Опубликовано

2 ГОДА НАЗАД РВАНУЛО НА САЯНО-ШУШЕНСКОЙ ГЭС. ЧТО ДАЛЬШЕ?

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС: 2 года, 75 жертв, 1148 томов

17 августа исполняется два года с момента аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Жертвами крупнейшей в мире техногенной катастрофы стали 75 человек, оказавшихся в машинном зале станции. Расследование уголовного дела по факту аварии продолжается. Сейчас с материалами знакомятся обвиняемые. В поселке гидроэнергетиков Черемушки 17 августа вспоминают погибших.

Два года назад ровно в 8.15 потоком воды вырвало гидроагрегат №2. Почему это произошло и кто виноват, изучает следствие. С материалами дела — а это 1148 томов — сейчас знакомятся обвиняемые и их адвокаты. После этого дело передадут в Генпрокуратуру. Там должны решить, где будет проходить судебный процесс. Когда это случится, сказать сейчас трудно, говорит начальник следственной группы следственного комитета России Шаран Эльсултанов:

— Бывает, что какие-то бумаги обвиняемому непонятны. А в этом деле наоборот — абсолютно всё обвиняемому понятно, но непонятно адвокату, потому что в деле много технических тонкостей, и тут уже, адвокат просит обвиняемого, чтобы ему показали что-то.

С материалами дела знакомятся также потерпевшие. Среди них Валентина Гулина — машинист вспомогательного оборудования Саяно-Шушенской ГЭС. Интервью с ней сразу после аварии в 2009 году публиковали многие газеты. Это та женщина, которая спаслась чудом — не умея плавать, выжила в машзале, заполненном водой. Она не стала знакомиться со всеми материалами дела, говорит, не было необходимости. Для нее важно восстановить все события того дня:

— Причины произошедшего до сих пор неизвестны. Хотя следователи беспрепятственно знакомили и знакомят нас с материалами дела — даже сейчас можно подъехать и задать им все интересующие вопросы.

Тогда, в 2009 году, Валентина Гулина готовилась перейти со вспомогательного оборудования станции на основное — гидроагрегаты. Она много времени проводила в машзале, потому что 25 августа 2009 года должна была сдавать квалификационный экзамен на должность машиниста гидроагрегата, однако позже так и осталась работать на вспомогательном оборудовании. После трагедии Валентина Гулина пребывала в психологически тяжелом состоянии, но желания уйти со станции не было. Обвинять кого-то она тоже не хочет:

— С тех, кто обслуживал оборудование ГЭС, всегда спрос был велик, поэтому легкомысленно к работе у нас никто не относился, начиная с главного инженера и заканчивая рядовым дежурным машинистом. Обвинять кого-то в этой трагедии я не могу. Эти люди продолжают с нами работать, и они так же хотят разобраться с тем, что там произошло, как и все мы.

Всего обвиняемыми по делу проходят 7 человек. Это бывший директор ГЭС, его заместитель, главный инженер и ряд его заместителей, ведущие инженеры, а также начальник отдела мониторинга. Между тем, отец погибшего на станции 17 августа Максима Жолоба, Николай Жолоб считает, что список должен быть намного шире:

— В материалах дела нет ни одного инженера по охране труд. Это абсурд. Отсутствует РУСГИДРО. Это неправильно.

Сейчас Николай Жолоб возглавляет общественную организацию «Ступени к жизни», которая занимается проблемами семей погибших и пострадавших в аварии.

Он говорит, что компания РУСГИДРО выполнила все обязательства по компенсациям. А вот к государству у комитета есть вопросы. Сейчас, по словам Николая Жолоба, организация ходатайствует об изменении федерального законодательства.

На Уйском кладбище, где похоронено большинство погибших, 17 августа отслужили специальную литургию, в поселке Черемушки открыта импровизированная стена памяти. На стене дворца культуры «Энергетик» висит баннер с портретами семидесяти пяти жертв аварии, куда можно возложить цветы. Двадцатого августа Черемушки отметят день поселка — второй со времен аварии. Вместо праздника, который был намечен в Черемушках на 28 августа, в 2009 году в этот день прошли массовые похороны.

Что касается самой Саяно-Шушенской ГЭС, накануне сюда доставлена первая партия груза для восстановления станции. Это три гидроагрегата, которыми заменят поврежденные в аварии два года назад. До 2014 года заменят все десять турбин станции.

Екатерина Чернышева, Август 17, 2011, http://www.plotina.net/sshges-2-75-1148/

Авария на СШГЭС: выводам следствия доверять нельзя

На днях Следственный комитет объявил о завершении расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, произошедшей 17 августа 2009 года. Общий объем уголовного дела составил 1148 томов. Я не буду касаться политической и экономической стороны расследования причин аварии, поскольку наверняка большая часть из 1148 томов посвящена именно им, а техническая сторона растворилась в обилии бумаг. У меня есть резоны заведомо не доверять следствию в части расследования технических причин аварии на СШГЭС.

Сразу после аварии я в письме комиссии по расследованию описал возможные технические причины аварии и высказал версию нарушения работы направляющего аппарата (НА) турбины, приведшую к неуправляемой работе лопаток НА и к резкому повышению вибрации гидроагрегата, а затем либо к его захлопыванию либо полному открытию. Первое ведет сразу к гидравлическим ударам, а второе — к забросу в запрещенную зону работы IV, то есть к гидроакустическому резонансу, который возникает при совпадении частот колебаний оси кавитационного жгута с собственной частотой упругих колебаний воды в напорном водоводе.

Об этом явлении стало известно после энергетических и вибрационных испытаний агрегата № 10 на повышенной мощности, которые подробно описаны В.И.Брызгаловым в монографии «Из опыта создания и освоения Красноярской и Саяно-Шушенской гидроэлектростанций» на стр.247. Теоретическое описание этого явления впервые было дано в работе В.Л.Окулова (СО РАН), а после аварии подробнейшим образом обосновано Ю.И. Лобановским. Кстати, гидроагрегат № 10 оказался самым худшим и практически стоял или работал в зоне I. Это хорошо видно по таблицам Акта расследования. Но этому факту не придали значения.

В расследовании причин аварии участвовало незначительное число специалистов, знающих особенности конструкции и недостатки оборудования СШГЭС. Я не причисляю себя к их числу, хотя имею опыт создания и освоения оборудования Красноярской ГЭС и Саяно-Шушенской ГЭС и могу сравнивать это оборудование.

Возможность гидравлических ударов отвергли сразу, в основном, по причине отсутствия больших видимых разрушений (водовод и т.п.). Я сразу предположил возможность такого вывода и написал об этом так: гидроагрегат вытолкнуло как снаряд из пушки. Но ведь ствол и затвор пушки не разрушаются при выстреле!

После опубликования фотографий, на которых хорошо видны разрушения гидравлической и кинематической систем управления лопатками направляющего аппарата, у меня не осталось сомнений в правильности моей версии (см. фото).

Зияющее отверстие на месте промежуточного сервомотора (1) — важнейшего элемента гидравлической системы управления. Промежуточный сервомотор через систему тяг (2), образующих синхронизирующее кольцо, управляет побудительными золотниками индивидуальных сервомоторов (3). Перемещение поршня индивидуального сервомотора (4), отслеживающего положение кольца, преобразуется в поворот лопатки направляющего аппарата через рычаг (5). Вращательный момент с рычага на цапфу лопатки передаётся через четыре разрезные шпонки (6).

На всех рычагах шпонки частично или полностью вылезли, а пазы под шпонки разбиты. Судя по фото, шпонки вылезали постепенно, так как пазы разбиты не на всю длину. Маловероятно, что это произошло после выброса агрегата. Источником высоких частот вибрации на крышке турбины, безусловно, являлись лопатки направляющего аппарата.

13 августа 2010 года в статье «Нужен новый направляющий аппарат для турбины Саяно-Шушенской ГЭС» я снова повторил свою версию причин аварии. После опубликования рекламного ролика «Силовых машин» по новому оборудованию СШГЭС мне стало ясно, что моя версия близка к истине.

Можно смело предполагать, что в деле все будет сведено к срыву крышки турбины. В Акте расследования ничего не говорилось о креплении крестовины, кто и почему тормозил замену турбин? Кто довел энергосистему до такого состояния, что ее пришлось спасать от развала? Почему гидроагрегаты не могли работать в режиме синхронного компенсатора? Почему были изношены лабиринтные уплотнения? Почему гидроагрегат № 10 работал только в зоне I? Наконец, кому пришло в голову подписывать договор на автоматизацию управления работой гидроагрегата, турбины которого подлежали замене?

Вопросы, вопросы, вопросы. А ответов нет и не будет.

У меня нет сомнения в том, что техническая причина катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС лежит в направляющем аппарате турбины. Именно он был причиной повышенной вибрации. Именно он после разрушения гидравлической и рычажной системы управления лопатками направляющего аппарата либо захлопнулся, либо забросил гидроагрегат в запрещенную зону работы турбины IV. Гидравлические удары сделали свое дело. Они соединили вращающуюся часть гидроагрегата через подпятник с ванной, опорой и крышкой. А дальше все известно.

Недавно в телеинтервью капитан подводной лодки «Курск», которого позже сменил погибший капитан, сообщил, что не было сделано должных выводов после гибели подводной лодки «Комсомолец» по оборудованию спасательными средствами атомохода «Курск».

После катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС необходимо было дать поручение независимой экспертной комиссии, лучше с участием зарубежных специалистов, проверить правильность расчетов гидрологической безопасности, поскольку я давно прошу руководство страны сделать это. Ведь после восстановления СШГЭС проблемы не исчезнут сами собой.

Я много лет просил ускорить замену турбин и своевременно предупреждал о возможной длительной остановке всех турбин по многочисленным причинам, зависящим не только от ГЭС. А сейчас не устаю утверждать, что при использовании нынешней схемы регулирования нельзя в расчет включать работу турбин, так как весь резерв безопасности уже израсходован. Разве у меня будет доверие к расследованию причин катастрофы на СШГЭС после этого?

Владимир Иннокентьевич Бабкин, заместитель генерального директора Саяно-Шушенской ГЭС с 1978 по 2001 год,

Август 14, 2011, http://www.plotina.net/sshges-sledstvie-babkin/

Авария на СШГЭС: очень скромные выводы

Расследование уголовного дела о катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС, два года назад унесшей жизни 75 человек, завершено. Круг обвиняемых не увеличился:

их осталось семеро, все — персонал самой станции. Руководство владеющей СШГЭС компании «РусГидро» осталось в стороне. Всем обвиняемым инкриминируют «Нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека». Максимальное наказание по этой статье — три года лишения свободы.

Напомню: обвинения предъявлены бывшему директору СШГЭС Николаю Неволько, его первому заму и главному инженеру Андрею Митрофанову, двум заместителям главного инженера — Геннадию Никитенко и Евгению Шерварли, начальнику службы мониторинга оборудования Александру Матвиенко, ведущему инженеру этой службы Александру Клюкачу и начальнику лаборатории технической диагностики Владимиру Белобородову. Все обвиняемые продолжают работать в «РусГидро» — кто на прежних должностях, кто ушел на повышение. Неволько стал главным экспертом. Митрофанов — заместителем председателя правления «РусГидро».

Дело будет передано в суд, после того как обвиняемые и адвокаты полностью ознакомятся с материалами расследования (в деле — 1148 томов) и следствие рассмотрит ходатайства защиты.

Ранее был обнародован доклад Ростехнадзора о причинах аварии на Саяно-Шушенской ГЭС. Согласно его выводам, ответственность за катастрофу несут Анатолий Чубайс и другие бывшие руководители РАО ЕЭС и Минэнерго. Однако последовавший затем доклад парламентской комиссии в выводах был уже скромнее:

он возложил основную вину на техперсонал СШГЭС, хотя и заявил об ответственности некоторых топ-менеджеров «РусГидро». Ожидаемый итог: расследование обвинило стрелочников.

Именно стрелочников: вся деятельность Саяно-Шушенской ГЭС и раньше, и сейчас регламентирована из Москвы решениями и приказами «РусГидро», направленными главным образом на уменьшение трат и замыкание финансового контура. Разрушение злополучных шпилек крышки турбины — это следствие вибрации. А вибрация возникла из-за того, что турбину гоняли в хвост и в гриву. Гонять ее или нет, решает не персонал СШГЭС.

Государство демонстрирует неадекватную реакцию на катастрофу. Технологические и организационные выводы сделаны по минимуму. Напомню, что сначала госкомиссия рекомендовала Саяно-Шушенскую ГЭС не чинить, а разработать новый проект, соответствующий уровню опасности объекта. В итоге же решено было ограничиться ремонтом и заменой тех узлов и турбин, которые починить нереально.

Алексей Тарасов, Август 15, 2011, http://www.plotina.net/sshges-sledstvie-tarasov/

Авария на СШГЭС: конкретных виновников в случившемся нет

Обычно приходится слышать: первопричина катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС состоит в том, что за время работы шпильки турбинной крышки ее второго гидроагрегата были ослаблены усталостными трещинами настолько, что не смогли далее ее удерживать. Я полагаю, что это не так.

Два года назад на станции произошло то, что называется гидроакустическим резонансом. В напорной системе СШГЭС (водовод + турбина) возникли автоколебания в потоке воды, которые привели к катастрофическим пульсациям давления в водоводе, разрыву шпилек и выбросу гидроагрегата в машинный зал.

Дело в том, что автоколебания при определенных условиях могут самопроизвольно усиливаться за счет энергии окружающей среды, в данном случае — за счет потока воды. Это подтверждается решением уравнений, полученных в теории гидроакустического возбуждения автоколебаний напорных систем ГЭС, натурным экспериментом, проведенными ранее на СШГЭС, а также инцидентами с отрывами турбинных крышек на некоторых других гидростанциях. В водоводе Саяно-Шушенской ГЭС в течение 4-5 секунд возникли и развились такие сильные пульсации давления, которые и оторвали турбинную крышку второго гидроагрегата. А трещины в шпильках образовались во время первых, еще не столь сильных пульсаций. С этого все и началось.

Далее ход развития событий был достаточно ясным — вода под давлением хлынула в машинный зал и начала заливать другие агрегаты, смывать системы смазки агрегатов, управления и т. д. Некоторые из них, как говорят, гидроэнергетики, пошли в угон. Все это в целом стало вполне понятно специалистам достаточно быстро. А вот то, что стало «спусковым крючком» всего произошедшего — я имею в виду инцидент со вторым гидроагрегатом, так это явление, которое, по моему мнению, в менее катастрофических формах происходило и ранее на некоторых других станциях (например, на Нурекской ГЭС и на ГЭС Памир-1), увы, не было до сего времени правильно оценено большинством специалистов-гидроэнергетиков.

Тем не менее, это явление, по существу, уже изучалось на СШГЭС много лет назад. Началось все с испытаний гидроагрегатов на повышенной мощности летом 1988 года, когда десятый гидроагрегат едва не сыграл роль второго, исполненную тем в 2009 году. Тогда, во время эксперимента, правда, удалось подавить этот процесс. Но надо сказать, что десятый агрегат уже давно не мог выдавать сколько-нибудь приличной мощности из-за трещин, возникших в его конструкции. То есть, то была своего рода генеральная репетиция катастрофы, после чего в Сибирском отделении Академии наук как раз и начали работать над теорией гидроакустического резонанса. Какие-то выводы, разумеется, были сделаны, например, было запрещено заходить в зону повышенных мощностей.

Соответствующий приказ по этому поводу был выпущен, и агрегаты СШГЭС (исключая десятый) работали как будто бы более-менее нормально. Но два с половиной года назад, весной 2009 года была проведена модернизация системы управления вторым агрегатом. Новая система управления оказалась такой, что при повышении пульсаций потока привела к забросу гидроагрегата в тот режим, в который нельзя было заходить.

Поскольку на СШГЭС мы столкнулись с новым явлением, которое до этого было неизвестно, то, думаю, что привлекать к уголовной ответственности кого-то из персонала станции за произошедшую катастрофу (что делается сейчас) — не по закону и не по совести. Можно вспомнить, что в 30 — 40 годах прошлого века, когда у самолетов из-за автоколебаний (так называемого флаттера) стали отваливаться крылья, никого наказывать не стали, а просто разобрались в этом явлении. После этого флаттер, если и происходил, то только при испытаниях моделей в аэродинамических трубах. Возникновение довольно близкого по сути явления — гидроакустического возбуждения автоколебаний напорных систем обусловлено сочетанием таких их технических характеристик, которое встречается лишь изредка.

Фактически катастрофа помогла полностью разобраться в довольно сложном техническом (или, если хотите, природном) явлении. Вот только цена открытия, к сожалению, выразилась в многочисленных человеческих жертвах. После испытаний 23-летней давности, когда наткнулись на это явление, его начали изучать, но, к сожалению, до конца так и не разобрались, а потом вовсе забросили. Катастрофа дала информацию для более глубокого понимания этого явления.

Поэтому, еще раз повторю, по большому счету конкретных виновников в случившемся, на мой взгляд, нет, хотя в той или иной степени многие непроизвольно приложили к этому руку. Но когда спустя два года после катастрофы, используя в своих личных целях передергивание фактов, а то и откровенную ложь, пытаются воспрепятствовать объективному рассмотрению ее научно-технических аспектов, вот такие действия, быть может, и стоит оценить не только с моральной, но и с правовой точки зрения.

Итак, было описано явление гидроакустического возбуждения автоколебаний, в том числе, и с теми совершенно оригинальными особенностями, которые проявились в напорной системе СШГЭС (что было названо гидроакустическим бустингом). Любой желающий по этим словосочетаниям и по фамилии Лобановский может найти в Интернете статьи, посвященные этому вопросу, как с формулами, так и более популярные — без них. Об этом явлении было доложено более года назад на специальном совещании, проведенном в компании РусГидро, которая эксплуатирует Саяно-Шушенскую ГЭС. Со стороны официальной отраслевой науки все было принято с изрядной долей недоверия, поскольку это явление для нее новое и малопонятное. В то же время эти идеи были безоговорочно подержаны атомщиками — представителями Курчатовского института.

Сейчас РусГидро вроде бы начинает серьезно относиться к этой теории, но все равно уделяет этому вопросу, на мой взгляд, недостаточно внимания.

Подвижки есть, но пока больше на словах, и этим, как водится, все может и закончиться. Надо проводить серьезную расчетную и экспериментально работу.

Полагаю, следует проверить все высоконапорные станции на предмет резонансного сочетания рабочих параметров и возможности возбуждения автоколебаний.

Хотя, как будто бы, вероятность подобного явления не слишком велика, но за два с половиной года до катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС очень похоже вылетел гидроагрегат в машинный зал ГЭС Памир-1.

Следует также отметить, что те новые агрегаты, которые сейчас ставятся на СШГЭС, в принципе должны быть еще менее устойчивы с гидроакустической точки зрения. Если они попадут в опасную зону, то все произойдет по уже известному нам сценарию и даже еще быстрее, чем ранее. Новые агрегаты — более эффективные, но в сложившихся условиях и менее устойчивые, а значит, и более опасные. Так что мы совершенно не застрахованы от того, что в будущем это не произойдет снова на Саяно-Шушенской ГЭС или где-нибудь еще, на какой-нибудь высоконапорной станции как российской, так и любой другой.

Юрий Лобановский, начальник экспертного отдела компании НЦИТ «ИНТЕРТЕХ», кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник

Август 17, 2011, http://www.plotina.net/sshges-lobanovsky/

Авария на СШГЭС: вера в справедливость улетучивается

17 августа исполняется два года со дня трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС. Что сделано на станции для обновления оборудования? И кто понес наказание за то, что 75 человек погибли, 85 — пострадали? (С. Шумилов, Саяногорск)

Невозможно представить, сколько слёз пролито за два года, прошедшие со дня крупнейшей техногенной аварии в истории страны. Они никогда не иссякнут.

А вот вера в то, что истинные виновники трагедии будут наказаны, улетучивается. На днях из Следственного комитета РФ пришло сообщение о том, что расследование аварии на СШГЭС завершено. Обвиняемых — семеро. Среди них нет никого выше по должности, чем Николай Неволько, директор станции. При этом мало кто из жителей Хакасии верит, что бывший руководитель единолично принимал решение о работе станции с предельной нагрузкой.

Родственники погибших до сих пор обмениваются мнениями на форумах: «Сергей работал на станции в ремонтной бригаде, — пишет женщина о погибшем сыне. — Ремонтировал тот самый второй гидроагрегат, который рванул. Приходил домой, ругался: «Нас заставляют из полного г: делать конфетку. На ремонт дают копейки. ГЭС работала на пределе возможностей. Знаете, какая была вибрация? В некоторых домах поселка мебель ходуном ходила».

Кроме бывшего директора обвинения предъявлены только: главному инженеру станции Андрею Митрофанову, его заместителям Геннадию Никитенко и Евгению Шерварли, начальнику службы мониторинга оборудования станции Александру Матвиенко, ведущему инженеру по наладке и испытаниям службы мониторинга Владимиру Белобородову, ведущему инженеру участка мониторинга оборудования Александру Клюкачу. Им инкриминируется нарушение правил охраны труда, повлекшее по неосторожности смерть человека. По этой статье УК предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. С материалами дела, в котором более тысячи томов, обвиняемые начали знакомиться ещё весной. Сегодня этот процесс продолжается.

А на станции тем временем начался второй, заключительный, этап восстановления СШГЭС. На минувшей неделе завершилась операция по доставке из Санкт-Петербурга в Хакасию трех комплектов узлов для новых гидроагрегатов. Чтобы перевезти его через плотину Красноярской ГЭС, пришлось запустить уникальный судоподъемник. Его проектировали и создавали в 60-е годы прошлого века для доставки оборудования на строившуюся тогда СШГЭС.

К 2014 году все десять агрегатов станции будут заменены новыми. В том числе и те, которые после восстановительного ремонта были запущены в строй в прошлом году. В то, что оборудование станции станет максимально надёжным, поверить нетрудно. Сложно полагать, что люди, в действительности им управляющие, будут ему соответствовать. Как известно, безнаказанность всегда порождает новые преступления.

Инна КОСТЮК, Август 17, 2011, http://www.plotina.net/sshges-vera-uletuchivaetsya/

Авария на СШГЭС: повторение ЧП такого масштаба возможно и неизбежно

Авария на Саяно-Шушенской ГЭС была неизбежна. Где-то должно было прорваться, потому что любая физическая система рано или поздно дает сбой. Аварии подобного рода были, есть и будут. Вопрос в том, насколько широкое распространение и какие последствия получила эта авария. Очень многое связано с неорганизованностью нашего энергетического хозяйства.

Никто не знал, за что он отвечает. Никто не знал, как действовать в тех или иных условиях. Инструкции, которые были написаны, не давали ответа. К сожалению, эта неорганизованность энергетического хозяйства у нас сохраняется. Мы мало чему научились, мы не извлекли уроков. Выводы сделали, но ничего существенного фактически не изменили. Комиссия по качеству, которую пытаются создать в министерстве, превращается в общеосуждающую структуру, которая ни за что не отвечает. Работа этой комиссией был проделана немалая, но гора родила мышь.

К сожалению, повторение аварий подобного масштаба в России возможно и неизбежно, и они будут учащаться и усиливаться. Потому что, во-первых, происходит старение оборудования. А в энергетике, если возраст мощностей, их физическое старение превысило 50%, а моральное превысило 80%, то это неизбежно аукнется, неизбежно проявится. Не хочу быть пророком несчастий, но это неизбежно. А сейчас грядет период, когда природные катастрофы начинают проявляться все больше и больше. Земля насыщена энергией, которая требует выплеска, и выплеск приводит к серьезным воздействиям. Но если ранее все эти выплески локализовывались человеком, то сегодня человеческий фактор не только не тормозит развитие аварии, но и усугубляет его. Повсеместно техника выходит из строя (напомню об утонувшей <Булгарии>), но ЧП случаются в большей степени по вине человека.

Отсутствует структура, которая локализовывала бы аварийные ситуации. Вспомним, как из-за ледяного дождя были повреждены линии электропередач. Не был организован контроль за системой — и помните, к чему это привело. Это что же, природа виновата? Или почему был обесточен крупный аэропорт? Потому что не было прописано ответственности потребителя за свое энергетическое хозяйство. Как можно, чтобы такой крупный объект не имел собственного запасного энергоисточника! Два дня везли в Домодедово запасной резервный дизель-генератор: И смешно, и грустно, и обидно, и больно.

Так что, к сожалению, авария на Саяно-Шушенской ГЭС — это один из этапов того пути, по которому мы идем. И продолжаем идти.

Главные выводы, которые должны были быть сделаны, даже не технологические, а структурно-организационные. Кто за что отвечает, кто чем должен заниматься в плане энергетической безопасности. До сих пор нет ясности по этому поводу. Мы не можем организовать систему ответственности: чем занимается министерство энергетики, чем занимаются ФСК, <РусГидро> или нефтяные компании. Недаром же разборка Саяно-Шушенской аварии зашла в тупик.

Наказали только <стрелочников>, а организаторов оставили в стороне. Как можно посчитать ремонтное предприятие непрофильным бизнесом и вывести его из состава станции? Это же не от природы зависит, не от старения оборудования. К сожалению, в этом вопросе ясности на будущее нет, будущее стало еще более туманно.

Виталий Бушуев, генеральный директор Института энергетической стратегии, Август 17, 2011

http://www.plotina.net/sshges-bushuev/

2 ГОДА НАЗАД РВАНУЛО НА САЯНО-ШУШЕНСКОЙ ГЭС. ЧТО ДАЛЬШЕ?: 3 комментария

  1. Предлагаю дополнительно обсудить мою статью http://www.plotina.net/sshges-safety-babkin/ «СШГЭС: безопасность декларируется, но не гарантируется».

  2. Нет обсуждения проблем Саяно-Шушенской ГЭС, видимо, по причине отсутствия специалистов, кроме тех, которые ранее работали в Гидропроекте и Ленгидропроекте и которые имели свои особые мнения по проблеме расчетов гидрологической безопасности. Ленгидропроект опубликовал свое мнение по ссылке
    http://ru.wikipedia.org/ Саяно-Шушенская ГЭС и постоянно обновляет этот материал не без пользы для себя, доказывая свою правоту практически по всем вопросам. По мнению Ленгидропроекта эксплуатационный водосброс способен пропускать 13000 метров кубических в секунду, а береговой водосброс — до 4000, хотя НПУ и ФПУ еще нужно снижать и снижать.

  3. Изрядно бы хотелось, чтобы с этого года комитет по охране здоровья области обращал любопытство на ясный диссонанс в подходах к оплате труда работников скорой выручки.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *