Опубликовано

ЗАГОГУЛИНЫ ЗАПОВЕДНЫХ ДЕЛ

ХИМКИ
Природоохранные организации направили президенту Дмитрию Медведеву письмо, в котором просят исключить возможность строительства скоростной автомагистрали через центральную часть Химкинского леса и придать ему статус особо охраняемой природной территории федерального уровня.
Коалиция, объединяющая WWF, Гринпис, Движение в защиту Химкинского леса, Социально-экологический союз, Союз охраны птиц России, Центр охраны дикой природы России, считает проект экономически, социально и экологически несостоятельным.
Приводим текст обращения.
Президенту Российской Федерации Медведеву Д.А.
Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
Решение о продолжении строительства участка скоростной платной автомагистрали Москва — Санкт-Петербург через центральную часть Химкинского леса, принятое в декабре 2010 года Правительственной комиссией по транспорту и связи и поддержанное Вами, привело к возобновлению и других проектов, ведущих к изъятию участков этого лесного массива из общего пользования и последующему уничтожению
леса.
В начале апреля 2011 года ОАО «КСХП Химки» выставило на продажу для целей индивидуального жилищного строительства и размещения общественно-деловых объектов шесть участков, входящих в состав Химкинского леса, общей площадью 7,6 гектара. Формально эти участки находятся на землях сельскохозяйственного назначения. Однако они являются частью единого массива Химкинского леса. Основная часть выставленной на продажу территории входила в состав единого лесного массива еще во времена Генерального межевания, что и отражено
на картах 1797 года. Химкинский лес располагается на землях разных категорий, но он, тем не менее, является единым ценным природным объектом. Его участки, расположенные на землях разных категорий, одинаково важны для сохранения природных ценностей и средообразующих функций, выполняемых этим лесом.
24 января 2011 года Федеральное агентство лесного хозяйства утвердило новую редакцию Лесного плана Московской области. В ней, как и раньше, прямо предусматривается возможность использования Химкинского леса для осуществления рекреационной деятельности в понимании статьи 41 Лесного кодекса РФ — т.е. с возможностью возведения временных, а в отдельных случаях и капитальных сооружений.
Ранее схемой территориального планирования Московской области, утвержденной постановлением Правительства Московской области от 11.07.2007 г. № 517/23, вся территория Химкинского леса была отнесена к зоне планируемого размещения капитального строительства — территории концентрации градостроительной активности. Таким образом, в настоящее время созданы и усиливаются предпосылки
использования всей территории Химкинского леса для целей, допускающих возможность застройки и изъятия ее из общего пользования.
Начало распродажи участков Химкинского леса показывает, что заявления сторонников прокладки автомагистрали через лес о том, что остальная часть леса (вне трассы дороги) будет бережно сохранена, не имеют реальной силы.
Обращаем Ваше внимание также и на то, что данные Вами в августе 2010 года поручения о приостановке строительства дороги, проходящей через Химкинский лес, и проведении дополнительных общественных и экспертных обсуждений данного проекта, не были в полной мере выполнены.
Уже после Вашего поручения проводилась отсыпка полотна дороги на участках, примыкающих в лесу. Непосредственно в лесу, на просеке под трассу автодороги проводились геодезические и буровые работы.
Общественное обсуждение, в том числе в Общественной палате РФ, показало, что вариант прокладки трассы через центральную часть Химкинского леса — наихудший. Однако результаты этого обсуждения были проигнорированы.
Независимая экологическая экспертиза, проведенная группой видных российских экспертов под руководством заслуженного эколога России Т.В.Злотниковой, еще раз показала недопустимость строительства трассы через центральную часть Химкинского леса. Она продемонстрировала как минимум одиннадцати альтернативных вариантов решения транспортной проблемы на территории г. Химки,
гармонизированных с теми, что уже на практике начинают использоваться при решении транспортной проблемы Москвы. Какой-либо конструктивной реакции на эти предложения тоже не последовало.
На заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека 1 февраля 2011 года в Екатеринбурге, Вы сообщили о поручении разработать компенсации ущерба окружающей среде, который будет причинен при строительстве автомагистрали через Химкинский лес. Это поручение не было выполнено.
Предлагаемые Минприроды и Рослесхозом меры по «компенсационному озеленению» подразумевают создание взамен уничтожаемого лесного массива отдельных фрагментарных зеленых насаждений небольшой площади. Они не смогут обеспечить такую благоприятную для отдыха людей среду, какую обеспечивает лес. Более того, основную часть этих «компенсационных посадок» предполагается разместить на удалении до нескольких десятков километров, от уничтожаемого леса, в том числе на территории национального парка <Лосиный остров>, где такого рода деятельность может обернуться дополнительным экологическим ущербом.
Все эти <меры> не компенсируют снижение качества природной среды для примерно миллиона жителей севера Москвы и городского округа Химки. Посадки саженцев в ближайшие сто лет никак не смогут компенсировать ущерб от уничтожения уникальных экосистем вековых дубрав Химкинского леса, которые попали под трассу автодороги.
Мы полностью разделяем Вашу оценку причин того, почему проектировщиками был выбран вариант прокладки трассы через центральную часть Химкинского леса: «государственные интересы были принесены в угоду коммерческим интересам отдельных людей, которые в тот момент влияли на принятие решений». Более того, информация о <бенефициарах> проекта, а также источниках его финансирования,
выявленная в процессе общественной дискуссии, свидетельствует о продолжении этой практики. Принесение государственных интересов в угоду коммерческим интересам отдельных людей, имеющих возможность влиять на принятие решений, есть не что иное, как коррупция.
С учетом огромной общественной значимости Химкинского леса, который неизбежно будет уничтожен при строительстве автомагистрали через его центральную часть, и с учетом стоимости строительства, данный проект неизбежно приобретет символическое значение.
В мировой истории уже есть гигантский инфраструктурный проект, выполнявшийся также с участием французского бизнеса и остающийся символом коррупции на протяжении столетия — это Панамский канал. Деятельность французской <Всеобщей компании Панамского межокеанского канала>, начавшаяся в условиях крайне некачественной подготовки проектной документации, бессмысленных затрат,
массового подкупа, как потом выяснилось, не только журналистов, но и депутатов и министров, кончилась провалом работ. Свои сбережения потеряли 800 тысяч граждан Франции.
В случае с Химкинским лесом за его разрушение, огромные бессмысленные траты на строительные работы, которые не решат транспортных проблем г. Химки, будут платить миллионы жителей нашей страны.
Мы не хотим повторения такой истории в России и призываем Вас положить конец попыткам реализации этого экономически, социально и экологически несостоятельного проекта. Вместо этого необходимо немедленно начать работы по реальному решению проблем Московского транспортного узла, в том числе указанные в заключении независимой экологической экспертизы.
С учетом всего вышеизложенного, убедительно просим Вас также принять однозначное решение, исключающее возможность строительства участка платной скоростной автомагистрали Москва — Санкт-Петербург через центральную часть Химкинского леса и предусматривающее придание Химкинскому лесу (включая участки леса, расположенные вне земель лесного фонда) статуса особо охраняемой природной территории федерального уровня.
Всемирный фонд дикой природы (WWF) России
Гринпис России
Движение в защиту Химкинского леса
Социально-Экологический союз
Союз охраны птиц России
Центр охраны дикой природы России
zakharov@forest.ru, 13 апреля 2011 г.

ЗАВИДОВО
Закон запрещает перевод замель подмосковных лесов и нацпарка Завидово под трассу Москва-СПб
http://tsar-nick.livejournal.com/25300.html
ДВЕ БОЛЬШИЕ НОВОСТИ! http://community.livejournal.com/ne_pilite_ru/11133.html
Первая. Президент не имеет права изменить границы национального парка Завидово!
По ст. 10 федерального закона «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» перевод участков земель особо охраняемой природной территории (ООПТ) осуществляется, если:
а) их использование по целевому назначению невозможно из-за утраты особого природоохранного значения,
б) есть положительное заключение государственной экологической экспертизы
А по статье 13 федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» основная задача, возлагаемая на национальных парки — это сохранение природных комплексов
Вторая. Проектировать автотрассу Москва-СПб по лесам Подмосковья можно только путём нарушения закона — с ложью, что нет иных вариантов трассы. И нашего молчания.
По ст. 11 того же закона перевод участков земель лесного фонда, занятых защитными лесами, разрешается при отсутствии других вариантов возможного размещения объектов. А трасса Москва-Спб запроектирована именно по защитным лесам лесного фонда России.
По Лесному плану Московской области — это и Химкинский, и Солнечногорские, и Клинские леса
_____________________________________________________________________________________________________________________
Федеральный закон «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» №172-ФЗ от 21.12.2004, ред. 20.03.2011
Статья 10 часть 11. Перевод земель особо охраняемых территорий и объектов или земельных участков в составе таких земель в другую категорию осуществляется при наличии положительных заключений государственной экологической экспертизы и иных установленных федеральными законами экспертиз в соответствии с законодательством РФ об охране окружающей среды в случае, если их использование
по целевому назначению ввиду утраты ими особого природоохранного, научного, историко-культурного, эстетического, рекреационного, оздоровительного и иного особо ценного значения невозможно.
Статья 11 часть 1. Перевод земель лесного фонда, занятых защитными лесами, или земельных участков в составе таких земель в земли других категорий разрешается в случае: … 3)размещения объектов государственного или муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов.
Николай Козлов, carycyno@gmail.com, 28 марта 2011 г.

КАРЕЛИЯ
Под шумок водопада
«Кивач» собираются интегрировать в систему туристического бизнеса, превратив его в активного участника экономического развития  региона. Другими словами, заповедник постараются сделать как можно более привлекательным для посетителей — преображение должно обернуться неплохой финансовой выгодой.
Признаться, идея развития в «Киваче» туризма — а ее реализация уже практически подкреплена федеральными средствами — настораживает.
Ведь заповедник — территория по определению дикая, запретная, почти нетронутая, неприкосновенная. «Конечно, законом установлены природоохранные нормы, и мы должны их соблюдать, — следить за тем, чтобы туристический поток не нарушал природный комплекс», — оговаривается не так давно назначенный директором «Кивача» Алексей Арбатов. От его слов легче, однако, не становится. Быть может,
потому, что госинспекторы «Кивача» вдруг забили тревогу: они уверяют, что методы работы нового руководителя мешают им охранять заповедную территорию должным образом.
Производственный конфликт?
Государственные инспекторы по охране заповедника «Кивач» Николай и Владимир Бруй обратились в нашу редакцию с несколько необычной просьбой — помочь им понять, что происходит. Эмоционально, сбивчиво, перебивая друг друга, но со всей прямотой братья начали рассказ:
— В мае прошлого года нам прислали варяга, который тут же принялся устанавливать свои порядки, — Алексей Александрович, поясним, работал прежде замдиректора национального парка «Лосиный остров» в Подмосковье, а еще раньше — в той же должности в Кенозерском нацпарке (Архангельская область).
— Первым делом, — продолжают инспекторы, — он перевел контору в Петрозаводск, снял офис на пр.Невского. Хотя в прежние директора, бухгалтерия — все сидели в поселке: так дешевле.
— Штат в конторе увеличил. Новые люди появились: по связям с общественностью, юрист, замдиректора по развитию. Замдиректора мы вообще в глаза не видели.
— Да и директор сюда, в «Кивач», нечасто наведывается. Пока все сказанное напоминает банальный производственный конфликт: давно работающие в учреждении сотрудники жалуются на нового руководителя — нездешнего, молодого, со своим взглядом на организацию деятельности. К слову, сам Алексей Арбатов к претензиям подчиненных примерно так и относится. Когда мы попросили его прокомментировать ситуацию, передав ему суть этих и других (назовем их ниже) претензий, он заметил:
— Вы задаете вопросы, которые иногда мне задают обиженные работники на планерках и совещаниях. При смене руководства меняются система и методы работы. Кто-то по них подстраивается, кто-то — нет. Тут нужно смотреть шире: какие задачи стоят и как реализуются.
Что ж, последуем совету Алексея Александровича: рассмотрим ситуацию с разных сторон, точек зрения и определимся с задачами.
Лимит на охрану
Руководство заповедника переехало в Петрозаводск — и это обстоятельство не устраивает охрану прежде всего потому, что решение даже мелкой проблемы теперь непременно натыкается на 60-километровое расстояние между «Кивачом» и карельской столицей. Будучи руководителем щепетильным, Алексей Александрович не любит, когда что-либо делается без его ведома. И если у инспектора, к примеру,
закончился бензин (новый руководитель определил для охраны лимит на ГСМ, чего прежде не было), то он, по словам братьев Бруй, должен написать заявление, отправить его в Петрозаводск и ждать, пока Арбатов его не подпишет и не отправит бумагу обратно. Процедура может растянуться на три дня и более. Что такое инспектор без бензина, объяснять, наверное, излишне. Территория заповедника — более 10 тыс га, пешком всю не обойдешь. А подходы к заповеднику есть со всех сторон.
— В мае-июне, — рассказывает Николай Бруй, — на водоемах обычно ажиотаж: рыбаки ставят сети. Но в прошлом году мы все упустили, потому что сидели без бензина. Там кто что хотел, тот то и вытворял.
— То, что инспекторы не могут поймать каких-либо браконьеров или нарушителей, не соответствует действительности, — уверяет Арбатов.
— У инспекторов есть график маршрутов. Установлено определенное количество рейдов в неделю. Задачи патрулировать территорию заповедника на снегоходах каждый день нет. В другие дни патрулирование осуществляется на лыжах либо в пешем порядке. Нормы расходования ГСМ установлены в целях эффективного использования средств федерального бюджета, никак не влияют на качество выполнения функции и деятельности инспекторов охраны.
Арбатов подкрепляет свои слова тем, что каких-либо замечаний на сей счет у федерального Министерства природных ресурсов, которому подчиняется «Кивач», нет — напротив, есть «отметка о том, что охрана в заповеднике находится на высоком уровне». Более того — «по охране — перевыполнение плановых показателей» (вы тоже не знали, что они существуют?) — рост количества выявленных нарушений и
привлеченных к ответственности. Если в 2009-м к ответственности привлекли 47 нарушителей, то в 2010-м — уже 60. Но такая динамика, на наш взгляд, не обязательно отражает возросшую эффективность работы инспекторов. Может статься, все как раз наоборот: на заповедные территории посторонние наведываются все чаще, поскольку все меньше боятся наказания. Впрочем, судить не беремся.
— В охранной зоне заповедника, — директор продолжает перечислять достижения, — в ноябре прошлого года благодаря эффективной организации охраны территории впервые за последние 10 лет задержан подозреваемый в незаконной охоте на лося.
— Да, задержали браконьера. На следующий день только нашли требуху и следы, — сообщает подробности того эпизода Николай Бруй, — а накануне у нас бензина было мало . Дело так было: вчера лося убили, а мы только сегодня появились. Окажись там днем ранее, то могли мужика и спугнуть. Может, жив бы лось остался.
Как бичи
Кстати, удачно спугнуть нарушителя инспекторам тоже не всегда удается.
— Шестой год, — говорят, — как бичи ходим, без формы. Удостоверение показываем, а нам не верят: да, мы, говорят, тебе сами таких документов сколько хочешь напечатаем, — и посылают куда подальше. Спецодежду нам выдают, да только она — для хозяйственных работ.
А ведь в законе четко прописано: инспектор должен быть в форме и иметь знаки отличия.
Алексей Арбатов говорит, что инспектор — это лицо заповедника. Так почему же оно, это лицо, так плохо выглядит? Впрочем, наше мнение руководитель не разделяет, уверяя, что охрана обеспечена «специальной одеждой для патрулирования территории заповедника — утепленной зимней одеждой, летними костюмами, обувью». Что же касается формы, то она, по его словам, «на данный момент законом не установлена» — из-за переподчинения несколько лет назад заповедника из одного министерства в другое. Да и вообще средства на одежду инспекторам из федерального бюджета не выделяются — заповедник изыскивает их сам. Впрочем, сколько именно средств потратил заповедник на эти цели в прошлом году, Арбатов сказать затруднился.
Мало того что без формы — так еще и без оружия патрулируют сегодня заповедную территорию охранники.
— До нового года, — сообщил Николай Алексеевич, — у нас действовал договор на использования личного оружия — договор, который нам пока так и не продлили.
Требуются менеджеры
Перечисляя свои беды, инспекторы называют и износ техники (доходяга «Уазик», старые «Бураны», лодочные моторы), и мизерные зарплаты (на руки получают по 7-8 тысяч рублей), и давно требующие капитального ремонта дома, в которых живут. Живут инспекторы практически там же, где и работают, — так сложилось исторически, хотя сегодня, кажется, все солидарны: жилую зону изначально надо было создавать в
другом месте, за пределами «Кивача» — меньше было бы проблем.
— Мы ведь уже пенсионеры, все четыре полевых работника, — вздыхает Владимир Бруй. — Начальнику охраны тоже на пенсию через полгода.
С научными сотрудниками почти та же ситуация. А новые кадры — что? Кто за такую зарплату работать будет? Да и где им жить? Вот перестану я работать, но дом-то мой не освободится. Из тех, кто здесь живет, только треть работает в заповеднике.
— Условий для предоставления жилья новым кадрам нет, — соглашается Алексей Арбатов.
Впрочем, по его мнению, пока кадровый вопрос в части инспекторов по охране остро не стоит. А вот когда встанет, тогда и наберут, и обучат. Где новички будут жить? Возможно, в Кондопоге или в Петрозаводске, откуда их и будут возить в заповедник. Главное — чтобы бюджет на эти цели выделил средства.
Тем временем заповедник подбирает себе другие кадры — менеджеров по туризму. Трех работников приняли для работы и обслуживания
Визит-центра заповедника в Петрозаводске — так правильно называется офис, в который и переехало руководство «Кивача».
— Нельзя акцентироваться только на охране, — считает Арбатов. — На заповедник возложены четыре равнозначных задачи: научные исследования, охрана территории, экологическое просвещение населения и развитие экологического туризма.
Нет ли в его словах лукавства? Ведь в той статье Закона РФ «Об особо охраняемых природных территориях» (ООПТ), где перечисляются задачи государственных природных заповедников, о туризме нет ни слова. Другое дело — национальные парки, в которых действительно разрешается «создание условий для регулируемого туризма и отдыха». Или мы что-то неправильно понимаем?
Откуда ветер дует?
Помочь нам разобраться в этом вопросе мы попросили специалиста — председателя правления карельской региональной природоохранной организации «СПОК» Александра Марковского. Вот что он рассказал:
— На протяжении почти ста лет — а первый заповедник появился в России в 1916 году — заповедная система подразумевала сохранение эталонных участков природы, где вообще ничего не разрешалось. Однако уже не первый год в нашей стране пытаются внести поправки в закон об ООПТ, которые в случае их принятия разрешат, в частности, какие-то хозяйственные мероприятия, к примеру, строительство,
на территории заповедников. Фактически изменения в закон сломают грань между заповедниками и другими ООПТ. Заповедники будут больше похожи как раз на национальные парки. Поправки сегодня как никогда близки к принятию, и это многих беспокоит, ведь современное состояние природы и без того шаткое.
Но пока поправки еще не приняты. И многие директора заповедников выдают желаемое за действительное, аргументируя свои планы по развитию туризма тем, что, дескать, им не выделяют достаточно средств для осуществления их функций и заставляют крутиться самим. Но почему же это должно решаться за счет природы? Не справляешься — увольняйся. Невозможно за счет нарушения самой идеи заповедника
сохранять заповедник. Это все равно что продать одного из шестерых детей, чтобы прокормить оставшихся пятерых. Ну а поскольку ветер, как выясняется, дует в сторону заповедника «Кивач» прямиком из Москвы, то и не удивительно, что федеральный бюджет согласился финансировать здесь развитие туризма.
Миллионы на туризм
— В ближайшие три года, — рассказывает Алексей Арбатов, — планируется дополнительное целевое финансирование заповедника на развитие
туризма в размере 45 млн руб. Обязательно об этом напишите, потому что это большое достижение заповедника! Второй момент — в рамках совместного проекта со службой лесного хозяйства Финляндии планируется выделение средств на развитие туристической инфраструктуры по линии Евросоюза. Ориентировочно от 500 тысяч до 2 млн евро. До сего момента заповедник никак и никогда не участвовал в международном сотрудничестве!
Алексей Арбатов оговаривается, что туризм будут развивать в экскурсионной зоне, поэтому, дескать, все в рамках закона, с учетом природоохранных норм, с оглядкой на статус территории. Да и вообще средства хоть и предназначаются на развитие туризма (на воссоздание исторических беседок у водопада, организацию турстоянок, устройство новых туалетов и т.п.) на деле позволят, по его мнению, решить и
другие проблемы. Так, планируется реэкспозиция и ремонт Музея природы, капитальный ремонт научной лаборатории (находиться в ней сегодня невозможно, не то что работать — в морозные дни температура в помещении +8), приобретение лодок и снегоходов для инспекторов охраны.
Кстати, автопарк, по его словам, уже начали обновлять: приобретены «УАЗ», «Нива» и микроавтобус.
— Задачи, которые стоят перед заповедником, — замечает Арбатов, — нельзя реализовать по отдельности, они все перекликаются.
Действительно, проект направлен на развитие туризма, но это не говорит о том, что это самая важная функция.
Увы, Алексей Александрович, неубедительно. Хотя бы потому, что сложно представить себе дополнительное выделение государственных средств в тех же масштабах на охранные или научные мероприятия в рамках специальной программы, в которой лишь часть средств выделялась бы на туризм. Или не выделялось на него вообще. Впрочем, это вообще что-то из области фантастики…
Панасюк Лидия, http://nika-media.ru/opinion/34161.html?vote=success&time=1301673898

ЧУВАШИЯ
С 24 апреля по 8 мая состоится выезд на территорию заповедника «Присурский» Чувашия. Этой весной отряд включит в себя традиционно борьбу с браконьерством, экопросвет, а также «Марш Парков» в г.Алатырь (ближайший к заповеднику город)-29-30 апр., противопожарные меры, включая локализацию травяных и лесных пожаров, агитационную кампанию в с. Атрать(ближайший к заповеднику нас.пункт), учет горельников на территории заповедника.
Молодежная экологическая дружина Чувашской Республики
fyodorovalex@gmail.com, 13 апреля 2011 г.

КАРПАТЫ
БРАКОНЬЕРЫ РЕПРЕССИРУЮТ РАБОТНИКА ЗАПОВЕДНИКА
(http://maidan.org.ua/static/news/2011/1302184750.html)
Работник Карпатского биосферного заповедника, режиссер, оператор-анималист и фотограф Мирослав Обладанюк два года назад обратился в прокуратуру с жалобой о браконьерстве в заповеднике. К сегодняшнему дню дело развилось, и нарушители перешли к террору.
Обращение Мирослава… просим распространить максимально широко.
Меня звать Мирослав Обладанюк.
Важная информация, которую я хочу рассказать, возможно, не касается Вас сейчас. Однако не исключено, что Вы со временем также окажетесь в моей ситуации. Итак, не помешает быть подготовленным.
Также буду чрезвычайно признателен за Вашу поддержку!
Все началось, где-то, полтора года тому назад. Как-то, путешествуя по горам, я наткнулся на группу «до зубов» вооруженных браконьеров (это было на территории заповедника). У них было оружие с оптическими прицелами, рации (как видно на фото, которые у меня сохранились, такие рации должны иметь станцию), и сопровождал их лесник заповедника, который меня не узнал. Тогда я также не
знал его.
Но мне удалось записать на диктофон наш разговор и их разговор по рации, где они называют имена и тип оружия.
Дело дошла до суда, но была обречена. Из неофициальных источников поступала информация, что среди тех браконьеров была «большая шишка». И, учитывая то, как продвигалось дело, и какая защита предоставлялась простому леснику, не возникало сомнений, что так оно и есть. Пригодились мои звукозаписи, которые были отправлены на экспертизу, а позже — еще на одну. Результаты обеих экспертиз были не в их пользу.
Итак, оставалось что-то сделать с моей репутацией, — тогда бы мои свидетельства не были значительными. И через неделю после того, как поступили результаты второй экспертизы, органы провели операцию по захвату меня.
К операции готовились заранее. Привлекли определенные органы из Ужгорода. Проверили все возможные места, где бы реализовались мои фильмы. Тщательно изучили Закон, и придумали, в чем можно было бы мне предъявить обвинение. Сделали распечатки необходимых выписок, подчеркнули самое главное. Потом придумали коварный план. Они позвонили мне по телефону и попросили продать двести моих фильмов. Я сказал, что у меня нет столько. (Было лишь пара десятков на тот случай, если ко мне обратятся с просьбой предоставить их для международной выставки или город посетят уважаемые гости, которым срочно нужно сделать красивые подарки). Но эти «борцы с преступностью» (назвавшись турагенством) стали просить меня, что им нужно именно двести штук. Помню, что подумал, наверное, у них важное событие, и готовят участникам оргнаборы.
Когда я выполнил их просьбу, меня «брали», как опасного террориста. За мной приехали две машины. Каждый старался как можно ближе к моему носу подсунуть свое удостоверение. Мне не зачитали моих прав, не сообщили, имею ли я право на адвоката. Очевидно, такой закон действует лишь в американских фильмах. Меня отправили в отдел милиции и посоветовали написать признание, чтобы все закончилось как можно лучше для меня. И я писал слово в слово, как мне диктовали. Я никогда раньше не имел дел с милицией. Итак, не имея опыта, я подписал
все, что они мне подсунули, не читая бумаг. Потом две машины отправились ко мне домой, где изъяли мой компьютер (не опечатав его) и остатки фильмов. А еще своими действиями нагнали страху моим соседям и посеяли сомнения, в самом ли деле я порядочный человек. Я уже и сам едва не поверил, что я преступник, но…
Определенные моменты помогли мне понять, в чем, на самом деле, суть. В магазинах, где изымали фильмы, работники позже сказали, что милицию интересовали лишь мои фильмы. Работы других авторов ничем не отличались от моих, кроме худшего качества, и, когда продавец сказал «извлекателям», что это фильмы не Мирослава, те ответили, что они их не интересуют. Другой момент — это не случайное совпадение двух обстоятельств, о которых я рассказал выше. А именно: меня взяли незадолго после того, как поступили результаты экспертизы.
В свете этих событий у меня сложилось впечатление, что только мой компьютер больше всего их и интересовал. И только они знают, что с ним произошло у них в руках. Ведь, можно сохранить на нем, скажем, детальный план террористического акта. И какой суд тогда примет во внимание свидетельства такого «террориста». Не сомневаюсь, что у них относительно моего компьютера существуют более грандиознее
планы, о которых я и не догадываюсь.
Во время разговора с правоохранителями я заметил, что они владеют информацией, которую я обсуждал лишь по телефону. И, когда спросил, прослушивается ли мой телефон, они не ответили «НЕТ». Также не дали утвердительного ответа, лишь сказали, что не будут комментировать это.
Мне выдвинули обвинение, которые можно было бы выдвинуть любому оператору, который снимает свадебные фильмы. Как думаете, сколько таких в Украине? Пока что, мне сообщили о возможных степенях наказания — самую плохую и самую гуманную. А тем временем рассматривается вопрос, как лучше всего использовать ситуацию, жертвуя художником, который оказывал содействие развитию края.
Я творческий человек, я не преступник. Свое творчество я реализую на работе в Карпатском биосферном заповеднике, и в свободное от работы время. Мои работы (фотографии) печатаются в многочисленных изданиях. Одним из последних был фотоальбом «Это моя Украина», изданный по инициативе министерства экологии и природных ресурсов Украины. И мое имя в списке тех, кому автор высказывает признательность.
По просьбе мэра города Рахова я предоставил свою фотоработу для подарка Президенту Украины, когда он приезжал в Рахов на День города.
Почти месяц назад в Берлине проходила международная туристическая ярмарка. Организаторы обратились ко мне с просьбой предоставить фильмы, чтобы представить Украинские Карпаты. Для этой презентации был выделен отдельный павильон, и на трех больших экранах демонстрировались мои фильмы. Позже ко мне поступали отклики о том, что эти фильмы выручили ситуацию. «Мы не представляем,
как бы представили Карпаты без Ваших фильмов» — сообщили мне.
Эти фильмы также используют учителя районных школ для демонстрации на открытых уроках.
Один из моих фильмов был награжден на международном фестивале.
Я создал сайт, который привлекает внимание потенциальных туристов к Карпатам и Рахову. Считаю, что в развитие города в этом направлении я также внес свой вклад, о чем могут свидетельствовать отзывы в Интернете. Например,
http://www.liveinternet.ru/users/miracle_by/post118441051/ И, не смотря на все эти заслуги, награды и благодарности, «правоохранительные органы» изъяли у меня все мои фильмы. Они не оставили автору даже оригиналов.
УВАЖАЕМЫЕ ДРУЗЬЯ! Если Вы знаете, кто может помочь в этом деле, пришлите им, пожалуйста, ссылку на эту страницу. Также, скопируйте эту страницу, так как, думаю, очень быстро ее удалят.
Если Вы ничем не можете помочь, все одно я очень признателен Вам за то, что прочитали мое обращение.
Всего наилучшего Вам! И добро пожаловать в Карпаты!
С уважением, Мирослав Обладанюк, info@karpatland.com.ua, carpatman@meta.ua
Подготовлено ЭкГ «Печенеги», pechenegy@rambler.ru, 7 апреля 2011 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *