Опубликовано

РЫБНЫЕ НОВОСТИ

ПРАВОВАЯ СРЕДА
РЫБАКИ, СУШИТЕ СНАСТИ.

Чехарда с рыбалкой идёт в нашей стране уже который год. Но окончательного решения до настоящего времени не принято. Утверждённые
постановления, решения настолько сырые, настолько необдуманные, что порой даёшься диву, кто же их писал и как могли быть они утверждены? Сезон рыбалки 2010 года в Амурской области для любителей посидеть у озера с удочкой, прошёл под запретом. Длинные чиновничьи коридоры и чиновничья волокита не позволили своевременно распределить водоёмы. В 2011 году <лёд тронулся>, водоёмы распределены. Как шло распределение, почему кому-то досталось много, а кому-то ничего, об этом другой разговор.
Чтобы удовлетворить естественное желание граждан дюже охочих побаловать себя свежей ухой или жаренными в сметане карасями
областные чиновники распределили водоёмы для производства любительского лова рыбы.
Чиновники, долго не думая, <закрепили для любительского лова> реку Зея — от её устья до Зейского водохранилища. Протяжённость этого участка реки составляет 400-450 км. На этом участке вдоль реки находится большое количество сёл и деревень. И что же, жителям сёл без путёвки нельзя будет ловить рыбу? А путёвку на производство любительского лова рыбы можно приобрести, судя по информации в газете <Аргументы недели> № 9 (128), четверг 10 марта 2011 года, только в ФГУ <Амуррыбвод> по адресу: г. Благовещенск, ул. Калинина, 126, офис 503. О том, что путёвку можно приобрести ещё в каком-то населённом пункте области — ни слова. И так, господа рыбаки, стройными колоннами, группами и поодиночке с удочками и без них выдвигайтесь за путёвками в г. Благовещенск.
Закреплена для любительского лова и вся река Томь. Относительно реки Томь, надо сказать, что чиновники, не стесняясь, ухватили сытный кусок рыбного пирога. Дело в том, что решением Облисполкома от 15.09.1976 г. № 352 был учреждён Томский ихтиологический заказник. Река Томь, выше устья речки Симки (с. Воскресеновка), была заповедной вместе с водоёмами находящимися в её бассейне и ловля рыбы в реке и озёрах была запрещена в целях воспроизводства местной популяции карася. Автор текста просит извинить его, если он <проморгал> постановление губернатора об упразднении Томского ихтиологического заказника. А если он не упразднён? Как быть с положением о запрете на лов рыбы? Наряду с этим, в правилах рыболовства для Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна (приложение к приказу Минсельхоза России от 1 марта 2007 г № 151) в пункте 65 указывается, что <запрещается осуществлять любительское и спортивное рыболовство всех видов водных биоресурсов во внутренних пресноводных водных объектах :> в том числе и в <Амурской области : без разрешения на добычу (вылов)> (п. 65.2) и в частности <в реке Томь на участке от впадения реки Симки до истоков, со всеми притоками, заливами, протоками и прилегающими озёрами на всём протяжении> (п. 65.2.г.). Разрешение и путёвка это одно и то же или нет?
В законе о <рыбалке> сказано, что при выделении закреплённых водоёмов, рядом должно быть общедоступное и бесплатное место. Но русло реки Зеи и Томи чиновники не захотели поделить на участки, а <отстегнули> полностью на всём протяжении рек. А вы, рыболовы-любители, ищите по соседству лягушатники. И помните — на безрыбье и рак рыба!
Река Ульма так же отдана на откуп для любительского лова. Ульма — река рыбная! Караси ловятся с лапоть и больше. В бассейне реки Ульма находится зоологический заказник сезонного значения одноимённого названия. Основная цель создания заказника — охрана редких и исчезающих видов птиц. А здесь гнездятся рыбоядная скопа и орлан-белохвост, дальневосточный и чёрный аисты, японский журавль.
Обитают и другие рыбоядные птицы — цапли, бакланы. Чем же им питаться и кормить птенцов?
Чиновники в интересах рыбаков-любителей закрепили (читай — захватили) и богатые рыбой водохранилища: Анновское, Первомайское, Толстовское, Тамбовское, Новоалександровское, Антоновское. Так что любители рыбной ловли из сёл находящихся вблизи вышеназванных водохранилищ заранее приобретайте путёвки. Без путёвок рыба клевать не будет. Всё сделано только в ваших интересах.
Согласно закону о <рыбалке> — рыбалка в нашей стране общедоступная и бесплатная. Но нашим чиновникам законы не писаны, а точнее трактуются по-своему. Читаем в <Аргументах недели>: <В соответствии с природоохранным законодательством РФ любительский лов разрешён
только по путёвкам, : Установлены следующие цены на добываемую рыбу в водоёмах Амурской области:
— от 35 рублей за килограмм ленка;
— 30 рублей щука;
— карась, налим, сом — по 20 рублей.
Прочая промысловая рыба идёт по цене 19 рублей за килограмм>.
1. Даётся сноска на какое-то, в данном случае абстрактное <природоохранное законодательство>, но не на конкретный закон или
нормативно-правовой акт. Возникает вопрос, — с какой целью это сделано?
2. <Любительский лов только по путёвкам>. Любой юрист скажет вам, рыбаки, что путёвка это не разрешение на рыбалку, а документ,
подтверждающий оплату каких-либо услуг. Например: прокат лодки, снастей, палатки и прочее. Что же из услуг может предоставить ФГУ
<Амуррыбвод>? Может быть, за зиму вдоль реки Зеи выстроены современные кемпинги, закуплены лодки, обустроены места стоянок для
рыбаков? Ха-ха, лови леща в пруду! Как тут не вспомнить известное изречение: Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Вот вам, рыбаки-любители, и общедоступная бесплатная рыбалка. Если бы в водохранилища, к примеру, завезли молодь рыбы, кормили её, и за её вылов брали деньги, это
было бы понятно. А так, всё писано на воде вилами.
3. <Установлены следующие цены на добываемую рыбу в водоёмах Амурской области>. О каких водоёмах идёт речь, о закреплённых для
любительского лова или же всех водоёмах, на которых разрешён лов рыбы?
4. <Прочая промысловая рыба идёт по цене>. Как видите, <рыба идёт> по цене, а не предоставляемые для рыбалки услуги. И так, деньги
взимаются не за путёвку, как таковую, а за количество пойманной рыбы.
Вопрос первый. Кто же будет проверять количество пойманной рыбы конкретным рыбаком? Или же заплатил за отлов одного кг. карася,
а поймал пять! Рыболов, будь честным!
Вопрос второй. Если, к примеру, я заплатил за десять кг. рыбы, а поймал за весь сезон семь кг., то почему я оплатил за не пойманную мною рыбу. Предвижу ответ чиновника: <Это ваши проблемы>. Кто мне гарантирует отлов оплаченного количества рыбы. Получается удивительная картина — деньги конкретные, а рыба — виртуальная! Да, не напрасно говорят: <Рыба плавает по дну, хрен поймаешь хоть одну!> 10 марта 2011 года на пятом канале (г. Санкт-Петербург) в программе <Открытая студия> состоялась дискуссия на тему:
<Особенности национальной РыбОхоты>. Так вот, на вопрос программы — <Будете ли вы платить за рыбалку?> — 2,7% респондентов ответили
<да> и 97,3% — <нет>. Данные проведённого опроса в комментарии не нуждаются. Но особенно выразительно ответил на этот вопрос 83-летний рыбак, показав известный мужской жест <кулак от пояса>. Дискуссия участников программы была бурной, но ответы на конкретные вопросы телезрители-рыбаки в большинстве своём не получили.
А участники программы не могли дать ответы на заданные вопросы только потому, что закон о <рыбалке> крайне не совершенен и предвзят.
В очередной раз мы видим, что <законодумцы> пекутся не о нас — большей части россиян, а о том, как бы от растерзанной России урвать богатый рыбный пирог. Сколько чиновника не корми ему будет этого мало!
И в который раз я вспоминаю слова из песню В. Токарева <Эх, хвост, чешуя не поймал я :..>.
Наталья Калинина — координатор фракции <Зеленая Россия> Партии <ЯБЛОКО>

КОРЕННЫЕ МАЛОЧИСЛЕННЫЕ НАРОДЫ
Экономическое развитие коренных народов сводят к минимуму
«У тундровика нет возможности сесть на электричку, доехать до дачи и вырастить там картошечку и огурчик, — говорит Семён ПАЛЬЧИН, уполномоченный по правам коренных малочисленных народов. — Он живёт только промыслом. Природа Таймыра обеспечивает его только на 40-60%
от официального прожиточного минимума. При условии, что все квоты, которые выделяет государство на добычу рыбы, достаются местному
населению. Но они этого не получают!»
До первой рюмки
— Северные, самые продуктивные рыбопромысловые участки первыми выставили на конкурс. Далеко не все они достались местному
населению, испокон веков добывавшему там рыбу. Как люди выходят из положения?
— Хуже несовершенства федеральных законов может быть только тупое их исполнение на местах. Хорошо, что поднялись рыбаки-любители по всей России. Коренных никто бы и не заметил. Государство такие условия создало, что даже законопослушный гражданин начинает чихать на закон. У коренных нет других средств для выживания, кроме промысла. Сейчас всё зависит от воли тех, кто выиграл конкурс. Если это местные люди, договариваемся. И те, кто на этом участке всегда рыбачил и охотился, остаются.
— А если приходит чужой человек?
— Его никто не может остановить. Он на одну копейку больше в бюджет заплатил — территория его, потому что в законе не записан приоритет
за коренными. И сейчас выигрывают конкурсы и рудари, и пожарные. Он сутки отработал, трое — свободен. Живёт в городе, есть доступ в Интернет, к документам, он легко выигрывает. Мы его увещеваем: у тебя же есть доход на основном месте работы, имей совесть.
— Надеяться на совесть в этой ситуации как-то странно. Наверняка договариваются по принципу: у кого карабин, тот и прав?
— Я всегда говорю: не дай бог дойдёт до ситуации «Ваше слово, товарищ маузер». Появился предприимчивый рыбак, выиграл конкурс на промысловый участок, куда ездил весь посёлок, и всех выгнал. Закон вроде бы соблюдён. Наш народ ведь спокойный, ушёл на другое
место, менее продуктивное, но обиду затаил. А это до первой рюмки.
Учитесь у Сперанского
— Проблема промысловых участков не нова. Её решали едва ли не в каждом веке. Что говорит исторический опыт?
— Лучше всех эту проблему решил Сперанский в 1822 году: «Утверждаются во владении кочующих земли, ныне ими обитаемые». Ну, почему сейчас
не сделать так же? У меня есть большие сомнения, что при всём многообразии коренных малочисленных народов России можно в одном
центре учесть все нюансы. На уровне федерации должны быть определены общие принципы, а тонкости пусть определяют регионы. Раньше так и
было. А сейчас мы стремимся к правовому государству, и всё так зарегулировали правовыми актами, что за ними не видим людей.
— Поголовье оленей растёт, госпрограммы по разведению действуют. Может, спасение — в оленеводстве?
— Оленеводы возвращаются к натуральному хозяйству только для себя. Продукцию никуда не сдают, шкуры выбрасывают. Практически не
внедряются перерабатывающие технологии, достижения ветеринарии и науки. Современный перерабатывающий цех может быть таким, что от
оленя останется только вздох. У него всё используется: шкура, железы внутренней секреции. Ямал кровь в Китай успешно продаёт. Но такой перерабатывающий цех стоит 1 млн евро. Оленеводу никогда его не купить.
— Традиционные места промыслов сегодня выделяются под разработку месторождений. Можно ли объединить интересы добывающих корпораций
и естного населения?
— Когда я разговариваю с нашими оленеводами, они мне кажутся большими государственниками, чем кто-либо. Они понимают, что разработка месторождений необходима. Это деньги врачам, учителям, пенсионерам. Но пусть это приносит и непосредственную пользу.
Нефть фактически бьёт ключом из-под земли. Почему не сделать мини-переработку, чтобы хватило для местных котельных? Или, скажем, в 40 км от посёлка Носок, где живут 1800 человек, проходит газопровод. Почему нельзя сделать к нему ветку? Конечно, первоначальные затраты будут, но
головную боль с северным завозом мы забудем навсегда.
Губернатор задумался
— Хотят ли сами северные народы сохранять свой традиционный уклад?
— Хотят. Но их жизнь почему-то пытаются подгонять под старую. А потребности-то уже другие. У тундровика есть мотор, «Буран». Он
хочет, чтобы были телевизор и Интернет, чистый чум, ошейники с системой слежения, по которым он всегда найдёт оленя. В минрегионразвития твердят о сохранении традиционного образа жизни. Но технологии быстро развиваются и народ движется им навстречу. Почему вы хотите загнать
его в самодельную лодку, к самодельным снастям и коптящему очагу? Мы сегодня сводим до минимума экономическое развитие народов.
— Выделив дополнительные средства северянам, депутаты заявили: «Дети из школ-интернатов теперь смогут побывать у родителей не только на летних, но и на зимних каникулах». То есть раньше дети по девять месяцев не видели родителей!
— Всё мое поколение — интернатское. Но подход раньше был другой. Интернаты строили непосредственно там, где народ живёт. А сейчас
дети учатся в Дудинке и полностью теряют связь с родными. Нам надо вернуться к прежней политике и строить в местах компактного проживания современные школы. Иначе коренные встанут перед выбором: бросить оленеводство и учить детей или оставаться безграмотными.
И то, и другое погубит народ.
— По Северу принимается множество программ. Они приносят реальную пользу или так, для галочки?
— Движение к лучшему есть. Губернатор обеспокоен не меньше, чем кто-либо. Он сам был в посёлках, видел, как на самом деле люди живут.
После этого он стал очень задумчивым.
ДОСЬЕ
Семён ПАЛЬЧИН родился в 1959 г. в посёлке Малая Хетта Усть-Енисейского района Красноярского края. Окончил Красноярский
сельхозинститут. Работал директором совхоза «Тухард» родного района, замгубернатора Таймырского автономного округа. Избирался депутатом Верховного Совета СССР, депутатом Думы ТАО. Стоял у истоков создания Ассоциации коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока.
Лариса РЕПИНА, 11 мая 2011 г., «АиФ на Енисее», http://enisei.aif.ru/issues/699/17_01

ПРАКТИКА
В Иркутской области возобновил работу Бурдугузский рыбоводный завод, который простаивал с 2004 года. Предприятие запущено в рамках инвестиционного проекта по воспроизводству в Приангарье рыбных запасов и производству рыбной продукции.
Завод относится к Иркутскому рыбоводному комбинату. Разработчиком инвестпроекта является ООО «Байкальская рыба», которое взяло мощности завода в аренду сроком на десять лет, сообщили в правительстве региона.
С целью воспроизводства рыбных запасов акватории озера Байкал на Бурдугузском рыбоводном заводе восстановлен полностью разрушенный личиночно-инкубационный цех. В цехе начата инкубация 10 млн штук икры омуля, приобретенной в Республике Бурятия, создано 12 новых
рабочих мест.
Омуль — рыба, относящаяся к семейству сиговых рыб и обитающая в Сибири. Байкальский омуль наиболее популярен. Длина рыбы составляет
до 60 см, вес — до 3 килограммов. Омуль относится к жирным рыбам, что обеспечивает его высокие вкусовые качества.
ООО «Байкальская рыба» создано в 2002 году в посёлке Еланцы Ольхонского района в Маломорском промысловом районе. Компания
занимается добычей и переработкой рыбы.
Предприятие планирует самостоятельно проводить работу по заготовке икры на естественных водоемах региона и последующей инкубации на рыбоводном заводе. В ближайшем будущем предполагается создать собственное маточное стадо ценных видов рыб для получения икры в
искусственных условиях.
Инвестпроект «Байкальской рыбы» предполагается включить в разрабатываемую программу «Развитие рыбохозяйственного комплекса
Иркутской области в 2012 — 2016 годах». Цель программы — создание экономических и технологических условий для формирования и
устойчивого развития пастбищного-товарного рыбоводства, рыборазведения и предприятий по переработке рыбной продукции.
Рыбохозяйственным предприятиям будет оказываться поддержка, направленная на модернизацию производства: закупку оборудования для
инкубации и выведения рыбы, обустройства рыбохозяйственных прудов, приобретение рыбопосадочного материала, минеральных удобрений и
кормов.

И О ПОГОДЕ
ЗАВОДНОЕ

Затмивший собой многорукого Шиву, на благо страны упираясь, как вол, ведущий политик уселся в машину и с пятой попытки машину завел. В кругу подчиненных, от ужаса влажных, в кругу умиленных приспешничьих рыл он также решил углубиться в багажник и с третьей
попытки багажник открыл.
А в это же время, спеша обалдело заткнуть возмутителя русской земли, решили завесть на Навального дело и с третьей попытки его завели. Он был консультантом, опасный повеса, хотя не платили за это монет, — и дал между делом главе Кировлеса какой-то не слишком полезный совет. От этого в мире случились убытки, финансовый кризис, седые виски — и даже на Родине с первой попытки не могут теперь ничего завести.
Меня не особенно радует фронда, кухонные споры, кометы вино — но судя по виду народного фронта, страну в безнадежный тупик завело.
Мы как-то синхронно лишились подпитки — ни смысла, ни страсти, ни денег хотя б — и это случилось не с первой попытки, а минимум с третьей, считая Октябрь. Исчезла не только газетная вольность, но даже энергия прежних времен. Воскликнем: «Сусанин, куда ты завел нас?!» — но где тот Сусанин? Не Путин же он? Не жду возвращенья советских идиллий, но чем предпочтительней жидкая грязь? Страну многократно туда заводили, и с энной попытки она завелась.
Боюсь, не помогут ни порции дуста, ни лесть и посулы грядущей орде — вот-вот тараканы у нас заведутся такие, каких не бывало нигде. Пока в интернете они колобродят, но скоро размножатся, как испокон, — да что и заводится там, где заводят седьмое столетье один патефон?
Реальность, похоже, разделась до нитки, смутив современников телом нагим. Все четче я вижу, что с новой попытки все это закончится чем-то другим. Не знаю покуда ни даты, ни года, — лажаться с конкретикой нам не впервой, — но кончен завод византийского хода, и вскорости лопнет маршрут круговой. Не то чтобы солнце свободы восходит, но как-то не греет привычная ложь.
Меня, если вдуматься, это заводит.
Конечно, не с первой попытки, — но всё ж.
Д.Быков, «Новая газета», 16 мая 2011 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *