиума Союза садоводов России) эта проблема очень серьезно и остро звучала от делегатов из каждого уголка нашей необъятной родины. Везде, где есть серьезные, крупные садоводческие товарищества, особенно в зонах с благоприятным климатом, имеется избыток урожая. Как говорится, хватает и прокормить свою семью, и еще излишки образуются. И люди, конечно же, хотят реализовать эти излишки.

Мы ведем очень серьезную работу с местными властями. Мы разработали большой серьезный партийный проект «Дом садовода — опора семьи». Проект поддержал наш национальный лидер, председатель правительства Владимир Владимирович Путин. В проект входит в том числе и проблема реализации продукции, выращенной садоводами. Конечно, очень важно дать людям возможность не только вырастить экологически чистую продукцию, но и реализовать ее.

Григорьев: Вопрос выращивания тех или иных культур не такой простой. И для человека, который всю жизнь был в городе, никогда этим не занимался, начинать что-то выращивать в советские времена, да и сейчас, наверное, было не так просто. Нужно читать какие-то книги, изучать, советоваться. Оказывает ли ваш Союз информационную, консультационную помощь? Может быть, чему-то обучает, что-то рассказывает, организует какой-то обмен опытом?

Валенчук: Безусловно, мы постоянно проводим обучение, консалтинг, собираем председателей Союза садоводов, председателей больших, крупных товариществ. Крупнейшие специалисты в области агрономии проводят свои лекции, и наши садоводы имеют возможность узнать обо всех инновациях, самых совершенных технологиях из первых уст от самых лучших специалистов в этой отрасли.

С другой стороны, попадая в садоводство, новичок обретает большую добрую семью единомышленников — людей, которые этим живут. Представьте себе, среднестатистический садовод уже зимой начинает думать о семенах. Где-то в конце декабря — середине января он уже задумывается о том, какой посадочный материал он будет использовать в этом году, какие цветы высадит, чтобы облагородить свой участок. С такими мыслями живут миллионы людей. И задача власти, в первую очередь региональных властей, — обратить серьезное внимание на наших садоводов, потому что сегодня они выполняют, я считаю, очень серьезную функцию.

Садоводческое движение имеет огромное социально-нравственное значение. Что такое биологически активное питание? Это как раз то, что производится на грядках нашими бабушками, дедушками, просто садоводами. Возможность отдыха на свежем воздухе способствует сплочению семей. Дети, которые находятся рядом с родителями на даче с самого малого возраста, видят, как их родители общаются с землей, как они организовывают посадки кустов и плодово-ягодных деревьев, как ухаживают за клубникой, как работают с саженцами огурцов и помидор.

Этот пример труда и общения с землей имеет серьезное воспитательное значение для молодого поколения, а также частичное решение жилищной проблемы. В нашем проекте «Единой России» «Дом садовода – опора семьи» мы очень серьезное внимание уделили решению жилищного вопроса. Молодые семьи смогут строить жилье на больших участках — больше, чем 4-6 соток. Они будут выбирать количество земли, которое им необходимо, и с которым они готовы справиться. А наша задача – организовать беспроцентные кредиты для молодых семей на строительство домов на этих участках.

Григорьев: И они будут беспроцентные? То есть, это не вариант ипотеки, когда надо оплачивать довольно большие суммы?

Валенчук: Безусловно, да. В этом как раз и есть новация, которую мы проговорили с нашим премьером. Это очень важный момент. Сейчас мы ведем переговоры с несколькими крупнейшими банками. И, в общем-то, есть понимание того, что это очень эффективная модель решения в первую очередь жилищных и, соответственно, демографических вопросов. Ведь молодая семья хочет и не боится рожать детей только тогда, когда у нее решен жилищный вопрос, когда она знает, что дом и земля у нее в собственности. Более того, на приусадебном участке можно посадить картошку, морковку, капусту.

Григорьев: Чтобы дети могли есть овощи с грядки. Понятно, что это будут продукты высокого качества, без химикатов.

Валенчук: Безусловно. Это даст свежий глоток жизни и воздуха нашей нации. Сегодня это очень нужно и России, и россиянам.

Григорьев: Если сравнивать садоводов советского времени и нынешних, то как, на ваш взгляд, изменились культуры, которые они выращивают, методы, которые они используют? В чем разница между старым и новым садоводом?

Валенчук: Старые садоводы, безусловно, были новаторами, первопроходцами. Конечно же, тяпка и лопата – все, что было у них в руках. Сегодня существует гораздо больший спектр разного оборудования: мотоблоки, сеялки, культиваторы различных фирм, которые дают человеку возможность облегчить труд и возможность проведения на садовых, дачных участках отдыха. Поэтому людям это становится интереснее. Люди все больше и больше тянутся к земле. И, конечно же, они понимают, что любой проведенный выходной день не в мегаполисе, а на своем дачном участке даст им новый приток энергии для здоровой рабочей недели.

Григорьев: В советское время выходили отдельные брошюры, издания, посвященные вопросу садоводческих хозяйств. Скажите, сегодня подобные издания существуют?

Валенчук: Мы выпустили свою газету и сейчас работаем над тем, чтобы практически в каждом регионе эта газета находила своих подписчиков и читателей. Я убежден в том, что это очень важно. Людям важно знать все интересные новые формы работы с землей, интересные семена, интересные способы выращивания новых культур.

Также для этих целей мы сейчас создаем очень серьезный портал, на котором будет постоянно самая свежая информация, на который смогут зайти любые граждане России и других стран и обменяться опытом. Это очень важно, потому что самое важное для садоводов – это общение. Опыт у них безграничный. Порой садовод с двадцати-тридцатилетним стажем может научить любого агронома с ученой степенью.

Григорьев: Я знаю, что вы один из инициаторов Всероссийского фестиваля авторской песни. Что это за фестиваль?

Валенчук: Фестиваль авторской песни «Гринландия».

Григорьев: Почему называется «Гринландия»?

Валенчук: Ежегодно проходящий в Кирове фестиваль авторской песни «Гринландия» назван в честь писателя Александра Грина. Это писатель-романтик, который родился и провел все детство на Вятской земле. Своими корнями фестиваль уходит в лето 1987 года, когда впервые на живописном берегу Быстрицы прошел первый сбор бардов и прозвучали первые песни, конечно же, романтические.

Как писатель-романтик Грин стал неким символом этого фестиваля. И под этим знаменем стал развиваться наш фестиваль. Его цель — воспитание у молодежи любви к Родине через приобщение к духовным, национальным, культурным традициям в авторско-песенном творчестве.

Григорьев: Правильно я понимаю, что фестиваль проходит в Кировской области?

Валенчук: Да.

Григорьев: Губернатором Кировской области назначен человек, ранее находящийся в оппозиции к действующей власти. Мне интересно, как ведет себя Никита Белых в новой ситуации, когда он уже один из представителей власти и вынужден осуществлять государственную политику?

Валенчук: Если говорить о фестивале, то он был у нас в этом году. Был очень удивлен такому огромному скоплению людей. За три дня, по официальным данным МВД, поляну посетили более 90 тысяч человек. Это гости со всей нашей Родины, из каждого уголка страны, начиная Дальним Востоком и заканчивая Югом. А также наши братские страны – Белоруссия, Украина. Приехали гости с Прибалтики. В этом году у нас в гостях были даже Израиль и Франция. То есть, география фестиваля растет.

Фестиваль, уже три года работающий как партийный проект «Единой России», стал номером один для всех бардов нашей страны. Но нет предела совершенству, и мы не останавливаемся на достигнутом. Мы работаем с тематическими площадками. В этом году исполнилось 65 лет Великой победе над фашизмом. Мы объявили конкурс. Он потряс всех, даже очень серьезных знатоков музыки и наших ветеранов.

Наше жюри возглавлял маршал Куликов, человек, прошедший войну с первого до последнего дня. Он был просто потрясен тем, что более 600 авторов-исполнителей (причем это молодые девчата и ребята, не знавшие запаха войны) написали о своих дедах и прадедах проникновенные вещи, высокохудожественные, духовные произведения.

На Поклонной горе 22 июня (день начала войны) мы провели серьезный гала-концерт, где чествовали победителей — 15 лауреатов. Конечно, это очень серьезные произведения. Как сказал председатель Союза композиторов Вячеслав Козенин, вроде, о войне все написано, но, тем не менее, я, говорит, удивлен тому, что открылись совершенно новые ноты, новые оттенки и образы великого русского народа, победившего «коричневую чуму».

Григорьев: В советские времена движение бардов было достаточно распространено. Сейчас, в общем-то, молодежь любит другую музыку. На ваш взгляд, насколько молодое поколение участвует в этом движении? Насколько такой стиль интересен и приятен молодежи?

Валенчук: Я думаю, что гораздо лучше пригласить вас в июле следующего года, чтобы вы своими глазами увидели и убедились, насколько молодежь радуется и участвует в этом мероприятии. Пять лет назад мы запретили алкоголь.

Григорьев: На фестивале?

Валенчук: Да. У нас нет продажи ни пива, ни спиртного любой крепости. Сначала все скандалили, говорили, что это дикий фашизм. А потом убедились, что на самом деле гораздо лучше воспринимать настоящую культуру, настоящую песню, идущую от сердца, трезвым умом. Это привлекло молодые семьи. Они приезжают с детьми. У нас организованы прекрасные детские площадки, бассейны, можно покататься на лошадях. Детей обучают различным видам спорта. Все находят себе занятия. И все испытывают огромную радость и чувство удовлетворения от нашего фестиваля.

Григорьев: Спасибо, что пришли к нам. Напоминаю, что у нас в гостях был Олег Дорианович Валенчук, депутат Государственной думы, председатель президиума общероссийской общественной организации «Союз садоводов России».

Валенчук: Огромное спасибо. До свидания!
Послушать в записи «Голоса России»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *