Опубликовано

БОЕПРИПАСЫ В БУРЯТИИ И ЖИЗНЬ

Бурятское региональное объединение по Байкалу
Улан-Удэ, 06.06.2011 г. № 06\06
Руководителю Управления Росприроднадзора по Республике Бурятия Дремову К.Г.
Обращение
Уважаемый Константин Геннадьевич!
На встрече с представителями общественности 25 мая 2011 г. Вам от имени нашей организации были заданы вопросы по проблемам  утилизации отходов в Бурятии. Официальных ответов мы до сих пор не получили.
В связи с вопросом о проведении государственной экологической экспертизы проекта полигона в Сосновом Бору хотелось бы отметить следующее. Отслужившие свой срок боеприпасы, размещаемые и обезвреживаемые на полигоне в Сосновом Бору, являются отходами производства и потребления согласно ст. 1 федерального закона «Об отходах производства и потребления (1998)». Полигон, где боеприпасы взрываются, является объектом размещения и обезвреживания отходов I-V классов опасности и, следовательно, является объектом государственной
экологической экспертизы(ГЭЭ) федерального уровня согласно п.7.2 ст. 11 федерального закона «Об экологической экспертизе». Согласно ч.1 ст. 14 этого же закона в проектных материалах, подаваемых на экологическую экспертизу должны быть материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и обсуждений объекта ГЭЭ с гражданами и общественными организациями, организуемых органами местного самоуправления. Нашей организации о факте проведения подобных общественных обсуждений ничего не известно и с большой вероятностью это означает, что и ГЭЭ проекта полигона также не проводилось.
Реализация объекта ГЭЭ без положительного заключения экологической экспертизы является нарушением федерального законодательства согласно ст. 30 федерального закона «Об экологической экспертизе». На основании ст. 12, 13 федерального закона «Об охране окружающей среды» вносим предложение о проведении внеплановой проверки предполагаемых фактов нарушений федерального законодательства совместно с органами военной прокуратуры.
Дополнительно также предлагаем в ходе внеплановой проверки выяснить были ли закопаны на территории военного склада №30 в/ч 32364 вблизи пос. Тальцы протекшие химические боеприпасы, хранившиеся там еще до второй мировой войны, или нет и вывозятся ли устаревшие боеприпасы на полигон с этого склада? Да или нет. Опубликованный комментарий д.х.н. Федорова Л.А. прилагается.
Ответ просим направить в установленном законом порядке… Белоголовову Владимиру Федоровичу.
Зам. директора Белоголовов В.Ф.
shapsg@gmail.com, 9 июня 2011 г.

Экологи просят проверить законность подрыва боеприпасов вблизи Улан-Удэ
Экологи направили письмо в управление Росприроднадзора по Бурятии с просьбой проверить законность проведения масштабной утилизации боеприпасов на полигоне вблизи Улан-Удэ, сообщил в среду заместитель директора Бурятского регионального объединения по Байкалу Владимир Белоголовов, уточнив, что письмо направлено в понедельник. По мнению экологов, утилизация боеприпасов, вероятно, проводится без государственной экологической экспертизы.
В апреле на полигоне Сосновый бор вблизи Улан-Удэ на основании решения министра обороны и указания начальника штаба Вооруженных сил России начались подрывы снятых с вооружения боеприпасов, до 1 декабря предстоит уничтожить 6,1 тысячи тонн. Работа идет под контролем прокуратуры и ФСБ, полигон находится на удалении более 18 километров от окраины Улан-Удэ, сообщил ранее представитель командования 36-ой армией.
«На основании федерального закона «Об охране окружающей среды» мы внесли в Росприроднадзор предложение о проведении совместно с органами военной прокуратуры внеплановой проверки предполагаемых фактов нарушений федерального законодательства», — сказал Владимир Белоголовов.
По его словам, отслужившие свой срок боеприпасы являются отходами производства и потребления, а полигон — объектом размещения и обезвреживания отходов I-V классов опасности и, следовательно, объектом государственной экологической экспертизы (ГЭЭ) федерального уровня.
По закону «Об экологической экспертизе» в проектных материалах, подаваемых на экологическую экспертизу, должны быть материалы оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) и обсуждений объекта ГЭЭ с гражданами и общественными организациями, проведенных органами местного самоуправления.
«Нашей организации о факте проведения подобных общественных обсуждений ничего неизвестно, и с большой вероятностью это означает, что и ГЭЭ проекта полигона также не проводилось», — отметил Владимир Белоголовов.
В письме «зеленых» содержится просьба дать официальный ответ в обусловленный законом срок, который составляет 30 дней, также отметил он.
Представитель регионального управления Росприроднадзора подтвердил, что письмо получено, и ответ будет подготовлен.
Бурятское региональное объединение по Байкалу — общественная организация под руководством Сергея Шапхаева, созданная в 1996 году, известная, в частности, своей активной деятельностью против прокладки нефтепровода вблизи Байкала. Среди реализованных проектов — «Программа поддержки и развития муниципальных образований на территории РФ» на грант Агентства США по международному развитию, «Повышение эффективности работы муниципальных органов в регионе озера Байкал» (грант Фонда Форда), «Повышение потенциала общественного экологического контроля в бассейне Арктики» (грант «Тихоокеанского центра защиты окружающей среды и природных ресурсов») и другие.
РИА «Новости», 8 июня 2011, http://baikal-media.com/news/society/90631/

Насколько законна утилизация боеприпасов в пригороде Улан-Удэ? Свои сомнения высказали бурятские экологи. Они направили соответствующее письмо в управление Росприроднадзора. Зеленые уверены — утилизация проводится без государственной экологической экспертизы.
Война со старыми снарядами началась еще в апреле. В активном порядке их начали взрывать на полигоне в Сосновом Бору. До декабря предстоит уничтожить 6 тысяч тонн боеприпасов. Зеленые забили тревогу. Не отразится ли утилизация на здоровье горожан?
— Сергей Шапхаев, директор Бурятского регионального объединения по Байкалу: Мы не знаем химический состав этих артиллерийских снарядов, мы не знаем, выполнялись ли экологические стандарты при создании такого полигона. Это является объектом экологической экспертизы и объектом общественных слушаний. Экологи уверены: ни экспертизы, ни слушаний не было. Жители Улан-Удэ должны знать о принимаемых мерах безопасности. Однако эта информация отсутствует. Ровно так же, как и сведения о химическом оружии. Еще до войны оно находилось в поселках Онохой и Тальцы.
— Сергей Шапхаев, директор Бурятского регионального объединения по Байкалу: Мы опасаемся, что это химическое оружие закопано и не извлечено. Когда оболочка проржавеет, оно может попасть в подземные воды. И наш любимый Улан-Удэ может лишиться питьевой воды. С вопросами безопасности экологи обратились в Росприроднадзор. Ответа придется ждать месяц. Если он не устроит зеленых, они готовы дойти и до правительства России.
Евгения Жиравова, 09.06.2011, http://arigus-tv.ru/news/detail.php?ID=21572

В Улан-Удэ приостановлена утилизация боеприпасов
В Восточном военном округе начала плановую работу специальная комиссия, которую возглавляет заместитель командующего войсками Восточного военного округа генерал-лейтенант Олег Миленин.
Комиссия проведет повторную, контрольную проверку площадок для утилизации боеприпасов на предмет соблюдения техники безопасности при проведении взрывных работ. Об этом было сообщено девятого июня.
На время проверок подрывы приостановлены. В плановом порядке уничтожение боеприпасов проводится только на полигоне Цугол в Забайкальском крае. Суточная норма определена руководящими документами и строго соблюдается, обеспечивая безопасность военнослужащих и местного населения, сообщает группа информационного обеспечения Восточного военного округа.
Напомним, в Улан-Удэ, на полигоне Сосновый Бор с 20 апреля шла плановая утилизация артиллерийских снарядов калибра 122 миллиметра, изготовленных в 40-50 годах прошлого столетия боеприпасов.
ИА «Байкал-Daily»; Сергей Шапхаев, shapsg@gmail.com, 11 июня 2011 г.

Эхо большой химической войны раздается в Улан-Удэ
Почти два месяца на полигоне гарнизона Сосновый Бор под Улан-Удэ военные взрывают остатки своего бывшего арсенала химического оружия, располагавшегося с 30-х годов прошлого века в пределах городской черты — на станции Тальцы
Экологи Бурятии под впечатлением недавних катастроф со взрывами боеприпасов предлагают военным установить общественный контроль над процессом уничтожения боеприпасов. Напомним, что на воздух не так давно взлетели два военных склада с артиллерийскими снарядами и ракетами в Башкирии и Удмуртии. В результате взрывов там погибли солдаты, гражданские лица и полностью разрушены военные гарнизоны и несколько деревень.
2011 год для улан-удэнцев может стать самым важным за все время существования столицы Бурятии. И совсем не потому, что в этом году сам ВВП, возможно, оставит на время свой «Народный фронт» против ДАМа и приедет в гости к Даше Варфоломеевой. И не потому, что в июле будет празднование 350-летия вхождения Бурятии в состав России. Все эти возможные (или невозможные) события ничто по
сравнению с тем, что 2011 год станет фактически последним для военной базы в черте города на станции Тальцы.
«Склад № 30»
Немного истории. В/ч №63292, на большой (больше десяти километров по периметру) территории которой расположен огромный арсенал артснарядов и авиабомб, включая химические боеприпасы с боевыми отравляющими веществами (ОВ), много лет дамокловым мечом висит над жителями Улан-Удэ. Склад №30 с химоружием бывшего ЗабВО существует в столице Бурятии с 1934 года, аккурат со времени переименования Верхнеудинска в Улан-Удэ. Кстати, цифра «30» из соображений конспирации фигурирует применительно к артчасти в Тальцах не один раз.
Часть расположена по юридическому адресу: ул. Волочаевская, 30, и школа, где учатся дети военных, тоже носит №30. С момента формирования части она находилась в ведомстве Главного ракетно-артиллерийского управления (ГРАУ) Главного командования сухопутных войск Минобороны СССР. До сих пор это целый подземный город с хранилищами боеприпасов и километрами железнодорожных путей.
О том, сколько обычных боеприпасов и химического оружия до последнего времени хранилось в арсенале в Тальцах, открытых сведений нет. Известно лишь, что сейчас официально химического оружия там нет, а оставшиеся старые боеприпасы производства 1940-50-х годов мощностью в 6100 т в тротиловом эквиваленте военные намерены уничтожить до 1 декабря 2011 года. То есть к 2012 году боеприпасов в
арсенале не должно остаться.
С 20 апреля этого года весь боезапас в срочном порядке уничтожается на полигоне соседней с Тальцами военной базы в Сосновом Бору.
По словам представителя командования 36-й армии, оставшиеся на складе артснаряды калибра 122 мм будут системно безопасными порциями уничтожаться, а те боеприпасы, которые останутся после окончания утилизации, будут вывезены на другие склады.
— По плану работы должны завершиться до 1 декабря текущего года, — сообщил и.о. командующего 36-й армией Виктор Бедрик. —
Подрывное поле оборудовано в соответствии с требованиями. Удаление (полигона в Сосновом Бору. — С.Б.) от жилых строений составляет порядка пяти километров. Это обеспечивает безопасность при проведении работ. Утилизация боеприпасов производится ежедневно, кроме воскресенья, а в субботу — до обеда. Подрывы производятся порядка пяти-шести раз. Боеприпасы раскладываются по местам подрыва и последовательно подрываются, с расчетом, чтобы мощность не превышала установленные нормы. Это 120 кг в тротиловом эквиваленте, что составляет порядка 35-ти снарядов.
Сама же военная часть в 2012-2013 годах будет расформирована и ликвидирована, а ее территория должна быть рекультивирована и передана гражданским властям — муниципалитету.
Улан-Удэ мог быть уничтожен не один раз
Только после этого горожане смогут спать спокойно, не рискуя подвергнуться артналету в случае, не дай Бог, подрыва тальцинского арсенала. Жители близлежащих поселков еще помнят летний день 1954 года, когда на территории в/ч случился пожар и загорелись склады с оружием. Тогда снаряды и ракеты разлетались во все стороны от арсенала. Часть из них накрыла поселок Тальцы, жители которого решили, что короткое мирное время закончилось — тогда со времен войны прошло всего девять лет — и враг опять напал неожиданно. Люди, спасаясь от бомбежки, бросали дома и имущество и в панике бежали в поисках укрытия в сторону центра города и к реке. Другие прятались в подпольях.
В другой раз жизнь почти полумиллионного Улан-Удэ оказалась на волоске ровно шесть лет назад, в ночь с 16 на 17 июня 2005 года. И вновь причиной волнений стал пожар. «При прохождении грозового фронта над частью одна из молний ударила прямо в ящик с боевыми снарядами, — говорилось тогда в официальной информации МЧС России. — Начался пожар, на тушение которого было брошено около ста
военнослужащих.
Занявшийся пожар был потушен силами военных Улан-Удэнского гарнизона еще до прибытия девяти машин пожарной охраны МЧС».
К тому времени на военных складах в Тальцах хранилось более 100 тыс. т боеприпасов. Страшно представить, что было бы не только с поселками Южный и Тальцы и окружающими арсенал дачными поселками, но и большей частью Железнодорожного и Октябрьского районов столицы Бурятии, если бы произошел общий подрыв арсенала. Городу повезло, а военные несколько лет понемногу освобождали нас от накопленного смертельного оружия.
Например, в апреле 2007 года госзаказчик в лице в/ч 64176 (ГРАУ МО РФ) провел конкурс на выполнение работ по утилизации боеприпасов (100-152 мм, выстрелы) в количестве 191,09 тыс. шт. Такое количество боеприпасов было уничтожено с апреля по декабрь на «производственной базе» в/ч 63292 (арсенал в Тальцах). Но здесь речь идет об обычных боеприпасах. Однако напомним, что «склад №30» был одной из баз, где хранилось оружие для войск «радиохимзащиты» в возможной химической войне. Возможно, для противодействия Японии, активно разрабатывающей на территории Китая свое химическое и биологическое оружие. После победы над Японией арсеналы
химоружия на востоке страны предназначались для сдерживания другого вероятного противника — Народно-освободительной армии Китая (НОАК). До начала 90-х годов в арсенале в Тальцах складировались артснаряды и авиабомбы, начиненные химическими зарядами с боевыми ОВ — зарином, зоманом и советским вариантом V-газа.
Кто тараканы: мы или китайцы?
Те, кто служил в 70-80-е годы в Советской Армии или хотя бы сталкивался с влиянием советской военной доктрины в армии, наверняка помнят самоуверенных советских военных командиров. Редко кто из них, начиная с лейтенантов и заканчивая генералами, не повторял одну и ту же фразу о том, что «китайцев мы будем давить, как тараканов». Имелось в виду преимущество НОАК в живой силе и некое
преимущество советских войск в современных вооружениях, а также, возможно, наличие у наших артиллеристов «хлороформа для тараканов» и отсутствие
оного у «вероятного противника». Кстати, последнее обстоятельство, то есть отсутствие фактора страха перед ответными действиями противника, и является главным условием применения химического оружия.
О количестве химоружия, которое хранилось на всех 373 точках (химзаводы, химсклады, склады боеприпасов, включая химическое оружие, военно-химические полигоны, арт- и авиаполигоны), точных сведений нет…
Химический апокалипсис
При этом, по данным все того же Федорова, Бурятию нельзя назвать регионом, напичканным химоружием. Даже по сравнению с соседними Иркутской областью и Забайкальским краем. До 1991 года химоружие хранилось в Иркутске и Чите в гораздо больших количествах, чем в арсенале в Тальцах. Например, на ст. Иркутск-Батарейная до недавнего времени существовал склад №415 химвооружения ЗабВО и склад № 41 артвооружения ЗабВО с артиллерийскими химбоеприпасами. Кроме того, под Иркутском на ст. Мальта была еще одна «химическая точка» — артиллерийский полигон и военный лагерь с химоружием.
Соседний же Забайкальский край и вовсе можно считать сплошной базой химической войны. В одном Агинском Бурятском округе было сразу две точки — склад № 152 артвооружения, включая химические боеприпасы, и окружной артполигон ЗабВО с военным лагерем. Еще на территории края располагалось целых 11 военных складов с химоружием: три склада с чисто химическим вооружением (ст. Лесная, ст. Чита-II и
ст. Хадабулак), 4 артсклада с химоружием (ст. Бырка, ст. Лесная, ст. Нерчинск, ст. Соловьевск), 3 склада с авиабомбами (ст. Бырка, ст. Нерчинск, ст. Петровск-Забайкальский) и 1 склад артиллерийских и авиационных боеприпасов (ст. Шерловая). «Повезло» забайкальцам иметь на своей территории окружной военно-химический и авиационно-химический полигон на станции Ясная, на которой располагались части «химической атаки» — 33-я бронетанковая химбригада и 13-й отдельный химический минометный батальон. Но и это еще не все. На территории
края находились военно-химический полигон с хранением химоружия в Борзе, 3 артполигона с химвооружением (станции Харанор, Даурия, Хадабулак) и окружной зенитно-артиллерийский полигон ЗабВО на станции Чита-II. Исходя из этих данных, несложно предположить, что в случае большой химической войны вряд ли бы что-то живое осталось не только в Забайкалье, но и в Бурятии…
Контроль нужен?
Что будут делать с этими лежащими в земле химическими «чернобылями» бравые «артиллеристы» из Тальцов? Беспокоит и процесс уничтожения 6,1 тыс. т оставшихся обычных (обычных ли?) боеприпасов. Сегодня, после трагедий со взрывами арсеналов в Башкирии (26 мая) и Удмуртии (2 июня) и сотнями погибших и раненых слетят со своих постов несколько высоких военных чинов в ранге начальников Управлений МО РФ. 15 июня этот вопрос будет рассматриваться на «правительственном часе» в Госдуме, куда «на ковер» вызван министр обороны РФ Сердюков. Но как это скажется на безопасности уничтожения остатков арсенала в Тальцах, пока неизвестно. Тем более что ведущие эксперты из Института мировой экономики и международных отношений РАН не исключают, что главной причиной подрывов арсеналов в Пугачево (Удмуртия) и Урмане (Башкирия) стало стремление военных замести следы нелегальной утечки боеприпасов с этих складов.
В связи с этим большая просьба к руководителям ГРАУ МО РФ. Господа военные дяденьки! Не надо присылать в Улан-Удэ своих сотрудников с проверкой! Пусть они, «складские», что хотят, то и делают, лишь бы ничего не начали здесь взрывать!
Тем временем местные «зеленые» из Бурятского регионального объединения по Байкалу обратились в Управление Росприроднадзора по Бурятии с просьбой провести проверку законности осуществления работ по утилизации боеприпасов на полигоне военной базы в Сосновом Бору в городской черте. Активисты-экологи из БРО по Байкалу настаивают на проведении процедуры общественных слушаний и государственной экологической экспертизы проекта полигона.
Сергей Басаев,13.06.11, http://www.newbur.ru/news/documents/3106

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *