Опубликовано

ОКРУЖАЮЩАЯ СРЕДА В ПРИАМУРЬЕ

<Круглый стол> на тему: <Каким воздухом дышат и какую воду пьют амурчане?>
В пресс-центре <Комсомольской правды> в Приамурье> прошел <круглый стол> на тему: <Каким воздухом дышат и какую воду пьют амурчане?>
Недавно Росстат опубликовал список городов с самым грязным воздухом. Таких населенных пунктов насчитали ровно 56. Лидеры в этом списке — города-промышленники, где химические выбросы заводов и фабрик <обогащают> воздух тяжелыми металлами, хлором и сероводородом.
Наш Благовещенск, слава богу, в <лидеры> не вышел. Хотя год назад, по данным Роспотребнадзора, он был в тридцатке.
И все-таки: чем мы вообще дышим и что пьем в Приамурье? Ответ на этот вопрос <Комсомолка> решила узнать у представителей бдящих за окружающей средой в Приамурье органов. В минувшую среду за круглый стол с журналистами сели заместитель председателя министра природных ресурсов Амурской области Василий Офицеров, начальник отдела санитарного надзора Вера Арапова, заместитель прокурора Амурской межрайонной природоохранной прокуратуры Константин Андронович и независимый эксперт — председатель экологического клуба
<Улукиткан> Наталья Калинина.
Удовлетворительная экологическая обстановка — не значит хорошая.
— Давайте начнем с общего и главного. Как вы сегодня оцениваете экологическую обстановку в Приамурье?
Василий Офицеров: — Главными факторами экологического загрязнения в нашем регионе являются автомобильный транспорт, трубопроводы, гидроэлектростанции и нефтепровод. Контролирующие органы и службы внутреннего контроля этих объектов работают нормально, прецедентов нарушений нет. Поэтому экологическую обстановку я оцениваю как <хорошая>.
Наталья Калинина: — Я бы не согласилась с оценкой <хорошо>. По той информации, что собирает наш клуб, экологическую обстановку в области нельзя назвать благополучной. Сегодня актуальны проблемы, связанные со строительством и эксплуатацией нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан, с нарушением экологических и технологических норм на данном объекте. Вспомним февраль 2010 года, когда в районе Большого Невера на участке нефтепровода был порыв. Нефть тогда проникла в почву и водоем. Кстати, депутаты Законодательного
собрания области в марте 2010 г. обещали создать рабочую группу по контролю за строительством, но, насколько я знаю, ее так и не создали. Есть и много других проблем.
Константин Андронович: — Да, это реальный случай, я лично выезжал на эту аварию, все последствия на сегодняшний день устранены.
Данных о том, что в результате разлива нефти пострадала река, ни у нас, ни контролирующих органов нет.
Контролеров много, а толку?
— Это интересная информация, но давайте вернемся к общим вопросам. Кто сегодня в Приамурье осуществляет контроль за состоянием окружающей среды?
Василий Офицеров: — У нас существует достаточно много структур, которые в рамках своих полномочий осуществляет мониторинг окружающей среды. Это региональный Росприроднадзор, Ростехнадзор, Роспотребнадзор, природоохранная прокуратура, гидрометцентр, различные министерства и ведомства областного правительства. Но я хочу сказать, что, кроме мониторинга государственных структур, свои внутренние исследования проводят крупные предприятия, так или иначе своей деятельностью влияющие на экологию региона.
Вера Арапова: — В рамках санитарного законодательства Управление Роспотребнадзора по Амурской области осуществляет контроль за средой обитания человека и обеспечивает санитарно-эпидемиологическое благополучие на территории области. Говоря конкретно, организуем исследование воды, воздуха и почвы в местах, где загрязнение может повлиять на здоровье человека.
По результатам мониторинга проводим анализ для разработки дальнейших контролирующих действий с целью проведения санитарно-профилактических мероприятий.
Константин Андронович: — Природоохранная прокуратура, как и управление Роспотребнадзора, работает в рамках соответствующего законодательства, осуществляет надзор за соблюдением закона об охране окружающей среды. Проводим плановые проверки предприятий и структур, так или иначе влияющих на состояние окружающей среды, работаем с конкретными жалобами населения.
Наталья Калинина: — У меня, кстати, есть одна жалоба. В Тамбовке весь коммунальный сектор, производственные предприятия, районная больница производят неочищенные сбросы воды в реку Гильчин.
Константин Андронович: — Вы знаете, по Гильчину мы разбирались, нарушения устраняются. Но я записал себе информацию, думаю, после мы поговорим об этом поподробнее, будем проверять данные.
Наталья Калинина: — Я считаю, у семи нянек — дитя без глаза. Когда контролирующих органов слишком много, то и собственно контроля
нет никого. Никто ни за что, в общем, не отвечает. Должен быть единый орган экологического контроля в стране и регионах, как практикуют США и Европа и как это было до 2000 г. в нашей стране. Со мной, например, согласен заместитель руководителя Росприроднадзора А. М. Амирханов. Одна из главных проблем, на мой взгляд, заключается в открытости и доступности экологической информации для населения. Предлагаю всем контролирующим органам проводить ежегодные пресс-конференции для СМИ, где они будут озвучивать интересующую людей информацию — о состоянии окружающей среды в области, с конкретными цифрами и рекомендациями.
Василий Офицеров: — А я не могу согласиться с Натальей Владимировной. Создание единого надзорного органа может привести к негативным последствиям. У нас в стране были примеры, когда создавался один контролирующий орган, который в итоге сам становился бесконтрольным, а это может привести к необдуманным действиям.
Здраво оценивая сегодняшнюю обстановку, могу сказать, что все надзорные органы со своими задачами справляются. Полномочия правильно распределены, и у нас, повторюсь, критических экологических ситуаций нет, аварии и форс-мажоры случаются всегда, здесь важно вовремя среагировать и устранить последствия. Да и про открытость информации тоже возражу. У нас в министерстве информацию
можно получить свободно — как по запросу, так и на сайте. А собираться на пресс-конференции можно — нужно только, чтобы был реальный повод и достаточное количество информации, чтобы было о чем говорить.
Вера Арапова: — Скажу, что информацию Роспотребнадзора считать недоступной никак нельзя. Мы очень открыты, как для общественности, так и для СМИ. На нашем сайте подробная информация о работе службы — как текущей, так и итоговой.
Константин Андронович: — Информацию нашу также можно получить на сайтах генеральной и областной прокуратуры. Для общения со СМИ мы открыты полностью, думаю, то, что я присутствую сегодня на этом мероприятии, — яркое тому подтверждение.
В нашем воздухе много пыли и взвесей
— Итак, в прошлом году Благовещенск попал в тридцатку городов России с самым грязным воздухом. Так чем же мы все-таки дышим?
Вера Арапова: — Да по данным Роспотребнадзора, в 2010 году город Благовещенск был отнесен к городам с повышенным уровнем загрязненности воздуха. Основными загрязнителями, ввиду большого количества энергетических предприятий и котельных, у нас остаются пыль и взвешенные вещества. Если говорить о конкретных цифрах, то превышение предельно допустимой концентрации от удельного веса
проб составляет 1,5% — в сравнении с 2009 годом наблюдается увеличение, тогда цифра была меньше 0,5%.
Мы связываем это с недостаточной работой муниципальных властей в отношении дорожного хозяйства. Разбитые дороги — источник пыли. Плюс слабо развитая дорожная сеть способствует повышению уровня загазованности.
А что касается проблемы, которая возникла зимой с отсыпкой гололеда шлаком, то в санитарных правилах указано о необходимости согласования противогололедного средства со специалистами и подтверждения его безопасности для окружающей среды. Данное согласование дорожной службой не было получено, за что дорожники были привлечены к административной ответственности, но вообще шлак, согласно отраслевым стандартам, отнесен к противогололедным средствам Несколько слов хочу сказать о крупных источниках выбросов. Промышленные и бытовые объекты, которые осуществляют опасные выбросы в атмосферу, такие как, например, котельные и ТЭЦ, законодательно обязаны иметь санитарно-защитную зону. На сегодняшний день юридическим лицам, владеющим такими объектами, разрешено право изменять границы санитарных зон. Но, для того чтобы сделать изменения, владельцы обязаны провести лабораторные исследования воздуха на прилегающих территориях.
Так вот, по данным этих анализов, за последние два года превышение предельно допустимой концентрации вредных веществ на границах санитарно-защитных зон промышленных объектов не установлено.
Наталья Калинина: — Нельзя забывать и о том, что Благовещенск находится в неблагоприятной зоне относительно розы ветров. Основным загрязнителем воздуха в Благовещенске является автомобильный транспорт, а конкретнее — низкое качество топлива, несоразмерное его высокой стоимости.
Хочу еще обратить внимание на то, что, по моим данным, в области существует сегодня только шесть пунктов мониторинга воздуха, и есть тенденция к их сокращению. На огромную территорию этого недостаточно. Более того, данные, получаемые из этих постов, нужно делать доступными общественности и СМИ, чтобы люди могли знать, где какой уровень загазованности или запыленности у нас в городе.
Предупрежден — значит вооружен.
Воду в Благовещенске пить можно, главное — не забывать про кипячение.
— А как у нас в городе и области обстоят дела с водой? Полемика вокруг качества благовещенской воды идет давно, но хочется все-таки услышать, можно ли использовать воду из-под крана в пищу?
Вера Арапова: — Можно. Несмотря на то, что вода в благовещенские квартиры поступает из Амура, она проходит жесткую фильтрацию и хлорирование. Однако мы рекомендуем перед употреблением ее кипятить, а для питья использовать бутылированную воду. Что же касается загрязняющих веществ, то они есть, хоть и не много, в основном это марганец и железо. В Свободном для решения этой проблемы
разработана программа по обезжелезиванию воды.
Самая качественная вода, по нашим данным, в Октябрьском, Шимановском и Ивановском районах, а самая плохая — в Константиновском.
Наталья Калинина: — Лучшая вода там, где нет людей. Проблема для области — повышенное содержание железа в любой воде, что пагубно сказывается на нашем здоровье. А это касается качества воды. Необходимо проводить обезжелезивание. Я еще хотела бы напомнить, что загрязнение химическими веществами рек происходит от работы золотодобывающих предприятий. От геологов знаю, что при добыче золота
используется ртуть, что официально запрещено законом, и все попадает в наши реки — Зею и Амур.
Василий Офицеров: — Не могу согласиться с Натальей Владимировной. У нас такой информации нет, а, так как ее источник анонимный, проверить мы, как я понимаю, этого не можем. Когда ваш источник будет готов с нами общаться на эту тему, тогда и выясним все <подводные течения>.
Константин Андронович: — По поводу воды хочу добавить, что часто реки, особенно в черте города, захламлены бытовым мусором. И здесь далеко ходить не надо — возьмем нашу речку Бурхановку. В ходе проверки установлено, что эта река захламлена на всем протяжении из-за попустительства городской администрации. В настоящее время в суде рассматривается заявление обязать городскую администрацию провести очистку.
Фукусимская радиация нам не страшна
— Давайте обратимся к наболевшему вопросу: как повлияли на экологическую обстановку в нашем регионе трагические события в Японии?
До сих пор конкретного мнения на этот счет нет.
Вера Арапова: — Я отвечу одним словом: никак. По нашей информации и данным ежедневного мониторинга радиационной обстановки МЧС, уровень радиации в Приамурье сегодня находится в норме.
Василий Офицеров: — Мне нечего возразить, мониторить этот процесс начали сразу же после событий в Японии. И, по всем данным, никаких изменений в окружающей среде за это время не произошло. Уровень радиации находится в норме. В конце концов, мы здесь живем, и, думаю, нет врагов своему здоровью и самоубийц. Если бы фактор риска был, все ответственные структуры тут же начали бы реагировать.
Наталья Калинина: — Я бы не стала на месте чиновников заявлять так категорично. Нет достаточных и убедительных доказательств того, что радиационное заражение не достигло области. Система мониторинга недостаточно эффективна (шесть наблюдательных постов за атмосферным воздухом на область). Воздушные массы заходили в область с севера, а не с юга, где пробы не брались. А еще нельзя
забывать про то, что из Японии, именно из района, где случилась авария, весной летели птицы, которые также являются потенциальными переносчиками радиации. На мой взгляд, сидящие здесь эксперты выступают в роли психологов в онкологической клинике. Но это уже мое сугубо личное мнение и как эксперта и, как обывателя.
Очистить почву поможет мусороперерабатывающий завод
— Давайте подведем итог нашего разговора: что нужно сделать, чтобы улучшить экологическую обстановку в городе и регионе?
Василий Офицеров: — Сегодня самой главной нашей задачей является контроль за безопасностью окружающий среды и за соблюдением соответствующего законодательства. Это уже само по себе улучшает экологическую обстановку, ведь, несмотря на все факторы, главным <загрязнителем> остается человек.
Вера Арапова: — Присоединюсь к словам коллеги. И добавлю, что в нашей работе, как во многом другом у нас в стране, решающим фактором остается нехватка финансовых средств. Хотя сегодня подвижки в этом направлении есть. Вот, например, основным загрязняющим амурскую почву фактором являются несанкционированные свалки. Мусор в процессе разложения выделяет токсичные вещества и способствует
размножению паразитов. Несанкционированные свалки — это настоящая беда наших почв, почему-то люди не понимают, что мусор, который они оставляют в неположенном месте, влияет не только на внешний вид ландшафта, но элементарно и на здоровье людей, способствуя паразитарному размножению и выбросу в почву и атмосферу токсичных веществ.
А вообще, по нашим данным, в этом году в бюджете города заложены средства на развитие сети очистных сооружений.
Калинина Наталья: — Проблема заключается в неэффективном экологическом контроле со стороны соответствующих государственных структур и экологической неграмотности и невоспитанности людей, то есть нас с вами.
Что касается мусора, исправить ситуацию мог бы мусороперерабатывающий завод, который строится в Благовещенске. Завод не только сократит количество несанкционированных свалок, но и сведет до минимума вред официальных свалок. Но он строится недостаточно активно (по плану должен был быть сдан еще в 2009 г.), при этом осваиваются огромные бюджетные средства.
Антон СИРОТОВ — 24.06.2011, http://amur.kp.ru/daily/25708/909033/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *