Опубликовано

БУДУЩЕЕ РОССИИ, НА ВЗГЛЯД ТЕОРЕТИКОВ

РОССИЯ

Перевал> к новой логике развития. Макросоциологический взгляд

Вышла в свет новая книга доктора философских наук профессора Н.С. Розова <Колея и перевал: макросоциологические основания стратегий России в XXI веке>

О чем эта моя большая и довольно сложная книга? Коротко сказать об этом можно при помощи метафоры.

Россия болеет. Болезнь эта не нова, но сейчас приняла особенно неприглядную и разрушительную форму. В плане истории метафора болезни раскрывается через образ колеи — отчасти кругового, отчасти маятникового движения. Циклы эти непродуктивны, порочны. Книга посвящена раскрытию их внутреннего механизма. На этой основе разработаны стратегии выхода на перевал — преодоления колеи циклов. Книга о том, что пока излечение еще возможно и что нужно делать для этого.

Раскрытию механизма болезненных циклов, построению довольно сложных моделей посвящено пять больших глав книги. Коротко, здесь участвуют и устойчивые стереотипы сознания и поведения, и сложившиеся в России типы институтов, практик, стратегий, и характер движения ресурсов. Свой вклад делает включенность России во внешние процессы геополитики, геоэкономики и геокультуры.

Сейчас мы находимся в фазе <Стагнация> с несколькими мощными и незримо действующими контурами деградации — кругами положительной обратной связи между тенденциями упадка. Как и в позднем СССР, пока удается <заливать> эти недуги дождем нефтедолларов. Но такая пресловутая <стабильность> не может быть долгой.

Надвигающийся системный кризис откроет новые политические возможности. Пока запас прочности режима выглядит весьма внушительным — лет на 5-7. Строго

научно предсказать время и характер его наступления невозможно. Все зависит от схождения нескольких факторов: падения цен на нефть, серии катастроф из-за изношенности инфраструктуры, межэтнических столкновений, падения лояльности силовых структур, раскола в элитах. Такое может произойти и раньше и позже указанного срока.

Чего-чего, а политических кризисов в истории России было множество. Практически все исходы укладываются в три направления: к реакции, <закручиванию гаек> (такт <Авторитарный откат>), к сокращению, ослаблению институтов и практик принуждения, <реформам>, <оттепелям> и <перестройкам> (такт <Либерализация> в форме <дарованных свобод сверху> и/или нарастания <вольницы снизу>), либо же кризис достигал такой глубины, что следовал такт <Государственный распад> (Смута начала XVII века, революция и Гражданская война, распад СССР в 1991 г.)

Опять же — кризис является только шансом. А воспользуются им наиболее сильные и подготовленные группы. Пока большой массовой поддержкой, увы, пользуются шовинистические и просоветские идеи и символы. При победе соответствующих групп получим новый <Авторитарный откат> и возврат в ту же болезненную колею циклов. Тогда, к несчастью, эта книга опять станет остроактуальной. Но в истории нет фатальности. Пока у нас есть шанс на перевал — к новой логике исторического развития страны.

Какова последовательность требуемых действий и этапов изменений? На чем сосредоточить внимание? Здесь принцип простой: решение первых задач должно открывать реальные возможности для решения последующих. В книге эти этапы детально разработаны.

Первый шаг — профилактика неправового государственного насилия против личности и собственности: чтобы не разгоняли и не <винтили> мирных демонстрантов; чтобы владельцы фирм не боялись прихода <маски-шоу> и <предложений, от которых нельзя отказаться>; чтобы прокуратура, следственные органы и суды не использовались для захвата бизнеса, властного передела собственности; чтобы бизнесмены не боялись поддерживать любые партии, движения, газеты, интернет-издания, действующие в рамках Конституции и права, и т.д. Убрать фактор страха перед государственным беззаконным насилием — вот первейшая задача неравнодушных граждан, для этого необходимо разрушить режим анонимности и безответственности, увеличить репутационные и другие издержки применения неправового насилия.

Как преодолевать сопротивление авторитарного режима, реакционных сил коррумпированной чиновничьей и силовой бюрократии, как заменять ущербные и фальшивые институты нормальными работающими (от суда и парламента до местного самоуправления и пожарных инспекций)?

Это уже практический вопрос гражданской и политической борьбы, с точки зрения теории важно наращивать переговорную силу в фазе стагнации и быть готовыми к мирной институциональной революции при наступлении кризиса. Есть и универсальные стратегии: откалывать союзников от единого пока блока чиновников, силовиков и олигархов, наоборот, консолидировать мирные протестные силы.

Второй шаг — активизация малых инициативных групп, сообществ, в дальнейшем — сетей, связывающих группы из разных регионов, общественных движений, направленных на решение проблем в отношениях граждан с государством, защиты конституционных прав, неприятие коррупции, нахождение институциональных решений. <В борьбе обретешь ты право свое>, — говорилось сто лет назад в России. Теперь актуальна формула более прозаическая, но и более конструктивная:

только в мирной борьбе за свои интересы и права граждане обретают субъектность и ответственность за происходящее в стране.

Третий шаг — вывод судов из-под зависимости от центральной и местных исполнительных властей, установление порядка <самоочищения> судейского корпуса. При любых реформах возникает множество разногласий и конфликтов. Твердую опору для продвижения даст только действующая система независимого и справедливого суда.

Четвертый шаг — обеспечение местного самоуправления через радикальное перенаправление налоговых потоков от центра на места, общественную поддержку,

повышение роли выборных руководителей и региональных, городских законодательных собраний с мерами повышения заинтересованности местных властей в развитии бизнеса и конкуренции на вверенных территориях. Перенаправление гражданской активности и потенциала солидарности (шаг 2) с опорой на справедливые суды (шаг 3), на обеспечение справедливости выборов на местном уровне, последующее заинтересованное участие в местных реформах, направленных на защиту интересов граждан и подъем местного бизнеса.

Пятый шаг — образование новых партий, уже не только и не столько инициативами из Москвы, а на основе широких сетевых связей местных движений и групп, отражающих спектр основных интересов, сил и идей. В состязании партийных программ и лидеров фокусировка общественного внимания не на популистских лозунгах, а на предложение реализуемых путей выполнения все тех же выше обозначенных общенациональных целей: устойчивого подъема в стране современной конкурентной экономики, роста эффективности государственных институтов, кардинального улучшения качества и ответственности чиновничества, законодателей, судей и правителей.

Многие справедливо указывают, что сложившийся в России режим не способен эволюционировать, а только загнивать, разрушаться, при наличии же у власти ресурсов — на время <подмораживаться>.

Кровавые революции обществом отвергаются, и правильно. Альтернативой для двух зол является мирная институциональная революция через гражданскую самоорганизацию. Представленные выше пять шагов — это стратегии, выверенные на основе серьезных макросоциологических теорий и результатов исследований.

Книга фокусирует внимание на необходимости внятной повестки дня — общей программы действий политических и гражданских движений, направленных на действительную модернизацию государства и экономики. Без этого России из колеи болезненных циклов не вырваться.

Россия при всех своих исторических мытарствах — великая страна, и перспектива перевала к здоровому и свободному развитию, будем надеяться, полностью не исчезнет. Возможность приблизиться к этому перевалу, к последующему расцвету свободных творческих сил — <российскому чуду> во многом зависит от нашей способности размышлять, договариваться и действовать сообща не на основе привычного принуждения, а на основе принятия правил честной игры и взаимного доверия.

Николай Розов, профессор, доктор философии, «Нoвая газета», 27.05.2011

РОССИЯ И КИТАЙ

Реки Сибири и Байкал вступают в 12-ю китайскую пятилетку

Авария на японской АЭС сильно ударила и по атомной энергетике других стран, в том числе и Китая. Теперь план масштабной реанимации китайского мирного атома придется если не выкинуть, то уж точно отложить в дальний и темный ящик. Однако подобная диспозиция, согласно законам диалектики, сделала реальной угрозу уничтожения последних естественных рек Китая под лозунгом <зеленой возобновляемой гидроэнергетики>. Впрочем, не только Китая, но и России. Главной же опасности подвергается Байкал.

КНР очень нуждается в энергии: только за последние 5 лет годовое энергопотребление здесь выросло на 11%, что очень сильно насторожило мировое сообщество, озабоченное проблемой глобального потепления. И правительство Китая было вынуждено дать жесткие обязательства по снижению выбросов парниковых газов. Были даже разработаны меры по снижению энергорасходов, которые, впрочем, оказались не очень-то эффективными. Решение было найдено в иной плоскости.

Считается, что помочь одновременно и выполнить международные обязательства, и снабдить экономику энергией сможет строительство ГЭС, себестоимость которого в КНР низкая, а технологии — развиты. По данным корпорации <Хуаддянь>, к 2010 году уже построено 45 000 ГЭС, вырабатывающих 660 млрд кВт/ч в год. И планы 12-й китайской пятилетки предусматривают ускоренное развитие гидроэнергетики: суммарная установленная мощность ГЭС должна удвоиться и достичь к 2020 году 400 ГВт. Это — в 8 раз больше, чем в России, и в 4 раза — чем в США. До 2020 года в гидроэнергетику потребуется инвестировать 900 миллиардов юаней (140 млрд долларов). Только беда в том, что каждая новая крупная ГЭС — новый мощный источник дешевого электричества, а это, в свою очередь, провоцирует создание новых производств — и порочный круг замыкается: задача снижения энергоемкости производства остается нерешенной.

Стоит, правда, оговориться, что столь же амбициозные планы 11-й пятилетки были реализованы лишь на треть: например, в 2009 году только 11 из 33 проектов ГЭС было одобрено. Заслуга в том принадлежит китайским журналистам и общественным организациям, регулярно сообщавшим о многочисленных проблемах и нарушениях при планировании и создании электростанций. Многие проекты так и не прошли экологическую экспертизу. Немаловажную роль в том сыграла и гипотеза ученых о том, что наполнение и сработка водохранилищ спровоцировали в свое время Сычуаньское и ряд других землетрясений. То есть (внимание!) как только в Китае решились на гласную социально-экологическую оценку проектов, несоответствие крупных ГЭС даже минимальным стандартам экологического благополучия стало очевидным.

Однако в последний год китайские корпорации взяли реванш — наметился прорыв в <убийстве рек для добычи электричества>: спешно сфабриковано сразу 5 положительных заключений экспертизы на ранее отклоненные проекты гигантских ГЭС. Бурю возмущения, например, вызывало рассмотрение Минприродой КНР вопроса о переносе границ заповедника по охране редких рыб <Сяонаньхай> на реке Янцзы <для облегчения традиционной деятельности местных общин>, а по сути — для высвобождения места под дополнительные гидроэлектростанции.

Большинство рек внутреннего Китая уже перекрыты плотинами, и, несмотря на политические риски, особенно лакомыми кусками видятся трансграничные речные системы: Брахмапутра, Нуцзян, Меконг и другие. Так, согласно докладу Всекитайского совета по электрификации о перспективах на 12-ю пятилетку,

на главном трансграничном русле Амура следует построить 8 ГЭС с общей установленной мощностью 8200 мегаватт, несмотря на хорошо известные экологические и социальные риски.

Все дело в том, что китайским корпорациям уже тесно на родине, и они осваивают реки в Индокитае, Африке, Латинской Америке, Средней Азии, участвуют в 250 проектах ГЭС в 68 странах мира. Планируют к 2020 году владеть не менее 30% мощностей ГЭС за рубежом, в том числе для импорта электричества в КНР из сопредельных стран — Бирмы, России, Лаоса…

Успехи Китая в <рекоубийстве> заставили участников прошедшей недавно в Красноярске 6-й международной конференции <Реки Сибири> обратиться с письмом к главе правительства КНР г-ну Вень Цзябао:

<…Мы опасаемся, что успехи в области устойчивого развития, достигнутые КНР в 11-й пятилетке, могут быть перечеркнуты массированным чрезмерным строительством ГЭС с негативными экологическими и социальными последствиями.

Эти последствия, так же как несовершенные экологические стандарты, несовершенная процедура экологической экспертизы, недостаточные социальные гарантии населению при создании ГЭС в Китае, способны кардинально ухудшить шансы китайских компаний на участие в строительстве ГЭС за рубежом. Экологически

опасные инфраструктурные проекты, такие как каскад ГЭС на реке Нузцян, разрушающий участок Всемирного наследия <Трехречье>, переброска вод р. Хайлар в озеро Далай, ставящая под угрозу ключевые орнитологические территории и Рамсарские водно-болотные угодья, строительство газопровода <Алтай>, пересекающего участок Всемирного наследия в России и национальный резерват Канас в Китае, способны существенно навредить имиджу Китая в глазах сопредельных стран и мирового сообщества>.

Далеко не только солидарность с китайскими коллегами побудила российских экологов написать такое письмо, но и сугубо практические соображения.

Государство российское вступило с государством китайским в <энергодиалог>, суть которого в долгосрочной поставке любой энергии на экспорт. <Новая газета во Владивостоке> недавно писала про теневые стороны экспорта энергии дальневосточных ГЭС, где цены для Китая ниже, чем для отечественных потребителей. Да и Богучанская ГЭС, часто поминаемая как <экспортная>, строится с вопиющими нарушениями, без надлежащей экологической экспертизы.

Самой же первой жертвой гидроэнергетической дружбы с Китаем может стать многострадальное озеро Байкал. Вернее — водохранилище компании <Иркутскэнерго>, которое мы по старинке называем <озеро Байкал>. Ни одна рыба уже не поднимется вверх по Ангаре до Байкала: он отрезан тремя плотинами от вод Енисея и Арктики. Колебания уровня озера Байкал зависят от режима эксплуатации Иркутской ГЭС, Братской ГЭС, Усть-Илимской ГЭС, работающих в компенсационном, взаимозависимом режиме. Подпор от Иркутской ГЭС, построенной еще в 1960 г., распространился на озеро, повысив его уровень в среднем на 1 метр по сравнению с естественным, а природный режим колебаний озера был искажен. В зоне затопления и подтопления Иркутского водохранилища оказалось 1400 км прибрежных территорий, переселено 17 тыс. человек, в Байкал смыты многие сотни километров берегов.

В результате строительства ГЭС озеро в течение десятилетий <болело>, приспосабливаясь к человеческому насилию. Под угрозой находятся некоторые чудеса природы: Посольские косы, например, или дельта реки Селенга, сократилась численность многих видов рыб.

Отчасти осознав масштабы разрушений, Правительство России в 2001 году приняло постановление N° 234, ограничивающее амплитуду колебаний Байкала, вызванных работой ГЭС, диапазоном высот 1 метр. Это сгладило остроту проблемы, но не решило ее полностью. Компания <Евросибэнерго> (часть холдинга <БазЭл>), что контролирует все крупные ГЭС на Ангаре, активно лоббирует отмену этих ограничений.

Неудивительно: им светят очень большие деньги. Так, увеличение диапазона колебаний озера всего на полметра даст гидроузлу Иркутской ГЭС возможность дополнительно вырабатывать 1 млрд кВт/ч в многоводные годы и около 6 млрд кВт/ч с учетом расположенных ниже Братской и Усть- Илимской ГЭС, а также — ускорить наполнение водохранилища Богучанской ГЭС и способствовать скорейшему ее вводу в эксплуатацию. А гигантский рынок сбыта — вот он, под боком —

Китай.

А тут еще <Евросибэнерго> никак не удается провести IPO на Гонконгской бирже — уже дважды переносились сроки по причине недостаточного интереса инвесторов, главным из которых должен стать китайский гидроэнергетический гигант Yangtze Power, уже создавший с <Евросибэнерго> совместное предприятие YES Energy для строительства в России ГЭС и ТЭС общей мощностью 10 ГВт. Эта электроэнергия предназначается как для внутрироссийского рынка, так и для экспорта в Китай по высоковольтным линиям через Читинскую область и Маньчжурию. Новая попытка провести IPO в Гонконге возможна осенью. И перспектива сотрудничества с <Евросибэнерго> станет куда притягательнее для китайских партнеров и инвесторов, если объем воды, доступной для использования Ангарским каскадом из трех ГЭС, а в перспективе и шести ГЭС, в одночасье будет увеличен на 15 кубических километров.

Лично Олег Дерипаска и его подчиненные неоднократно обращались к властям с просьбой дать им <еще полметра Байкала> ввиду маловодья, катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС или под любым иным предлогом. Необходимость спешного заполнения <Богучанки>  дает прекрасный предлог для очередной уступки. И премьер Путин уже дважды велел своим подчиненным <разобраться> с этим вопросом.

Вот уже полгода менеджеры компаний <БазЭл>, <Евросибэнерго> и <En+> ведут масштабную пропагандистскую кампанию, обещая спасти мир от китайских парниковых газов с помощью строительства <экспортных> ГЭС в России. При этом собираются залить Китай <зеленой энергией>, намеренно не желая обсуждать масштабный экологический и социальный ущерб, которым чревата каждая крупная ГЭС. Даже предполагаемые места расположения новых экспортных ГЭС,

<представленные для рассмотрения китайским партнерам>, <Евросибэнерго> упорно скрывает от российской публики.

То есть мы, сами о том не догадываясь, вместе с великим китайским народом вступаем в их 12-ю пятилетку и срочно должны приложить все усилия, чтобы российско-китайский план ГОЭЛРО состоялся, попутно уничтожив наши реки и озера.

Семен Ласкин, «Новая газета», Май 27, 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *