Опубликовано

ДЕЛА КАЗАХСТАНСКИЕ

МИРНЫЙ АТОМ
Казахстан планирует построить до пяти атомных электростанций Кенжалы ЕСБЕРГЕН
Казахстан договорился с Южной Кореей о совместном строительстве теплоэлектростанции близ Балхаша. Также планирует построить до
пяти атомных электростанций, и в этом ему могут помочь Япония, Южная
Корея и Индия.
СТРОИТЕЛЬСТВО БАЛХАШСКОЙ ТЭС
Южная Корея и Казахстан пришли к соглашению о строительстве работающей на угле электростанции, стоимость которой оценивается в
3,8 миллиарда долларов США, пишет газета <<Чосун>>. Электростанцию мощностью 660 мегаватт планируют построить около города Балхаш.
Строительство должно стартовать в первой половине следующего года, а закончиться в 2016 году.
Такое решение принято Астаной в то время, когда Казахстан предпринимает усилия с целью построить
до пяти атомных электростанций, комментирует ситуацию издание <<Кориа Геральд>>.
Южная Корея в настоящее время отчаянно ищет поставщиков редкоземельных металлов, дефицит которых, согласно прогнозам, должен
обостриться на международном рынке в следующие несколько лет. Кроме строительства ТЭС близ Балхаша, Южная Корея и Казахстан также
договорились продолжить сотрудничество
в разведке новых месторождений урана и других редких металлов.
Казахстан занимает первое место в мире по запасам урана, используемого как топливо для ядерных реакторов, подчеркивает газета
<<Джунган Дейли>> в статье, посвященной недавнему визиту правительственной делегации Южной Кореи в Казахстан. Стороны договаривались
о строительстве
Балхашской ТЭС и обсуждали возможность строительства атомных электростанций в Казахстане.
ЯДЕРНАЯ КООПЕРАЦИЯ
Свой первый контракт на строительство атомной электростанции Южная Корея подписала в прошлом
году с Объединенными Арабскими Эмиратами. В Южной Корее эксплуатируется 20 ядерных реакторов и конструируется еще восемь.
В настоящее время Южная Корея ведет переговоры со многими странами мира, включая Турцию и Аргентину, о возможности строительства
на их территории атомных электростанций, подчеркивает издание.
Консорциум, в который вошли ряд крупных энергетических компаний Японии, недавно достиг соглашения
с Казахстаном о совместной работе в рамках проекта по строительству первой атомной электростанции в Казахстане, сообщает сайт <<Нью
Юроуп>>.
В состав консорциума входят такие крупные компании Японии, как Japan Atomic Power Company, Toshiba и Marubeni Corporation
Представители этих компаний заявили в совместном коммюнике, что достигнутое ими соглашение с Национальным ядерным центром
Казахстана позволит двум странам сотрудничать в области строительства, эксплуатации и финансирования в рамках проекта по возведению
атомной электростанции.
Великобритания дала свое <<добро>> на поставку в Казахстан ядерных реакторов, пишет сайт <<Сифай>>. Государственная корпорация
по атомной энергии Великобритании (Nuclear Power Corporation, или NPC) включила Казахстан в перечень стран, которым можно поставлять
ядерные технологии. То есть Казахстан теперь может импортировать из Великобритании ядерные реакторы мощностью 220, 540 и 700
мегаватт.
КАЗАХСТАН НУЖДАЕТСЯ В РЕАКТОРАХ
Казахстан располагает более 15 процентами мировых запасов урана, являющегося источником ядерной энергии.
Cайт «Сифай» пишет, что чиновник британской корпорации NPC в интервью на условиях анонимности газете Business Standard заявил:
<<На Казахстан выбор пал по вполне понятной причине. Потому что Казахстан будет нуждаться в маленьких реакторах и реакторах среднего
размера в диапазоне 220 мегаватт, 540 мегаватт и 700 мегаватт. У NPC имеется опыт и авторитетный послужной список. Кроме того,
Казахстан всегда будет иметь рядом азиатских партнеров, которые предлагают конкурентоспособную цену по сравнению с более высокой
европейской ценой>>.
В январе этого года был подписан меморандум о взаимопонимании между Индией и Казахстаном о совместной подготовке
технико-экономического обоснования проектов по строительству объектов ядерной энергетики в Казахстане на основе индийских
герметичных ядерных реакторов с водой под давлением.
Решение государственной корпорация по атомной энергии Великобритании о включении Казахстана в перечень стран-импортеров ядерных
технологий было принято сразу после подписания этого меморандума.
Председатель комиссии по атомной энергии Индии Шрикумар Банерджи ранее высказал мнение, что у
Индии имеется потенциал, чтобы стать крупным мировым центром по экспорту ядерных реакторов.
http://rus.azattyq.org/articleprintview/2191416.html?showforum=1
enwl.bellona@gmail.com, 20 октября 2010 г.

СТОЛИЦА
Генеральный план пригородной зоны, или Орхусская конвенция в бездействии
(к десятой годовщине ратификации Орхусской конвенции Республикой Казахстан)
По информации опубликованной в СМИ, в начале октября 2010 года Правительство утвердило
генеральный план развития пригородной зоны города Алматы. Генеральный план был выполнен
проектной фирмой <Урбостиль> совместно с субподрядными организациями. Для его разработки из республиканского бюджета было выделено
950 миллионов тенге.
Проект определяет основные направления развития пригородной зоны с учетом потребностей города Алматы и перспективой развития
зон отдыха, туризма, инженерной и транспортной инфраструктуры. Площадь, охваченная планом, составляет 17,4 тысячи квадратных
километров на территориях Карасайского, Талгарского Илийского, Енбекшиказахского и Жамбылского районов Алматинской области, а также
территорию г.Капшагая. Здесь проживает 2 миллиона 90 тысяч человек
(http://kt.kz/index.php?lang=rus&uin=1253258832&chapter=1153526048). В связи с этим были разработаны генеральные планы 58 крупных
населенных пунктов Алматинской области (http://www.vecher.kz/?S=7-201007150800).
Согласно статье 13 закона <Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Казахстан>:
<1. Физические и юридические лица Республики Казахстан имеют право на полную, своевременную и достоверную информацию о состоянии
среды обитания и жизнедеятельности, ее предполагаемых изменениях, намечаемой архитектурной, градостроительной и строительной
деятельности:>:
3. До утверждения градостроительной и архитектурно-строительной документации физические и юридические лица имеют право принимать
участие в обсуждениях, вносить предложения по изменению принимаемых решений, затрагивающих общественные или частные интересы>.
Согласно статьям 13 и 14 Экологического кодекса Республики Казахстан физические лица и общественные организации имеют право
<получать от государственных органов и организаций своевременную, полную и достоверную экологическую информацию: и участвовать в
процессе принятия государственными органами решений по вопросам, касающимся окружающей среды>.
Такие же права предоставляются общественности Конвенцией о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия
решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция). Она была ратифицирована Республикой
Казахстан ровно десять лет назад 23 октября 2000 года специальным законом № 92-II о ратификации конвенции.
Выполнили ли заказчики Генерального плана пригородной зоны требования национального законодательства и Орхусской конвенции, ведь
проект затрагивает интересы более двух миллионов человек?
Сведений о том, что он обсуждался с жителями 58 населенных пунктов области — нет! В городе Алматы он обсуждался всего 2 раза!
Первый раз — 6 ноября 2009 года были проведены, так называемые, <общественные слушания>, в которых участвовали представители Союза
архитекторов, Союза дизайнеров, университетов и проектных институтов
(http://www.zakon.kz/154766-razrabotan-proekt-generalnogo-plana.html). Но можно ли назвать такое обсуждение — обсуждением с
общественностью? Заслуженные архитекторы тоже жители города, но почему не обсудили проект с простыми алмаатинцами и жителями
Алматинской области?
Второй раз проект обсуждался 6 января 2010 года. Однако и эту встречу сложно назвать <обсуждением
с общественностью>. На встрече из 55 человек общественность представляли всего 6 человек, а остальные — это разработчики проекта,
представители городской и областной администрации! Можно ли считать 6
человек — представителями двух миллионов жителей Алматы и пригородной зоны? Безусловно, нет!
Также не понятно, почему не смотря на требования статьи 47 Экологического кодекса экспертизу Генерального плана развития
пригородной зоны Алматы — города республиканского значения, реализация которого окажет влияние на здоровье, деятельность и
благосостояние огромного количества людей, провел территориальный орган, а не Министерство охраны окружающей среды!
Еще на Втором совещании сторон Орхусской конвенции в 2005 году Казахстану было рекомендовано <принять и осуществлять
нормативно-правовые акты, устанавливающие более четкие процедуры участия общественности> (решение II/5а, п.7, пп.а)
(http://www.greensalvation.org/index.php?page=arhus-dec-2-5a).
Пример с обсуждением, а точнее с <не обсуждением> Генерального плана развития пригородной зоны Алматы показывает, как Казахстан
игнорирует свои международные обязательства. До сих пор в стране нет эффективной процедуры, обеспечивающей право общественности на
участие в процессе принятия решений по вопросам, касающимся окружающей среды, нет механизма учета общественного мнения!
Особенно следует подчеркнуть, что в этом году Казахстан занимает место председателя ОБСЕ,
одной из задач которой является содействие выполнению Орхусской конвенции!
В июле 2010 года секретариат Орхусской конвенции напомнил о необходимости своевременно
предоставить национальные доклады о соблюдении конвенции в связи с подготовкой к Четвертому
совещанию сторон, намеченному на июнь 2011 года.
Доклады должны быть направлены в секретариат до 8 декабря 2010 года. Осталось 47 дней
(на 21 октября)!
За эти 47 дней Казахстан должен:
— опубликовать первый проект доклада;
— провести консультации по проекту, в том числе с общественностью,
— подготовить окончательный вариант доклада и направить его в комитет.
Отметим, что стороны должны активно привлекать общественность к работе над документом. А в Казахстане ни на сайте Министерства
охраны окружающей среды, ни на других официальных сайтах
проект национального доклада до сих пор не опубликован.
Чем же будет отчитываться Казахстан перед международным сообществом, <не обсуждением> Генерального плана развития пригородной
зоны Алматы?
Экологическое общество <Зеленое спасение> Республика Казахстан, г. Алматы
greensal@mail.ru, 21 октября 2010 г.

ПОЛИТИКА
Казахстанские политики — это череда давно примелькавшихся лиц. Причем настолько, что появление любого нового человека можно
считать почти что чудом. Поэтому мы вправе надеяться, что беседа с новым лидером партии зеленых «Руханият» Серикжаном Мамбеталиным
будет интересна нашим читателям.
— Вы появились в казахстанской политике довольно неожиданно. Вы даже не фигурируете в знаменитом биографическом справочнике «Кто
есть кто в Казахстане», что само по себе уже уникально. Поэтому расскажите немного о себе, чтобы читатели получили представление о
том, кто вы.
— То, что меня нет в этом справочнике, закономерно. Потому что я никогда не планировал стать публичным человеком или политиком.
Родился я в интеллигентной семье. Оба мои родителя были врачами: отец — уролог, мама — гинеколог. Поэтому учитывая атмосферу,
которая окружала меня с детства, я не имел особого выбора, куда идти учиться, поскольку это было уже предопределено.
После окончания Актюбинского мединститута я приехал в Алматы в ординатуру института урологии. Моим научным руководителем и
учителем был Б.У. Джарбусынов, который оказал на меня значительное влияние. Другим своим учителем я могу назвать Марата Оспанова,
который был моим преподавателем в Актюбинске. Мы жили с ним в одном доме, и он знал меня сызмальства. Он даже предлагал мне в годы
перестройки вступить в партию, но я так и не стал членом КПСС. Первой политической партией, в которую я вступил, является партия
зеленых «Руханият». Ее же я и возглавил.
После ординатуры я поступил в КИМЭП. Затем была работа в торгпредстве во Франции, где я работал вместе с Гани Касымовым, у
которого также почерпнул много полезного. Следующий этап — работа во Всемирном банке, где мне пришлось много заниматься
экологическими проектами. Тогда же я оброс многочисленными связями в среде отечественных экологов.
Следующий период моей жизни связан с «Казпочтой», где мы занимались переводом ее работы на финансовые рельсы, и именно тогда она
трансформировалась в финансовое учреждение. Я два месяца провел в Японии для изучения тамошнего опыта. И если бы нам удалось до
конца осуществить свои планы, то, вполне возможно, почтово-сберегательная система могла бы стать мощным финансовым институтом и
смягчить удары переживаемого нами финансового кризиса.
Жизненные обстоятельства сложились так, что в 2002 году я уехал в Англию. Трудился в Лондоне в консалтинговой компании,
работающей в нефтегазовой сфере. На рубеже 2008-2009 годов принял решение вернуться домой. При этом у меня уже была конкретная цель
— создать партию на экологической платформе. Кстати, несмотря на то, что я сосредоточился на политической работе, продолжаю работать
освобожденным вице-президентом Торгово-промышленной палаты Казахстана. Надеюсь, что мое видение развития отечественной экономики
могут быть полезными. Например, считаю, что главными приоритетами должны быть энергосбережение и альтернативные источники энергии, а
также развитие отгонно-пастбищного животноводства.
— Серикжан, вы достаточно успешный человек, всего достигли своими силами — и вдруг политика… Зачем вам это и что подвигло вас на
такой шаг?
— Наверное, здесь надо учитывать ряд факторов. Возможно, сказался так называемый кризис среднего возраста. Одни меняют что-то в
личной жизни, другие — работу или страну проживания. У меня закончился какой-то этап жизни и я, накопив к сорока годам определенный
жизненный и профессиональный опыт, захотел воплотить его в какое-то полезное начинание.
Когда в Англию приезжали мои друзья и мы в разговорах обсуждали британскую действительность, проецировали ее на казахстанскую
жизнь, я как-то поймал себя на мысли, что, наверное, не совсем правильно что-то изрекать или советовать людям, сидя в
комфортабельных условиях Лондона. И тогда я спросил себя: а почему бы тебе самому не сделать что-нибудь полезное для Отечества?
Именно с такой установкой я и вернулся домой. А учитывая, что по образованию я медик, именно экологическая проблематика показалась
мне наиболее приемлемой сферой приложения моих знаний и опыта.
Ведь в Англии я, помимо основной работы, включился в движение зеленых и даже участвовал в 2009 году в европейском конгрессе зеленых
партий в качестве: члена английской делегации. Там я рассказал о многих экологических проблемах современного Казахстана. Поделился
планами создания в нашей стране аналогичной партии, поинтересовался, можем ли мы рассчитывать на то, что станем полноправными
членами европейской партии зеленых. На что получил положительный ответ.
— Если у вас изначально была такая ясная цель, почему вы не начали ее реализацию с нуля, а пошли несколько другим путем, взяв уже
сформированную партию? Это сразу же дало повод говорить о вас как об очередном политтехнологическом проекте:
— В принципе, первоначально так и предполагалось. Более того, на этот счет у меня был выработан соответствующий план. Схема была
следующей. Планировалось написать обращение к народу Казахстана по поводу экологических проблем страны. К нему приложить анкету и
форму заявления о вступлении в партию и уже оплаченный конверт с обратным адресом. Все это должно было рассылаться по почте
приблизительно на 300 тысяч адресов.
Логика моих рассуждений была простой. Человеку оставалось только внести свои данные и бросить письмо в почтовый ящик. Расчет
тут такой: если бы откликнулся хотя бы каждый шестой, то получалось бы 50 тысяч подписей, чего вполне хватает для возможности
регистрации партии.
В то же время, понимая, что мое имя на тот момент мало что говорило в плане экологической проблематики, я вошел в контакт с М.
Елеусизовым. И вначале это было что-то вроде совместного проекта. Потом наши взгляды несколько разошлись, и мы решили двигаться
каждый самостоятельно.
Дальше я пошел по нестандартному пути и начал вести переговоры с потенциальными партнерами. Когда я встретился с А. Джагановой, то
мы сумели найти точки соприкосновения. Мы с ней оговорили некоторые принципиальные вопросы и, в частности, то, что партия продолжит
заниматься проблемой оралманов.
— А почему вы пошли именно к А. Джагановой, а, допустим, не к Г. Касымову? Тем более что вы числите его в своих учителях. Разве не
логичнее было бы воспользоваться его потенциалом очень харизматичного политика?
— Вспомните казахскую поговорку о двух бараньих головах, которые невозможно сварить в одном казане… (смеется) Если откровенно, то
я разговаривал и с ним: И не только с ним, но это уже история.
— Вы уж извините, но от вашей позиции отдает некоторым идеализмом. Вы на самом деле верите в то, что у нас возможно создание
дееспособной партии, исповедующей экологическую философию, учитывая уровень политической культуры нашего общества?
— Если исходить из известной пирамиды потребления, предложенной американским психологом А. Маслоу, то проблемами экологии люди
начинают интересоваться только тогда, когда все основные базовые потребности уже решены. Однако наши экологические проблемы
настолько серьезны, что иногда они могут опровергать теорию Маслоу. Вспомните историю движения «Невада-Семей»: в Казахстане,
наверное, нет никого, кто бы не знал о нем. В свое время это было поистине народное движение. А ведь его направленность была сугубо
экологической.
Да, оно было сильно политизировано, но именно потому, что стоящая на повестке проблема была очень серьезная. По своей силе,
размаху, известности это движение было столь сильным, что ни одну политическую партию даже рядом нельзя было поставить. Поэтому,
если в Казахстане есть экологические проблемы, если мы сможем повернуть народ на их решение, если мы сможем создать еще одно
экологическое движение уровня «Невада-Семей», я думаю, вопросы отпадут сами собой.
Нужно понимать, что вопросы экологии объединяют всех. Здесь не может быть деления на казахов и русских, мусульман и христиан,
пожилых и молодых, городских и аульных. Эта платформа, на которой могут объединиться люди, имеющие разные социальные статусы и даже
не совпадающие политические пристрастия. Если существует серьезная экологическая проблема, то это как раз тот случай, когда люди
могут достичь какого-то консенсуса.
— Нарисуйте «планов громадье», которые вы ставите перед партией и перед собой как ее руководителем.
— Наша задача №1 — стать парламентской партией. В принципе она вполне осуществима. Потому что, на мой взгляд, за последние 10-15 лет
политический ландшафт Казахстана оказался практически вытоптанным. К тому же у нас, по сути, нет партий с внятными идеологиями.
Разве что ОСДП (хотя на практике она иногда ведет себя отнюдь не как социал-демократическая) и коммунисты. У нас нет ни одной партии
с реальным историческим стажем. Все партии образовались после обретения суверенитета. Кстати, по дате регистрации «Руханият» — одна
из старейших наших партий. Исходя из сказанного, мы уверены, что есть все реальные предпосылки для прохождения зеленых в парламент.
На данный момент партийная активность в Казахстане сведена практически к нулю. Ни одна из существующих партий не может
категорично утверждать, что в значительной степени превосходит остальные по популярности. Причин такого положения вещей много.
Поэтому у нашей партии есть время до выборов. На данном этапе мы провели активные политические консультации и начинаем подготовку к
следующим парламентским выборам.
— Вы контактируете с администрацией президента в плане согласования своих планов и текущей партийной работы?
— Никто с администрации президента к нам не подходил и никаких вопросов не задавал. То, что мы планируем сделать, мы озвучиваем
посредством СМИ. У нас есть четкая программа, есть идеология зеленых, стратегия действий и методы достижения поставленных целей,
которые доступны каждому, кто заинтересуется ими. Поэтому у нас нет никаких резонов общаться с администрацией президента и
согласовывать с ней какие-либо вопросы.
Другое дело, что, в отличие от оппозиции, мы используем любую площадку: участвуем в Общественной палате, в межпартийных советах.
Если мое мнение публикуют и «Взгляд», и «Литер», считаю, что это наше достижение. Политика — это искусство компромисса, искусство
возможного, и никто эти максимы не отменял. На своем съезде мы объявили: если будут провозглашаться здоровые идеи, то мы поддержим
любую из них, независимо от того, кто их инициирует — власть или ее оппоненты. Такова наша позиция.
В политическом спектре страны мы позиционируем себя как центристская партия. В то же время мы не хотим находиться между «Нур Отаном»
и, скажем, «Алгой». Нам их противостояние неинтересно. У нас есть свои приоритеты, которые мы должны донести до граждан, и мы будем
стремиться делать это методично и с наибольшей пользой для общества.
Партия зеленых «Руханият» создана не под конкретный электоральный период или не под меня лично. Она будет работать ровно
столько, сколько будут существовать в Казахстане экологические проблемы.
Беседовал Кенже ТАТИЛЯ
koktyshev@gmail.com, 29 октября 2010 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *