Опубликовано

РОССИЙСКОМУ АТОМУ НИКАК НЕ УДАЕТСЯ СТАТЬ МИРНЫМ

(12 августа 2000 г. — день гибели подводной лодки «Курск»)

«Оптимизаторы» от экологии

На днях в печати проскользнуло сообщение о том, что на официальном сайте госзакупок размещен необычный заказ от главного управления материальных ресурсов Челябинской области. Местная власть объявила тендер для тех, кто сумеет справиться с «оптимизацией» поисковых систем «Яндекс» и Google таким образом, чтобы первые десять ссылок по запросам об экологической обстановке в области были исключительно положительными.

Вот как описывают техническое задание на модернизацию местных экосистем сами чиновники: «В результате оказания услуг материалы, выданные в первых десяти ссылках указанных поисковых систем по 15 запросам — «Озерск», «Карабаш», «ПО «Маяк» авария», «Озерск ПО «Маяк», «река Теча», «Муслюмово», «радиация в Челябинске», «Кыштымская авария», «Карабаш экология», «самый грязный город планеты», «самый грязный город России», «Карабаш экология», «экология Челябинск», «экология Челябинской области», «экология Урала» — должны содержать положительные или нейтральные оценки экологической ситуации в Челябинске и Челябинской области». Исполнителю за эту работу предлагается 360 тысяч рублей.

По сути, это всероссийский тендер на то, как изящнее обмануть пользователей Интернета, скрыв от интересующихся настоящее состояние экологии на Южном Урале. До чего, как говорится, дошел прогресс! Примечательная деталь — с подрядчиком чиновники расплатятся за счет бюджета Челябинской области, то есть налогоплательщиков, которые, получается, поневоле выступают соучастниками обмана. Вместо того, чтобы вкладывать деньги в улучшение экологической обстановки, здесь пошли другим путем — тратить их на дезинформацию общественности и лакировку истинного состояния экосистем. Что удивительно — делают они это, совершенно не таясь.

Кто «подбросил» местной власти такую «ценную» идею, неизвестно. Однако если учесть, что по всем запросам об экологии на Урале поисковые системы (и не только «Яндекс» и Google) выдают информацию, связанную с несколькими радиационными авариями, случившимися в Челябинской области десятилетия назад в связи с работой атомщиков, то это наводит на определенные мысли.

Итак, вот что хотят предприимчивые чиновники с Южного Урала и другие заинтересованные лица спрятать (по сути — цензурировать) от общественности. В 1949 году в Челябинской области начал работать первый в стране промышленный комплекс по производству плутония. (Позже его назвали производственным объединением «Маяк».) Здесь в глубочайшей тайне (что понятно) создавалась первая советская атомная бомба.

На протяжении нескольких лет — с 1949 по 1951 годы — в близпротекающую реку Теча сливались радиоактивные отходы, она несла их в Исеть, Исеть — в Тобол. В общей сложности — около трех миллионов кюри смертоносных отходов. Естественно, население, живущее рядом, ничего об этом не знало. Этот сброс и создал первую аварийную ситуацию — 124 тысячи человек, которые жили на берегах Течи, испытали на себе губительное радиационное воздействие. Больше всего пострадали селяне из Метлино, получив по 170 бэр.

Вторая авария на «Маяке» случилась в 1957 году — взрыв емкости с радиоактивными отходами. (Именно эту аварию спустя 32 года власти вынуждены были рассекретить для народных депутатов СССР горбачевского призыва — тогда и были проведены первые в стране парламентские слушания.) В результате 18 миллионов кюри радиоактивных веществ осело вокруг хранилища. А облако из двух миллионов кюри образовало так называемый Восточно-Уральский радиационный след, накрыв 217 деревень, в которых проживали 272 тысячи человек. Постепенно после аварии (в секрете от страны и мира) были отселени более десяти тысяч человек. Жители трех деревень за неделю жизни в «грязной» зоне получили в среднем по 52 бэра.

Но несчастья южноуральцев на этом не закончились — в 1967 году из-за засухи ветер разнес радиоактивные аэрозоли из озера Карачай, которое руководство «Маяка» превратило в огромный отстойник жидких отходов под открытым небом. В воздух тогда поднялось более полумиллиона кюри радиоактивности.

Результат сорокалетней деятельности объединения военно-промышленного комплекса в Челябинской области таков: около пяти с половиной миллионов кюри радиоактивности рассыпалось шлейфами над Уралом, загрязнив почти 27 тысяч квадратных километров земли. Более 20 тысяч человек из-за этого были переселены в другие места. Однако даже несколько лет назад люди из одного из самых загрязненных мест региона — деревни Муслюмово — все еще угорали от радиации. (Только недавно атомщики с помпой завершили отселение людей.) А после тех аварий власти, чтобы избежать шумихи, переселили часть села из одного края на другой, такой же загрязненный. К слову, этот опыт пригодился потом и после катастрофы в Чернобыле — там тоже по согласию с Кремлем людей из пораженных сел переселяли в такие же рядом.

Пригодилась позже и другая апробированная здесь практика вранья. Вот что рассказал на парламентских слушаниях по экологической ситуации на Южном Урале спустя десятилетия доктор медицинских наук, член координационного совета при Челябинском облисполкоме В.И. Кирюшкин: «Дело в том, что в тот период, когда, ну, вы знаете, ситуация секретности связывала по рукам и ногам, было указание ставить в больничные листы, которые поступают в общую сеть, зашифрованный диагноз лучевой болезни. Так называемый невралгический синдром. И действительно это делали, посвященные лица знали, что под этим подразумевается лучевая болезнь». (Цитируется по стенограмме парламентских слушаний в ВС СССР.)

А вот что указывается в заключении парламентской экспертной группы: «Срочная необходимость создания атомного оружия, несовершенство техники, отсутствие опыта, недостаток информации о воздействии ионизирующих излучений на человека привели к тому, что значительная часть сотрудников предприятия по получению плутония и переработке делящихся материалов в первые годы работы предприятия получили высокие дозы облучения.: 10 тысяч работников предприятия за время его сорокалетней истории, в основном в первые годы, получили профессиональные заболевания, четыре тысячи умерли от острой лучевой болезни».

И там же — про местное население: «Жители близлежащих к предприятию деревень и сел в силу секретности длительное время ничего не подозревали о грозившей им опасности. В значительной степени эти люди были оставлены на произвол судьбы, поскольку в первые годы наиболее массированных выбросов радионуклидов в бассейн реки Теча, население практически не подвергалось медицинскому наблюдению. Первые медицинские наблюдения были организованы спустя два года после начала сброса радионуклидов в реку Теча, и они касались жителей только одного населенного пункта в верховьях реки — села Метлино». Радиационное поражение, как отмечают неправительственные организации, коснулось в основном татарских деревень, расположенных по берегам Течи и в окрестностях «Маяка». (Некоторые решительно настроенные активисты даже называют это геноцидом татарского народа.)

В 1956 году реку Течу перекрыли плотиной, в 1963-м — еще одной. Возникли водоемы, которые из официальных документов атомщиков известны как объекты № 10 и № 11. Вместе с еще тремя они были наполнены жидкими радиоактивными отходами — около двух миллионов кюри. Ниже плотины водоема № 11 — так называемые Асановские болота. Их площадь около 30 квадратных километров. Здесь тоже радиоактивные отходы. Отсюда они попадают снова в реку Теча. Еще два миллиона кюри радиоактивности — в Старом болоте.

Однако все рекорды побило озеро Карачай: оно вобрало в себя 120 миллионов кюри радиоактивности. Только под давлением местного населения и перестроечных неправительственных организаций власти стали в 1986 году искать выход из угрожающей здоровью людей ситуации — водоем стали: засыпать.

Однако еще и до 2008 года операция эта закончена не была (из 57 гектаров осталось недозасыпанными 7.) Пришлось вмешаться местным депутатам и принять новое решение по ускорению «закупорки» самого радиоактивного озера мира.

Еще около двух миллионов кюри отходов похоронено на территории объединения «Маяк». Почти тысяча миллионов кюри собрано в жидком виде в емкостях.

Около 150 миллионов кюри — радиоактивные осадки, выделенные из жидких отходов, собраны в спецхранилищах.

За время существования в регионе объектов военно-производственного комплекса в окружающую среду было выброшено около 25 миллионов кюри радиоактивности. Она «опылила» более 626 тысяч квадратных километров территории, захватив не только Челябинскую, но и Свердловскую и Курганскую области. В общем, более миллиарда кюри радиоактивности скопилось на Южном Урале в озерах, траншеях, хранилищах и могильниках. Особую опасность представляют могильники траншейного типа с глиняным «замком», в которых хранится 150 тысяч тонн низкоактивных отходов.

Некоторое время назад российские и американские ученые опубликовали данные по радиоактивному загрязнению биосферы Земли. Из доклада следует, что самое зараженное радиацией место в мире находится в России. И это — озеро Карачай. Его фоновый уровень, утверждается, в 1000 раз превышает такой в Чернобыльской зоне. По мнению российских экологов-экспертов, сегодня и само предприятие «Маяк», куда свозятся радиоактивные отходы для переработки, стало «самым радиационно опасным местом планеты». Народ же определил обстановку по-своему: Челябинская область превращена в мировую радиоактивную свалку. Согласно официальной статистике Челябинск входит в десятку самых экологически неблагополучных городов России.

Вот, вкратце, то, что стоит за желанием (ценой в 360 тысяч рублей) челябинских чиновников «оптимизировать» две популярные в России поисковые системы «Яндекс» и Google таким образом, чтобы хотя бы в первой десятке по запросам об экологической ситуации в области «выпадали» только ссылки, приятные во всех отношениях. Известный блогер и борец с коррупцией в сфере госзакупок Алексей Навальный назвал это ноу-хау с Южного Урала «мухлежом госоргана за бюджетные деньги», что «просто отвратительно и аморально».

Однако обман общественности, да еще за бюджетные деньги, видимо может быть чреват не только в моральном плане, но и квалифицирован на юридическом языке как мошенничество. Ведь, как указано в статье 159 УК России «Обман при мошенничестве может выразиться в ложном утверждении о том, что заведомо не соответствует действительности, либо в умышленном умолчании о фактах, сообщение которых было обязательно», причем «обман возможен в отношении фактов, относящихся к прошлому, настоящему и будущему». А жителей области никто не спрашивал, хотят ли они на самом деле потратить свои реальные кровные на виртуальное экологическое благополучие, а заодно — и улучшение имиджа самих чиновников — «хозяев» региона.

Алла Ярошинская, http://www.rosbalt.ru/main/2011/07/30/874225.html

Минный атом

Почему «Росатом» предлагает поднять со дна морей затонувшие подлодки

В канун очередной годовщины со дня гибели «Курска» российским налогоплательщикам предъявили новый счет: первый замглавы «Росатома» Иван Каменских публично поставил вопрос о подъеме со дна арктических морей двух атомных подводных лодок.

Причем сделал это не у себя в корпорации, а в рамках международной конференции по проблемам Арктики, которая была организована на борту атомного ледокола «Ямал» во время его перехода из Варандея в Тикси по Северному морскому пути.

По словам Каменских, выступившего с докладом «Экологические проблемы утилизации атомных энергетических установок в Арктике», в ближайшее время необходимо принять решение по подъему или окончательному захоронению атомной подлодки Б-159, затонувшей в 2003 году во время буксировки в Баренцевом море. И — аварийной К-27, которая еще в 1982 году по негласному решению была сознательно затоплена у восточного побережья Новой Земли. Определиться с дальнейшей судьбой этих потенциально опасных объектов нужно для того, чтобы «гарантировать благоприятное экологическое состояния Баренцева и Карского морей». Как утверждают, перед открытием международной конференции этот вопрос поднимался на Совете безопасности РФ, который состоялся в Нарьян-Маре.

«Думаю, что вопрос об этих АПЛ должен быть решен в 2012 году, — заявил журналистам Иван Каменских. — Безусловно, их подъем — немалое финансирование.

Но решать это надо для того, чтобы была полная уверенность, что в будущем проблем с радиоактивным загрязнением морей, где затоплены эти лодки, не возникнет…».

Две атомные субмарины, к судьбе которых сейчас привлечено внимание, — не единственные потери такого рода в Мировом океане. С середины прошлого века, когда на вооружение подводного флота стали поступать ядерные ракеты и торпеды, а затем и корабли с ядерными энергоустановками, в результате аварий и катастроф на дне морей оказались восемь атомных подлодок и одна дизель-электрическая с ядерным оружием. Большинство из них погибли на глубинах от полутора и более километров. Гигантское давление и удары о грунт приводят к неизбежным разрушениям прочного корпуса, что серьезно осложняет или вовсе исключает возможность их подъема.

В этом смысле показательна судьба дизельной лодки Тихоокеанского флота К-129. Она пропала при невыясненных обстоятельствах во время боевой службы у Гавайских островов в марте 1968 года. Тогдашнее руководство СССР эту потерю скрывало — даже от семей подводников (а в экипаже значилось 98 человек).

И только семь лет спустя в американские газеты просочилась информация, что погибшую советскую подлодку тайно обнаружили ВМС США на глубине более четырех километров, а затем была предпринята сверхсекретная операция «Дженефер» по ее извлечению. Но попытка эта не совсем удалась — поврежденный корпус лодки при подъеме разломился, и добыча в виде ядерных боеголовок и секретных кодов, на что так рассчитывали в ЦРУ и Пентагоне, ускользнула из рук.

Через два месяца с небольшим после того, как в Тихом океане «без вести» пропала советская К-129, в Центральной Атлантике, в районе Азорских островов, при таких же загадочных обстоятельствах навсегда ушла в пучину американская атомная подлодка «Скорпион» (Scorpion) — со всем экипажем (99 подводников), атомным реактором и двумя торпедами «Астор» в ядерном снаряжении. Точные координаты ее гибели не разглашаются до сих пор, хотя место это установлено и тщательно обследовано с использованием специальных аппаратов. Глубина океана в этой точке — 3600 метров, корпус лодки представляет собой несколько фрагментов, речи об их извлечении не идет.

«Скорпион» стал второй подряд потерей в атомном подводном флоте США. За три года до этого, 10 апреля 1963-го, в северной Атлантике погибла атомная подлодка «Трешер» (Thresher, SSN-593). Ее команда — 112 военных моряков и 17 гражданских специалистов — в 220 милях к востоку от Бостона проводила глубоководные испытания корабля после его заводского ремонта и модернизации. На «Трешере» была установлена опытная ядерно-энергетическая установка, а максимальная глубина определена в 400 метров. Обломки погибшего корабля обнаружили поисковыми средствами на глубине, в шесть раз превышающей максимальную…

Что касается трех погибших АПЛ из состава советского ВМФ, то и они все затонули на глубинах, многократно превышающих допустимую для них глубину погружения. Торпедная АПЛ К-8 унесла на дно Бискайского залива реактор и спецбоезапас. Стратегическая К-219, потерпевшая аварию в канун исторической встречи Михаила Горбачева и Рональда Рейгана в Рейкъявике, сократила наш ядерный потенциал на 15 баллистических ракет. Вместе с ними на дне Атлантического океана — два ядерных реактора. Но глубина в этой точке, удаленной от судоходных путей, более 5500 метров. И сколько-нибудь заметного изменения радиационного фона пока не замечено.

А вот с К-27 ситуация иная. Она не затонула, а сознательно затоплена без малого тридцать лет назад в заливе Степового у восточного (Карского) побережья Новой Земли. Так, увы, негласно избавлялись в те годы от аварийных атомных объектов. Мало кто знает, но по соседству с К-27 в прибрежных водах Новоземельского архипелага затоплено еще 14 реакторов с подводных лодок, из которых шесть — с невыгруженным ядерным топливом. Там же, в заливе Цивольки, — 125 тепловыделяющих сборок утоплены вместе с аварийными реакторами атомного ледокола «Ленин».

Время от времени в этот район по заданию МЧС и Росгидромета наведываются (как правило — попутно) гидрографические и прочие суда, чтобы замерить радиационный фон и оценить состояние защитных барьеров. Судя по информации из открытых источников, особо тревожной информации от них не поступало.

Но что будет завтра, никто сказать не берется. Поэтому предложение, озвученное заместителем главы «Росатома» Иваном Каменских, может быть по душе не только атомщикам и военным. Это тот редкий случай, когда голос в поддержку могут отдать даже экологи, априори недолюбливающие все атомное.

акцент

За 55 лет с начала использования в подводном флоте атомных реакторов затонули (безвозвратно потеряны) восемь атомных субмарин: две американские, четыре советские и две российские.

В 2001 году с глубины 108 метров был поднят «Курск» с двумя ядерными реакторами.

АПЛ «Комсомолец», погибшая в 1989 году в Норвежском море, загерметизирована на глубине 1680 метров специальным составом.

Глубоководные потери

ПЛА Thresher (SSN-593) — первая в США подлодка нового класса «Пермит» с опытной ядерно-энергетической установкой. Максимальная глубина погружения — 400 метров. Погибла 10 апреля 1963 года со всеми находившимися на борту (112 военных моряков и 17 гражданских специалистов) при глубоководных испытаниях в северной Атлантике (в 220 милях к востоку от Бостона) после 9-месячного заводского ремонта и модернизации. Фрагменты корпуса обнаружены на глубине 2600 метров.

ПЛА Scorpion (торпедная, с одним реактором и двумя торпедами «Астор» в ядерном снаряжении), США. Погибла 22 мая 1968 года со всем экипажем (99 подводников) при невыясненных обстоятельствах во время боевой службы у Азорских островов в центральной Атлантике. Фрагменты корпуса обнаружены на глубине 3600 метров.

АПЛ К-8 (торпедная, с одним реактором), СССР. Во время учений «Океан» потерпела аварию и затонула из надводного положения (12 апреля 1970 года) в Бискайском заливе на глубине 4680 метров. Погибло 52 подводника.

АПЛ К-219 (с двумя реакторами и 15 баллистическими ракетами — до 50 ядерных боеголовок), СССР. Шестого октября 1986 года затонула из надводного положения в центральной Атлантике в результате взрыва компонентов ракетного топлива. Погибло 4 члена экипажа, остальные подводники эвакуированы.

Глубина океана в точке гибели (Саргассово море) — более 5500 метров.

АПЛ К-278 «Комсомолец», СССР. Единственная в мире боевая глубоководная АПЛ. Прочный корпус из титанового сплава позволял погружаться на 1000 метров.

В результате пожара в седьмом отсеке всплыла и через четыре часа, потеряв плавучесть, затонула у острова Медвежий в Норвежском море. Погибло 42 подводника. В зоне активного рыболовства на глубине 1680 метров оказались атомный реактор и две торпеды в ядерном снаряжении. От первоначальных планов подъема отказались. В 1992-1995 годах загерметизирована специальным твердеющим составом прямо на дне.

АПЛ К-27 (с двумя реакторами на быстрых нейтронах), СССР. После аварии реактора и нескольких лет отстоя на основании негласного решения затоплена в 1982 году в заливе Степового у восточного побережья Новой Земли на глубине 33 метра.

АПЛ К-141 «Курск» (с двумя реакторами, без ядерного оружия), Россия. Погибла вместе со всеми находившимися на борту (118 человек) 12 августа 2000 года во время плановых учений в Баренцевом море на глубине 108 метров. В ноябре 2001 года поднята со дна (за исключением разрушенного взрывом первого, торпедного, отсека), поставлена в док и утилизирована.

АПЛ К-159 (выведенная из боевого состава), Россия. Затонула 30 августа 2003 года в Баренцевом море возле острова Кильдин на глубине 248 метров при буксировке к месту утилизации. Погибло 9 из 10 человек технического экипажа.

Александр Емельяненков, «Российская газета», 11 августа 2011 г.

http://www.rg.ru/2011/08/11/podlodka.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *