Опубликовано

МИТРОХИН — О ДЕЛАХ ТЕКУЩИХ

12.10.2010. Кризис власти в Москве. Пути выхода. Региональные выборы.
Химкинский лес. Левобережная дубрава
О. ЖУРАВЛЕВА — Глава партии <Яблоко> Сергей Митрохин здравствуйте.
С. МИТРОХИН — Добрый день.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Мы хотели с Юрия Михайловича Лужкова начать, казалось бы, причем тут Лужков. Оказывается, есть повод. Корреспондент
Интерфакса шел в Вене по улице и вроде бы идет себе и видит, сидит Юрий Михайлович Лужков. И конечно же профессионал взял интервью.
С супругой причем. По крайней мере, так все это описывается. И казалось бы, причем здесь <Яблоко>. Оказалось, тоже есть причем. Юрий
Михайлович вдруг стал хвалить именно вашу партию, сказал, что единственная еще осталась настоящая демократическая, с которой можно о
чем-то беседовать. Для вас это неожиданно было? Такие комплименты.
С. МИТРОХИН — В принципе, конечно, он в этом вопросе прав, он является экспертом по данному вопросу. Потому что 4 года <Яблоко>
оппонировало ему в Мосгордуме. И мы часто обращали внимание на нарушения демократических принципов и норм в городе Москве. Он изучил
нашу позицию, теперь, когда он был отстранен недавно от власти, видимо, произошла какая-то трансформация его взглядов, он
почувствовал, что такое быть простым человеком, не обремененным властью, административным ресурсом, контролем за СМИ. Впервые за 18
лет он почувствовал, как сложно быть таким простым человеком, да еще и заниматься политикой в таких условиях. И, наверное, многое из
того, что мы говорили, оппонируя ему, он вспомнил и признал нашу правоту. Я считаю, что это человек когда такие делает вещи, как
пересмотр собственных позиций по каким-то вопросам, его за это надо уважать.
О. ЖУРАВЛЕВА — Но вы уже проявили свое уважение, когда отвечали на вопросы информационных агентств, тому же Интерфаксу вы сказали,
что на вопрос: будет ли Лужкову предложено вступить в <Яблоко> или еще что-то, вы сказали, что нет, и я не думаю, что он будет
стремиться к нам.
С. МИТРОХИН — Предложено, конечно, не будет, потому что, во-первых, мы особенно никому и не предлагаем. Кто хочет, тот и вступает.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — А если придет, напишет заявление.
С. МИТРОХИН — Мы готовы сотрудничать с Лужковым и с любой другой политической силой и любым другим политиком в конкретных вопросах,
которые мы считаем важными или принципиальными для нашей страны, для города Москвы, для граждан России, для москвичей. Это например,
вопрос о возвращении выборов мэра Москвы, выборов губернаторов.
О. ЖУРАВЛЕВА — Здесь вы совпадаете с Лужковым.
С. МИТРОХИН — Здесь он с нами совпадает я бы так сформулировал и я докажу этот тезис, потому что <Яблоко> единственная партия,
которая сразу отреагировала на решение Путина отменить выборы в регионах, выборы губернаторов. Мы сразу же провели буквально на
следующий день пикет у Совета Федерации и Генпрокуратуры против этого решения. Через год мы через Мосгордуму пытались внести
законодательную инициативу на эту тему о возвращении выборов, как минимум в Москве и Санкт-Петербурге, потому что это два города,
которые больше всего пострадали от отмены выборов. И тогда нас кстати Юрий Михайлович не поддержал. <Единая Россия> заблокировала
эту инициативу в Мосгордуме и мнение мэра мы так и не услышали в то время. Однако потом год назад он в эфире у Познера заявил, что
мэров надо выбирать. Очень жестко на это отреагировал президент. Теперь мы знаем, что оказывается, именно тогда могла уже состояться
отставка именно из-за этого заявления. Поэтому мы видим, что для него этот вопрос не конъюнктурный, он действительно об этом думал и
раньше, что очень важно, до отставки уже заявлял об этом. И шел вразрез с генеральной линией президента, <Единой Россией>. Поэтому
раз он искренен в этом вопросе, мы готовы сотрудничать с ним по данному конкретному вопросу. Так же как с другими политическими
силами, которые за это выступают. С коммунистами, с <Солидарностью>, со всеми кем угодно. Но конечно же по массе вопросов мы
остаемся оппонентами в чем-то даже непримиримыми. Пример — Генеральный план, вы наверное знаете, что я пытаюсь этот документ
отменить через суд и сейчас я буду апеллировать к Верховному суду, потому что Мосгорсуд отказал мне в пересмотре Генплана. А Генплан
это политика Лужкова, которая проводилась практически все время его пребывания в должности, в Генплане она увековечена и еще на
десятки лет вперед предопределена. Поэтому здесь мы непримиримые оппоненты. Так же как и по массе других вопросов московской
политики или федеральной у нас совершенно разные взгляды, позиции. И напоминаю, мы всегда были в оппозиции к политическому курсу,
который проводил Лужков.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Что касается Генплана, у нас пока врио мэра и те движения, люди, которые Генплан критиковали, очень быстро нашли с
господином Ресиным общий язык. Архнадзор с ним встретился, о чем-то договорился. Сейчас конечно не Ресин видимо будет. Но все-таки
сейчас как-то ситуация меняется, более оптимистично вы смотрите по поводу Генплана?
С. МИТРОХИН — У нас с Ресиным был разговор еще до отставки Лужкова по поводу Генплана.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Тогда наверное он иначе на это смотрел.
С. МИТРОХИН — Когда он узнал, что я подал против Генплана, он предложил собраться с экспертами, посмотреть, что там не так и
исправить. Я на это не согласился.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — То есть бюрократическая волокита.
С. МИТРОХИН — Это концепция. Вопрос очень простой. Генплан для кого. Либо он для москвичей, как мы хотим, либо он для инвесторов,
осваивающих Москву. Сейчас это второй Генплан и это концепция. Это невозможно путем отдельных обсуждений как-то изменить. Поэтому
кто-то с ним нашел общий язык по отдельным объектам, это очень хорошо. Я кстати тоже от Ресина добился приостановки строительства
около 20 так называемых народных гаражей, когда жители против и совсем они не народные, а скорее антинародные. Это отдельные штучные
вопросы. Меня интересует развитие Москвы на десятилетия вперед. А это значит и на столетия. Потому что там необратимость наступает.
Так вот в этом вопросе я не могу ни с Ресиным согласиться, ни с Лужковым. Генплан надо срочно отменять, отправлять на переработку.
Приглашать независимых экспертов, специалистов с мировыми именами, как иногда приглашают к тяжелобольным высокопоставленным
чиновникам консилиум врачей. Вот Москва тяжело больна сегодня, это как я понял, заметил даже Шварценеггер.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Да, одного с мировым именем:
С. МИТРОХИН — Как тромбы в сосудах пробки, причем действительно предсмертное какое-то уже состояние. Транспортная смерть наступит
очень скоро, а Генплан ее просто ускоряет. Который принят сейчас.
О. ЖУРАВЛЕВА — Уже пришли вопросы. Наталья пишет на sms: вы справедливо говорили на <Эхо Москвы>, что в сфере социальной политики
любой другой глава будет хуже. Вот пока еще президент не определился:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Список уже есть.
О. ЖУРАВЛЕВА — Четыре кандидатуры. Каково ваше мнение об этих кандидатах?
С. МИТРОХИН — Самое странное, что нам показали кандидатов, но они продолжают оставаться котами в мешках.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Они известны все.
С. МИТРОХИН — Они нам не предъявили программы, что они собираются делать.
О. ЖУРАВЛЕВА — Так это же не выборы.
С. МИТРОХИН — Это и ужасно. Вот почему мы настаиваем на выборах. Но даже если это не выборы, президент вполне мог им предложить
выступить со своими программами по телевидению.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Перед ним видимо они что-то говорили.
С. МИТРОХИН — Если президент у нас говорит о демократии, о необходимости современного государства, в котором власть находится в
постоянном взаимодействии с общественным мнением, то он должен был, если он такой открытый, если он через Интернет сам общается,
почему ни предложить:
О. ЖУРАВЛЕВА — Хоть бы в твиттере написал, вот мне больше этот нравится.
С. МИТРОХИН — Предложил бы Левитину, Собянину и другим написать в твиттере хотя бы их позиции, что надо делать в Москве. Меня
волнует конкретный вопрос про Генплан. Он будет отменять Генплан или нет. Если не будет, то это будет просто продолжение Лужкова.
Потому что градостроительная политика Лужкова увековечена в Генплане. Но это принципиальные вопросы. Мы никак не можем на них ни от
кого получить ответы. Вчера московский региональный совет партии <Яблоко> принял обращение к 4-м кандидатам, мы им сообщили о том,
какие шаги должен с нашей точки зрения сделать мэр, там 10 крупных шагов. Что он должен сделать и по Генплану и по социальной
политике, и по бюджету. И по политике в сфере борьбы с коррупцией. И так далее. Мы направили, мы ждем от них ответа. Потому что нас
все равно будут спрашивать, несмотря на то, что мэр назначается, вы поддерживаете или нет нового мэра. Вот мы в зависимости от
ответа на наше обращение скажем, поддерживаем или нет. Если нам не ответят или будет отписка, конечно, мы поддерживать не будем
такого человека. Но если он скажет: да, я отменяю Генплан, я начинаю реально бороться с коррупцией, как мы предлагаем в своем
письме. Я создам систему прозрачных аукционов в Москве, распределения городских заказов и так далее. Если он на все эти вопросы
ответит положительно, конечно, мы его поддержим, несмотря на то, что это не выборы. Но такая же возможность должна быть у всех
москвичей. И к сожалению, нам этого не предъявляют. Поэтому когда такие таинственные планы, не подлежащие всеобщему обозрению и
обсуждению, в головах этих людей, то я боюсь, что будет хуже. При любом из этих людей будет хуже.
О. ЖУРАВЛЕВА — Куда уж хуже.
С. МИТРОХИН — Они будут зависеть исключительно от того, кто их назначил. Они уже никак не будут связаны с москвичами. Потому что
они не пройдут через процедуру выборов. И у них не будет ответственности перед москвичами.
О. ЖУРАВЛЕВА — Как только Ресин стал и.о., у нас сразу же поменялся вектор.
С. МИТРОХИН — Ничего не поменялось. Просто отдельные пиар-шаги. Он ничего не пересмотрел, из команды он уволил только Митволя. У
Митволя много недостатков, но если мы ставим приоритетом борьбу с коррупцией и вроде как основной посыл:
О. ЖУРАВЛЕВА — Там даже коррупционное дело какое-то уголовное было.
С. МИТРОХИН -: борьба с коррупцией, то отнюдь не с Митволя надо было начинать эту всю историю. А отдельные шаги навстречу гражданам
Ресин делал и раньше. Я говорю, я добился от него отмены многих точечных застроек. Он чувствителен к общественному мнению. Но это не
изменяет того курса, который проводил Лужков и продолжает Ресин. Этот курс увековечен в Генплане, он закреплен в кадровом составе
нынешнего правительства Москвы. Которое Ресин совершенно не собирался трогать. И основная политика эта остается. Несмотря на то, что
да какие-то приятные вещи он делает, которые ему особенно ничего не стоят. Перенос памятника Петру в другое место я считаю это
приятно, памятник Петру резко диссонирует с обликом традиционной Москвы.
О. ЖУРАВЛЕВА — Довольно большое количество людей сказали, что бог с ним, уже привыкли.
С. МИТРОХИН — А я свое личное мнение говорю.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Безусловно, Петр наверное не главная проблема.
С. МИТРОХИН — Отмена строительства этого монстра рядом с Кремлем. Это же вообще уничтожение нашей истории просто.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Давайте от московских проблем к региональным. 10 октября единых выборов был. В 77 регионах выбирали местное
законодательное собрание, мэров городов. Слушатель Николай Тарасов, автомеханик из Москвы спрашивает: расскажите, как там выборы в
регионах, как успехи у <Яблока>? Что с нарушениями, много было?
О. ЖУРАВЛЕВА — Чуров отрапортовал, что сейчас очень удачно в разы выросли показатели непарламентских партий, и демократия у нас
прям цветет.
С. МИТРОХИН — Насчет этого заявления я конечно не могу с ним согласиться. Я не знаю, кто Чурову дает эти материалы о том, что
огромное количество:
О. ЖУРАВЛЕВА — Не огромное.
С. МИТРОХИН — Подождите. Он назвал огромное количество, 140 мандатов. Нет такого количества в природе. Мы все перепроверили. Нет
его. Я не знаю, откуда взялось.
О. ЖУРАВЛЕВА — Ладно, пошутил человек.
С. МИТРОХИН — А нарушений на этих выборах, причем грубейших и в том числе фальсификаций было не меньше, чем на прошлых. Начнем с
самой ранней стадии. Регистрация кандидатов, с этой точки зрения мало что изменилось. Списки партии <Яблоко> в целом ряде городов,
как Ижевск, Тамбов, не были зарегистрированы по подписям. Просто потому что придирались и даже не к самим подписям, а к паспортным
данным. Смехотворный случай у нас в Домодедовском районе Москвы. На главу администрации баллотировался наш представитель Гунько и он
написал вместо избирательный одномандатный округ — одномандатный избирательный. То есть слова поменял. Его за это сняли. Не указан
код подразделения так называемый в паспорте. Все остальное указано, все паспортные данные у сборщика, а код подразделения не указал
— снимаем. Это конечно полный беспредел. Это пещерная процедура сбора подписей, к сожалению, стала наиболее опасной именно по
инициативе президента. Он в начале своего правления внес поправку и отменил процедуру внесения залога, это было очень удобно.
Вносишь залог, набираешь 3%, тебе деньги возвращаются. Остался только сбор подписей. И граждане готовы ставить подписи, за <Яблоко>
они говорят, поставим. Но только не паспортные данные. Это невозможно. Это очень тяжело.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Боятся.
С. МИТРОХИН — В результате у нас партия в абсолютно неравных условиях на выборах, как бегуны на стометровке, но одни
привилегированные стоят на 20 метров вперед, а другие соответственно назад. Вот что такое наши выборы. Это заведомо нечестная
процедура. Варварская какая-то, средневековая, по-другому не могу назвать. Все это сохранилось, вот поснимали наших кандидатов:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Но все-таки где-то были зарегистрированы.
С. МИТРОХИН — Да, кстати:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Успехи есть какие-то?
С. МИТРОХИН — Да, есть успехи. Они конечно локальные. Потому что мы оппозиционная партия, к нам особое отношение. Эти
дискриминации, тем не менее, есть локальные успехи так же, как были на прошлых выборах в марте. Список <Яблоко> в Туле набрал 11%,
так и в этот раз в Себежском районе Псковской области список <Яблока> получил больше 20%, заняв второе место после <Единой России>.
Кстати, на прошлых выборах в марте в другом районе Псковской области мы набрали больше 7%. В одном из районов Дагестана как ни
удивительно, список Кайтагский район, мы набрали 18%. В других городах поскромнее результаты. По 5% в Сергиевом Посаде и Томске.
Достаточно много одномандатников в разных регионах прошли. Но успех в Псковской области, там у нас Лев Шлосберг руководитель
местного <Яблока> я считаю добился выдающегося успеха, я его с этим поздравляю еще раз. Лично уже поздравил. Что касается
Челябинской области, где мы участвовали в региональных выборах, там результат у нас маленький. Пятое место мы заняли,
малоутешительное. Правда, среди так называемых непарламентских первое.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Про Челябинск говорили о множестве нарушений.
С. МИТРОХИН — Совершенно правильно. И не только мы, мы может быть, субъективно оцениваем, есть такая ассоциация <Голос> известная.
Так вот, по Челябинской области у <Голоса> в несколько раз больше претензий, даже количественно взять пачку, вот у меня есть пачка,
сообщения с горячей линии ассоциации <Голос>. Это самая объемная информация среди всех регионов. Там действительно были самые
массовые фальсификации. Я не боюсь об этом говорить. Нарушение законодательства началось еще в ходе агитации. Губернатор Юревич
возглавлял список <Единой России>. Что само по себе уже обман. Но это узаконенный обман. Паровозы так называемые. Мы об этом уже
много раз говорили. Но помимо этого еще заявление о том, что <Единая Россия> каждому пенсионеру выплатит по 500 рублей. К пенсии
доплатит. Он имел в виду из бюджета доплатит. <Единая Россия> финансирует строительство дорог. Миллиарды выделяет. Как будто из
своего кармана она. То есть это уже злоупотребление служебным положением:
О. ЖУРАВЛЕВА — Это наша народная привычка. Есть правящая партия, поэтому партия и государство это одно и то же.
С. МИТРОХИН — Это нарушение закона. Об этом мы уже заявили, исковое заявление подали жалобы во всякие избиркомы. Но Челябинский
избирком сказал, что все законно. Будем заниматься дальше этим вопросом.
О. ЖУРАВЛЕВА — Но суды будут у вас?
С. МИТРОХИН — Конечно, потому что еще в четверг началась раздача открепительных удостоверений, это последняя фишка <Единой России>.
Раздать открепительные удостоверения подконтрольным людям, например, работникам предприятий. Которыми владеют члены <Единой России>,
и потом собрать в день голосования, посадить в автобусы, привезти на участки и там под жестким и строгим контролем организовать их
голосование за партию <Единая Россия>. Масса фактов от наших наблюдателей поступило на эту тему. И подкуп, конечно, тем, кто
проголосовал, дают какие-то талоны в какие-то торговые центры. Билеты в зоопарк. В общем, самые разные блага получает избиратель,
который проголосует за «Единую Россию». Все это нами было зафиксировано. Поэтому конечно, мы будем судиться. Но в целом даже с
учетом этих фальсификаций и при наших возможностях, ресурсах партии <Яблоко>, которая находится в оппозиции, а в различных регионах
к нам относятся, пожалуй, еще жестче, чем федеральная власть, потому что ее жестко критикуем. Наши результаты, в общем,
удовлетворительные. При учете всех этих факторов.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Спрашивают о Подмосковье. Есть ли там ваши кандидаты и прошли они или нет?
С. МИТРОХИН — Я уже сказал, наш список в Сергиевом Посаде набрал больше 5%, но, к сожалению, не прошел, потому что сейчас 7%
барьер. Если был бы 5%, прошел бы наш представитель. Хорошие были результаты, но не прошли у одномандатных кандидатов в Подольске, в
Фрязино, в целом ряде других, Люберцах.
О. ЖУРАВЛЕВА — В общем, в Подмосковье никто.
С. МИТРОХИН — Да, причем там очень много поснимали перспективных кандидатов, у которых были шансы, их сняли. Гунько. Я уже сказал,
сняли нашего кандидата, суд даже снял. За то, что якобы подписи неправильно оформлены в Люберецком районе по заявлению кандидата от
ЛДПР. И всегда снимают там, где есть шансы. Это надо понимать. Если у нас хорошие шансы победить, нас обязательно снимают. Как сняли
нас в Калужской области, в Свердловской на прошлых выборах.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Уже поступают sms, как раз из Челябинска пишет Дмитрий.
О. ЖУРАВЛЕВА — Комбинат видимо.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Давали банку кофе, икры, коробку конфет за голос <единороссам>.
О. ЖУРАВЛЕВА — Может быть, на предприятии выделяли.
С. МИТРОХИН — Это подтверждение того, о чем я говорил. У нас таких фактов собрано очень много. И в основном использовали именно
рабочих, бюджетников тоже. В школах заявляли о том, что будут неприятности у детей и у вас, если вы не проголосуете за «Единую
Россию».
О. ЖУРАВЛЕВА — Кстати, а у кого-нибудь были неприятности потом? Или все проголосовали за «Единую Россию».
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Поди проверь потом.
С. МИТРОХИН — Знаете, когда людей запугивают, они думают, что все равно их проконтролируют, что они там поставили. Какую галочку в
каком бюллетене. Многие люди боятся того, что все равно проверят.
О. ЖУРАВЛЕВА — Люди, не бойтесь. Там такой беспорядок, никто вас не найдет.
С. МИТРОХИН — Люди, не бойтесь, мы все время это говорим. Возьмите сгущенку и проголосуйте за другую партию. Но не за «Единую
Россию».
О. ЖУРАВЛЕВА — Наш слушатель Партизан-41: куда пропал Явлинский, не пора ли менять название. Явлинского нет, Болдырева тоже. Лукин
не в партии.
С. МИТРОХИН — <Яблоко> это символ жизни помимо всего прочего. Это не только первые три буквы. Поэтому пока название менять не
собираемся.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Уже никто не помнит, как появилось это название.
С. МИТРОХИН — Явлинский работает. Он член политкомитета. Это у нас такой орган есть, он разрабатывает программные документы.
Идеологию. Он ее совершенствует. Приспосабливает к текущему моменту. И Явлинский конечно, там является самым авторитетным членом
этого политкомитета. Наряду с другими, как например, Игорь Артемьев, председатель, руководитель ФАС России или Алексей Арбатов,
ведущий специалист по безопасности обороне. Алексей Яблоков, эколог с мировым именем, самый известный эколог российский. В этом
органе работает Григорий Алексеевич. Он мне помогает. Я ему благодарен за это, кроме того, он преподает в ВШЭ. И пишет
фундаментальные научные труды сейчас. Которые печатаются и в России, за рубежом. Вот круг его деятельности. И я очень ценю, что
всегда можно посоветоваться с человеком такой квалификации, такого богатого политического опыта. Это мне очень сильно помогает.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Еще одна sms: уважаемый Сергей, не думаете ли вы, что из-за вашего нового соратника в отношении вас (не дай бог)
Лужкова, может возникнуть процесс, аналогичный процессу Ходорковского.
С. МИТРОХИН — Давайте еще раз расставим акценты. Он не является нашим соратником. Соратник это тот, кто состоит в партии, кто
борется вместе с вами за резолюцию вашей программы. Я еще раз подчеркиваю, Лужков в этом смысле не является соратником и даже
союзником. Но по отдельным вопросам конкретным мы готовы с ним сотрудничать так же как с другими политиками. В частности, он больше
всего последнее время говорил о выборах мэра, это давнишняя инициатива <Яблока>, восстановить выборы мэра Москвы. И выборы
губернаторов в других регионах. Если Лужков будет этим заниматься в политике, мы будем с ним сотрудничать. Потому что считаем это
исключительно важным вопросом. Мы сейчас видим, что происходит без выборов. Кандидатов объявили, про программы их никто ничего не
знает. Еще один штрих к абсурдности этой системы назначений. В этом вопросе мы будем сотрудничать. Что касается возможных
преследований Юрия Михайловича, то я не исключаю такой перспективы, потому что люди, которые у нас очень крупные люди статусные.
Которые раньше были во власти либо при власти, либо они были при крупном бизнесе как раньше Михаил Ходорковский, к ним у власти
особое отношение, очень подозрительное. И если они, например, возражают, помните, в свое время Ходорковский сказал Путину, что у
него коррупция. Так вот если такие заявления происходят, именно от таких людей, то власть их не забывает. И может даже это
закончиться очень печально для человека. Поэтому исключить полностью такой вариант развития событий по отношению к Лужкову я не
могу. Это вполне возможно.
О. ЖУРАВЛЕВА — А вот наши слушатели связывают с вашим именем возможность. Спасибо вам за посадки деревьев в Подмосковье. А когда
посадят бывшего мэра Москвы за его деятельность на посту? Вы напрягаете ли московских прокуроров, какие к вам приходят на это
ответы. Вы пытались за что-то подать в прокуратуру на Лужкова.
С. МИТРОХИН — Мы очень много, когда боролись, например, с точечными застройками в Москве, очень много говорили, что в Москве земля
выделяется без аукционов, без конкурсов и направляли запросы в прокуратуру.
О. ЖУРАВЛЕВА — А иски против Лужкова есть?
С. МИТРОХИН — Я подал иск против Лужкова по поводу Генплана еще до того, как возник вопрос о его отставке. Даже до того, как вся
эта история началась. Я подал иск против Лужкова как человек, подписавшего Генплан Москвы. Уж меня упрекать:
О. ЖУРАВЛЕВА — Интересно, чем дело кончается.
С. МИТРОХИН — Больше всех политиков, которые его критикуют, я с Лужковым боролся. Добивался отставки префектов Лужкова. Я добился
отставки префекта Козлова. Обнаружив, что он выделил участок для своей жены в природоохранной зоне и многое другое. Мы давнишние
оппоненты и всеми методами:
О. ЖУРАВЛЕВА — Как же вы будете сотрудничать. Не укладывается у меня в голове. Ну и что, я тоже за выборы, давайте со мной
сотрудничать.
С. МИТРОХИН — Во-первых, наш подход такой. Мы рассматриваем объективно, мы никого не замазываем черной или белой краской. И,
во-вторых, мы не участвуем в кампаниях травли. Мы оппозиция, но мы оппозиция цивилизованная. Что касается всевозможных
правоохранительных действий по отношению к Лужкову или по поводу его жены, все должно быть предельно объективно. Если есть сигналы о
нарушении закона, а эти сигналы шли от нас и от других политиков, они должны быть проверены прокуратурой. Другое дело, что здесь
есть один очень интересный вопрос. Который касается не только Лужкова. Многое из того, что называется коррупцией и приписывается
Лужкову, это же совершается во многих других регионах, не является незаконным. Потому что у нас сами законы коррупционные. Я сказал
о раздаче земли без аукционов. У нас есть в градостроительном кодексе России такая лазейка, которая позволяет губернаторам или мэрам
это делать. Это законно. Это коррупция в таком обычном слове с точки зрения здравого смысла и элементарной этики. Но у нас
специальные законы, которые пишет <Единая Россия>. Она пишет их для того, чтобы чиновники могли извлекать доход из связи с крупным
бизнесом. В Москве эта связь Лужкова с Еленой Батуриной носила родственный характер. Кстати, такой же характер она носит, например,
и в Мордовии, где Меркушкин всех членов своего родственного клана пристроил на очень хлебные либо должности, либо бизнес им дал. Как
мы видели, недавно его переназначили главой республики. То есть тут совершенно другой подход продемонстрировал президент. Ну так
вот, связи могут быть не только родственные, партнерские, дружеские, очень у нас модно однокурсников привлекать и к очень высоким
должностям и очень крупному бизнесу.
О. ЖУРАВЛЕВА — И коллег по прежнему месту работы.
С. МИТРОХИН — То есть у нас это все процветает и этим занимаются практически все на всех уровнях власти. Это смысл той
олигархической системы, которая у нас формировалась долгие годы, еще до Путина, а при Путине получила некоторый авторитарный
оттенок. Поэтому обязательно закон должен торжествовать. Все такие случаи коррупционного партнерства, которые мы видим, о которых мы
читаем в СМИ, в Интернете, они должны расследоваться правоохранительными органами. Вот только против чего надо выступать — это
против избирательного применения закона. Как в свое время избирательно применили к Ходорковскому, посадили его за то, чем занимались
все. Причем во много больших размерах. Но из него сделали козла отпущения. Вот такая же опасность существует и сейчас. Давайте
заниматься не отдельно взятым Лужковым. Давайте всеми заниматься. Если уж у нас есть подозрения о коррупционности, давайте и
Меркушкиным заниматься, и Дудкой в Тульской области. Который сейчас хочет посадить нашего активиста Тимакова за то, что он его
критикует за коррупцию. Поэтому я вспомнил. Так вот давайте, чтобы подход был единый. Если у нас будет избирательный подход, и мы
опять найдем отдельного козла отпущения, что это будет означать? — что с ним разберутся, все остальные успокоятся и поймут, что им
главное не критиковать вышестоящую власть. Им можно воровать, сколько хочешь дальше. Этот избирательный подход очень вреден. Если уж
заниматься коррупционными делами, то по всей стране и по всем уровням власти. Начиная с самого высокого.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Михаил из Москвы спрашивает: если Елена Батурина предложит вам спонсорские взносы, партии <Яблоко>, возьмете?
С. МИТРОХИН — Нет, не возьмем.
О. ЖУРАВЛЕВА — А у вас вообще есть спонсорские:
С. МИТРОХИН — У нас есть решение о том, что мы не получаем деньги от олигархического бизнеса.
О. ЖУРАВЛЕВА — Вы сами определяете, вот это олигархический бизнес:
С. МИТРОХИН — Очень просто, есть определение. Олигарх чем отличается от обычного бизнесмена. Он извлекает деньги из своей близости
к власти. Четкое определение. Залоговые аукционы 15 лет назад:
О. ЖУРАВЛЕВА — А вдруг вы чего-то не знаете:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — То есть Батурина все-таки такой олигарх получается.
С. МИТРОХИН — : создали у нас олигархов. То есть власть отдала огромные куски собственности, горстки банкиров, там появились
олигархи и так стали формироваться олигархические порядки. Когда бизнес тем крупнее, чем он ближе к власти. Поэтому в данном случае
действует этот принцип.
О. ЖУРАВЛЕВА — Бизнесмен приходит, его просят плюнуть на портрет руководителей государства. И тогда принимается:
С. МИТРОХИН — Известно про человека, как он заработал. Кстати, в списках Форбс очень интересная есть пометка. Кто заработал деньги
при помощи государства. Там стоит звездочка. То есть эксперты Форбса понимают, что разные люди Билл Гейтс и Роман Абрамович. У них
совершенно разные источники происхождения их капиталов.
О. ЖУРАВЛЕВА — Еще один важный вопрос, который многих занимает. Доктор Sew, пожарная охрана из Москвы интересуется: что произошло в
Химках в воскресенье буквально с вами? То говорят, что вас с Чириковой отбили у каких-то то ли милиционеров, то ли бандитов, то, что
вас в милицию забрали.
С. МИТРОХИН — Да, рассказываю. Во-первых, сама проблема, которая привела меня туда, она скандальная, как всегда это связано с
Химками. Мы только что немножко успокоились по поводу трассы Москва-Санкт-Петербург через Химкинский лес, хотя зря успокоились, по
некоторым сведениям ее продолжают лес рубить и закатывать трассу. Но рядом с ней возникла совершенно другая проблема. Уничтожение
левобережной дубравы. Это большой лес, хороший отличный лес, смешанный. Там дубы, березы, который расположен в водоохраной зоне
канала Москвы. Это место отдыха не только химчан, но и москвичей. Там пляж. Отличное место. Ну и администрация Химок, естественно,
решила этим обстоятельством воспользоваться. И отдала это место под застройку строительства трех элитных небоскребов. Роща будет
уничтожена, пляж будет ликвидирован, вернее он останется, но пользоваться им будут только жители этих домов. Жители возмущены,
конечно, пришло 500 человек, митинг, разумеется, запретили как всегда делает администрация Химок. Там вообще нигде невозможно, в
Москве хоть на Набережной Тараса Шевченко дают, в Химках вообще ничего не разрешают. Поэтому было решено провести сход граждан, это
не нарушение закона. Сход прошел более-менее нормально:
О. ЖУРАВЛЕВА — То есть некое собрание. Но не митинг.
С. МИТРОХИН — Есть понятие в законодательстве о местном самоуправлении, сход граждан. Люди имею право в любой момент придти,
обсудить свои проблемы.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Без всяких разрешений.
С. МИТРОХИН — Это орган местного самоуправления.
О. ЖУРАВЛЕВА — Как в подъезде собираются в какой-то момент.
С. МИТРОХИН — Поэтому нарушений никаких не было, там выступала и Евгения Чирикова и я. Я кстати предложил провести голосование,
сход решил единогласно, что никакого строительства здесь быть не может. Отдайте нам дубраву, уберите забор, которым ее уже оградили.
И мы потом стали расходиться, и, подойдя к машине, я встретился с сотрудниками милиции неожиданно, которые стали проверять
документы. Досматривать багажник, когда они начали досматривать багажник, подошло еще двое людей в штатском, с бритыми головами в
кожаных куртках, в джинсах, представились сотрудниками ОБЭП. И предложили проследовать вместе с ними. Я естественно попросил
предъявить удостоверения, назвать причину задержания, представиться. Они сказали, что все это сделают в ОБЭПе. И попытались меня
оттеснить.
О. ЖУРАВЛЕВА — По борьбе с экономическими преступлениями.
С. МИТРОХИН — Видимо, решили меня на эту тему, наверное, как-то напугать. Я не знаю. Естественно, я отказался это сделать. И
поскольку граждане в этот момент расходились до схода, сообщил им о том, что меня пытаются задержать вот эти неизвестные люди,
эмоционально, я их сразу назвал бандитами. И граждане отреагировали очень бурно на это, особенно пожилые женщины, пенсионерки. Я им
за это очень благодарен. И сейчас просто объявляю благодарность за то, что они меня фактически отбили, на них набросились
возмущенно, оттеснили. Они уже не могли противостоять, поэтому я благополучно уехал. Но потом мне сообщили, что уже отлавливали,
разъехались активисты, там были защитники Химкинского леса, естественно, они собирались ехать проверять рубят лес или нет, и когда
они уже стали двигаться в этом направлении, их тоже остановили, и некоторых задержали. Потом они мне сообщили, что:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Таким же способом, без предъявления документов?
С. МИТРОХИН — Ну да, фактически да. Никогда никакие документы не предъявляются, когда разгоняются такие акции или задерживаются
организаторы.
О. ЖУРАВЛЕВА — Один персонаж я помню, представился Себастьяном Перейрой. На одном из митингов.
С. МИТРОХИН — Да, такая экзотика бывает:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Но документов не предъявил.
С. МИТРОХИН — О чем идет речь. Что вопрос очень серьезный. Это очередное преступление экологическое готовится в Химках. Видимо,
администрация сидит на чемоданах, поэтому не стесняется уничтожать территорию Химкинского округа. Предоставляя землю под
коммерческую застройку, в таких случаях всегда имеет место коррупция. Я об этом и говорил на сходе. А в данном случае там целый
клубок коррупции в Химках мы обнаруживаем. Потому что мы сейчас раскопали историю вместе с защитниками Химкинского леса. Кстати,
<Яблоко> с самого начала эту борьбу вместе ведет. История очень интересная. С одной стороны коррупционная, с другой стороны
транспортная. Мы выяснили, что в свое время была запланирована резервная полоса Ленинградки. Проектировщики ее запланировали в более
крупных размерах, то есть намного шире, чем она есть сейчас. Когда ее строили, в документах была зарезервирована полоса с целью ее
расширения. А после этого полоса была застроена торговыми центрами. Причем прекрасно знали, что нарушают СНИПы 1985 года. Прекрасно
все это знала администрация Химок. Это еще началось при прежнем мэре Кораблине. Видимо, кто-то получил очень большие деньги из
чиновников и позволил Грандам вот этим Лигам и прочим торговым центрам там все застроить и эту полосу занять своими парковками. И
там возникла ситуация транспортного коллапса. Вот сейчас в Москве расширяется Ленинградка и непонятно зачем. Потому что пять полос
уже в Москве, а в Химках 4. То есть транспортный коллапс, несмотря на огромные деньги, вбуханные в расширение московской части
Ленинградки, там запрограммирован. А хотят расширять до 8 полос. Поэтому единственное здесь решение, оно единственное. Это даже не
альтернатива Химкинской трассе, это трасса через Химкинский лес Москва-Санкт-Петербург, является некой альтернативой, по закону
давно должны были расширить Ленинградку и тогда бы транспортная ситуация там резко облегчилась.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Сейчас получается сносить все эти торговые центры, дома жилые.
С. МИТРОХИН — Во-первых, можно не сносить, а просто парковки их заставить перенести в другое место.
О. ЖУРАВЛЕВА — Как можно перенести от торгового центра в другое место?
С. МИТРОХИН — Там с другой стороны можно сделать. Теоретически. Я бы на месте генерального прокурора просто возбудил уголовное дело
по поводу того, что была застроена резервная полоса федеральной трассы Ленинградского шоссе. А если выяснится, что там имели место
взятки, коррупция, то тут уже должен вступать в силу закон.
О. ЖУРАВЛЕВА — То на эти деньги можно будет расширить трассу.
С. МИТРОХИН — Если строение незаконно, оно может быть и снесено.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Где сейчас найдешь эти деньги.
С. МИТРОХИН — И закон позволяет это сделать. Если кто-то наварил на этом огромные деньги, распихал себе по карманам, пусть он сам
думает, как там компенсировать свои потери, потому что сейчас за это расплачиваются сотни тысяч москвичей, которые давятся в этих
пробках на Ленинградке, вот за эту коррупцию мы сейчас все платим. Те, кто в Шереметьево ездит, кто за город ездит по Ленинградке.
Жители Химок. И потом коррупция она же имеет тенденцию к самовоспроизведению. И нам теперь говорят: ну сморите, какая чудовищная
ситуация. Давайте платную трассу построим через Химкинский лес. А для чего? А для того чтобы вокруг этой платной трассы построить
такие же торговые центры. По всей видимости. И уничтожить лес и тем несчастным жителям Химок, которые в пробках стоят, еще и лишить
возможности поступления кислорода. Так же как и москвичам остальным, поскольку Химкинский лес это элемент лесозащитной полосы.
Поэтому мы собираемся этой историей заняться вплотную. Я думаю, что тут перспектива есть. И есть простейшее решение.
О. ЖУРАВЛЕВА — В чем главная опасность? Вы говорите, нельзя вырубать лес, любой скажет, что нельзя вырубать лес, но когда идет речь
о строительстве жилого дома, стоянки для тебя, то ты уже согласен. Вот эти деревья можно убрать, потому что здесь буду жить я и
будет мой гараж. В чем главная проблема здесь, что законы неправильные, Генплан неправильный, коррупция.
С. МИТРОХИН — Я вам уже рассказал. Было грубейшее нарушение закона. А закон в том числе это санитарные нормы и правила. Они
устанавливают определенную ширину для федеральных трасс. Эта ширина на картах имеет место по Ленинградке. И это резервная полоса,
которую еще не превратили в шоссе, она на карте существует. И она была застроена. И здесь причина, в том числе в вырубке:
О. ЖУРАВЛЕВА — То есть у нас украли полосу.
С. МИТРОХИН — Украли у москвичей, у жителей Химок, у граждан России украли огромную полосу дороги, и в результате создали там
искусственный транспортный коллапс. И по этой причине теперь хотят еще вырубить Химкинский лес с целью этот коллапс там
ликвидировать. Хотя есть другой способ абсолютно законный.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Еще одна тема, о которой мы хотели поговорить. В новостях звучит буквально с утра. Приговор суда в Нижнем Тагиле,
приговорили Егора Бычкова, руководителя местного фонда <Город без наркотиков> к 3,5 годам колонии строгого режима. Дело там в том,
что насильственные методы он практиковал при лечении наркоманов.
О. ЖУРАВЛЕВА — Его за похищение человека осудили, насильственное удерживание человека.
С. МИТРОХИН — На самом деле тут надо разбираться в этой истории. Потому что я помню очень давно, такая группировка Уралмаш
действовала. Она, по-моему, до сих пор действует. Она очень активно занималась борьбой с наркоманией. Это было одно из таких
отмывочных мероприятий для нее. Может быть, это не имеет отношения данная история.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — По крайней мере, не было никаких указаний:
С. МИТРОХИН — Если ничего такого нет, то конечно, это:
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Местные общественные деятели говорят, что:
С. МИТРОХИН — Чересчур суровое наказание за это и иногда человеку помочь невозможно, не применив какую-то силу. Но в применении
силы конечно должна быть мера и закон точно должен устанавливать, что можно делать с наркоманом, чтобы отучить его от этого зелья, и
что нельзя. Я боюсь, что наш закон слишком расплывчатый, от этого страдают незаслуженно люди.
О. ЖУРАВЛЕВА — Об этом мы в <Дневном Развороте> будем говорить уже после новостей. Что можно и что нельзя и как быть при
существующих законах. Гостем нашим сегодня был руководитель партии <Яблоко> Сергей Митрохин.
А. БЕЛЬКЕВИЧ — Будем говорить про историю в Нижнем Тагиле, и в 16.35 у нас в гостях будет Михаил Федотов, бывший министр печати. А
сегодня он стал председателем совета при президенте по содействию и развитию институтов гражданского общества и правам человека.
С. МИТРОХИН — Передайте мое поздравление ему.
О. ЖУРАВЛЕВА — Сергей Митрохин поддерживает это решение президента.
С. МИТРОХИН — Да, передайте ему.
О. ЖУРАВЛЕВА — Очень хорошо. Новости.
http://www.echo.msk.ru/programs/razvorot/717488-echo/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *