Опубликовано

СПАСТИ ЦЕЛЫЙ МИР

Древняя фраза,- «кто спасет одну душу – тот спасет целый мир», означает, — что нужно начинать с себя!

Нуждающиеся в какой-либо помощи – это ПОЛОВИНА НАСЕЛЕНИЯ России. Вторая половина населения – временно пребывает вне подобных обстоятельств. Она и способна помогать первой.


Йорг, для России вы просто какое-то чудо! Мне позвонил мой брат очень растроганный,  просил срочно связаться, и оказать какую-нибудь посильную помощь. Он был потрясен вашим донкихотством. В огромной заснеженной стране – ваш маленький благотворительный фонд ведет своеобразную «войну с бедой», угрожающей социально не защищенным слоям населения. Многие люди были не равнодушны к информации, переданной вами. Хочется понять вас, почувствовать, что вами движет. В России не хватает определенной части культуры, которую вы представляете в ежедневных вопросах помощи по благотворительности. Может есть секрет, который заложен в ваших национальных традициях?

Ваш брат услышал передачу на «Эхо Москвы»?

Да. Ваш рассказ о том, как вы кормите школьников и помогаете российским малоимущих бабушкам. Сказал, что вы его просто потрясли!

И вот, что удивило, — расчет питания, оплачиваемый фондом в день на одного школьника. Письмо из Фонда:

«Мы тратили в этом месяце 12'000 рублей на школьное питание в Лопатино. На эти деньги 87 детей будут накормлены на 25 школьных дней.
Значит 12'000 : 87 : 21 = 6 рублей 55 копейки на школьника на один день»


Неужели, чтобы накормить горячим обедом школьника нужна всего-навсего такая скромная сумма? Это выглядит как сенсация!


Мы делаем оптовые закупки мешками — в год в пределах 15 тонн. Когда вы получаете большую массу, цена получается меньше. Все привозим к себе в фонд, распаковываем, расфасовываем, и возим раз в месяц по школам. И там же рассчитывается на ребёнка 50 грамм, например, гречки на обед… Так и создаётся эта сумма.

Объясните про этих детей, которых вы кормите в школах. Это же дети, которые из дома приходят. Или их дома не кормят?

Да, это дети, которые с родителями живут дома. И, понимаете, в деревне, к сожалению, даже сейчас, в XXI, веке не в каждой семье есть хлеб, каша. Два года назад у нас был такой один острый случай. Часто за людей, которые ждут от нас помощь, к нам обращаются какие-то родственники, какие-то соседи. Обратилась одна бабушка. Там жил мужчина, жена которого куда-то убежала, он не знал, где она находится… Он остался с маленькими детьми, — Анной, ей было 3 года, и Антоном, 1,5 года. Он не мог выйти за заработком, потому что сидел с ними. Деньги он не мог платить на детский сад, и зимовали в доме… У него был мешок зерна, которое он пропускал через мясорубку и смешивал с водой, — вот этим они и питались. Это сто с небольшим километров от Москвы…  Для такой ситуации я оплачиваю детский сад, чтобы тогда у него руки освободились. И вы сами знаете, что это значит. Ребёнок ходит в садик. Она вечером домой идёт – уже накормлена. Это очень большая помощь отцу. Не надо думать вечером, чем ещё кормить ребёнка. С утра тоже она уходит… она знает – в саду ее накормят.

Когда уже есть какая-то стабильность, тогда я не люблю полностью 100% помогать, а то люди привыкают к зависимости. Человек быстро привыкает, если вы постоянно привозите бесплатно продукты. И мы обычно говорим – «50 процентов»!

Иногда вам приходится преодолевать возражения, по поводу истинности фонда, истинности благотворительной деятельности.

Те, кто видели нашу деятельность, те нам давно доверяют. Мы давно этим занимаемся. Для наших основных швейцарских спонсоров, и для русских, конечно, тоже, — есть возможность сесть на микроавтобус и проехать посмотреть все наши проекты. Мы возим этих людей в детский сад, к бабушкам, параллельно конечно покажем еще Оптину пустынь, Козельск и другие культурные объекты. То есть, людям, которые нам помогли, мы даем возможность увидеть все  своими глазами. Приходилось одно время оправдываться, что мы не какие не «жулики». Особенно это поразило после трагедии в Беслане. Тогда создалось очень много фондов, в помощь пострадавших от террористического акта, но не все из них были настоящими компаниями. Каждая такая компанейшина приводит нас к определенным сложностям, выстраивает препятствия. Благотворительность – работа не одного дня и она требует строгой отчетности. Но мы не только помещаем отчеты, но и просьбы, обращения. Например, 6 лет назад, организовали летний лагерь для детей Тарусы. Мы просили у наших благотворителей по 20 франков для 21 дневного отдыха на каждого ребенка.

Что вас привлекло в России, когда у вас был выбор любой другой страны после института?

Я вам могу сказать, что сразу в моем выборе была — Россия! И не о чем другом я больше не задумывался. Помню даже тот момент, — это было в пятницу после обеда, я уже собирался домой после занятий, как заходит доцент и говорит, что в России предстоит какой-то проект, кто из вас желает принять в нем участие? Кого это заинтересует, тот утром в 9 часов в понедельник приходит ко мне. После его слов, когда я ехал домой, я был охвачен предложением и рассуждал о том, что никогда не был в России. По дороге я купил большую книгу  про «100 лет России», чтобы немного узнать об истории. И еще купил книгу по культуре. Раз уж я захотел туда поехать, я должен был узнать подробности. Я сразу прилетел сначала в Москву, а потом в Тарусу. Я потом думал, что люди шутят, когда говорят, что Таруса – это маленькая Швейцария, потому что там чистый воздух, нет заводов. А потом узнал, что там отдыхали знаменитые писатели и художники, — Поленов, Цветаева. В первый раз я приехал и пробыл в Тарусе шесть недель. В эти 6 недель ни с кем не мог нормально общаться, было трудно друг друга понять из-за не знания языка. Но по мимике окружающих, по выражениям их лиц, видел, что я им симпатичен. Тогда мне было 27 лет. Я только что окончил университет. Двенадцать лет, как у нас принято, я учился своей профессии – инженер по обработке дерева. Имею три высших специализации. В 28 лет я получил диплом. И диплом-то не плохой! Из 117 человек по конкурсу поступило только 34. А после четырех лет обучения на курсе осталось только пять человек, которые получили диплом. Я и был в их числе. У меня в Швейцарии открывались большие возможности для работы. Нас ждали на фирмах. Но мне там было реально скучно. Я вам честно скажу, если только меня не выгонят (смеется) из России, я отсюда никуда не уеду! Так там скучно, вы себе не представляете!.. Я смотрю на тех людей, с которыми вместе когда-то закончил университет, и ни сколько не жалею, что уехал. Здесь я выучил русский язык.  Мне просто в этом повезло. Там нет свободы для характера, для реализации своих возможностей. Многое, конечно, зависит от этого. А у меня характер оказался ближе к России.

В Швейцарии у меня живет большая семья: у прабабушки 16 детей, у моего дедушки было 16 братьев и сестер, у моего отца было 10 детей. Я даже всех своих двоюродных братьев и сестер не знаю. Все говорят, что из всей этой огромной родни, я единственный – не такой как все. Не могу объяснить, почему. Просто, мне кажется, что я нашел свой интерес в жизни. Я не могу просто, как у вас говорят в России, – «работать на какого-то дядю». У меня ни один день в жизни не похож на другой. Мои дни наполнены!

В Россию я приехал в 1997 году по своему желанию, чтобы за небольшую плату помочь людям установить деревообрабатывающие станки. Три грузовика привезли эти станки сюда и подарили их городу. Но вы не можете просто подарить технологии, необходимо было объяснить, как они должны работать.

Это была рекламная акция?

Нет. Расскажу, как это было. Сюда приехала группа туристов в экспедицию из Швейцарии. Среди них были архитекторы, инженеры по дереву. Они увидели, как много вокруг леса, но, в то же время, все окружающие дома были построены из бетона и металла, холодного, не живого материала.

Вокруг, везде, сколько бы они не ехали по России,- лес растет! А бетон — не растет, металл — не растет! Лес срубили, — он опять вырастает. Это наилучший строительный материал для человека. Они очень захотели реализовать возникшую у них мысль, — возродить культуру строительства из дерева. Я был в Архангельске и видел удивительные плотницкие работы. Даже наши плотники в Швейцарии не имели такого высокого уровня мастерства, какими были ваши предки до революции. Когда участники этой экспедиции были в Калуге, им кто-то сказал, что в Тарусе есть деревообрабатывающее училище. Решили на его базе предложить организовать программу возрождения обработки леса. Надеялись найти рядом еще какой-нибудь завод… Так все это было.  Задумали и выполнили!

С новыми станками, технологиями и с новой для вас продукцией я сюда и попал.

Как же они могли бескорыстно подарить станки? Эта была рекламная акция?

Ну вот, — вы тоже удивляетесь! Частные люди, в том числе это были уже пожилые пенсионеры, просто решили подарить станки училищу. Я помог их установить. Станки до сих пор работают. Благодаря станкам, продукция пиломатериалов стала тогда самого высокого качества.

А сейчас что-нибудь изменилось?

Конечно, необходимо эту технологию уже обновлять. Много зависит от личностей руководителей. С тех пор сменилось их целое поколение.

Вы в Тарусе встретили свою будущую жену, и судьба навсегда связала вас с Россией. Как это было?

Я очень люблю танцевать. В Швейцарии я занимался в студии бального танца, танцевал рок-н-ролл и очень в этом преуспел. У нас там много танцевальных клубов, как у вас распространены дискотеки. У нас там принято танцевать всегда только вдвоем, — любой танец и быстрый, и медленный. А в Тарусе так танцевать было не с кем. Тогда я организовал для этого танцевальную школу. В профессиональном лицее на третьем этаже был большой зал. На одной стене зеркала. Я уговорил директора сдавать мне зал по средам на 1,5 часа для преподавания танцев. Повесил объявление — люди пришли. Но там была такая проблема, которая, к сожалению, бывает везде, женщин больше, чем мужчин. Параллельно я жил в общежитии училища, обслуживал станки. Зарплата у меня была не большая, в пять раз меньше, чем это могло быть в Швейцарии, так меня нанял частный фонд и я поехал практически на одном энтузиазме. Мне было важно другое: помогать людям организоваться. А чтобы им помогать, надо с ними жить, знать их проблемы. Я жил, как они, я питался, как они. Мне это очень помогло. Мне не надо было рассказывать, как русский народ живет, я знаю, как он живет! Я знаю, как бабушка живет. Позавчера в Тарусе были представители «Радио свободы», я привез их к одной бабушке, которая живет пока в ужасных условиях, приоткрыл дверь в ее комнату… Они такого в жизни не видели. Если хочешь помочь человеку, надо знать, как он ежедневно живет, в чем реально нуждается. Вот очень хороший пример: Швейцарский благотворительный фонд помогал в Мексике одной деревне. Учредители фонда приехали в эту местность, — видят, что люди на поле работают граблями, пожалели их и решили им дать деньги на покупку трактора. На следующий год они приезжают, — трактора нет, но их громкими звуками встретил деревенский оркестр с новыми музыкальными инструментами! Что это значит? Этим людям музыкальные инструменты были значительно важнее мертвого, хотя и производительного трактора. Поэтому я понял, что помощь нужна людям не та, которую ты считаешь, а та, в чем они на самом деле нуждаются. Нужно сначала вместе с ними жить, чтобы понимать, что им нужно!

Вы с женой познакомились на танцах и сразу стали уютнее себя чувствовать?

Да. Она тоже ходила туда на танцы.

А гражданство вы себе оставили швейцарское?

Гражданство — швейцарское, но есть вид на жительство в России. Я согласен поменять гражданство на российское, но когда уже будет установлена безвизовая система между нашими странами. Возможность по первому требованию приехать к своим родителям очень важна для меня, как сына!

В вашем благотворительном фонде есть уже штат сотрудников, — сколько человек?

Три человека: бухгалтер и два социальных педагога. В таком составе я, как организатор, работаю уже 9 лет. Бухгалтер работает с самого основания, один социальный педагог работает уже 6 лет, а другой – новый. Одного нашего хорошего сотрудника пригласили работать в администрацию города.

Где зарегистрирован  ваш фонд?

И в Швейцарии, и в России. В Швейцарии он называется «Радуга», а в России – «Радуга Тарусская». Для фонда это одна касса.

Самой Швейцарии вы оказываете благотворительность?

Нет, только России в Тарусском районе. На всю территорию России сил, конечно, не хватит. Работы здесь очень много. И с сиротами, и с бабушками, и с детьми. Мы не стремимся просто расширяться. Надо именно в этом районе помочь людям жить благополучно. А по всей России разбрасываться не видим смысла. Улучшать жизнь людей, положительно влиять на местную среду – это наш путь. Никто кроме нас не знает обстановку лучше,  даже социальные структуры. Мы знаем ее изнутри.

Что у вас в ближайших проектах?

Создать настоящий досуговый центр для молодежи. Сейчас мы получаем рубль, и пять копеек откладываем на этот будущий проект.

Если удастся разбудить общественность, и регулярно начнут приходить переводы, тогда наступит стабильность?

Могу только предположить. Вы знаете, я не придумывал с потолка ни одного проекта, их диктовала сама жизнь! В 1997 году была моя самая первая «благотворительная акция». В училище, где я тогда жил, училось много сирот. Они даже не знали, что такое подарки, не привыкли чему-то радоваться. На свои деньги, что у меня были, я решил устроить для ребят «Праздник осени». Купил пяти килограммовый торт, лимонад, поставил магнитофон, включил музыку. И все дети, у которых на этот период осени был день рождения, получили от меня подарки: ручки, тетрадки, игрушки. Мне тогда это стоило 20 швейцарских франков, или 20 долларов. Дети были так счастливы, они просто СТАЛИ ДРУГИМИ! Поле этого я уехал в Швейцарию и рассказал друзьям, что для пятидесяти детей такой вечер организовал за 20 франков. Они сказали, что это так здорово, и предложили каждый по 20 франков. Вот так это и началось. Потом я организовывал помощь не только детям, но и бабушкам. Вот уже 12 лет в Швейцарии мы арендуем зал для собрания благотворителей и перед сотней уже человек я выступаю со своими отчетами – один день в году.

Это ОЧЕНЬ важно! Причем, это одни и те же люди все 12 лет! Из моих рассказов они узнают о проблемах людей в российской деревне, думают о ней.

Эти люди из вашей родной деревни?


В основном, — да!

Как деревня называется?

Пфеффикон, кантон («область» – ред.) Люцерн, в центре Швейцарии.

У них в Швейцарии тоже есть свои проблемы, но они, эти проблемы пока неразрешимы. В Швейцарии самое большое в Европе число самоубийств среди молодежи, и проблема эта не решается. Да, фасад Швейцарии хорош для туризма. Я знаю много русских, уехавших в Швейцарию, и находящихся сейчас в депрессии. Рвутся домой, — так им скучно! Совершенно другой для них характер у швейцарского народа. Русские – веселые, любят праздники устраивать. А там — все скромные, благовоспитанные, никому не мешают, не шумят. Там платят большие налоги за все подряд. Если у вас есть дома собака или там телевизор, приемник, — платите налоги на имущество!  35 процентов заработка выплачивается за аренду квартиры. Свою квартиру позволить себе иметь могут только 20 процентов жителей. Потому что это очень дорого и не практично. А здесь в России все могут иметь свое жилье.

Да, они получают сумму, например 4 тысячи долларов в месяц, — но при выплате всех налогов у них остается всего какие-то 100 долларов, которые они могут тратить на свои интересы. Сейчас 4 процента работающих швейцарцев не могут платить за аренду жилья и тенденция эта растет.

Возможно, ваша потребность помогать людям, связана с каким-то традиционным религиозным воспитанием?

Возможно, от предков. Вот кстати,  — в Швейцарии обязательные налоги платятся даже церкви той конфессии, к которой вы себя относите. Вы этого всего не видите, приезжая в Швейцарию из России, но молодежь там спивается. Даже русские столько не пьют, как там злоупотребляют алкоголем. Собираются в выходной день и пьют до тех пор, пока один из них совсем не выключается. Один юноша выпил восемь бутылок текилы и скончался… Для них это «кайф». И так собираются каждый выходной. А возможности то у них! – вот что страшно, — у всех есть, не то, что в российской деревне. Там в деревне, в которой я родился, – бассейны: открытый, закрытый; площадка на льду – открытая, закрытая, и теннисные корты все видов. Есть все виды спорта! Уже все построено, но они ни чем этим не занимаются, им интересны вот свои занятия.

…им бы сюда к вам приехать или они боятся?

Здесь не их вина, а десятилетиями сложившейся западной пропаганды. Вы никогда ничего хорошего не прочитаете о России, никогда! Мне даже смешно порой. Все это искусственно делается на западе, и, к сожалению, годами. Поэтому мнение о русских на западе плохое. Я специально об этом каждый раз говорю, — я же не дурак, что живу здесь! А я своим знакомым швейцарцам пытаюсь донести, как здесь хорошо. Я их приглашаю самим приехать и все увидеть. Приезжал ко мне товарищ, так застал случайно какой-то митинг, сначала опасался, а потом через несколько дней увидел, что здесь все нормально и был удивлен. Вот русские давно хотят, чтобы убрали визовый режим въезда в Европу. А запад препятствует, так как боится этого до смерти! Запад боится потерять стабильность своего государства, своего экономического развития. Члены нашего фонда все очень любят Россию. Я же живу — здесь! Когда я им там обо всем рассказываю, они на меня смотрят, как – будто я вообще с другой планеты! Некоторые не верят, но, слава богу, многие меня знают и понимают, что я их не обманываю. Кстати мои родители приезжали к нам с удовольствием уже четыре раза.

Фото: рождество и благотворительность – неотъемлемые части единой культуры западного мира.

А если вы, вдруг, станете гражданином России, и вас изберут, например, депутатом, пойдете?

Вы знаете, думаю, что нет. Мне кажется это везде одинаково. Там я не смогу говорить того, что думаю, не смогу быть самим собой…

Но, поскольку вы новатор, везде, где вы ни появляетесь, вы производите изменения. Точно так же можно попытаться изменить ту же депутатскую среду. Вдруг это получится?

Тогда я предложил бы реализовать давнюю нашу мечту… То, что не под силу нам, как маленькому фонду, будет под силу большому,  — объединить в одно дом-интернат для пожилых людей и детский сад-интернат! Такое в качестве эксперимента уже существует в трех странах,  в том числе в Германии. Психологически — это очень здорово. Что такое дом-интернат для старика? Это последняя станция вокзала… И психологически тяжело для многих престарелых людей. Мы ведь тоже ВСЕ будем такими! Для них надо создавать божеские условия, если уж они туда попали. Я считаю, что человек должен умереть, как человек, а не как животное. А что такое — дети рядом? Дети – это жизнь, это радость! Когда старики будут видеть рядом с собой детей, детский сад, их жизнь наполнится радостью, смыслом и покоем! Причем надо создавать условия для стариков супругов, чтоб они могли жить вместе. Чтобы это реализовать, не обязательно становиться депутатом…

Возможно вам уже предложили где-нибудь сделать такую экспериментальную программу?

Да, но не достаточно только сильное желание людей и финансовая поддержка наших благотворителей, необходимо третье лицо – государство. Например, у меня есть идея, а у вас есть деньги. Но мы с вами идею не воплотим, — нужно третье лицо, которое даст гарантию поддержки от государства.

Ваша супруга участвует в вашей деятельности?

Она морально меня поддерживает и иногда жалеет… Но, я занимаюсь своим любимым делом. Задача фонда «Радуга Тарусская» – не просто оказывать какую-то помощь, а помочь встать людям на ноги, научить их самостоятельности, поддержать, когда это нужно. Поэтому мы часто помогаем молодежи, даем им толчок, а дальше они движутся сами. Я терпеть не могу ленивых, но с удовольствием помогаю тем, у кого есть желание учиться, кто стремится к самодостаточности. Конечно, это не распространяется на стариков, которым нужна постоянная НАША помощь. В случае если это инвалид, лежачий больной, и нет возможности зарабатывать… тогда мы, конечно, платим 100%.

Ваш подвижнический настрой, — а именно так это выглядит в глазах российского обывателя, — хорошая почва для проведения обучающих семинаров под названием «Как и почему нужно организовывать благотворительные фонды и какие это может принести социальные результаты».

Если это поможет, — я готов! Моя главная цель – помогать конкретным людям. Средства благотворителей для помощи требуются совсем не большие, — всего 1000 рублей за год, это около 3 рублей в день. И эти средства фонд получает не только из Швейцарии. Мы знаем каждого нашего благотворителя, мы знаем кто они. Кстати, от богачей в Швейцарии получить деньги в фонд очень сложно. В Швейцарии отдыхают очень богатые люди и из России тоже. Но фонду в основном помогают простые не богатые люди – медсестра, плотник и так далее. Один раз в год они отправляют фонду перевод на одну тысячу российских рублей. Другие, кто покупают клубы, яхты, — они не помогают людям, им «некогда» об этом подумать. Не просто их об этом и попросить, они находятся за высокими заборами. Я даже не хочу у таких людей просить о помощи. Потому что для нашего фонда важна эмоциональная стабильность и спокойствие… Трудно это объяснить. Богатый благотворитель передает ощущение нестабильности, разные ощущения… а также не систематический благотворительный взнос – он даже вреден. Сейчас каждый месяц я плачу по 70 тысяч рублей только на продукты питания нашим подопечным. Из них 50 тысяч уходят на продукты детям в школы, а 20 тысяч, это пакеты с продуктами для бабушек и нуждающимся семьям. Идея фонда была такова, — найти в Москве и в ближайших к нам областях, людей, помогающих только одной тысячью рублей и только один раз в год! Эта тысяча будет знать, что она помогает тысяче своих сограждан в трудной жизненной ситуации.

А если вам, вдруг предложат очень большую сумму, что вы будете тогда с ней делать?

Честно вам сказать, можете писать или не писать об этом, — я бы такого не хотел бы. Большие деньги, — большие проблемы. В американских благотворительных фондах поступают так, — они фондовый основной капитал не трогают, не уменьшают, а благотворительностью занимаются с процентов от счетов. У нашего фонда так пока реально не получается. Для меня важно, и на это мы надеемся, — это стабильность финансовых проектов. Бывает, что в середине месяца мы усиленно ищем средства, чтобы профинансировать какой-то внезапно возникающий проект, фактически проект «скорой помощи». Естественно, чтобы средства фонда не уходили в минус, мы принимаем срочные меры по поиску денег. Я однажды заявил в СМИ, что ищу одну тысячу людей, которые один раз в год дали бы на благотворительность одну тысячу рублей. Но мы рады и тем, кто пришлет и 500, и 100 своих рублей! Пусть они знают, что им благодарны жители маленького русского городка Таруса, — мы благодарны всем!

И еще об одной проблеме хочется сказать… Когда было землетрясение в Армении, я уже жил в России пол года и поехал туда инженером, чтобы участвовать в работе огромного фонда, на счету которого были миллионы. Многие инженеры в Швейцарии думали, что после землетрясения надо было срочно строить дома, для этого нужны были деревянные окна, двери, стропила. Но, ни один их них, ни разу не был в Армении, и не имел никакого представления о лесах этой страны – всего 10 процентов территории, рубка которых строго запрещена законом. А дешевая доставка дерева из других регионов была почти не возможна. Мне из фонда надо было тратить деньги по назначению. А организаторы из-за несоблюдения этих важных условий, вынуждены были тратить эти деньги на право и на лево. Вышло так, что простой народ не мог купить изделия с нашего завода, только 1-2 процента самых богатых могли это себе позволить. А ведь деньги на завод через фонд пожертвовали простые люди… Получилось, что благотворительная фонд смог обслужить самых богатых людей Армении. Но разве это помощь в бедствии? Эта уже не та благотворительность, которая должна быть. Большие суммы меня просто пугают…

ТАРУССКАЯ РАДУГА « БФ

249100, Калужская обл., г. Таруса, Серпуховское шоссе, 26a

ОГРН – 1024000849608

ИНН – 4018007396

КПП – 401801001

р/с 40703810422240190055  в Калужском ОСБ №8608 г. Калуга

к/с  30101810100000000612

БИК 042908612

«РАДУГА»  благотворительный фонд, зарегистрированный в 2001 году сначала в Швейцарии, а затем в России. Основная направленность фонда – помощь детям, одиноким старикам, инвалидам, сиротам. Фонд финансируется из добровольных пожертвований граждан Швейцарии и России.  Российское представительство фонда  «РАДУГА ТАРУССКАЯ»  находится в Тарусе, небольшом провинциальном городке на берегу Оки в 140 км от Москвы. В «РАДУГЕ ТАРУССКОЙ» трудятся 6 человек.

Наша деятельность направлена прежде всего на решение проблем жителей Тарусского района. Мы находимся в непосредственном контакте с теми, кого опекает фонд, и можем постоянно контролировать осуществление наших проектов.

В 2004 году Министерство культуры России снимало фильмы о людях, которые отличаются от обыкновенных, своей идей или своей жизнедеятельностью. И был выбран сюжет об удивительном Йорге Дуссе. Съемочная группа летала с ним в Швейцарию и сняла несколько сюжетов о его Пфеффиконе и о фонде.

Рекомендуем: на www.raduga-stiftung.com посмотреть этот замечательный фильм про «Радугу Тарусскую» и ее руководителя. В нем вы увидите, в каких условиях родился и вырос Й. Дусс, чтобы затем уехать в Россию и принять ее как свою вторую свою родину! Поддержите Йорга, хотя бы своими светлыми мыслями! Спасибо вам за это!

Редколлегия «ЭСО».

Беседу вела Лана Томская.



СПАСТИ ЦЕЛЫЙ МИР: 2 комментария

  1. Потрясающий человек, и умный и душевный. Многие люди считают, что помогать это дорого и нужно иметь много денег, но он понимает: если миллион человек даст по рублю уже будет миллион рублей. Только что смотрел передачу о нем по первому каналу, он действительно любит помогать людям. И понравились его слова «Мы все в одной лодке на этой земле, если каждому будет хорошо — будет хорошо и мне и всем, поэтому нужно помогть друг другу. Не должно быть только «Я», должно быть «МЫ», нужно помогать, а свое эго нужно отодвигать на второй план.» Если мы будем держться вместе и помогть друг другому хотя бы в малом то сможем всё. Ведь оказывается нкормить ребенка в школе так просто — всего 6 рублей нужно, но для этого нужно захотеть помочь.

  2. Согласна с Автором комментария (Андрей) полностью. Я сейчас вот о чем подумала, вот почему дин человек пройдет мимо голодного, а другой накормит и на путь наставит. Ленью я бы не назвала бездействие мужиков наших, тут атрофия полная мозговой функции, усталость и поощрение ничегонеделание с экранов ТВ. Здравомыслия хватает одному встать и идти дворником или сторожем подрабатывать когда есть ЦЕЛЬ и ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за себя, как ЧЕЛОВЕКА в первую очередь. Научить относиться к себе с уважением (не путать с гордыней и горделивостью) и ответственностью учит такой вот сумасшедший швейцарец Йорг. Проснись, ДУША-ЧЕЛОВЕК! Вспомни, что ты Человеком рожден на земле! И есть и у тебя задачи здесь…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *